Тема 2: Полисемия и типы лексических значений



Если бы каждое слово использовалось для выражения одного значения, то словарь разросся бы до астрономических размеров.

Язык — это целесообразно организованное, гармоничное и экономное средство человеческого общения. Многозначность формы – это объективная закономерность существования языка.

Наличие у одного и того же слова нескольких, связанных между собою значений называется полисемией (polisemia), или многозначностью. Моносемия (monosemia), т.е. существование у лексической единицы одного значения, не является типичной для многих слов. Даже в терминологии, где однозначность распространена шире и где она намеренно поддерживается, ее положение не так уж прочно.  Существование несколь­ких значений у одной лексической единицы можно рассматривать как сумму ее семантических вариантов. У некоторых наиболее употребительных слов насчитывается значительное число значений, которые постоянно реализуются в речи. Причину появления в слове нового смысла обычно следует искать не в языковой системе, а в экстралингвистическом импульсе, в потребности общающихся дать наименование новому объекту или оттенку мысли. Однако новое значение слова не может возникнуть без опоры на одно из значений, уже имеющихся в слове: оно появляется в результате его развития, видоизменения. Это, как правило, не однозначный акт, а процесс, иногда длительный.

Существенную роль в возникновения полисемии играет воображение человека, так как новое значение создается на основе переосмысления, метафоризации старого, уже существующего. Название одного объекта действительности, сходного или контрастного по каким-либо признакам с тем объектом, который нуждается в номинации, переносится на этот последний. Такое переносное употребление начинает воспроизводиться в речевых актах, приобретает массовый характер и окончательно приспосабливается к лексико-грамматической системе языка. Из сферы речи употребление переходит в сферу языка и рассматривается как значение-неологизм. Со временем ощущение новизны стирается, и это значение слова воспринимается как обычное.

Множество значений в словах возникло с помощью таких тропов, как:

Метафора (metáfora), когда перенос названия с одного объекта мысли на другой происходит на основе какого-то сходства между этими объектами. Сходства бывают самого различного характера. Их трудно систематизировать, настолько они разнородны. Можно предложить наиболее общее их деление:

1. сходство признаков. Образные ассоциации, которые ложатся в основу новой номинации, возникают благодаря схожести формы сопоставляемых существ, предметов и явлений, их внешних характеристик, впечатлений о них, их местоположения, звучания и т.п. На этой же образной основе происходит перенос наименований неживой природы на качества, свойства и действия живых существ и наоборот. С помощью подобных ассоциаций образовалось огромное число значений.

- ala (крыло птицы)навес(у здания), поля(шляпы), крыло(самолета);

- pala (лопата) ракетка;

- mesa (стол)плато, плоскогорье;

- sol (солнце) солнечная сторона к красавица;

- poner (класть)включать (радио и т.п.), показывать, ставить (о спектаклях и фильмах);

- empolvarse (пылиться, покрываться пылью) (пудриться);

-meter (класть, помещать) →значения вбивать, ввертывать (гвоздь, винт и т.п.), помещать, вкладывать (о деньгах), направлять, устраивать (па работу);

- claro (светлый) → значения редкий, негустой (о лесе), некрепкий, жидкий (о напитках);

- verde (зеленый) →значения незрелый, недоспевший; юный, неопытный; сырой (о дровах, древесине) ит.п.;

 

        2.  сходство эмоционального характера. Семантические сближения этого рода основаны на эмоциональной реакции и на экспрессивной оценке сопоставляемых предметов и явлений. Эмоционально-оценочные представления сопровождали образование значений:

- мигрень и мозоль → clavo (гвоздь),

- исправление, правка (рукописи) → castigo (наказание, мучение);

- всезнайка → licenciado (лиценциат);

- больной, несчастный → cautivo (пленный);

- великолепный, превосходный → formidable (ужасный, страшный);

        3. сходство функций. На этой сопоставительной основе развились значения:

-хобот mano (рука);

- ножка (мебели) ← pata (лапа, нога животного);

- спутник (планеты) ← luna (луна);

- лампа дневного света sol;

- руководитель, глава, начальник cabeza (голова);

 -дирижировать dirigir (управлять, руководить);

- покровительствовать ← ayudar (помогать);

Указанные пути образования новых значений не исчерпывают всех возможностей номинации на основе сходств сравниваемых объектов. Не всегда образование переносных значений происходит прямолинейно. Возможно использование совокупности нескольких метафористических признаков.

