ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНИЯ



Особенности индивидуально-типологического подхода в инженерно-психологическом проектировании

Наряду с оценкой профессиональной пригодности и профессиографией к числу основных средств психологического обеспечения труда относится психологическое проектирование содержания и условий про­фессиональной деятельности.

Психологическое проектирование деятельности в практике полу­чило наиболее широкое распространение в форме инженерно-психологического проектирования систем человек - машина (СЧМ).

Исторически выделяются два подхода к проектированию СЧМ.

Первый, связанный с развитием традиционного технического про­ектирования, заключается в разработке отдельно взятых, изолированных технических устройств без учета их взаимосвязи. Стыковка этих устройств осуществляется только на этапе испытаний или же при их эксплуатации. Особенности работы человека учитываются в ходе проектирования лишь интуитивно, без достаточного научного обоснования.

Усложнение техники предопределило появление нового подхода в проектировании, получившего наименование системотехнического. При этом подходе объектом проектирования являются не отдельные устрой­ства, а единая техническая система с учетом всех взаимосвязей и взаим­ного влияния своих элементов. Особенностью системотехнического про­ектирования является то, что в нем специально поставлен вопрос об уче­те человеческого фактора. Объектом проектирования в этом случае явля­ется не просто техническая система, а единый комплекс "человек - маши­на". При создании системы проектируется не только работа технических устройств, но и деятельность человека.

Проектирование начинается с анализа задач, которые должны решать сами системы. Для этого производится анализ статистических и динамических характеристик объекта наблюдения (управления), анализ возможных потоков циркулирующей в системе информации, в общих чер­тах оцениваются возможности человека и техники по решению стоящих перед системой задач.

Следующим этапом является распределение функций между че­ловеком и техникой по решению этих задач. Распределение функций ме­жду человеком и машиной является ключевым вопросом инженерно-психологического проектирования. Он решается с учетом преимуществен­ных возможностей человека и техники по отношению друг к другу и в целях оптимизации некоторого выбранного критерия эффективности сис­темы.

После того как определены исполнители (человек или техника) для каждой из задач, приводится проектирование групповой деятельности (если она необходима) - распределение функций между отдельными опе­раторами (пользователями). В итоге на этом этапе должны быть решены следующие задачи: определены типы и количество рабочих мест, решае­мые на каждом из них задачи, необходимые информационные связи ме­жду отдельными операторами.

Затем следует проектирование деятельности оператора и техни­ческих средств. В результате проектирования деятельности определяются структура и алгоритм деятельности оператора в различных режимах ра­боты СЧМ, способы выполнения этих действий, требования к психологи­ческим характеристикам человека.

Техническое проектирование заключается в разработке техниче­ских средств, с которыми взаимодействует оператор в процессе работы. При этом осуществляется разработка средств отображения информации органов управления, производится общая компоновка рабочих мест.

Заканчивается проектирование инженерно-психологической оцен­кой проекта и сравнением полученных результатов с техническим задани­ем. В случае несоответствия каких-либо характеристик требуемым, раз­работанный проект уточняется, пока не будет получен приемлемый ре­зультат.

Следовательно, инженерно-психологическое проектирование включает решение всех вопросов, связанных с включением человека в проектируемую систему. Однако, как указывалось, важнейшим моментом проектирования является решение задачи распределения функций между человеком и техникой.

В решении проблемы распределения функций между человеком и техникой обычно выделяют два подхода. При поточном подходе прово­дится сравнение определенных возможностей человека и технических устройств в приеме информации, принятии решений, исполнительских действиях. Под возможностями человека при этом понимаются экспери­ментально полученные усредненные показатели измерений индивидуаль­ных свойств (106, 145, 170, 224, 306 и др.). Но возможности такого под­хода ограничиваются тем, что далеко не во всех случаях для поведения реального человека некий усредненный образец является естественным, а порой и даже реальным. Очевидно, что этот подход можно считать адек­ватным при сравнении относительно простых элементарных функций.

Другой подход носит антропоморфный характер. За точку отсче­та принимается человек как источник и цель деятельности (90). Особен­ное значение придается мотивационным особенностям личности. В пре­деле такой подход должен исходить из индивидуальной неповторимости каждого субъекта. Понятно, что реальная возможность реализации тако­го индивидуализированного проектирования достаточно ограничена. Как замечает М.А.Дмитриева: "Конечно, невозможно разработать персо­нальное рабочее место для каждого токаря. Но в этом и нет необходи­мости. Достаточно иметь два-три варианта организации рабочего места, разработанных с учетом основных индивидуальных типов, чтобы работник мог выбрать из них вариант, более соответствующий его индивидуальности" (86, с. 96). Аналогична позиция В.Д.Шадрикова, ут­верждающего, что "индивидуально-психологическое изучение деятельно­сти должно заканчиваться проектированием индивидуально-типичных способов деятельности" (349, с. 168).

Поэтому достаточно перспективными представляются возможно­сти индивидуально-типологического подхода при проектировании, когда люди рассматриваются не как абсолютно одинаковые и не как абсолютно разные, а как соответствующие относительно немногочисленным психо­логическим типам. Особенно это касается видов деятельности, где важна роль сложных качеств, образованных разнородными психическими обра­зованиями.

Например, принятие решений производится в условиях (224);

- дефицита информации и наличия времени, стимулирующего "борьбу гипотез";

- наличия "неопределенной ситуации", определяющей борьбу мо­тивов у субъекта, принимающего решение;

- осуществления волевого акта, обеспечивающего преодоление неопределенности, выбор гипотезы, принятие на себя той или иной ответ­ственности.

Следовательно, процесс принятия решения включает мыслитель­ные, мотивационные и волевые компоненты (131, 137). Можно предполо­жить, что у представителей установочного и функционального типа в раз­ной мере выражены способности (306):

- к предвидению событий внешнего мира,

- решению нечетко сформулированных задач, применению спосо­бов переработки информации,

- созданию "абстрактных образов внешнего мира",

- способности генерировать идеи,

- работать в непредвиденных ситуациях,

- к повышению своих возможностей,

- к обучению,

- делать выбор без предубеждений,

- избегать поспешных выводов и т.п.

Для решения задач принятия решений в областях, не допускаю­щих полной формализации знаний, в настоящее время часто применяются экспертные системы (ЭС). При этом имеются в виду компьютерные про­граммы, которые моделируют поведение человека-эксперта в конкретных предметных областях (363). Важнейшая отличительная черта ЭС состоит в том, что все системы этого класса обладают способностью к объяснению своих действий. Они в состоянии объяснить пользователю, как и почему, на каком основании они пришли к тому или иному выводу, рекомендации, решению или диагнозу (246).

Экспертные системы - это социализированные автоматы обработки зна­ний, для решения проблем на основе взаимодействия с пользователем (оператором), поэтому ЭС относятся к системам "человек-машина". Кроме того, экспертные системы предполагают активное уча­стие человека-эксперта. Используя знания об основных положениях кон­кретной проблемной области, полученные от эксперта, ЭС решают слож­ные задачи, обычно не решаемые неспециалистами, и общаются с по­следними на естественном языке. Таким образом, исследования и разра­ботки экспертных систем не ограничиваются сферой компьютерных сис­тем, а имеют отношение к проектированию человеко-машинных систем, обладающих экспертными знаниями, и должны решать проблему извле­чения экспертных знаний (157, 215, 253, 319).

Поэтому именно при проектировании экспертных систем в наи­большей степени проявляются проблемы, решение которых возможно с позиций индивидуально-типологического подхода.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 200;