ЭВОЛЮЦИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЖИВОТНЫХ: ПЕРВОЕ ПАДЕНИЕ 4 страница



Но вернёмся к основному вопросу. Общеизвестно, что древность никогда не претендовала на наличие палеонтографии и палеонтологии среди своих наук и искусств и никогда не имела своих Кювье. Однако, на вавилонских табличках и особенно на древнекитайских и японских рисунках в древнейших пагодах и памятниках, а также в императорской библиотеке Пекина в разнообразных китайских драконах многие путешественники видели и узнали точное воспроизведение плезиозавров и птеродактилей.[516] Более того, библейские пророки говорят о летающих огненных драконах,[517] а Иов упоминает левиафана.[518] Теперь перед нами со всей прямотой встают следующие вопросы:

I. Откуда древние народы могли знать о вымерших чудовищах карбона и мезозоя и даже описывать их устно и изображать графически, если только сами они не видели этих чудовищ или не имели их описания в своих преданиях, описания, требующего живых и мыслящих очевидцев?

II. Если же допустить подобных очевидцев, то как можно утверждать (если только не благодаря направленному в прошлое ясновидению), что человечество и первые люди палеолита могли появиться не ранее примерно середины третичного периода? Следует иметь в виду, что большинство учёных не допускает появления человека до четвертичного периода, тем самым совершенно исключая его из кайнозоя. Мы же говорим о животных, вымерших миллионы лет назад, но описанных народами, цивилизация которых, по утверждениям, могла начаться всего лишь несколько тысяч лет назад. Возможно ли это? Следует, очевидно, допустить, частичное наложение мезозойского периода на 217] {ДРАКОН КИРХЕРА} четвертичный или признать человека современником птеродактиля и плезиозавра.

Из того, что оккультисты верят и отстаивают древние мудрость и науку, ещё не следует, что мы охотно верим во все средневековые россказни о подобных драконах, несмотря даже на то, что в переводе переводах «Зогара» крылатые завры ящеры называются «летающими верблюдами». Птеродактили и плезиозавры прекратили своё существование вместе с большей частью человечества Третьей Расы. Поэтому, когда католические писатели серьёзно убеждают нас верить сказкам Христофора Шерера и Кирхера, якобы воочию видевших живых летающих, огнедышащих драконов в 1619 и 1669 годах, мы позволим себе считать их утверждения либо сновидениями, либо выдумками.[519] И лишь как «поэтическую вольность» мы можем принять легенду о Петрарке, который, сопровождая однажды в лесу свою Лауру и проходя мимо пещеры, увидел в ней дракона. Он тут же убил его, пронзив кинжалом, чем спас даму своего сердца от пасти чудовища.[520] Мы охотно поверили бы этому рассказу, если бы Петрарка жил во времена Атлантиды, когда подобные допотопные чудовища ещё могли существовать. Но мы отрицаем их существование в нашу эпоху. Морской змей это одно, а дракон – это совершенно другое. Первый отрицается большинством, потому что живёт в самой глубине океана, очень пуглив малочислен и поднимается на поверхность, только когда понуждаем к тому, может быть, голодом. Из-за такого скрытного образа жизни 218] его существование и может отрицаться. Но как мог бы до сих оставаться незамеченным дракон, подобный описанному выше? Эта тварь современна самому началу Пятой Расы, и больше она не существует.

Читатель может спросить, почему мы вообще говорим о драконах? Во-первых, потому, что знание о существовании подобных животных свидетельствует об огромной древности рода человеческого. Во-вторых, чтобы показать разницу между действительным зоологическим смыслом слов «дракон», «нага» и «змий» и их метафорическим смыслом. Непосвящённый читатель, не ведающий о тайном языке, встретив одно из этих слов, скорее всего, воспримет его дословно. Отсюда quidproquos и несправедливые обвинения. Достаточно лишь двух примеров.

