Если вы это познали, то жизнь – это не сожаление.



Жизнь – это благословение, блаженство.

Медитируйте на Атишу, прислушайтесь к его советам; они обладают огромной ценностью. Это не философия, это руководство по самоподготовке, это руководство по внутренней трансформации. Это книга, которая может помочь росту вашей мудрости. Я называю ее «Книгой мудрости».

На сегодня достаточно.

Глава 26

Нелогичный электрон

Первый вопрос:  

Ошо,

Можно добиваться свободы, но не любви. Пожалуйста, прокомментируй.

Свободы можно добиваться, поскольку оставаться в тюрьме – ваш собственный выбор. Это ваша собственная ответственность. Вы пожелали своего рабства, вы выбрали оставаться рабом, и поэтому вы – раб. Измените ваше решение, и рабство исчезнет.

Вы много вложили в свою несвободу. В любую секунду, как только вы увидите, в чем дело, вы можете ее отбросить; она может быть отброшена мгновенно. Никто не навязывал вам несвободу, это ваш выбор. Вы можете выбрать свободу, вы можете выбрать несвободу; вы настолько свободны, что можете выбрать и то, и другое. Это часть вашей внутренней свободы: не выбирать ее – это часть вашей свободы. И поэтому свободы можно добиться.

Однако любви добиться нельзя. Любовь – это побочный продукт свободы; это переполняющая радость свободы, это благоухание свободы. Сначала должна появиться свобода, а за ней появится любовь. Если вы попытаетесь добиваться любви, вы создадите лишь нечто искусственное, безосновательное. Любовь, добытая усилием, не будет подлинной любовью, она будет фальшивой.

Но это как раз то, что делают люди. Любви нельзя добиться, но они продолжают ее добиваться. То, чего добиться можно, – свободу – они продолжают игнорировать. Они продолжают думать, что кто‑то другой ответственен за их рабство и за их рабскую жизнь. Это полностью перевернутая концепция вашей собственной жизни. Вы перевернуты вверх тормашками.

Посмотрите на вещи иначе: добивайтесь свободы, и любовь придет сама собой. Лишь тогда, когда любовь приходит сама собой, она прекрасна, потому что лишь тогда она естественна, спонтанна.

Любовь, добытая усилием, будет разновидностью актерской игры. Вы будете притворяться – а что вам остается делать? Вы будете совершать ряд пустых телодвижений – а что еще возможно? Вы не можете любить кого‑либо по приказу, вы не можете приказать себе любить кого‑либо. Если любви нет, то ее нет; если она есть, то она есть. Это что‑то за пределами вашей воли. По сути, это нечто прямо противоположное воле, – это сдача.

Когда человек полностью растворился в свободе и когда он полностью свободен, эго исчезает. Эго – это ваше рабство, ваша тюрьма. В полной свободе эго отсутствует. Происходит сдача, вы начинаете чувствовать себя единым с Существованием – и это единство приносит любовь.

Второй вопрос:  

Ошо,

Многие рассматривают работу, которая происходит вокруг тебя, как модель целостного подхода к жизни. Пожалуйста, скажи что‑нибудь об этом.

Старое человечество умирает. И то, что старое человечество лежит на смертном одре, – это хорошая новость, поскольку новое может родиться лишь тогда, когда старое умерло, полностью умерло. Старое должно исчезнуть. Старое существовало долго, и это старое человечество было и остается проклятием, поскольку оно росло на основе очень глупых представлений о жизни.

Старое человечество было основано на предрассудках. Самым важным изъяном в концепции старого человечества был перфекционизм: оно хотело быть совершенным, а сама идея перфекционизма сводит людей с ума. Перфекционист неизбежно превратится в невротика, он не может наслаждаться жизнью, пока он несовершенен. А совершенство как таковое никогда не достигается, оно не в природе вещей. Возможна целостность; совершенство невозможно.

Это основной принцип целостного подхода. И существует огромное различие между совершенством и целостностью. Совершенство – это цель где‑то в будущем; целостность – переживание здесь‑и‑сейчас. Целостность – это не цель, а стиль жизни. Если вы способны войти в любое действие всем своим сердцем, то вы целостны. Целостность приносит полноту, целостность приносит физическое и психическое здоровье.

