Сенат судебных иннов и адвокатура



 

Главным органом самоуправления адвокатов-барристеров яв­ляется Сенат судебных иннов (Senate of the Inns). В современном виде он был учрежден в 1974 г.

Сенат разрабатывает общую линию поведения и работы сооб­щества барристеров, принимает Кодекс поведения и обеспечива­ет его строгое и неукоснительное исполнение. Кроме того. Сенат осуществляет финансирование деятельности адвокатуры. Это так­же и дисциплинарный орган, хотя в действительности примене­ние мер дисциплинарного воздействия к барристерам находится в ведении иннов. В Сенат входят 90 членов, включая Генерального атторнея. Генерального солиситора. Председателя Совета по юри­дическому обучению, 24 действительных членов скамьи, 39 бар­ристеров и др.

Совет барристеров

 

Совет барристеров образован в 1894 г. Вплоть до введения Се­ната в 1974 г. Совет был организационным центром сообщества барристеров. Теперь многие полномочия, ранее принадлежавшие Совету, переданы Сенату. В настоящее время Совет отвечает за поддержание профессионального уровня барристеров, следит за честью мундира и стоит на страже независимости сообщества ад­вокатов. Вместе с тем следует отметить, что Совет барристеров не обладает никакими дисциплинарными полномочиями.

Генеральный атторней и генеральный солиситор

Генеральный атторней — высшее должностное лицо британ­ского сообщества адвокатов. В то же время это практикующий барристер, а не только начальник. Однако он не может выполнять обязанности барристера в частном порядке. Это фигура публич­ная. Его основная процессуальная функция состоит в том, чтобы поддерживать обвинение от имени правительства в суде по особо важным уголовным делам. К их числу относятся дела по обвине­нию в совершении особо опасных государственных преступлений. Кроме того, Генеральный атторней представляет интересы прави­тельства, когда оно выступает в суде в качестве истца или ответ­чика.

Генеральный атторней вправе обращаться с заявлениями об отказе от дальнейшего судебного преследования или от защиты исковых требований в суде. Например, это возможно, если обна­ружатся сутяжнические мотивы обращения в суд или если ответ­чик находится при смерти и т. п. Генеральный атторней также может выступать в качестве истца по делам, представляющим большой общественный интерес. По своему статусу Генеральный атторней — член английского Парламента, но он не может быть членом кабинета.

Генеральный солиситор — заместитель Генерального атторнея. Таким образом, это также барристер и член Парламента. Как и Генеральный атторней, Генеральный солиситор не может высту­пать как частный солиситор.

Стирание граней между барристерами и солиситорами

 

В английском обществе обоснованность столь серьезных разли­чий между барристерами и солиситорами в последнее время все больше подвергается серьезной критике и сомнениям. Официаль­ная точка зрения на этот вопрос получила закрепление в матери­алах специальной королевской комиссии, которая была учрежде­на в 1976 г. для анализа положения дел в области организации юридической работы в стране. Комиссия однозначно высказалась в пользу сохранения сложившегося положения.

Между тем в юридических кругах широко обсуждаются аргу­менты "за" и "против" объединения сообществ барристеров и со­лиситоров в единую адвокатуру по примеру стран континенталь­ной Европы и многих других стран мира.

Против объединения барристеров и солиситоров приводится в основном два аргумента.

 

1. Объединение не в интересах общества (The service provided to the public). В частности, высказывается мнение, что если объединить барристеров и солиситоров, то многие, особенно самые опыт­ные и способные барристеры, перейдут работать в крупные юридические фирмы и клиенты мелких фирм будут поставлены в неравное положение, так как такие специалисты окажутся для них недоступными. Это приведет к тому, что мелкие юридиче­ские фирмы перестанут существовать. Тем самым сократится количество юридических услуг, предлагаемых населению.

2. Объединение не в интересах суда. В условиях состязательного правосудия судебная система во многом зависит от устного су­допроизводства. Судьи нуждаются в ясных и четких аргумен­тах, с помощью которых они могут прийти к верному и обос­нованному решению. Такие услуги могут быть оказаны не все­ми адвокатами, а только наиболее профессиональными и та­лантливыми адвокатами-барристерами.

 

В качестве аргументов за объединение барристеров и солисито­ров называют следующие.

 

1. Дублирование функций барристеров и солиситоров. В настоящее время многие солиситоры в магистратских судах и судах графств фактически исполняют функции барристеров.

2. Неэффективность действующей системы. Разделение адвокатов на барристеров и солиситоров приводит к дополнительным за­тратам, излишнему расходованию сил и средств на решение юридических вопросов. Из-за этого страдает качество юриди­ческих услуг, так как нет персональной ответственности: она возлагается сразу на две стороны, а значит, ни на кого кон­кретно. К тому же обоснованность сложившейся практики, ко­гда барристер получает резюме дела от солиситора за день-два до процесса, вызывает серьезные сомнения у клиентов.