«Sed et Serpens?» Но что представлял собой змий? В змее «Книги Бытия» мистики интуитивно видят животный символ и высокую духовную сущность: космическую силу, сверхразумную, «великий упавший свет», дух надзвездный звёздный, воздушный и теллурный земной одновременно, «влияние которого окутывает землю» (qui circumambulat terram) – по выражению де Мирвилля,[521] христианского фанатика мёртвой буквы, – и который проявил себя лишь «в физическом символе, лучше всего отвечающем его моральным и умственным кольцам» – то есть, в змеевидном образе.

Но что же сделают христиане из медного змея, «Божественного Целителя», если змей считается символом коварства и зла, самого Сатаны «лукавого»? Как вообще можно провести границу, если она уже произвольно проведена в духе сектантской теологии? Если последователям католической церкви внушают, будто Меркурий и Эскулап, или Асклепий, которые в действительности являются одним лицом, суть «бесы и сыны дьявола», и жезл и змий последних со змеем на нём это «жезл Дьявола», то что же сказать о медном змее Моисея? Каждому учёному известно, что и языческий «жезл», и еврейский «змий» представляют собой одно и то же: кадуцей Меркурия, сына Аполлона-Пифона. Не сложно понять, почему своего «обольстителя» евреи воплотили в образ змея. У них он имел чисто физиологическое и фаллическое значение, и никакое число казуистских рассуждений католической церкви не сможет изменить его смысла, когда будет хорошо изучен тайный язык и еврейские свитки прочтены нумерологически. Оккультисты знают о семеричном значении и Змия, 219] {НАСКОЛЬКО РЕАЛЕН САТАНА?} и Нага, и Дракона и о том, что Солнце, например, было астрономическим и космическим символом двух противоположных Светил и двух гностических Змеев, доброго и злого. Знают они и о том, что обобщающие выводы науки и теологии представляют собой две самые нелепые крайности. Ибо, когда первая говорит нам, что достаточно проследить легенды о змеях до их первоисточника в астрономической легенде и серьёзно задуматься над значением Солнца, победителя Пифона, и небесной Девы зодиака, отбрасывающей дракона-разрушителя, чтобы понять все последующие религиозные догмы, то ясно, что вместо обобщения, автор просто смотрит на христианскую религию и откровение. Это мы называем одной крайностью. А вот другая, когда, повторяя знаменитое решение Трентского Собора, теология пытается убедить массы в том, что

От грехопадения человека до часа его крещения Дьявол имеет полную власть над ним и обладает им по праву – diabolum dominium et potestatem super homines habere et jure eos possidere.[522]

Оккультная философия отвечает на это: докажите сначала существование Дьявола как особи сущности, и тогда мы поверим в подобное врождённое одержание. Достаточно самой малой наблюдательности и знания человеческой природы, чтобы доказать ошибочность этой теологической догмы. Будь Сатана реальностью в объективном или даже субъективном мире (в церковном смысле), то именно жалкий бедный дьявол оказался бы хронически одержимым и даже одержанным злобными в хроническом одержании и даже собственности у злобных, т.е, у большей части человечества. Именно само человечество, особенно священство во главе с высокомерный, беспринципной и нетерпимой римско-католической церковью, зачало, родило и любовно воспитало Духа Зла Лукавого. Но это уже уход от темы.

Весь мыслящий мир обвиняется церковью в культе змея.

Всё человечество либо воскуряло фимиам перед ним, либо побивало его каменьями. Его упоминают и книги «Зенд», и «Цзин», и Веды, и «Эдда»… и Библия… Везде священный змий [Нага] имеет свое святилище и своего священнослужителя. В Риме это весталка, которая… готовит ему пищу с той же заботой, с какой она относится к священному огню. Греческий Эскулап не может исцелять без его помощи и посвящает ему свои силы. Каждый слышал о знаменитом посольстве римского Сената к богу целительства и о возвращении его с не менее знаменитым змием, который самостоятельно и по собственному желанию последовал за ним к своему главному храму на одном из островов Тибра. Не было вакханки, которая не обвивала бы им [змеем] свои 220] волосы, авгура, который не испрашивал бы его старательно, некроманта, который обходился бы без него на могилах! Каиниты и офиты называют его Создателем, признавая в то же время, как делал и Шеллинг, что змей «зловещ и по сути, и внешне».[523]