 

Метонимия (metonimia), когда перенос наименования осуществляется на основе смежности, т.е. связи пространственного, временного, причинно-следственного или какого-нибудь другого характера между сравниваемыми объектами. Такой тип переноса значений также весьма многообразен. Он может опираться на связь формы и содержания, материала и изделия из него, действия и его результата, творца и его произведения, части и целого, целого и части, сужение и расширение значений и т.п. Причем метонимия, основанная на связи целого и части и наоборот, имеет свое особое название—синекдоха (sinécdoque). Путем метонимического переноса возникли значения:

 

- café («зерна кофейного дерева») → «напиток» и «кафе»;

- mate («парагвайский чай») → «напиток из этой заварки» и «сосуд для питья мате»

- compra («купля, покупка как процесс») → «покупка как купленная вещь»;

- lienzo (полотно) → значение «картина»;

- canto (пение) → «песня»;

- casa (дом) → «очаг, семья»;

- comer (есть) → значение «обедать» и т.д.

 

Таковы основные способы возникновения многозначных слов. Метафора и метонимия являются средством, инструментом для создания новых словесных значений, входящих в лексическую систему языка. Эти переносы значений уже обобществлены, они — достояние всех носителей языка. Их не следует путать с речевыми метафорами и метонимиями, которые со­здаются индивидуумами в стилистических целях в определенных контекстах. Без них не может существовать литературное творче­ство. Их немало ив обыденной речи. Тропы — метафора, метони­мия, их виды — важнейшие образно-выразительные средства языка, выполняющие познавательную, индивидуализирующую и субъек­тивно-оценочную роль.

Полисемия существует на уровне языка. За словом закрепляет­ся набор значений, который фиксируется в том или ином объеме в памяти носителей языка. В речи же обычно реализуется лишь одно значение слова, необходимое для выражения мысли говорящего. Полисемию снимают контекст и ситуация общения. Многозначное слово становится однозначным, и тем самым обеспечивается взаи­мопонимание общающихся.

Не следует думать, что полисемия представляет собой объеди­нение разрозненных и обособленных значений. Она является свое­образной семантической минисистемой, в которой все значения слова взаимосвязаны между собой. При их внимательном сравне­нии носители языка вполне могут обнаружить сходства и зависи­мость, которые позволяют воспринимать все значения как варианты одного и того же слова. Когда такие связи между одним из значений слова и его другими значениями прерываются, когда одно значение не выводится из другого, то приходится говорить о своеобразной семантической деэтимологизации, утрате смысловой мотивированности и возникновении двух омонимов, т.е. одинаково звучащих, но разных по значению слов.

В полисемантичном слове не все значения однородны и однотипны. У них есть свои лексико-грамматические особенности, спои пути возникновения, различные по времени и характеру, споя спе­цифика в усвоении носителями языка.

Существует несколько типов лексических значений, определя­емых на основе разных принципов классификации.

 

1. Свободные и связанные (фразеологически связанные) значения. Выделяются в зависимости от закономерностей актуализации лек­сического значения в речи, то есть, учитывая особенности сочетаемости слова. Функционирование первых из них «обусловлено, прежде всего, реальными взаимоотношениями, существующими и мире между предметами, явлениями, действиями и т.п. Связи таких значений в речи ограничивает сама действительность. Круг употребления этих значений почти всегда соответствует связям и отношениям самих предметов, процессов и явлений действительного мира. Например, в своем основном значении глагол andar (ходить, идти) выражает действие, свойственное любому существу, способному ходить. Поэтому субъектом при предикате andar может выступать и hormiga (муравей), и hombre (человек), и grajo (грач), и caballo (лошадь), и oso (медведь), и pavo real (павлин) и т.д. А, например, прила­гательное verde (зеленый) определит любое существительное, которое называет объект, имеющий зеленую Окраску. Короче говоря, основной ограничитель речевых связей глагола andar и прилагатель­ного verde в их свободных значениях находится за пределами языка. Вот почему такого рода значения и названы свободными. Естественно, что реализовываться им, как правило, суждено в сво­бодных (переменных) словосочетаниях, при соблюдении, конечно, всех правил словосочетаемости, которые установлены самим язы­ком.