3. Стоимость. Как правило, чтобы дело попало в суд, истцу при­ходится оплачивать "двойной тариф". В таких случаях часто говорят: "В деле барристер один, а гонорар плати троим".

 

Следует отметить, что предлагались различные варианты изме­нения статуса барристеров и солиситоров. Например, предлага­лось, с одной стороны, полное уравнивание солиситоров в праве выступать в любых судах с барристерами, предоставление барри­стерам права объединяться в товарищества и т. д., с другой сторо­ны, — введение единой процедуры квалификации барристеров и солиситоров. Каждый адвокат должен вести собственную практику для наиболее полного удовлетворения потребностей клиентов. В таком случае клиент мог бы сам решать, какого адвоката ему на­нимать. Однако вступление в силу Закона о судах и юридических услугах 1990 г. не оставляет практически никаких надежд на ско­рое объединение двух адвокатских профессий в Англии.

Судьи

 

Наряду с адвокатами судьи входят в юридическую элиту общест­ва. Особенность юридической профессии в Англии заключается в том, что ее элиту составляют не профессора государственных уни­верситетов или чиновники, а исключительно юристы-практики. Социальное положение и высокий статус английских судей во многом объясняются тем, что юристы-практики на протяжении длительного периода истории поддерживали Парламент против абсолютизма. Парламент в этой схватке оказался победителем. Выиграли и судьи. В глазах общества они до сих пор остаются проводниками общего права, которое с течением времени "стало важным орудием борьбы парламентской партии с абсолютистски­ми прерогативами короля благодаря своей жизнестойкости, еще более возросшей за долгие годы развития, и сложной и формали­стической технике, с помощью которой удавалось эффективно выскальзывать из железных объятий абсолютистской власти"*.

* Цвайгерт К., Кётц X. Указ. соч. С. 295.

 

В настоящее время судьи и адвокаты также играют важную роль как противовес абсолютизации власти Парламента. Как ви­дим, особое положение элиты английских юристов определяется тем, что им удавалось задавать тон в общественном процессе. Во многом в результате этого на протяжении более чем четырех сто­летий английское общество никогда не оставалось один на один с властью при решении жизненно важных вопросов определения правовых ориентиров и приоритетов. Здесь исполнительная власть никогда не могла в одиночку решать, что составляет пра­во, а что нет. Конечно, английские юристы поступали так не в силу каких-то уникальных моральных качеств или идеальных уст­ремлений. Их позиция была жестко продиктована экономически­ми интересами сословия, в которое они по существу влились уже в XIV в. В других странах, например во Франции, этого не про­исходит, и отсутствие собственных экономических интересов приводит к тому, что юристы и по сей день во многом занимают положение чиновников, состоящих на государственной службе.

Действительно, в английском обществе судьи занимают ис­ключительное положение. Это, бесспорно, уважаемые и автори­тетные люди. Английские судьи — носители таких особо ценных в любом свободном обществе качеств, как мудрость, независи­мость и беспристрастность. Однако многие англичане не прочь и посмеяться над ними. Они видят в судьях непробиваемых форма­листов, людей прошлого, надевающих забавные одежды, объясня­ющихся на непонятном простому человеку профессиональном жаргоне и придерживающихся взглядов столетней давности.

В начале истории английского права судьи назначались коро­лем из числа его слуг. Поэтому говорить о самостоятельности и независимости судей в те времена не приходилось. Англии потре­бовалось пережить невиданный общий кризис в XIV в., чтобы всем стало понятно, что судьи стали играть собственную роль на политической авансцене страны. Говоря сегодняшним языком, судьи в Англии входят в политическую элиту нации начиная с XIV в. Растущий профессионализм юристов, который в Англии приходится на период XIV—XV вв., приводит к выработке того, что можно назвать "объективной лояльностью" по отношению к королевской власти и к общему праву, берущему свое начало от легитимной власти короля.

Судьи неподконтрольны английскому Парламенту. Независи­мость английских судей относится к числу фундаментальных кон­ституционных принципов государства. Другая характерная черта конституционного положения английских судей состоит в их су­дейской неприкосновенности. Если судья в процессе действовал честно и полагал, что принимает решение в пределах своей ком­петенции, он не подлежит судебной ответственности.

Функции, исполняемые судьями, могут быть подразделены на две группы: по отправлению правосудия и административные.

Традиционная функция судей в сфере отправления правосудия состоит в применении существующих норм права к обстоятельст­вам данного дела, которые они, судьи, рассматривают. Вместе с тем все больший вес набирает точка зрения, согласно которой су­дьи участвуют в создании права через толкование законов и при помощи доктрины прецедента. Так или иначе, но вполне очевид­но, что, когда обнаруживается пробел в законодательстве и в прецедентном праве, у судьи не остается иного выхода, как сформу­лировать правовую норму самому.

