Глава 12. АНГЛИЙСКАЯ СУДЕБНАЯ СИСТЕМА



Английские суды

 

Английская судебная система характеризуется некоторыми осо­бенностями, которые позволяют выделить ее из других нацио­нальных судебных систем. Эти особенности в основном сводятся к двум важнейшим характеристикам.

Первая из них просто не может не броситься в глаза тем, кто начинает знакомиться с правовой системой Англии. Она состоит фактически в отсутствии единой судебной системы, конечно, в европейском понимании. Суды Англии — это скорее несколько судебных систем, чем единая система.

Вторая особенность системы английских судов касается функ­ционирования этих органов и их юрисдикции. Она состоит в том, что подавляющее большинство гражданских дел рассматривается не в судах, а главным образом в досудебных, альтернативных про­цедурах и учреждениях, в том числе с участием судей.

Отсутствие единой централизованной судебной системы в Ан­глии объясняется в первую очередь тем, что, подобно многим другим учреждениям английского права, ее развитие с большим трудом подчиняется логике и выстраиванию, исходя из абстракт­ных кабинетных схем.

Исторически английская судебная система есть не что иное, как продукт эволюционного развития судебных учреждений в стране в течение более чем 900 лет. Порой развитие судебной си­стемы принимало непредсказуемые формы, зависело от привхо­дящих обстоятельств и до сих пор несет на себе следы неодно­кратных попыток английского Парламента привести ее в порядок и хоть как-то согласовать с изменяющимися потребностями об­щества. Развитие шло во многом, если можно так выразиться, ха­отично и спонтанно, под давлением конкретных обстоятельств, но не сверху вниз, а снизу вверх, через преимущественное разви­тие низших ее структурных образований и компонентов. Однако при всех обстоятельствах правящие круги старались сохранить преемственность английского суда, его традиции и принципы.

Сегодня не стоит слишком преувеличивать значение и влия­ние архаичных элементов в деятельности английской судебной системы в целом. Как отмечается в работах, посвященных анали­зу современного судоустройства Англии, элементы архаизма в большинстве случаев сводятся к внешним признакам или даже к сохранению традиционных названий. Но "по своим принципам организации, методам деятельности, решаемым задачам англий­ские суды вполне современные учреждения, успешно выполняю­щие стратегические и текущие задачи британской юстиции"*.

* Кудрявцева Е.В. Указ. соч. С. 16—17.

 

Нередко отдельные составные части английской судебной си­стемы подвергались реорганизации в силу необходимости, сами по себе и прежде всего по практическим соображениям. Это по­зволяло найти решения, которые отвечали запросам времени и тех, кто вынужден был прибегать к услугам суда. Неудивительно поэтому, что за долгие столетия своего развития английские суды утратили исходное организационное единство и целостность.

Разные суды Англии находятся в разном структурном и орга­низационном положении. Над ними нет, да и по сути никогда не было единого административного центра, который играл бы роль своеобразного судебного начальства, от которого исходили бы единые указания и импульсы к преобразованиям судов и деятель­ности судей. Считается, что английские судьи признают единст­венного господина — право. Вполне понятно, что при таком по­нимании (надо сказать, оно соответствует фактическому положе­нию дел) говорить о каких-то единых мерках, о единстве или ло­гической последовательности компонентов всей судебной систе­мы Англии как единой системы было бы, по крайней мере, боль­шим допущением.

Между тем было бы также некоторым преувеличением отри­цать существование английских судов, взятых в их совокупности, и как некоего системного образования. На самом деле все суды и судьи Англии в конечном счете каким-то странным образом, но все же оказываются связанными между собой.

Характер и проявление этой связи правильнее было бы пони­мать как дань уходящей в далекое прошлое исторической тради­ции. Эта традиция к тому же обладает стойким иммунитетом к пересмотру вековых канонов судейской профессии. Во всяком случае построение судебной системы Англии, оказывается, очень сложно осмыслить лишь с позиций современности и голых тре­бований практической целесообразности, а тем более исходя из соображений абстрактной логики судебного дела и из задач так называемой оптимизации всего судебного процесса. Эта традиция становится более понятной, если принять во внимание реальный процесс становления и особенности развития судебной системы и если рассматривать ее не как некий промежуточный этап, а как закономерный результат, несущий на себе отпечаток особенно­стей функционирования судов в Англии на всем протяжении их истории.