Однако в словах есть также значения, пределы семантической сочетаемости которых устанавливает сам язык, а не реальная дей­ствительность. Речь идет о связанных (фразеологически связанных) значениях. Их главной особенностью является способность соче­таться в речи с определенными, закрепленными языковой тради­цией словами, образуя с ними спаянный по смыслу оборот, передающий единое, хотя и членимое понятие. Такой тип значений отражает действительность уже опосредованно, т.е. путем связи с ис­торически сложившимися группами слов. Фразеологически связан­ное значение — это смысловое и функциональное содержание слова, которое может проявляться и использоваться для целей общения в традиционных, исторически установившихся контекстах, т.е. при условии соединения с определенными словами. Такие контексты называются фразеологическими словосочетаниями. Например, связанное значение глагола dar«внушать, вы­зывать какое-либо чувство» реализуется в сочетаниях dar miedo, espanto, susto и др..

 

Глагол ponerимеет фразеологически связанное значение «ввести в какое-либо состояние, положение» в сочетаниях poner en olvido (забывать), poner en duda (ставить под сомнение, сомневаться), poner en práctica (осуществлять, проводить в жизнь), poner en ejecución (выполнять, осуществлять), poner en marcha (пустить в ход), poner en libertad (выпустить на свободу) и др. Прилагательное bestialпроявля­ет связанное значение «огромный, большой» в сочетании со словами talento (огромный талант), apetito (зверский аппетит) и др.

Как видно из примеров, «фразеологически связанное значение лишено глубокого и устойчивого понятийного центра. Общее пред­метно-логическое ядро не выступает в нем так рельефно, как в сво­бодном значении.

В русском языке академик В.В. Виноградов выделял еще один тип лексических значений и называл их функционально-синтаксически ограниченными. Речь шла о значениях, которые могут реализовываться, когда слово, имею­щее это значение, выступает в речи в строго определенной синтак­сической функции, и когда «синтаксические свойства слова как члена предложения здесь как бы включены в его семантическую характе­ристику».

Обусловленность этого значения проявляется на уровне пред­ложения, тогда как ограниченность фразеологически связанного зна­чения обнаруживается на уровне словосочетаний. По мнению академика В.В. Виноградова, например, в слове петух есть значение «забийка» (по отношению к человеку), которое следует рассматри­вать как функционально-синтаксически ограниченное. Подобные значения свойственны главным образом именам существительным и реализуется, когда имя входит в состав предиката или является, что бывает реже, обращением, обособленным определением или при­ложением (ср.: Вот так петух! Другого такого петуха не найти, этот петух всегда всем испортит настроение и т.п.). Среди перечисляе­мых В.В. Виноградовым лексических единиц с такими значениями главенствуют слова типа лиса, ворона, осел, ерш, гусь, байбак и т.п.

В испанском языке также есть слова со сходной семантикой. Например:

 gallo (заводила, верховод)

oso (нелюдим, бирюк; на Кубе — забияка, драчун)

asno (болван, дурак)

pavo (рохля, мямля)

grajo (болтун, пустомеля)

cardo (бирюк; колючий человек, язва)

canela (красотка, персик, прелесть)

granuja (плут, хитрец) и т.д.

 

2. Прямые, или основные номинативные значения и производные, или переносные. Обычно выделяются при делении лексических значений в зависимости от их отношения к обозначаемым объектам действительности и связям между собою внутри полисемантического слова.

Прямые значения как бы непосредственно направлены на конкретные факты действительности, на объект номинации. Это те значения, которые на данном этапе развития языка первыми указываются в словарных статьях и которые первыми приходят на па­мять носителям языка, когда они слышат изолированное слово. Так, основным значением mesa, безусловно, будет стол, rayo —луч, rojo — красный, aquí — здесь. Такие значения весьма устойчивы. Они «дологожители» языка. Основное номинативное значение слова, по оп­ределению академика В.В. Виноградова, — это «опора и общественно осознанный фундамент всех других его значений и применений».