Например, в известном деле Shaw v. DPP (1962) (Шоу против директора Службы публичных обвинений) подсудимый Шоу опуб­ликовал в печати справочник с адресами и телефонами женщин легкого поведения. Суд признал его виновным в совершении ра­нее неизвестного уголовному праву преступления — сговоре с це­лью подрыва общественной морали.

Административные функции судей состоят, например, в том, чтобы обеспечивать соблюдение прав лиц, признанных невменя­емыми, и решать конкретные вопросы, связанные с управлением их имуществом. Кроме того, специальный комитет, возглавляе­мый лорд-канцлером, занимается разработкой процедурных воп­росов организации работы Верховного суда.

Должность судьи в Англии в отличие от многих стран мира не предполагает для замещения ее особой профессии и карьеры. Это значит, что судья необязательно должен быть юристом, который начинает свой путь с низших ступенек судейской лестницы, а по­том растет по профессиональной линии, занимая все более высо­кие должности в судейской иерархии. Все английские судьи — это выходцы из практикующих адвокатов, в основном барристеры в прошлом*.

* На протяжении всей истории Англии судьями назначались только мужчины. Однако этой традиции был положен конец в 1988 г. При этом не обошлось без курьеза. Так, первая английская женщина-судья Butler-Sloss носит офи­циальный титул Lord Justice. Дело в том, что в английском языке нет слов, с помощью которых можно было бы официально обратиться к судье Палаты лордов, если судья — женщина.

 

Судьи вышестоящих судов назначаются королевой по предста­влению премьер-министра. Среди них следует выделить следую­щие должности.

The Lord Chief Justice of England and Wales — председатель отде­ления по уголовным делам Апелляционного суда. Одновременно он возглавляет Отделение королевской скамьи Высокого суда.

Master of the Rolls — судья-председатель отделения по граждан­ским делам Апелляционного суда. Название восходит к тем дале­ким временем, когда в обязанности этого должностного лица ко­ролевства входило ведение государственного архива (Keeper of national records).

The Lords of Appeal in Ordinary — лорды-судьи (the law lords), т. е. члены Палаты лордов, высшего судебного органа страны.

Lords Justices — судьи Апелляционного суда. Они заседают в отделении по гражданским делам, хотя некоторые из них участву­ют и в заседаниях отделения по уголовным делам.

Судьи судов нижестоящего звена — судьи Высокого суда, ок­ружные судьи и рикордеры. Они назначаются королевой по пред­ставлению лорд-канцлера*.

* Лорд-канцлер — высший судья в государстве. Он входит в кабинет, назначает­ся на должность по рекомендации партии, победившей при выборах в Парла­мент. Фактически лорд-канцлер является министром юстиции и одновремен­но председательствует в Палате лордов, по традиции восседая на знаменитом шерстяном мешке в бриджах и шелковых чулках. В качестве министра юсти­ции лорд-канцлер назначает магистратов. Если политическая партия, назна­чившая лорд-канцлера, проигрывает на очередных выборах, он сменяется.

 

Наконец, первое звено образуют районные судьи*. Самый низ­кий уровень в судебной иерархии занимают судьи, которые назы­ваются рекордерами. Это те, кто исполняет обязанности судьи лишь несколько дней в году (как правило, не более 20 дней), со­вмещая эти обязанности с работой в другом качестве. Чаще всего это солиситоры.

* В прошлом районные судьи назывались "регистрары"

 

Высокий социальный статус английского судьи подкрепляет­ся достаточно высоким должностным окладом. По данным, опубликованным в печати*, ежегодное жалованье лорд-канцлера как председателя Верховного суда с апреля 1996 г. составляет 126 138 ф. ст. Немногим меньше жалованье у председателя отделения по уголовным делам Апелляционного суда — 124 138 ф. ст. Судьи Палаты лордов и судья-председатель отделения по гра­жданским делам получают ежегодно 114 874 ф. ст. Судьи Апел­ляционного суда, председатель судебного отделения по семей­ным делам Высокого суда и вице-канцлер — 110 137 ф. ст. Ни­жестоящие судьи Высокого суда получают немного меньше — 100 511 ф. ст. Жалованье большинства судей территориальных судов достигает 73 837 ф. ст.

* Ingman Т. Op. cit. P. 23.           

 

Столь высокие оклады английских судей объясняют влиянием высоких заработков старших барристеров. Как мы отметили, су­дьи назначаются преимущественно из числа барристеров (а в не­далеком прошлом — исключительно из их числа). Поэтому жало­ванье судьи должно хоть как-то компенсировать высокие доходы члена коллегии адвокатов, если он становится судьей. Традици­онно это объяснение встречается со стороны общества с большим недоверием.