Перфекционист совершенно забывает о целостности. У него есть некое представление о том, каким он должен быть, и очевидно, что для воплощения этого представления потребуется время. Это не может произойти сейчас – завтра, послезавтра, в этой жизни или, может быть, в следующей жизни… таким образом, жизнь приходится откладывать на потом.

Именно так до сих пор поступало старое человечество – откладывая, откладывая. На самом деле, в прошлом люди не жили, их жизнь представляла собой не что иное, как последовательность откладываний.

Я учу вас жить здесь‑и‑сейчас, вообще без представлений о будущем. Будущее родится из проживаемого вами настоящего. Если настоящее было прожито целостно, в будущем будет еще больше целостности. Из целостности рождается еще большая целостность.

Но если у вас есть некое представление относительно того, кем вы хотите быть в будущем, сегодня вы будете жить очень неполно, поскольку тогда главной вашей заботой становится будущее. Ваши глаза фокусируются на будущем, – а завтра будет рождено из реальности, с которой вы не в контакте. Завтра появится из сегодня, а сегодня было не прожито.

Английское слово «devil» (дьявол) очень красиво. Если вы прочитаете его наоборот, то получится «lived» (прожитое). То, что прожито, становится божественным, а непрожитое становится дьяволом. Только прожитое трансформируется в божественность; непрожитое превращается в отраву. Сегодня вы откладываете, и все, что остается непрожитым, повиснет на вас как груз. Если бы вы это прожили, то были бы от него свободны. Оно не преследовало бы вас, оно не мучило бы вас.

Но до сих пор человечество учили не жить, а надеяться – надеяться, что завтра все сложится так, что вы сможете жить; надеяться, что завтра вы будете достойны того, чтобы жить; надеяться, что завтра вы станете Иисусом Христом или Гаутамой Буддой.

Вы никогда не станете Иисусом Христом или Гаутамой Буддой, вы станете просто самим собой. Вы не чья‑нибудь копия под копирку. Было бы уродливо стать вторым Иисусом Христом или вторым Буддой; это было бы величайшим оскорблением для вашей человеческой природы. Человеку присуще достоинство, потому что ему присуща собственная уникальность.

Старая концепция состояла в том, чтобы жить в соответствии с определенным шаблоном – буддийским шаблоном, христианским шаблоном, индусским шаблоном. У старого индивидуальность была не в почете; в почете был определенный шаблон. Этот шаблон создает рабство.

Я учу индивидуальности, я учу уникальной индивидуальности. Уважайте себя, любите себя, потому что такого человека, как вы, никогда прежде не было и никогда больше не будет. Бог никогда не повторяется. Вы совершенно уникальны, несравнимо уникальны. Вам не нужно быть похожим на кого‑то другого, вам не нужно быть подражателем, вы должны быть подлинным собой, вашим собственным существом. Вы должны заниматься своим делом.

Как только вы начинаете принимать и уважать себя, вы начинаете становиться целым. Тогда нет ничего, что вас разделяет, нет ничего, что создает расщепление. До сих пор человек был расщепленным, шизофреничным. И я имею в виду не то, что шизофрениками были некоторые люди: шизофреничным было все человечество. По всему миру можно обнаружить лишь несколько исключений – Кришна, Лао‑цзы – их можно пересчитать по пальцам. Они не составляют человечество, они – исключения; а исключения лишь подтверждают правило. Большая же часть человечества жила и живет шизофреничной жизнью, расщепленной, фрагментарной жизнью.

А каким образом человек стал настолько расщепленным? Первое: такие, какие вы есть, вы неприемлемы, поэтому отвергайте себя. Вместо того, чтобы себя уважать, отвергайте; вместо того, чтобы уважать себя, уважайте некое представление, некое воображаемое представление о том, каким вы должны быть. Не живите реальностью, старайтесь жить «тем, как должно быть», – и вы станете расщепленным, вас окажется двое. Вы – то, что вы есть, но вы это отвергаете, подавляете. И вы хотите быть тем, чем вы не являетесь; и то, чем вы не являетесь, вы любите, уважаете и почитаете. Вас становится двое.

Но вы разделены не только надвое; вас стало много – потому что вас учили, что тело – ваш враг, что вы должны избавиться от тела. Вас учили, что многое в вас должно быть отсечено, что вы не такие, какими должны быть, что необходимы серьезные изменения.