Что касается второй особенности английской судебной систе­мы, где рассматривается подавляющее большинство гражданских дел, то все внесудебные формы получили распространение в стране начиная еще с XII в. К числу таких альтернативных форм следует отнести процедуры рассмотрения дел в квазисудах. Как известно, приставка квази означает "ненастоящий". Квазисудами в Англии называют органы и учреждения, которые к королев­ским судам относятся только по названию. В основном это три­буналы и третейские суды. Они наделены лишь некоторыми су­дебными функциями, в частности в области разрешения споров между сторонами — участницами гражданских правоотношений. Но в полном смысле слова такие учреждения судами, конечно, не являются.

Помимо квазисудебных процедур, представляющих собой спе­циальные внесудебные формы выяснения отношений между сто­ронами в гражданско-правовом споре, правовая система Англии предусматривает ряд иных возможностей, не связанных с квази­судами, — это так называемые процедуры примирения и посред­ничества. Внепроцессуальность делает эти процедуры более про­стыми в реализации, а главное — они позволяют решить дело бы­стрее и дешевле, чем в судебном разбирательстве.

Между тем эти внепроцессуальные формы оказываются доста­точно эффективными лишь при условии, что сами стороны жела­ют достичь быстрого решения своего спора и стремятся найти для этого взаимоприемлемые решения. Однако достигаемые в рамках примирения и посредничества решения не имеют юридически обязательной силы, и в этом их недостаток.

Долгое время распределение дел о гражданских спорах между судами и квазисудами не было предметом сколько-нибудь серьез­ного анализа официальных структур, ответственных за проведе­ние политики в области организации и функционирования судеб­ной системы. Поэтому вопрос о том, почему процедура судебно­го рассмотрения гражданских дел оказывается менее предпочти­тельной, обсуждался преимущественно в академической среде и в литературе.

По существу этот вопрос мало заботил представителей офици­альной английской юстиции. В последнее время общественное мнение все больше сходится на том, что основная причина здесь кроется отнюдь не в приверженности традициям и старине. Ско­рее всего, это объясняется определенными недостатками в орга­низации работы самих судов как компетентных органов граждан­ской юрисдикции. Да и нормативно-правовое регулирование гра­жданского процесса в судах признано далеко не совершенным. К этому надо добавить постоянно растущую дороговизну адвокат­ских услуг и высокую стоимость судебных процедур.

Все это приводит к тому, что внесудебное разрешение граж­данско-правовых споров продолжает оставаться более предпочти­тельным для населения. Практически оно остается вне конкурен­ции в сравнении с государственным правосудием так же, как и семьсот лет назад. Официальные круги такое положение нисколь­ко не смущает. Не случайно поэтому лорд-канцлер в своих пуб­личных обращениях продолжает активно поощрять использова­ние альтернативных (внесудебных) форм разрешения гражданско-правовых споров*.

* См.: Derbyshire P. Op. cit. P. 1.

 

Суды, рассматривающие гражданские и уголовные дела, не­сколько различаются, т. е. это разные суды. Например, Суд Ко­роны занимается, за некоторыми исключениями, уголовными де­лами. Магистратские суды также в основном сосредоточены на уголовных делах, но они осуществляют довольно важные функ­ции и в сфере гражданско-правовой юрисдикции, например зани­маются рассмотрением гражданских дел по вопросам лицензиро­вания и семейного права. К компетенции судов графств отнесено рассмотрение только гражданских споров.

Организация судов

 

Как уже было отмечено выше, структура и организация англий­ских судов в целом отличаются значительной сложностью, парал­лелизмом и даже некоторой алогичностью. Принято выделять че­тыре уровня судов:

 

1. Палата лордов.

2. Апелляционный суд.

3. Высокий суд и Суд Короны*.

4. Нижестоящие суды, включая суды графств и магистратские суды**.

* С 1971 г. Апелляционный суд. Высокий суд и Суд Короны являются подраз­делениями Верховного суда.

** Это низшие суды, или суды первого звена, в которых рассматривается ос­новная масса дел.

 

По предметному признаку английские суды могут быть под­разделены на две ветви судебной власти: уголовные суды и суды по гражданским делам. Причем в рамках каждой ветви суды под­разделяются на суды первого звена и суды второго, или апелля­ционного, звена.