Судьи-магистраты

 

Английский магистрат — это судья, обладающий следующими полномочиями: единоличное рассмотрение и разрешение дел о малозначительных преступлениях, проверка достаточности осно­ваний для привлечения лица к уголовной ответственности, а так­же производство ряда следственных действий. Магистрат — наи­более наделенная правами группа неюристов в английской судеб­ной системе. Они пользуются особым статусом и полномочиями. Во многом эти особенности объясняются историей становления и развития института магистратуры.

В Англии появление магистратов восходит к тем временам, ко­гда судейская скамья полностью состояла из представителей ме­стной аристократии. Магистраты, или мировые судьи, были из­вестны уже в 1195 г., когда король Ричард Львиное Сердце назна­чил первых "хранителей мира". Их предназначение состояло в том, чтобы преследовать, арестовывать и наказывать тех, кто по­сягает на мир и порядок, установленный королем в государстве.

Первоначально магистраты наряду с судейскими функциями выполняли многочисленные административные обязанности. Так, к их ведению относились призрение бедных, надзор за со­стоянием дорог и мостов, обеспечение соблюдения пробирных требований и т.п. Это был сословный суд, который обходился без присяжных заседателей. Сейчас магистратами в основном явля­ются представители привилегированной части среднего класса английского общества, составляющего большую часть населения. Поэтому в современных условиях магистратский суд, более из­вестный как "полицейский суд", превратился в подлинно народ­ный.

В большинстве графств и округов Англии магистраты — это судьи на общественных началах. Они и называются мировыми судьями в отличие от собственно магистратов, которые могут ис­полнять свои обязанности на платной основе. Деятельность ми­ровых судей обеспечивают специальные служащие судебного ве­домства — судебные клерки. Эти служащие, конечно, могут иметь соответствующую профессиональную юридическую квалифика­цию, но они заняты лишь выполнением административных функ­ций. Представляя правосудие, мировые судьи (магистраты) не об­лачаются в мантию и не носят судейского парика. Барристеры и солиситоры, выступающие в магистратском суде, также не одева­ют своих мантий.

В Лондоне и других больших городах в магистратских судах предусмотрена должность "столичного магистрата". Например, в Лондоне их около 300. Эту должность может замещать только юрист на полной ставке, его работа оплачивается из казны. Такие магистраты относятся к числу "платных".

Магистрат и мировой судья, таким образом, это лишь синони­мы, но в употреблении этих терминов разница все же есть. Тер­мин "мировой судья" употребляется в отношении непрофессио­нальных судей, работа которых не оплачивается, а термин "маги­страт" — для обозначения должности, которую может занимать профессиональный судья-юрист. Магистратский суд еще называ­ют как суд "суммарной юрисдикции" или суд для рассмотрения незначительных дел. Второе название сегодня настолько устарело, что практически вышло из употребления.

В настоящее время в Англии и Уэльсе насчитывается около 30 тыс. магистратских судей. Все они исполняют свои обязанно­сти, так сказать, на общественных началах, так как не являются юристами. Лишь 81 магистрат выполняет обязанности на платной основе (в основном это магистраты, работающие в судах Большо­го Лондона). Магистраты заседают в 700 судах. Ежегодно ими рассматривается до 2 млн. дел, что составляет около 95% всех уго­ловных дел, регистрируемых в первой инстанции*.

* Уже упоминавшиеся нами Марсель Берлинз и Клэр Дир дают следующую оценку значимости судей-магистратов для Англии: "Если бы английская си­стема уголовного судопроизводства полностью зависела от профессиональ­ных судей, то она бы моментально прекратила свою работу". Учитывая убе­дительные данные судебной статистики, с авторами трудно не согласиться.

Присяжные заседатели

 

Вопреки распространенным представлениям суд присяжных не относится к чисто английским изобретениям. Он был знаком еще франкским королям и императорам в VIII в. Впервые эта практи­ка возникает применительно к рассмотрению имущественных споров, т. е. по гражданским делам. Использование присяжных в уголовном судопроизводстве относится к более позднему времени.

Вначале франки использовали в качестве жюри присяжных со­седей жалобщика или ответчика. Присяжные должны были отве­чать на вопросы, поставленные им королевскими чиновниками, выступавшими в роли судей. Эти вопросы касались главным об­разом местных правовых обычаев. Именно у франков норманны и переняли практику нерегулярных судебных расследований с участием жюри присяжных.

В Англии суд присяжных появляется лишь к XIII в. Присяж­ные приходят на смену судебному производству на основе архаи­ческой ордалии, т. е. испытания обвиняемого огнем или водой (Trial by ordeal). Католическая церковь осудила ордалию еще в 1215 г.

В то же время нельзя не отметить, что Великая хартия вольно­стей серьезно ограничила прерогативы королевской власти и за­конодательно признала необходимость привлечения граждан к отправлению правосудия. "Ни один свободный человек, — гово­рится в ней, — не будет задержан, или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен вне закона, или изгнан, или ка­ким-либо иным способом обездолен иначе как по законному приговору равных ему людей и по законам страны". С этого вре­мени суд присяжных в Англии начинает играть все более значительную роль в укреплении правовых основ общественной жизни и государственной деятельности.

