Не зная, как поступить, профессор поставил первому футболисту «пятерку», а второму – «пятерку с минусом».



Это поистине философский вопрос: «Почему я здесь?»

Я не знаю. Почему бы и нет? Или – потому что.

Трое новопреставленных кандидата в рай сидят в приемной офиса Святого Петра. Наконец Святой Петр возвращается с обеденного перерыва и просит секретаря пригласить к нему первого кандидата.

– Как вы умерли, и почему вы считаете, что ваше место – в раю? – спрашивает Святой Петр.

– Видите ли, – рассказывает мужчина, – в течение какого‑то времени я подозревал, что моя жена мне изменяет. Этим утром мне позвонил сосед и подтвердил, что все это – ужасная правда. Он сказал, что полчаса назад к нам в квартиру зашел какой‑то парень, и что он до сих пор не выходил. Придя в ярость, я бросился домой, ворвался в квартиру и обнаружил, что моя жена раздетая лежит на кровати. Вне себя от ревности я начал обыскивать всю квартиру – под кроватью, в туалете, за занавесками – везде.

Я никого не нашел. В конце концов, сходя с ума от расстройства и злости, я схватил холодильник, вытащил его на балкон и выбросил с четвертого этажа во двор. Это усилие и волнение оказались для меня чрезмерными – я, должно быть, умер на месте от сердечного приступа.

– Ну что же, – произносит Святой Петр, – это, конечно, очень необычная, но вполне добродетельная смерть. Вы приняты. Пришлите ко мне следующего кандидата.

Второй кандидат рассказывает еще более удивительную историю.

– Святой Петр, – говорит он, – простите мне это выражение, но, клянусь Богом, я никого не трогал, я просто дремал в своем гамаке во дворе дома. Услышав и посмотрев вверх, я успел увидеть лишь огромный холодильник, падающий на меня с четвертого этажа.

– Хмм, – произносит Святой Петр. – В высшей степени трагическая и в высшей степени случайная смерть. Однако, вполне подобающая и добродетельная. Впустите этого человека в рай и пригласите следующего кандидата.

– Святой Петр, – заявляет третий кандидат. – Я знаю, что вы не поверите ни единому моему слову; я просто в этом уверен. Меня вызвали починить холодильник в квартире той леди. Я занимался своим делом, когда она вдруг закричала: «Сюда идет мой муж! Ради Бога, прячьтесь!» И последнее, что я помню, – это как я забираюсь в холодильник и закрываю дверь.

Я не знаю, почему ты здесь. Почему бы и нет? Потому что.

На сегодня достаточно.

Глава 27

Душа – это вопрос

Первый вопрос:  

Ошо,

Почему так трудно быть в отношениях?

Потому что вас еще нет. Есть внутренняя пустота и страх, что, если вы завяжете с кем‑то отношения, то рано или поздно ваша пустота будет раскрыта. Поэтому безопаснее кажется держаться от людей на расстоянии; по крайней мере, вы можете притвориться, что вы есть.

Вас нет. Вы еще не родились, вы лишь возможность. Вы еще не достигли реализации – а только два реализованных человека могут вступить в отношения. Быть в отношениях – одна из самых прекрасных вещей в жизни: быть в отношениях – значит любить, быть в отношениях – значит делиться. Но прежде, чем вы сможете делиться, вы должны иметь. И прежде, чем вы сможете любить, вы должны быть полны любви, переполнены любовью.

Два семени не могут быть в отношениях, они закрыты. В отношения могут вступить два цветка: они открыты, они могут посылать друг другу свой аромат, могут танцевать под одним и тем же солнцем и под одним и тем же ветром, они могут вести диалог, могут шептаться. Но для двух семян это невозможно. Семена полностью закрыты, лишены окон – как им общаться?

И именно так обстоит дело. Человек рождается как семя; он может стать цветком, а может и не стать. Все зависит от вас, от того, что вы с собой делаете, растете или нет. Это ваш выбор – и вам каждую секунду приходится с ним сталкиваться; каждую секунду вы оказываетесь на распутье.