Естественно, что вы стали отвергать свой секс, стали отвергать свои желания, стали отвергать свой гнев. Все эти отвергнутые части представляют собой энергии, которые должны быть трансформированы. Они вам не враги, они ваши замаскированные друзья.

Гнев, будучи трансформированным, становится состраданием, трансформированный секс становится молитвой, трансформированная жадность становится потребностью делиться. Однако в прошлом людям снова и снова говорили, повторяли на протяжении веков, что они должны отвергнуть то, отвергнуть это. Если вы послушаете учения прошлого, то удивитесь: вас отвергают почти на девяносто девять процентов. В вас принимают только один процент, некую воображаемую душу, о которой вы совсем ничего не знаете. А все то, что вы знаете, отвергается.

Эти фрагменты не позволяют вам стать одним целым, а пока вы не станете одним целым, покой будет невозможен. Пока вы не станете общностью, интегрированным, кристаллизовавшимся, вы не познаете, что есть Бог – потому что Бог говорит лишь с теми, кто подлинен, Бог говорит лишь с теми, кто не является шумной толпой.

Когда внутри вас присутствует многое, вы – толпа, а толпа издает шум. Когда вы становитесь одним, наступает безмолвие. Только став одним, вы достигнете безмолвия; и в этом безмолвии вы сможете услышать голос Бога, в этом безмолвии вы сможете начать чувствовать присутствие божественного. Став одним, вы обретете способность общаться с Целым. Благодаря тому, что вы становитесь целым, вы обретаете способность общаться с Целым.

Человечество жило и живет очень неполно – фрагментами, погрузившись в вину, в страх. Крайне необходим новый человек. Хватит, значит, хватит: попрощайтесь со старым человечеством. Старое создало лишь войны, насилие. Оно создало садистов и мазохистов, создало очень уродливого человека. Оно сделало людей патологичными, оно не позволяло появиться на свет естественному, физически и психически здоровому человечеству.

На днях кто‑то спросил: «Кто такой мазохист, и кто такой садист?»

Мазохист – это человек, который любит по утрам принимать холодный душ, но вместо этого принимает теплый. А садист – это человек, который на просьбу мазохиста: «Пожалуйста, пожалуйста, врежь мне по голове как следует!» отвечает: «Нет!»

Люди всеми возможными способами мучают себя и мучают других. Во имя религии, во имя морали, во имя нации люди мучают друг друга, убивают друг друга. Для любой патологической, безумной вещи найдены прекрасные названия. Умопомешательство называют «нацией», умопомешательство называют «моралью» – прекрасные этикетки на совершенно уродливых вещах.

Однако сейчас пришло время от всего этого избавиться. И если мы не избавимся от этого достаточно быстро, чаша переполнится. Если не придет новое, человечество умрет; старое не может выжить. У старого нет возможности выжить, оно достигло своего предела. Оно прожило больше, чем ожидалось.

Я передаю вам знание о новом человечестве, о новом человеке, который не будет думать о будущем и не станет жить в соответствии с разнообразными «надо» и «должен», который не будет отвергать никакие природные инстинкты, который будет принимать свое тело, который с глубокой благодарностью будет принимать все, что дано ему Богом.

Ваше тело – это ваш храм, оно священно. Ваше тело вам не враг. Любить свое тело, заботиться о своем теле не является чем‑то нерелигиозным – это религиозно. Нерелигиозно мучить свое тело и разрушать его. Религиозный человек будет любить свое тело, потому что это храм, в котором живет Бог.

Вы и ваше тело – это, на самом деле, не две отдельные вещи, а проявление единства. Ваша душа – это ваше невидимое тело, а ваше тело – это ваша видимая душа. Я учу этому единству, и с обретением этого единства человек становится целым. Я учу вас радости, а не печали. Я учу вас игривости, а не серьезности. Я учу вас любви и смеху, потому что для меня нет ничего более священного, чем любовь и смех, и нет ничего более молитвенного, чем игривость.

Я не учу вас отречению, которое проповедовалось веками. Я учу вас: «Радуйтесь, радуйтесь и снова радуйтесь!» Радость должна стать основополагающей сутью моих саньясинов.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 213;