Так, к услугам присяжных широко прибегают старые церков­ные суды. Однако лишь при Генрихе II практика привлечения к правосудию присяжных заседателей получает повсеместное при­знание и распространяется среди населения Англии. В отличие от нашего времени суд присяжных времен Генриха II не заслушивал показаний свидетелей перед присяжными. Присяжные скорее са­ми выступали свидетелями и давали показания по поводу рассма­триваемых судом фактов и тех обстоятельств, которые были им известны до суда.

Суд присяжных в Англии долгое время распространялся как на уголовные, так и на гражданские дела. Однако в XIX в. использо­вание присяжных при рассмотрении гражданских споров начина­ет постепенно сокращаться. В 1854 г. был принят Закон о судеб­ной процедуре по делам общего права (Common Law Procedure Act). Согласно Закону, по согласию сторон гражданское дело может рассматриваться единолично судьей. К 1933 г. половина всех гра­жданских дел в Суде королевской скамьи Высокого суда рассма­тривается уже без участия присяжных заседателей. Для сравнения: в 1965 г. такие дела составляли менее 2% общего количества дел, рассмотренных Судом королевской скамьи.

В судах графств, где скамья присяжных не превышала 8 чело­век, из 34 тыс. ежегодно рассматривавшихся дел лишь по 20 суд прибегал к услугам присяжных заседателей*.

* Johnson and Pannet. Op. cit. P. 68.

 

Основными мотивами отказа от практики использования при­сяжных заседателей по гражданским делам явились непредсказу­емость присяжных, а также большое количество неверных и не­компетентных решений, которые они принимали, рассматривая имущественные споры. Так, по искам из причинения вреда здо­ровью присяжные заседатели частенько принимали вызывавшие недоумение общества вердикты, присуждая непропорционально большие суммы компенсации.

В 1933 г. Законом об управлении правосудием (Administration of Justice Act) было предусмотрено, что с участием присяжных засе­дателей могут рассматриваться лишь определенные категории дел, в том числе дела об обмане, диффамации, заведомо незаконном привлечении к ответственности и незаконном лишении свободы. Однако и в этих случаях в суде с участием присяжных может быть отказано, если дело связано с необходимостью исследования сложных документов, бухгалтерских проводок и т. п.

В настоящее время область реального привлечения присяжных заседателей к судебному рассмотрению уголовных дел также обна­руживает тенденцию к сокращению. Так, по оценке специалистов, в Суде Короны рассматривается менее 3% всех уголовных дел (ос­тальные 97% дел рассматриваются в магистратских судах). Из этих 3% только 12% дел могут рассматриваться как присяжными заседа­телями, так и в порядке суммарного производства единолично судь­ей. Принимая во внимание, что из них примерно в 60% уголовных дел обвиняемые заключают так называемые сделки с правосудием и признают себя виновными практически без суда, т. е. без присяж­ных, неудивительно, что вердикты присяжных заседателей выносят­ся менее чем по 1% всех уголовных дел, рассмотренных в этих су­дах. В то же время нельзя сказать, что доверие к этому институту в обществе в целом падает. Нет, суд присяжных пользуется доверием и считается разумным и необходимым институтом.

Историки отмечают, что в то время, когда англичане учредили у себя суд присяжных, они были еще варварским народом. С тех пор они стали одной из наиболее просвещенных наций в мире, и их приверженность суду присяжных возрастала по мере развития просвещения. С тех пор эта практика вышла за пределы Англии и распространилась по всему миру. Англичане образовали много­численные колонии и независимые государства. Часть из них по­лучила независимость и обрела государственность. Те же, кто не пожелал этого, остались верны монархии. Однако повсюду вво­дился суд присяжных либо люди спешили восстановить его. Объ­ясняется это тем, что такой судебный орган, который заслужива­ет одобрения великого народа на протяжении многих веков и ко­торый неизменно возрождается во все периоды развития цивили­зации во всех странах и при всех правлениях, не может быть чу­ждым духу справедливости.

Вместе с тем известный французский историк и философ Алек­сис де Токвиль отмечал, что нельзя рассматривать суд присяжных только как судебный орган. Такой подход принижает значение это­го краеугольного института судебной системы. Оказывая огромное влияние на ход судебного процесса, суд присяжных в еще большей мере оказывает влияние на судьбу всего общества. Таким образом, суд присяжных — это прежде всего политический институт*.

* См.: Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 209—210.

 

Как уже отмечалось, первоначально в уголовном процессе в Англии существовало два состава жюри присяжных — большое и малое жюри. Большое жюри действовало в рамках уголовного процесса и состояло из 24 присяжных, которые проверяли обос­нованность предъявленного обвинения. Фактически большое жюри надзирало за следствием и поддерживало обвинение, т.е. ис­полняло функции, возложенные в других странах на прокуратуру. После принятия закона 1833 г. большое жюри все же продолжало выполнять некоторые другие функции до окончательного упразд­нения этого учреждения в 1918 г.

