Ученики были ошеломлены, они не могли этого понять: «Ну, и каков ответ?»



Мастер рассмеялся и спросил:

– Ну, хорошо: каков вопрос?

Он показывал им очень, очень экзистенциальную вещь: «Каков ответ?» Еще до того, как задан вопрос, он спрашивает, каков ответ. Вопрос не был задан, потому что задать его невозможно. Однако этот вопрос существует, он присутствует в душе любого человека. Его можно осознавать, можно не осознавать, о нем можно совершенно забыть; однако в душе любого человека этот вопрос присутствует.

Душа – это вопрос, это поиск. И поэтому мастер спрашивает: «Каков ответ?»

Ученики не могли этого понять, потому что так не делают: люди сначала задают вопрос и лишь потом спрашивают, каков ответ.

И нечто очень похожее произошло с тобой. Страх забыть – но что именно забыть, остается неясным. Лишь ощущение, пролетевшее облако… И это ощущение, несомненно, было сильным.

«Есть ли что‑то такое, что мне необходимо помнить?» – спрашиваешь ты.

Самого себя. Необходимо помнить себя. Будда называл это правильным вспоминанием, саммасати ; Махавира называл это вивек , осознанностью; Георгий Гурджиев называл это самовспоминанием, Кабир называл это сурати . Однако все они имели в виду одно и то же.

Вы не знаете, кто вы есть. Но вы есть – это несомненно. По сути, только это и является несомненным – и ничто иное. Существование других людей несомненным не является.

Английский философ Беркли отправился на утреннюю прогулку с доктором Джонсоном. Доктор Джонсон весьма критически относился к идеям Беркли, поскольку тот утверждал, что весь мир – это лишь идея, не реальность, а идея, идея в уме Бога. Мы – идеи в уме Бога – лишь идеи, чистые представления, а не реальные существа.

Беркли снова и снова докучал Джонсону одной и той же философией; вот и этим утром он втолковывал ему: «Все эти деревья, и это солнце, и это небо – все это идеи». И тут терпение доктора Джонсона переполнилось. Довольно! Доктор Джонсон был реалистом, практичным и честным человеком. Он поднял с дороги камень и сильно ударил им Беркли по ноге. От сильной боли Беркли завопил, из его ступни начала сочиться кровь; он воскликнул: «Что вы делаете? Вы что, с ума вдруг сошли?»

А доктор Джонсон ответил: «Но ведь этот камень – всего лишь идея. Почему вы кричите? Почему вы так сердитесь?»

В рассказе не сообщается, что ответил Беркли, но в индийской истории существует похожий сюжет, который принимает прекрасный оборот.

Ко двору короля явился буддист. Это был великий мистик, принадлежавший к одной буддийской школе, и он, по меньшей мере, на две тысячи лет опередил Беркли. У него была точно такая же философия: она называется вигванвад – все Существование есть не что иное, как идеи.

Король, несомненно, в чем‑то был похож на доктора Джонсона – он был очень земным, очень реалистичным, прагматичным. Философ же оказался искусным спорщиком: он победил в дискуссии весь королевский двор, всех ученых, которых собрал вокруг себя король. Почувствовав себя униженным, король сказал: «А теперь последний аргумент, настоящий аргумент».

У него был бешеный слон, которого привели во внутренний дворцовый двор. Несчастного мистика, философа, оставили во дворе одного; он дрожал… А затем выпустили бешеного слона. Бешеный слон бросился на философа – и вы можете себе представить, что происшедшее с Беркли не идет с этим ни в какое сравнение: мистик подпрыгнул, закричал, заплакал, умоляя сохранить ему жизнь.

Король стоял на балконе и смеялся вместе со всеми придворными. Теперь было доказано, что слон – это не просто идея, не просто сон.

Умоляюще сложив руки, философ плакал и просил: «Пожалуйста, спасите меня!» И в последний момент его спасли – в самый последний миг. И даже после того, как он был спасен, он несколько часов дрожал; ведь слон был таким свирепым.

– Ну, что ты теперь думаешь? – спросил у него король. – Реален этот слон или нет?

– Нет, сэр, – ответил философ. – Это всего лишь идея.

Король спросил:

– Тогда почему ты кричал и умолял сохранить тебе жизнь?

Философ ответил:

– Это тоже была идея. Мой плач, мое стремление к спасению, ваше милостивое решение спасти меня – все это идеи; они не существуют в реальности, это лишь вымысел ума. – Это было очень логичным заключением! – Не радуйтесь так, – продолжил философ, – потому что я сам являюсь идеей и ничем иным.

Король сказал:

– Тогда мы отведем тебя обратно и выпустим бешеного слона!

Но философ ответил:

– Я снова буду просить пощадить мою жизнь! Но это ничего не значит: это не меняет ни моих аргументов, ни моей позиции. Философия остается прежней.

На самом деле, доказать, что другой человек существует, невозможно, поскольку вы никогда ни к кому не прикасались и никогда никого не видели. Когда вы кого‑нибудь видите, вы не видите его в реальности; единственное, что происходит, это то, что внутри своего мозга вы видите изображение. Возможно, оно соответствует реальности, а возможно, и не соответствует. Не существует способа узнать это, потому что мы не можем познавать реальность непосредственно.

Мы всегда познаем реальность через ощущения. Ощущения могут быть обманчивыми – и вы отлично знаете, что под воздействием алкоголя они обманывают, под воздействием психоделиков они обманывают очень сильно. Под воздействием некоторых психоделиков человек может вести себя глупо, с опасностью для собственной жизни.

Одна женщина в Нью‑Йорке приняла ЛСД и решила, что она может летать. А когда вы находитесь под воздействием ЛСД, вы просто верите в это – это так. Для вас это не сон, не мечта и не фантазия; это очень реально, более реально, чем окружающий объективный мир. Она просто вылетела из окна на десятом этаже и разбилась насмерть. Такие несчастные случаи происходили по всему миру.

Существование других людей, существование окружающего мира не является абсолютно достоверным. Беркли до сих пор остается не опровергнутым; опровергнуть его невозможно. Единственное, что является абсолютно достоверным, – это ваше собственное существование. Сон может быть ложью, но тот, кто его видит, – нет. Для того чтобы существовал даже ложный сон, необходим реальный сновидящий; чтобы быть обманутым, по меньшей мере, нужен кто‑то, кто будет обманут.

Возможно, мир – это иллюзия, но чья это иллюзия? По крайней мере, необходимо сознание, необходимо абсолютно, категорически; без какого бы то ни было сознания иллюзия не может существовать. Возможно, веревка – это не змея, возможно, змея – это иллюзия. Но человек, у которого эта иллюзия возникла, сам иллюзией не является.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 178; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