Палата лордов

 

Термин "Палата лордов" употребляется для сокращенного обо­значения тех членов верхней палаты английского Парламента, в компетенцию которых входит рассмотрение жалоб на решения и приговоры судов. Полное название этого органа — Судебный ко­митет Палаты лордов.

Таким образом. Палата лордов — это высшая апелляционная судебная инстанция английской национальной судебной системы (а по гражданским делам и шотландской национальной систе­мы)*. Юрисдикция Палаты лордов распространяется на судебные системы Шотландии и Северной Ирландии.

* Со вступлением Великобритании в Европейский Союз значение Палаты лордов как высшего судебного органа подверглось некоторому изменению, так как теперь имеется возможность обращения в Европейский суд справед­ливости.

 

Палата лордов состоит из 13 лордов-судей*. Из них двое — представители шотландского корпуса судей, один представляет Северную Ирландию. Все лорды-судьи назначаются из числа наи­более выдающихся судей Апелляционного суда. В состав Палаты лордов входят по должности также действующий лорд-канцлер и лорд-канцлер в отставке.

* Употребляются оба названия. Но первое носит официальный характер, а второе — это нормативная единица бытовой лексики, более свойственная разговорной речи.

 

Заседания Судебного комитета Палаты лордов проходят в Вестминстерском дворце в составе как минимум трех судей. Од­нако более распространена практика, когда заседания проходят в составе пяти судей. Заседания и обсуждение вопросов в присутст­вии барристеров проходят в простой форме, без элементов пуб­личности их выступлений. Это значит, что судьи Палаты лордов заседают без париков и мантий за столом, своей формой напоми­нающим подкову.

В Палату лордов попадают жалобы как по уголовным, так и по гражданским делам, рассмотренным в Апелляционном суде, а в некоторых случаях (о них будет сказано далее) — и из Высокого суда. Основная масса жалоб, поступающих в Палату лордов, — по гражданским делам.

Так, в 1995 г. в Палате лордов было рассмотрено 67 апелляций по гражданским делам (в том числе 10 — на решения шотланд­ских судов и I — на решение суда Северной Ирландии) и всего 7 жалоб по уголовным делам (4 жалобы поступили после рассмот­рения в отделении по уголовным делам Апелляционного суда, а 3 — из отделения Суда Короны).

В связи с вступлением Великобритании в Европейский Союз Палата лордов выступает в качестве высшей судебной инстанции по всем гражданским делам, рассмотриваемым на основании норм английского и шотландского права. Однако в отношении уголовных дел юрисдикция Палаты лордов распространяется только на те уголовные дела, которые были рассмотрены на осно­вании норм английского уголовного права.

В отличие от судей всех других судов лорды-судьи Палаты лор­дов не выносят решений по делам. Они выступают с речами, обосновывают свое мнение по тому или иному вопросу права и принимают участие в голосовании об удовлетворении жалобы или о ее отклонении.

Палата лордов является преимущественно апелляционной ин­станцией. В качестве суда первой инстанции она выступает лишь в исключительных случаях. До недавнего времени такая возмож­ность предусматривалась для случаев, когда в Палате лордов мог­ли рассматриваться дела в отношении "равных", т. е. членов Па­латы лордов. Однако "суд равных" был упразднен в 1948 г., а су­дебная процедура импичмента для английской политической си­стемы сегодня представляется архаизмом. Единственной катего­рией дел, по которым Палата лордов сегодня может выступать в качестве суда первой инстанции, остаются дела, связанные с ре­шением вопроса о парламентской или дипломатической непри­косновенности, и возможные иски по поводу института пэрства.

Как и в любой апелляционной инстанции, для принятия ре­шения Палатой лордов требуется большинство голосов. Если го­лоса "за" и "против", поданные членами Судебного комитета Па­латы лордов, распределятся одинаково, то жалоба считается от­клоненной. Обычно этого не случается, так как Палата лордов за­седает при нечетном количестве судей. Однако на практике такая ситуация все же может возникнуть, например, в случае внезапной смерти одного из членов комитета. Именно это произошло в 1972 г. в деле Kennedy v. Sprat, когда скоропостижно скончался лорд Апджон.

Особые мнения судей, оставшихся при голосовании в мень­шинстве, также подлежат публикации и доводятся до сведения общественности.