Малое жюри присяжных состоит из 12 человек, в обязанность которых входило и входит до сих пор вынесение вердикта с отве­тами на те вопросы, которые поставит перед ними судья. Начиная с XV в. присяжные не только выступают как свидетели, но и вхо­дят в существо дела, в его фактическую сторону. В 1670 г. суд по­становил, что присяжные не могут быть подвергнуты наказанию на том основании, что вынесли вердикт, противоречащий тому на­путствию, с которым к ним обращался перед этим судья.

Присяжным заседателем может быть любой гражданин страны в возрасте от 18 до 70 лет. Главные требования к кандидату в при­сяжные заседатели: он должен прожить в Соединенном Королев­стве, на островах Пролива либо на острове Мэн не менее 5 лет после того, как ему исполнилось 13 лет, и должен быть включен в списки избирателей. Не могут быть присяжными заседателями лица, так или иначе связанные с правоохранительными органами, например судьи, магистраты, офицеры полиции, технический персонал службы лорд-канцлера и директора Службы публичных обвинений. Исключается участие в качестве присяжных заседате­лей лиц, страдающих душевными заболеваниями.

Список присяжных заседателей составляется на основе метода случайной выборки. Этот список утверждается решением лорд-канцлера. Если не удается набрать полный состав жюри присяж­ных для судебного заседания, то разрешается включить в него ко­го-нибудь из числа тех, кто проживает в непосредственной бли­зости от суда. Отказ от участия в работе суда в качестве присяж­ного заседателя рассматривается как неуважение к суду. Также считается неуважением к суду нетрезвый вид присяжного заседа­теля при исполнении своих обязанностей.

Не могут быть присяжными заседателями (are disqualified) чле­ны Парламента, адвокаты, врачи, священники, некоторые катего­рии лиц, ранее отбывавших наказание*. Отводу подлежат также те присяжные заседатели, которые состоят в родственной связи или знакомы с обвиняемым.

* Эти категории определены Законом о присяжных (Juries Act) 1974 г. с измене­ниями и дополнениями, внесенными Законом об отправлении правосудия по уголовным делам (Criminal Justice Act) 1982 г., а также Законом о присяжных (вопросы дисквалификации) (Juries (Disqualification) Act). 1984 г. К их числу от­носятся, например, лица, приговаривавшиеся когда-либо на территории Сое­диненного Королевства, на островах Пролива либо на острове Мэн к пожиз­ненному лишению свободы, к лишению свободы на определенный срок, а также лица, в течение последних пяти лет осуждавшиеся условно, и др.

 

Решение жюри присяжных принимается, если за него прого­лосовало не менее 10 из 12 присяжных заседателей.

Стороны обладают правом отвода любого присяжного заседа­теля до принятия им присяги. В 1988 г. было решено, что отводы присяжных должны быть мотивированными. Доводы стороны, за­являющей отвод присяжному заседателю, обсуждаются приватно, непосредственно перед судьей.

По общему правилу вердикт присяжных заседателей как по уголовному, так и по гражданскому делу является окончательным. Объявленный в зале судебного заседания и запротоколирован­ный, он не может быть изменен. Поэтому апелляционные жало­бы на вердикт суда присяжных, вынесенный ими по существу де­ла, считаются недопустимыми.

На практике это требование соблюдается судами достаточно последовательно. Считается, что такая установка не только отве­чает интересам общества и правосудия, но и позволяет защитить присяжных от нежелательного давления на них со стороны.

Так, в деле Boston v. W.S. Bagshaw & Sons [1966] истец обратил­ся в суд с обвинением ответчика в клевете. Встал вопрос о злона­меренности действий ответчика. Вердикт присяжных заседателей оказался в пользу ответчика. Истец проиграл дело. Однако впос­ледствии выяснилось, что все двенадцать присяжных были удив­лены тем вердиктом, который был оглашен в суде. Каждый из них под присягой показал, что на самом деле он придерживался дру­гого мнения и желал бы изменить свой ответ. На этом основании истец обратился в суд с новым иском. Однако суд отказал в но­вом судебном разбирательстве на заявленном истцом основании.

Вердикт присяжных не может быть отменен или изменен, но не исключается его уточнение. Так, в деле R v. Frоud [1990] стар­шина присяжных оговорился и ошибочно огласил вердикт, кото­рым обвиняемый признавался невиновным, хотя в совещательной комнате присяжные признали его виновным. Ошибка была не­медленно исправлена. Апелляционный суд, куда обратился осуж­денный, отказался признать, что вердикт был изменен. В реше­нии апелляционной инстанции по этому делу отмечается, что присяжные заседатели вправе уточнить свой вердикт немедленно или сразу после того, как он был оглашен в зале судебного засе­дания, но до внесения его в протокол.