Производные (переносные) значения вторичны. Они восходят непосредственно к основным значениям или к одному из производных. Они специализированнее, уже, чем основное значе­ние. В приведенных выше испанских словах производными значе­ниями будут:

mesaеда, питание; президиум; плато, плоскогорье и др.

rayoмолния; спица (в колесе); ловкач, проныра; острая боль и др.

rojoрыжий (о цвете волос); белокурый; левый (по политичес­ким убеждениям), революционный и др.

aquí — сюда; тогда (тут): aquí no se pudo decir nada — тут он уже ничего не мог сказать; это: aquн está la dificultad — в этом вся труд­ность.

Переносные значения отражают реальное богатство взаимосвя­зей между разнообразнейшими формами материи, составляющими наш мир. Сходство явлений, процессов, предметов, их качеств и особенностей, а также целесообразное стремление обходиться на­личным языковым материалом, т.е. приспособлять старые формы для передачи нового содержания, — все это позволяет создавать в словах переносные употребления и на их основе производные зна­чения.

 

3. Конкретные, абстрактные, экспрессивно-эмоциональные и тер­минологические (научные) значения. В этом случае за основание клас­сификации берутся общепонятийные, обобщенно-семантические особенности лексических значений, характер выражаемого ими со­держания.

Конкретные значения соотносятся с многообразием реаль­но существующих единичных вещей и явлений материального мира. Hombre, cosa, árbol, pino, perro, azul, rojo, nadar, gritar, etc. — все это слова, основные номинативные значения которых являются конкретными.

Абстрактные значения выражают отвлеченные понятия, со­
относимые с идеальными
(т.е. мыслительными, духовными, психологическими) объектами действительности. Слова с такими значениями называют «продукты» мышления, именуют результаты познания, которые получены благодаря абстрагирующей деятель­ ности человеческого сознания. Абстрактными являются, например, прямые номинативные значения таких слов, как hermosura, bondad, astucia, categorнa, mentalidad, malicioso, constante, lógico, natural, curiosear, generalizar, existir, ser, ocasionar, etc.

Экспрессивно-эмоциональные значения связаны со сферой человеческих чувств, ощущений и переживаний и выража­ют эмоционально окрашенные понятия и эмоциональные оценки различных объектов, явлений. Чаще всего эмоционально-экспрес­сивные значения, если соотнести их с предыдущими классифика­циями; относятся к типу производных и фразеологически связанных значений, Ср., например: rayo (проныра, ловкач ← молния), ratonera (конура, комнатушка ← мышеловка), pastel (путаница ← пирог, пирожное), espichar (подыхать, око­левать ← протыкать, прокалывать), zampar (уплетать, жрать ← поспешно прятать, засовывать), raspar (украсть, стащить, стянуть ← выскребать, соскабливать), doblar (согнуть, сломить отчаянием; горем ← сгибать, перегибать), tragar (терпеть, проглатывать, сносить обиду и т.п. ← глотать, проглатывать), bestial (потрясающий, чудовищный, зверский ← животный, звериный) formidable (великолепный, превосходный ← ужасный, страшный) и т.п.

Терминологические (научные) лексические значения характерны для терминов, то есть слов, которые относятся к специ­альным областям знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления.

Практически можно поставить знак равенства между термино­логическим значением и понятием. Они почти полностью совпада­ют по своему семантическому содержанию. Такое совмещение возникает благодаря тому, что термины в языке и речи воплощают научные, а не бытовые понятия, и потому что для терминов харак­терно отсутствие эмоционально-стилистических коннотаций. По­нятийное ядро лексического значения термина оказывается самодовлеющей величиной.

 

В различных науках и их терминосистемах есть свои предпоч­тительные словообразовательные приемы, специализация словооб­разовательных формантов и свои особенности в выборе внутренней формы термина. Например, в приведенном выше названии химического соединения внутренняя форма слова для специалиста яв­ляется «говорящей». Это не просто название соединения, а как бы его словная формула. По ее частям становится ясным состав веще­ства.


Дата добавления: 2018-04-15; просмотров: 121; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