Юрисдикция Палаты лордов определяется тем, что это преи­мущественно апелляционная инстанция для гражданских и уго­ловных дел, и в ней могут рассматриваться следующие жалобы:

 

на решения Апелляционного суда (с разрешения Апелляци­онного суда или Апелляционного комитета членов Палаты лордов);

на решения Высокого суда (с разрешения Палаты лордов и лишь по тем делам, в которых обнаруживается необходимость высказаться по вопросам действующего права);

на решения Судебной палаты Шотландии;

на решения Апелляционного суда Северной Ирландии.

 

До 1969 г. все дела, рассмотренные Высоким судом по первой инстанции и направленные на апелляционное рассмотрение, под­лежали предварительно обязательному направлению в Апелляци­онный суд, а затем уже попадали в Палату лордов. В таком слу­чае возникала опасность того, что Палата лордов будет попросту дублировать Апелляционный суд. Для исправления этого положе­ния в 1969 г. была введена особая процедура, благодаря которой в определенных случаях апелляционная жалоба на решение Вы­сокого суда направлялась напрямую (через голову Апелляционно­го суда) в Палату лордов. Отсюда (видимо, по аналогии с извест­ным детским развлечением) эта процедура получила неофициаль­ное название "процедура-чехарда". Сокращенная процедура об­жалования допускалась при соблюдении следующих обязательных условий:

 

1. Судья, рассматривавший дело, удостоверяет, что оно было связано с решением правового вопроса, выходящего за рамки одного дела, например, если вынесение решения связано с не­обходимостью толкования закона.

2. Все стороны, участвовавшие в деле, согласны с таким поряд­ком обжалования.

3. Палата лордов также должна выразить согласие на прямое на­правление жалобы.

 

Однако на практике такая процедура обжалования применяет­ся лишь в исключительных и достаточно редких случаях.

Наличие Палаты лордов и действующего Апелляционного су­да — это скорее дань старой традиции, которую сегодня врядли можно обосновать какими-либо убедительными аргументами практического свойства. Об этом достаточно прямо и откровен­но говорят, например, Марсель Берлинз и Клэр Дир в книге "Машина права". "Так ли уж необходима апелляция в Палату лордов? — вопрошают авторы. — Ведь существует Апелляцион­ный суд. В его составе представлены наши лучшие судьи. Зачем еще один суд? Это ли не излишнее расточительство и роскошь, когда пять судей Палаты лордов еще раз пересматривают реше­ния, принятые тремя не менее квалифицированными и способ­ными судьями в Апелляционном суде? К тому же такая процеду­ра может приводить, а нередко на самом деле приводит к абсурд­ным результатам.

Например, если Апелляционный суд принимает решение в пользу одной из сторон единогласно, а Палата лордов принима­ет противоположное решение, но уже при соотношении голосов три к двум, то это решение становится действующим правом фа­ктически при поддержке только трех из восьми лучших судей страны.

Нельзя сбрасывать со счетов и дороговизну процедуры обжа­лования судебных решений и приговоров. При двойной апелля­ции стоимость судебной процедуры возрастает на порядок, и она становится практически недоступной. Как видим, логически убе­дительные доводы в пользу существования двойной процедуры обжалования судебных решений найти очень трудно"*. В самом деле аргументы весьма убедительны. Трудно не согласиться с ав­торами популярной брошюры о механизме английского правосу­дия.

* Berlins M. and Dyer С. The Law Machine. Penguin Books. 1990. P. 29.

 

Наконец, следует отметить, что Палата лордов не включается в состав Верховного суда, хотя и является высшей апелляционной инстанцией английской правовой системы. Это, конечно, проти­воречит требованиям логики, зато очень хорошо согласуется с традициями английского права. В частности, это объясняется тем, что при учреждении Верховного суда в 1873 г. Парламент имел в виду отменить Палату лордов (как судебный орган), но потом в 1876 г. передумал, и Палата лордов сохранилась в неприкосновен­ности, хотя ее функции и компетенция, как мы видели, не оста­лись без изменений.

Палата лордов существует на протяжении многих веков как высший судебный орган английского Парламента. По существу, Парламент представляет собой старейший суд английского общегo права. Лишь в конце XV в. судебные функции Парламента на­чинает выполнять исключительно его Палата лордов.