Уже давно стало трюизмом утверждение, что присяжные засе­датели — это бастион свободы против произвола государства в су­дебной сфере. Однако в современных условиях это выражение на­до рассматривать не более как клише, заимствованное из прошлой жизни. Оно не отражает действительного положения вещей. Дело в том, что уже в XX в. на Западе наблюдается несомненный закат института присяжных заседателей и сокращение его роли в отправлении правосудия.

Как уже было отмечено, большое жюри присяжных в Англии фактически отменено повсеместно. В последние десятилетия здесь не прибегают к услугам присяжных при судебном разбира­тельстве по основным категориям гражданских дел (исключение составляют дела о клевете и некоторые другие иски).

Законодательными актами Парламента последних лет была серьезно ограничена компетенция суда присяжных при разбира­тельстве уголовных дел. Был сокращен перечень преступлений, дела о которых полиция расследует с составлением обвинительно­го акта. Они были переведены в категорию дел, расследуемых по­лицией без обвинительного акта, т.е. в порядке суммарной юрис­дикции. В соответствии с требованиями законодательства такие дела подлежат рассмотрению в магистратском суде, где привлече­ние присяжных заседателей вообще не предусматривается.

Все это происходит под давлением экономических соображе­ний. Ведь функционирование суда присяжных достаточно дорого обходится казне. В этом отношении Англия повторяет судьбу Гер­мании, где, как известно, от суда присяжных стали отказываться еще во времена Веймарской республики из-за колоссальных фи­нансовых расходов, необходимых для нормальной работы "людей улицы" в судах*. Конечно, высокая стоимость суда присяжных — объяснение убедительное, но недостаточное. Поэтому стоит более детально рассмотреть доводы "за" и "против" суда присяжных, те недостатки и преимущества, которые в английской правовой ли­тературе связывают с этой формой судопроизводства.

* В настоящее время суды присяжных практически во всех странах Западной Европы (например, в Германии, Франции и др.) отличаются от английского варианта тем, что в них жюри присяжных состоит не только из тех, кого в Англии причисляют к присяжным заседателям, но и из профессиональных судей. Исключение составляют лишь Бельгия, некоторые швейцарские кан­тоны, а также Российская Федерация, где применяется английская модель суда присяжных.

Аргументы против суда присяжных

 

1. Сегодня сама идея передачи судебной власти 12 присяжным, случайным людям, многим кажется абсурдной. Как правило, присяжные заседатели никогда ранее не сталкивались с судом. Их выбирают на основе случайной выборки для того, чтобы выслушивать доказательства по делу. Часто доказательствен­ная база современных судебных дел бывает достаточно слож­ной по своей природе. Присяжных специально не готовят. Они обсуждают свое решение втайне от всех других. Вынося вердикт, присяжные не обязаны объяснять свое решение. На­конец, они не несут никакой ответственности за свой вердикт.

2. Случайная выборка состава жюри присяжных может приво­дить к тому, что они интеллектуально не смогут оценивать до­казательства по делу и объяснения этих доказательств, пред­ставленные сторонами.

3. Считается, что присяжные предвзято относятся к делам. На­пример, в делах по автоавариям они часто на стороне водите­ля, а в делах по обвинению журналистов и газет — чаще не на их стороне.

4. Присяжные легко поддаются влиянию красноречивых орато­ров, но не всегда могут проанализировать представленные по делу доказательства.

5. Специальные исследования показывают, что присяжные засе­датели своим составом воспроизводят характеристики населе­ния Англии по признакам возраста и социальной принадлеж­ности, но не по признакам пола и расы, а также имуществен­ного положения.

Аргументы в защиту суда присяжных

 

1. Суд присяжных — наиболее надежная защита против непопу­лярных и излишне суровых законов. Считается, что это луч­шее средство установления в суде правды*. Известно, что пра­ктика привлечения присяжных заседателей позволила во мно­гом смягчить ставшую излишней суровость уголовного права. Так, в начале XIX в. в соответствии с нормами общего права примерно 146 фелоний наказывались смертной казнью. К чис­лу таких преступлений относили, например, кражу на сумму свыше одного шиллинга. Присяжные заседатели оценивали похищенное в меньшую сумму, и это позволяло избегать смертных приговоров.

* Стоит вспомнить слова выдающегося русского юриста сенатора Н.С. Таганцева, который писал, что суд присяжных нужен, чтобы "в суде кривда прав­ду не переспорила".

 

В недавнем прошлом присяжные заседатели, которые являют­ся по большей части владельцами транспортных средств или име­ют водительские права, обнаружили нежелание признавать ви­новными в неосторожном причинении смерти лиц, обвинявших­ся в дорожно-транспортных происшествиях со смертельным ис­ходом, так как по закону это влекло назначение пожизненного лишения свободы. В результате Парламент был вынужден при­нять закон, которым предусматривается менее строгая ответственность за нарушение правил дорожного движения, повлекшее человеческие жертвы (Road Traffic Act, 1956 г.).