Миллионы людей решают не расти. Они остаются семенами, они остаются потенциальностями, они никогда не становятся чем‑то реальным. Они не знают, что такое самореализация, они не знают, что такое самоосуществление, они ничего не знают о том, что значит «быть». Они живут совершенно пустыми и совершенно пустыми умирают. Как они могут вступить в отношения?

Это будет означать выставить себя напоказ – свою наготу, свое уродство, свою пустоту – кажется, что безопаснее сохранять дистанцию. Даже влюбленные сохраняют дистанцию; они сближаются лишь до определенного предела и всегда настороже – когда следует отступить. У них есть границы; они никогда не переходят этих границ, они остаются заточенными в своих границах.

Да, существует некий вид связи, но это не отношения, а обладание, владение. Муж владеет женой, жена владеет мужем, родители владеют детьми и так далее, и тому подобное. Но владеть не означает быть в отношениях. На самом деле, владеть – значит разрушить любую возможность построить отношения. Если вы находитесь в отношениях, вы уважаете, вы не можете владеть. Если вы в отношениях, то между вами существует глубокое взаимное уважение. Если вы в отношениях, вы подходите очень близко, очень‑очень близко, в глубокой интимности, проникая друг в друга. И, тем не менее, свобода другого человека не нарушается, тем не менее, другой остается независимой индивидуальностью. Отношения – это взаимосвязь «я – ты», а не «я – это» – перекрывающиеся, взаимопроникающие, и все же в некотором смысле независимые.

Халиль Джебран говорит: «Будьте подобны двум колоннам, поддерживающим одну кровлю, но не пытайтесь завладеть другим, оставьте другого независимым. Поддерживайте одну кровлю, которая есть любовь».

Двое любящих поддерживают нечто невидимое и нечто безмерно ценное: некую поэзию бытия, некую музыку, которая звучит в глубочайших тайниках их существования. Они поддерживают это вдвоем, поддерживают некую гармонию – и, тем не менее, остаются независимыми. Они могут раскрыть себя другому, потому что страха нет. Они знают, что они существуют. Они знают свою внутреннюю красоту, знают свой внутренний аромат; страха нет.

Но обычно этот страх присутствует, потому что у вас нет никакого аромата. Если вы раскроете себя, то от вас будет просто вонять. От вас будет вонять ревностью, ненавистью, злобой, похотью. У вас не будет аромата любви, молитвы, сострадания.

Миллионы людей решили оставаться семенами. Почему? Если они могут стать цветами и танцевать на ветру под солнцем и луной, почему они решили оставаться семенами? В их решении что‑то есть: быть семенем безопаснее, чем цветком. Цветок хрупок, а семя не хрупкое, оно выглядит более прочным. Цветок очень легко уничтожить: всего лишь сильный ветер – и лепестки облетят. Семя так легко ветром не уничтожить, семя очень хорошо защищено, оно в безопасности. Цветок не защищен – он так нежен, и подвергается стольким опасностям: может налететь сильный ветер, может хлынуть ливень, солнце может быть слишком жарким, какой‑нибудь дурак может сорвать цветок. С цветком может случиться все, с ним может случиться что угодно, цветок постоянно в опасности. А семя – в безопасности, и поэтому миллионы людей решают оставаться семенами. Но оставаться семенем – значит оставаться мертвым, оставаться семенем – значит вообще не жить. Конечно, это безопасно, но в этом нет жизни. Смерть безопасна, жизнь небезопасна. Тот, кто хочет действительно жить, должен жить в опасности, в постоянной опасности. Тот, кто хочет достичь вершин, не должен бояться сгинуть. Тот, кто хочет взобраться на высочайшие пики, не должен бояться свалиться откуда‑нибудь, поскользнувшись.

Чем сильнее это стремление к росту, тем больше и больше приходится идти на риск. Настоящий человек принимает опасность как свой подлинный образ жизни, как подлинную атмосферу роста.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 214;