До середины XIX в. любой пэр независимо от того, имелась у него юридическая квалификация или нет, мог принимать участие в заседаниях судебного органа — Палаты лордов. Все члены выс­шей палаты Парламента обладали правом голоса при рассмотре­нии апелляционных жалоб на приговоры и решения нижестоя­щих судов. Дело дошло до того, что в 1834 г. было зафиксирова­но решение Палаты лордов, принятое вообще без участия судей. Однако впоследствии этот "перекос" был поправлен, и в 1883 г. попытка пэра, не принадлежавшего к судейскому сословию, при­нять участие в голосовании по апелляционной жалобе в Палате лордов была попросту проигнорирована лордами-судьями. Его го­лос не был засчитан*. Сегодня эта практика приобрела статус конституционной конвенции. Однако законы, которые хоть как-то ограничивали бы права членов Парламента участвовать в засе­даниях Палаты лордов, отсутствуют.

* См.: Ingman Т. Op. cit. P. 6.

 

В XX в. Палата лордов неоднократно подвергалась критике из-за излишней консервативности ее решений. Лордам-судьям ста­вится в вину их предвзятость, а также склонность принимать ре­шения, безопасные для себя и выгодные для истеблишмента и по­литической элиты. По ряду дел Палата лордов обвинялась в ан­типрофсоюзной ангажированности.

Не менее остро ее решения критиковались и ввиду явной не­способности этого судебного органа внести свой вклад в развитие реформы уголовного права. Действительно, дела, ежегодно рас­сматриваемые Палатой лордов, малочисленны ввиду серьезных процессуальных ограничений. По мнению наиболее авторитетных ученых-правоведов Англии — профессоров Смита и Вильямса, это заставляет задуматься о необходимости на национальном уровне обсудить вопрос о том, стоит ли сохранять вторую высшую апелляционную инстанцию в стране*.

* J.C. Smith [1981] Crim LR 393; G.L. Williams [19851 Crim LR 580.

 

Вместе с тем в печати отмечаются серьезные заслуги Палаты лордов в области права и судебной практики. В частности, Пала­та лордов продолжает выполнять важные функции по исправле­нию ошибок, допускаемых Апелляционным судом. Достаточно сказать, что только в 1995 г. Палатой лордов было отменено око­ло 39% решений Апелляционного суда по гражданским делам и 25% по уголовным делам (от общего числа жалоб на решения Апелляционного суда, рассмотренных Палатой лордов). В отдельные годы эти показатели еще выше*.

* См.: Ingman Т. Op. cit. P. 10.

 

Достаточно существенным является вклад Палаты лордов в ан­глийскую юриспруденцию и в развитие материального права. Так, значительными вехами в развитии современного английского права остаются прецеденты: Rylands v. Fletcher (1868); Dnoghue v. Stevenson [1932]; Hedley Byrn & Co. Ltd. v. Heller & Partners Ltd. [1964]; British Railways Board v. Harrington [1972]; Christie v. Leachinsky [1947]; McLoughlin v. O'Brian [1982]; Gillick v. West Norfolk and Wisbec Area Health Authority [1985]; R v. R (rape: merital exemption) [1991]; Derbyshire County Council v. Times Newspapers Ltd. [1993] и др.

Верховный суд

 

Напомним, что Апелляционный суд и Высокий суд уже с 1873 г. рассматриваются как подразделения, образующие Верховный суд Англии и Уэльса. В 1971 г. Законом о судах вводится еще одно подразделение Верховного суда — Суд Короны, который прихо­дит на смену судам ассизов* и так называемым судам малых сес­сий**. В отличие от ассизов и судов малых сессий Суд Короны — это единый суд. Его отделения (помещения) находятся на местах, но уже не относятся к разряду местных судов. Судебное присут­ствие Суда Короны Большого Лондона известно как Централь­ный уголовный суд, или Олд Бейли.

* Ассизы относились к местным судам. По существу это были выездные суды с присяжными заседателями, т.е. специальные выездные суды.

** Суды малых сессий относились также к местным судам, рассматривали от­дельные категории дел по схеме суммарного (упрощенного) судопроизводст­ва без допуска публики и без присяжных заседателей.

 

Верховный суд в Англии возник в рамках реформы, направ­ленной на ликвидацию дуализма судов общего права и права справедливости. Другой задачей этого решения было прекраще­ние функционирования многочисленных органов разрешения споров с крайне запутанной и переплетающейся компетенцией. Это закрепил Закон о Верховном суде (The Supreme Court Act) 1925 г. В настоящее время деятельность Верховного суда регламенти­руется Законом о Верховном суде 1981 г. Этот Закон в отличие от Закона 1925 г. не называется консолидированным, что в сущно­сти ничего не меняет. Законы о Верховном суде продолжают ос­таваться примером консолидированного законодательства с той лишь разницей, что теперь они не ограничиваются вопросами су­доустройства, а регламентируют процессуальные стороны отправ­ления правосудия.