 

2. Суд присяжных выполняет важную политическую функцию, вовлекая в отправление правосудия всех, кто не исполняет эти обязанности в силу службы в государственном аппарате или профессионально. По мнению лорда Девлина, ни один тиран не отважится оставить свободу своих подданных в руках две­надцати жителей страны. Таким образом, суд присяжных — это нечто большее, чем просто инструмент правосудия и коле­сико в механизме конституции: это лампа, которая показыва­ет, что огонь свободы еще не угас.

3. В целом суд присяжных пользуется достаточным доверием в обществе, у судейского корпуса, сообщества адвокатов и поли­ции. Несмотря на то что в отдельных случаях вердикты при­сяжных могут вызывать вопросы, чаще всего присяжные вы­носят те решения, которые на их месте было бы разумно ожи­дать от любого другого суда.

"Дружище Маккензи"

 

В последнее время в Великобритании стремительно растет попу­лярность брошюр из серии "Сделайте это сами". Они выходят большими тиражами и составляют целые библиотеки, что назы­вается, на все случаи жизни. Недаром англичане говорят про се­бя, что сегодня британцы — это нация "сделай сам".

Видимо, это поветрие мало-помалу начинает распространять­ся и на юридическую практику. В самом деле, если вы сами уха­живаете за садом и выполняете обязанности профессионального садовника, то почему бы не подумать о том, чтобы самому соста­вить завещание или оформить развод? Недавно, например, поя­вились фирмы, которые посредством Интернета распространяют специальные компьютерные программы, помогающие оформить развод, не прибегая к услугам адвоката. Достаточно лишь запол­нить бланки соответствующих документов и ввести эту информа­цию в компьютер, который и сделает за вас все остальное. Такой "компьютерный" развод стоит раз в шесть дешевле, чем традиционная процедура.

Так или иначе, но из-за резкого повышения стоимости юри­дических услуг в последние годы в Англии растет число тех, кто надеется обойтись без дорогого адвоката и пытается "сделать это сам". Однако и такой "умелец" все же нуждается в помощи и поддержке прежде всего тех, кому он доверяет. Благо английское право это позволяет.

Так, еще в прошлом веке по делу Collier v. Hicks (1831) суд по­становил, что "всякий, кто состоит в дружеских отношениях с любой из сторон процесса и независимо от того, является ли он профессиональным юристом или нет, может находиться в зале су­дебного заседания, делать записи и давать советы". В 1970 г. ре­шением Апелляционного суда по делу McKenzie v. МасКепziе [1970] существование в английском праве новой нормы было окончательно подтверждено*. Именно такой общественный за­щитник (скорее это помощник) и имеется в виду, когда говорят о "человеке по имени Маккензи" (McKenzie man) или о "дружище Маккензи " (McKenzie friend).

* В этом деле в качестве приятеля Маккензи в зале судебного заседания при­сутствовал барристер из Австралии. Ранее он работал на солиситора по фа­милии Маккензи, который был вынужден выступать ответчиком в суде по иску и решил защищать себя сам. Его друг, австралийский барристер Мак­кензи, вызвался помочь, так сказать, на общественных началах.

"Дружище Маккензи" может делать записи, подсказывать, да­вать советы. Однако ему не разрешается задавать вопросы, заяв­лять ходатайства, выступать в прениях сторон, т.е. делать все то, что приходится делать в процессе профессиональному адвокату — барристеру или солиситору. Такой помощник не может офици­ально появляться в суде и, конечно, лишен права обращаться к суду.

Право на помощь со стороны "Маккензи" не рассматривается как абсолютное право. Поэтому суд может запретить ответчику прибегать к услугам его "Маккензи". Однако это решение суда может быть оспорено в вышестоящей инстанции. Уже в процессе слушания дела суд может также предложить "Маккензи" поки­нуть зал судебного заседания, если станет ясно, что эта помощь наносит вред отправлению правосудия, например, если участие добровольного помощника выражается в том, что он поощряет ответчика на затягивание процесса, на пустую трату времени, со­ветует задавать вопросы, не относящиеся к делу, и т. п.

В настоящее время решается вопрос о правомерности исполь­зования данного термина в судебной практике, так как он, конеч­но, не совсем точно определяет процессуальное положение обще­ственного помощника — одного из участников процесса.

 

Вместо заключения.РЕКОМЕНДАЦИИ И СОВЕТЫ О ТОМ, КАК СДАВАТЬ ПИСЬМЕННЫЙ ЭКЗАМЕН ПО КУРСУ "ПРАВОВАЯ СИСТЕМА АНГЛИИ"


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 490;