Автор прав, и чтобы получить полное представление о престиже, которым до сих пор пользуется змей, следует изучить состояние этого вопроса в Индии и узнать всё, во что ещё верят в связи с нагами (кобрами) и что приписывается им в этой стране. Следует посетить также африканские племена Whydah Вида[524] и Вуду из Порт-о-Прэнс и с Ямайки, мексиканских нагалов, китайских па, или людей-змей и т. д. Но что удивительного в «поклонении» и одновременном проклятии змея, если мы знаем, что с самого начала он был лишь символом? В каждом древнем языке слово дракон означало то, что оно и сейчас означает на китайском – длинный, или «существо, отличающееся умом», а на греческом dr=kwn, или «тот, кто видит и наблюдает».[525] Разве могли подобные эпитеты относиться к одноимённому животному? Разве не очевидно, что куда бы ни завели нынешних дикарей суеверие и забвение первоначального смысла, но эти определения характеризовали человеческие прообразы, которые символизировались Змиями и Драконами. Эти прообразы – по сей день именуемые в Китае «Драконами Мудрости» – были первыми учениками своих Наставников-Дхиани, т.е, первыми Адептами Третьей Расы, а затем Четвёртой и Пятой Рас. Это обозначение стало общемировым, и ни один здравомыслящий человек до начала христианской эры ни за что не спутал бы человека с символом.

Символ Кнуфа, или Мировой Души, пишет Шамполлион Шампольон

среди прочего изображается огромным змием на человеческих ногах. Это пресмыкающееся, олицетворяющее доброго гения, есть настоящий Агафодэмон. Нередко его изображают с бородой… Это священное животное, аналогичное офитскому Змию, встречается на многочисленных гностических и византийских царских камнях… Змий имеет разные головы, но всегда одну надпись, состоящую из букв CNOUBIS.[526]

Агафодэмон обладал «познанием добра и зла», 221] {ДВЕ ШКОЛЫ МАГИИ} т.е., Божественной Мудростью, ибо без последнего невозможно и первое.[527] Приводя слова Ямвлиха, Шамполлион Шампольон доказывает, что это было:

Божество, называемое E>ct^n, [или Огнём Небесных Богов – Великим Тотом-Гермесом],[528] которое, согласно Гермесу Трисмегисту, придумало магию.[529]

Придумало «магию»! Странное выражение, как будто реальные и вечные тайны Природы можно было придумать! Это всё равно, что через тысячелетия приписать Круксу изобретение, а не открытие лучистой материи. Гермес не только не придумывал, но даже не открывал её, ибо, как сказано в последнем примечании, Тот-Гермес это имя обобщающее, как и Енох-Еноихион Енох – Энойхион, «внутреннее, духовное око» – Нэбо Нáбу, пророк и ясновидец и т. д. Это не личное имя конкретного живого человека, но общее обозначение многих Адептов. Причиной их ассоциации с аллегорическим змием стало их просвещение и озарение Солнечными и Планетарными Богами во время самой ранней мыслящей Расы – Третьей. Все они – представители и хранители Тайной Мудрости. Асклепий является сыном Солнечного Бога Аполлона, и он же Меркурий; Нэбо Нáбу – сын Бэла-Меродаха Бела-Мардука; великий Риши Вайвасвата Ману – сын Вивасвата, Солнца, или Сурьи, и т. д. Астрономически Наги вместе с Риши, Гандхарвами, Апсарасами, Грамани (или Якшами, меньшими Богами), Ятудханами и Дэвами сопровождают Солнце на протяжение двенадцати солнечных месяцев, а в теогонии и в антропологической эволюции это Боги и люди, когда они воплощаются в нижнем мире. В этой связи пусть читатель вспомнит о встрече Аполлония в Кашмире с буддийскими Нагами. Разумеется, это не были ни зоологические змеи, ни этнологические Наги, а просто «мудрые люди».

