МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ



Из этой главы читатель узнает о том, что такое «произвольные» и «непроизвольные» методики и показатели свойств нервной системы, в чем различие между этими методиками и показателями; можно ли для диагностики типологиче­ских особенностей проявления свойств нервной системы использовать опросники и ме­тод наблюдения, какими путями можно повысить надежность этой диагностики,

ПРОИЗВОЛЬНЫЕ» И «НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ» МЕТОДИКИ ИЗУЧЕНИЯ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Считалось, что метод изучения свойств нервной системы с помо­щью условных рефлексов имеет то несомненное преимущество, что позволяет исклю­чить произвольные реакции человека, которые могут мешать диагностике ввиду со­знательного искажения обследуемым получаемых результатов. Отсюда и возникло в лаборатории Б. М. Теплова требование использовать для диагностики типологиче­ских особенностей только «непроизвольные» реакции и основанные на них «непро­извольные» методы. Б. М. Теплов считал, что «методики произвольных реакций» или «произвольные» индикаторы имеют лишь чрезвычайно ограниченные возможности для изучения свойств нервной системы, поскольку они неизбежно адресуются к сплаву черт природных и приобретенных, а стало быть, как пишет В. Д. Небылицын, «выяв­ляют не свойства нервной системы как таковые, а, в лучшем случае, индивидуальные модификации используемых в опыте реакций под комплексным влиянием свойств нервной системы и приобретенного опыта» (1966, с. 12).

В этом сплаве врожденное может быть начисто замаскировано приобретенным в процессе жизни.

Достоинствами непроизвольных методик В. С. Мерлин считает следующие каче­ства:

1) они дают возможность освободиться от маскирующего эффекта ранее образован­ных связей и выработать у испытуемого действительно новые условные связи;

2) с их помощью изучаются свойства нервной системы при наименьшем и наиболее просто учитываемом влиянии со стороны второй сигнальной системы;


3) они дают возможность выделить отдельные свойства нервной системы (автор, оче­видно, полагал, что в произвольных реакциях проявляются сразу несколько свойств).

Такая позиция психофизиологов имела двоякое следствие. С одной стороны, она заставила исследователей более разборчиво и строго относиться к показателям, с по­мощью которых судят о типологических особенностях. С другой стороны, она приве­ла к практически полному игнорированию произвольных методик для изучения свойств нервной системы. Автору достаточно было указать в работе, что типологи­ческие особенности изучались с помощью произвольных реакций человека, чтобы вызвать недоверие к полученным результатам. И если первое следствие можно рас­сматривать как положительное явление, позволившее уйти, как отмечал Б. М. Теп-лов от опасности незаметной для самого исследователя подмены изучения свойств нервной системы изучением сложившихся форм поведения,' то второе следствие, думается, было неоправданным, надолго задержавшим успешное изучение типоло­гических особенностей у человека.

Слабость позиции исследователей, выступающих против «произвольных» мето­дик, состоит в следующем.

1. В настоящее время стало очевидным, что вырабатывать у человека условные рефлексы в полной изоляции от его психического (произвольного) контроля невоз­можно: активность человека, степень его произвольного внимания к условному раз­дражителю играют большую роль в формировании условнорефлекторных реакций. Да и методически исключить произвольные двигательные реакции оказалось невоз­можно. Например, в лаборатории В. С. Мерлина выработка кожно-гальванического условного рефлекса была основана на подкреплении условного раздражителя произ­вольной двигательной реакцией — нажимом испытуемого на «грушу». Не случайно, защищая так называемые «непроизвольные» методики, В. С. Мерлин все же писал, что между двумя видами реакций — произвольными и непроизвольными — трудно провести границу, так как наряду с бесспорно произвольными и непроизвольными реакциями имеются и промежуточные формы. Заслуживает внимания его положе­ние, что решающим для вопроса о том, к какой группе относится методика, является не столько характер реакций, на которых строится методика, сколько характер тех процессов, которые являются предметом изучения. Это положение В. С. Мерлина согласуется с высказыванием Б. М. Теплова о том, что важно, чтобы индикатор, по которому мы судим о типологических особенностях, был «непроизвольным», сама же методика может относиться к произвольным. Таким образом, со временем про­изошла существенная эволюция во взглядах на «непроизвольность» приемов изуче­ния свойств: вместо настаивания на непроизвольных реакциях, с помощью которых изучаются свойства, стали говорить о «непроизвольных» показателях типологиче­ских особенностей, получаемых при произвольных реакциях человека.

«Непроизвольные» показатели нейродинамических особенностей являются вто­ричной информацией, получаемой в процессе выполнения обследуемым тестов, о ко­торой обследуемый не подозревает и, следовательно, не может ее преднамеренно ис­казить.

1 Такое произошло, в частности, с эргометрической методикой определения силы нервной системы, где за последнюю принимали просто более высокую работоспособность человека.


2. Слабость позиции сторонников «непроизвольных» методов изучения свойств нервной системы состоит и в том, что они считают, что приобретенный человеком в течение жизни опыт маскирует в произвольных методиках врожденные типологи­ческие особенности. Если это касается свойств характера и темперамента, то здесь спорить не о чем: в них действительно могут проявляться и маскировка, и влияние опыта. Но Б. М. Теплов говорил о том, что при изучении свойств нервной системы исследователя интересуют не особенности навыков, не уровень знаний, не разница в поведении, а особенности проявления свойств нервной системы, влияющих на при­обретение знаний и навыков, на поведение человека. А раз так, то возникает задача отделить врожденное от фенотипа, т. е. сплава врожденного и приобретенного. «Про­извольные» же методики, по мнению Б. М. Теплова, не дают возможности осуще­ствить это.

Кстати, И. П. Павлов тоже говорил о «маскировке», но не отдельных свойств нерв­ной системы, а типа высшей нервной деятельности. А ведь это не одно и то же. Можно замаскировать особенности поведения, но как можно замаскировать то, о чем обсле­дуемый не подозревает (типологические особенности проявления свойств нервной системы)? Спортсмен, например, может использовать различные стили деятельно­сти на соревнованиях (т. е. по-разному себя вести), но если о его типологических осо­бенностях судить по вторичной информации, получаемой при его лабораторном тести­ровании, а не по используемому им стилю, то никаких искажений в диагностике типо­логических особенностей происходить не будет. Маскировка свойств нервной системы происходит только в случае использования для их диагностики опросников (см. раз­дел 6.2).

В связи со сказанным следует признать, что маскировке подвергаются не типоло­гические особенности свойств нервной системы, а проявление этих особенностей в деятельности, общении через мотивы, способности, стиль деятельности и т. п. При этом, чем меньше влияют типологические особенности на какую-то психологическую характеристику личности, тем в большей степени может проявиться маскировка, т. е. приобретенный опыт.

В связи с этим возникает другой важный методологический вопрос: правомерно ли судить о типологических особенностях проявления свойств нервной системы че­ловека, используя методы наблюдения и опроса?


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 488;