Revolution: The Russian Colony in Zuerich (1870-1873); a Contribution to the Study of Russian Populism. Assen, 1955. P. 208-212. 30 страница



 

бессмысленной методе. Но это следует изменить и женщины должны занять место в обществе более отвечающее их человече­ скому достоинству и их умственным способностям». Это слу­ чайное замечание содержало в себе зерна тех аргументов, кото­ рые через несколько лет он развил в статье «Вопросы жизни»1.—

Убежденный в том, что женщины способны работать во фрон­ товых условиях, Пирогов приступил к организации и обучению группы волонтерок - «Сестер милосердия Крестовоздвиженской Общины». Из 163 ее членов около 110 принадлежали к привиле­ гированным слоям общества (жены, вдовы, дочери чиновников и помещиков), около 25 были представительницами мещанства, 5 - духовенства; кроме того, было пять монашек. Одна из сестер милосердия, Александра Крупская, оставила яркое свидетельст­ во первой реакции женщин на звук артиллерийской канонады, заставившей их забыть обо всех перипетиях и неудобствах поезд­ ки, поселив страх в сердца одних и стоицизм в сердца других. По другую сторону Черного моря Флоренс Найтингейл (Florence Nightingale) и ее английские сестры по-прежнему работали в опорном госпитале в Скутари. Пирогов2 направил русских меди­ цинских сестер в перевязочные пункты и полевые госпитали, расположенные в непосредственной близости от боевых дейст­ вий. По свидетельству Крупской, солдаты были весьма довольны их работой, высоко оценивая теплоту женской заботы после хо­ лодного обращения с ними мужского медицинского персонала. В своих «Севастопольских рассказах» Толстой описывал как «сест­

 

� О Елене Павловне см.: Корнилов А. Общественное движение при Александ­ ре II. Париж, 1905. С. 28; Лихачева Е. Материалы для истории женского образо­ вания: В 2 т. СПб., 1899 - 1901. Т. 2. С. 1-2.

� В 1855 г. - Прим. ред.


 

57


ры, с спокойными лицами и с выражением не того пустого жен­ ского болезненно-слезного сострадания, а деятельного практиче­ ского участия, то там, то сям, шагая через раненых, с лекарством,

 

водой, бинтами, корпией, мелькали между окровавленными шинелями и рубахами». Царь и высокопоставленные чиновники открыто признали их заслуги. Некоторые сестры милосердия добровольно отправлялись на самые опасные участки фронта и две из них умерли от тифа. Апогеем фронтового ужаса, по воспо­ минаниям Крупской, была оборона Михайловского редута, окру­ женного горами искалеченных трупов и множеством раненых1.

Однако в самом начале войны присутствие женщин на фронте одобрялось далеко не всеми. Один из армейских докторов, шоки­ рованный в начале этой идеей,- изменил свою точку зрения, став свидетелем их героизма. Некоторые старшие офицеры возража­ ли против деятельности Общины из соображений морали: по их мнению, присутствие женщин в армии вело только лишь к «ин­ трижкам» и вследствие этого к распространению сифилиса. Бо­ лее серьезной была институализированная оппозиция профес­ сиональных медиков - непреодолимое сочетание традиционного военного бюрократизма и профессиональной ревности. Однако Пирогов и его медсестры так же, как и их коллеги в Скутари, смогли пережить обрушившийся на них град насмешек и оскорб­ лений. После того как сестры милосердия, выполнив свой граж­ данский долг, вернулись домой, они были встречены с почестями и награждены за доблесть. По окончании службы Крупская, вы­ ражая чувства многих своих коллег, отмечала, что те женщины, которые видели страдания и войну и активно помогали облег­ чить чужую боль, «жили полной жизнью, любили и страдали»2.


Дата добавления: 2019-09-02; просмотров: 133; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!