Библия, от «Книги Бытия» и до «Откровения», представляет собой лишь ряд исторических свидетельств о великой борьбе между белой и чёрной магией, между Адептами Правого пути, пророками, и адептами Левого – левитами, священством грубой толпы. Даже изучающие оккультизм, несмотря на то, что некоторых из них могут положиться на большое количество архаических манускриптов и 222] непосредственное обучение, затрудняются провести линию между последователями Правого и Левого путей. Великий раскол, начавшийся между сынами Четвёртой Расы после воздвижения под руководством «Сынов Божьих» первых храмов и дворцов Посвящения, передан аллегорией о сынах Иакова. То, что существовали две школы магии и что ортодоксальные левиты не относились к сокровенной, видно из слов умирающего Иакова. Здесь уместно привести несколько предложений из «Разоблачённой Исиды».[530]

Вот что говорит умирающий Иаков о сынах своих: «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадёт назад [то есть он будет учить чёрной магии]. На помощь твою надеюсь, Господи!» А Симон Симеон и Левий «братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя и к собранию их».[531] В оригинале слова «совет[532] их» читаются «их Сод».[533] А Сод’ом именовались великие Мистерии Ваала, Адониса и Вакха, каждый из которых был Солнечным Богом и символизировался Змеем. Объясняя аллегорию огненных змеев, каббалисты говорят, что имя это было дано колену Левиеву, т.е., всем левитам, и что Моисей был главой содалов.[534]

Изначальный смысл «Победитель Змия» «победителей дракона» прослеживается до Мистерий, что получит полное освещение в дальнейшем.

А пока из сказанного следует, что если Моисей стоял во главе Мистерий, то был Иерофантом. Кроме того, обличение в то же время пророками «мерзостей» народа израильского говорит о существовании двух школ. Поэтому «огненные змеи» это эпитет, данный левитам священнической касты священнической касте левитов после их отхода от Благого Закона – традиционного Моисеева учения, а также всем последователям чёрной магии. Исайя Исаия, говоря о «восставших детей» «непокорных сынах», которые понесут богатства свои в земли, откуда… выходят «аспиды и огненные летучие змеи»,[535] или 223] {СЕДЬМОЙ СЫН СЕДЬМОГО СЫНА} в Халдею и Египет, Посвящённые которых в его время (за 700 лет до Р.Х.) уже сильно выродились, имел в виду колдунов этих стран.[536] Но необходима большая осторожность, чтобы не путать их с «Огненными Драконами Мудрости» и «Сынами Огненного Тумана».

«Великая книга Мистерий» говорит нам:

Семь Владык создали семь Человек. Трое Владык ( [Дхиан-Чоханов, или Питри) ] были святыми и благими, четверо других менее божественными и исполненными страстей… Чхая ( [фантомы) ] Отцов были подобием их.

Это объясняет различия человеческой натуры, которая делится на семь степеней добра и зла. Было подготовлено семь носителей для обитания в них Монад в семи кармических условиях. Этим Комментарии и объясняют быстрое распространение зла после превращения человеческих форм в настоящих людей. Однако, некоторые древние философы в своих генетических писаниях, описывая происхождение человека, не признавали этих семерых и писали лишь о четырёх. Так, местный мексиканский Генезис в мексиканской «Книге Бытия»[537] говорится о «четырех добрых людей» «четырёх добрых людях», называемых четырьмя истинными предками рода человеческого, «которые не были рождены ни Богами, ни женщиной», но созданы чудом, произведённым Творческими Началами, и лишь после «трёх неудачных попыток создать людей». В египетской теологии тоже было только «четыре Сына Бога» – хотя в «Пэмандре» даны семь, – т.е., дурная природа человека никак не упоминалась. Однако, когда из Бога Сет опустился до Сета-Тифона, он стал именоваться «седьмым сыном». Отсюда, по всей вероятности, и возникло поверие, что «седьмой сын седьмого сына» всегда будет прирождённым магом – хотя вначале предполагался лишь колдун. Апап Апоп, змей, символизирующий зло, убивается Акером, змием Сета,[538] поэтому Сет-Тифон не мог быть этим злом. В «Книге мёртвых» указано, что главу CLXIII следует читать «в присутствии двуногого змия», то есть высокого Посвящённого, Иерофанта, что следует из диска и рогов овна,[539] украшающих его «змеиную» голову в иероглифах заглавия этой главы. Над «змием» изображены два мистических глаза Амона,[540] скрытого «Тайного Бога». Указанные места 224] подтверждают наше утверждение о действительном значении в древности слова «змий».

Что же касается Нагалов и Наргалов, то чем объясняется сходство в именах между индусскими Нагами и американскими Нагалами?

Наргал был главой халдейских и ассирийских Магов (Раб-Маг) волхвов [(магов) Раб-Маг], а Нагал – главным колдуном мексиканских индейцев. Оба наименования происходят от Нергал-Серезера, ассирийского бога, и индусских Нагов. И тот, и другой обладают одинаковой способностью пользоваться помощью демона, с которым они полностью отождествляют себя. Халдейский и ассирийский Наргал держал своего демона в храме в образе какого-нибудь животного, почитаемого священным. Индейский же Нагал держит своего там, где удобнее – в озере поблизости, в лесу или в образе какого-нибудь домашнего животного.[541]

Подобное сходство нельзя объяснить совпадением. Открыт Новый свет, а для наших предков Четвёртой Расы, как мы видим, он был уже старым, так как Арджуна, спутник и чела Кришны, спускался, по преданию, в Паталу – «антипод»,[542] и там женился на Улупи,[543] Нага, вернее, Наги, дочери Кауравьи, царя Нагов.[544]

Теперь мы можем надеяться, что полностью разъяснили значение символа змия. Это не символ зла и, тем более, не дьявола, но, воистину, SEMES EILAM ABRASAX, «Вечное Солнце Абрасакс», Центральное Духовное Солнце всех каббалистов, олицетворяемое на некоторых диаграммах кругом Тиферет.

Здесь вновь уместно процитировать наш предыдущий труд, чтобы перейти к дальнейшим объяснениям.

Из этой области Бездны (Битоса, Адити, Шекины, Покрова Непознаваемого) исходит образованный спиралями Круг. Это Тиферет, что на языке символизма означает великий Круг, состоящий из меньших кругов. Свернутый внутри спиралеобразно, лежит Змий – символ Мудрости и Вечности – Двуединый Андрогин. Круг олицетворяет Энноя, или же Божественный Ум (Начало, не создающее, но долженствующее воспринимать), а Змий есть Агафодэмон, Офис, Тень Света (не вечного, но являющегося величайшим Светом на нашем плане). И тот, и другой были Логосами у офитов, или Единством, ибо Логос проявляется как двойственный Принцип Добра и Зла.[545]

225] {ВЕЛИКАЯ ГОРА БУДДЫ} Будь это только Свет, пассивный и абсолютный, человеческий ум не мог бы ни оценить различить, ни постичь его. Тень же позволяет ему проявить себя и даёт ему объективную реальность. Поэтому Тень не есть Зло, но является необходимым и обязательным соотношением следствием, дополняющим Свет, или Добро. Она его создатель на Земле.

Гностики считают два этих принципа непреложными Светом и Тенью. В сущности Добро и Зло суть одно, они существуют на протяжение всей Вечности и будут существовать пор, пока существуют проявленные миры.

Этот символ объясняет почитание у этой секты Змия как Спасителя, свёрнут ли он вокруг жертвенного хлеба или вокруг Тау (фаллическая эмблема). В единстве своём Энноя и Офис суть Логос. При разделении же один олицетворяется Древом Духовной Жизни, другой Древом Познания Добра и Зла. Поэтому Офис побуждает первую человеческую чету – материальное произведение Ильда-Баофа Илда-Ваофа, но обладающее духовным принципом от Софии-Ашамот -Ахамот – вкусить запретный плод, хотя Офис являет собой Божественную Мудрость.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 255; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