Положение Суда Короны в иерархии английских судов соот­ветствует положению Высокого суда. Поэтому начиная с 1971 г. Верховный суд состоит фактически из трех судебных органов: Апелляционного суда, Высокого суда и Суда Короны. Рассмот­рим их подробнее.

 

Апелляционный суд

 

Это второе и нижестоящее по сравнению с Палатой лордов апел­ляционное звено судебной системы Англии. Апелляционный суд представляет собой основное судебное учреждение, где можно об­жаловать решения всех нижестоящих судов. Апелляционный суд состоит из 28 судей. Они, пожалуй, в еще большей степени, чем их коллеги из Палаты лордов, влияют на формирование права, Англии. Все заседания Апелляционного суда проходят в помеще­ниях здания Королевского дворца правосудия, расположенного в Лондоне на Стрэнде.

В 1966 г. Апелляционный суд организационно был разделен на два самостоятельных отделения: по гражданским делам и по уго­ловным делам. Апелляционный суд по гражданским делам возгла­вляет Главный лорд-судья. Название должности председателя Апелляционного суда по уголовным делам несет следы глубокой старины — хранитель судебного архива.

По традиции, которую трудно объяснить исходя лишь из здра­вого смысла, руководители отделений Апелляционного суда не являются членами Палаты лордов. Ежегодно в Апелляционном суде по гражданским делам рассматривается примерно 1700 дел, поступающих из Высокого суда, судов графств и из специализи­рованных судов. В Апелляционном суде по уголовным делам еже­годно рассматривается порядка 7 тыс. дел. Для сравнения: Пала­та лордов ежегодно рассматривает не более 100 дел.

В отделение по гражданским делам поступают жалобы на ре­шения судов графств, Высокого суда, антимонопольного суда, а также дела из трибунала по трудовым спорам и из многочислен­ных других трибуналов.

В отделении по уголовным делам подлежат рассмотрению жа­лобы на приговоры и иные решения тех судов, которые действу­ют под юрисдикцией Суда Короны. Апелляционный суд может поддержать или отменить решение нижестоящего суда.

В отдельных случаях процесс в отделении по уголовным делам может быть инициирован министром внутренних дел или Гене­ральным атторнеем (член правительства, выступающий от имени Короны в судебных делах). Процедуры и решения, принимаемые судьями, заседающими в отделении по уголовным делам, мало чем отличаются от того, что происходит в отделении по граждан­ским делам. Однако стоит отметить, что в отделении по уголов­ным делам в отличие от отделения по гражданским делам прини­мается единое решение и особые мнения судей не подлежат огла­ске.

Апелляционный суд заседает в составе трех судей, реже — двух судей, но может быть также пять и более судей. Среди них есть судьи, имеющие звание лордов. Процедура рассмотрения дел в Апелляционном суде не связана с разбирательством дела по суще­ству, с исследованием доказательств или с вызовом в судебное за­седание и заслушиванием свидетелей, экспертов.

В отделении по уголовным делам рассматриваются апелляции на приговоры Суда Короны как по вопросам права, так и в части назначенного наказания. До недавнего времени Апелляционный суд мог лишь снижать назначенное судом первой инстанции на­казание. Законом о правосудии по уголовным делам (Criminal Justice Act) 1988 г. Апелляционному суду было предоставлено пра­во в некоторых ситуациях пересматривать приговор первой судеб­ной инстанции в сторону увеличения наказания.

Апелляционный суд также может изменить сумму причитаю­щейся истцу компенсации или возмещения вреда. Если в ходе рассмотрения материалов дела выяснится наличие новых доказа­тельств, не ставших предметом рассмотрения суда первой инстан­ции, то Апелляционный суд может направить дело на новое рас­смотрение.

Решения Апелляционного суда принимаются на основании оз­накомления судей с представленными сторонами документами. Кроме того, судьи могут выслушать пояснения адвокатов, а если сочтут необходимым — и других лиц. Решения Апелляционного суда принимаются большинством голосов.

Высокий суд

 

В организационном плане Высокий суд — это механическое со­единение в одном учреждении трех разных судов, или подразде­лений, — Суда королевской скамьи, Канцлерского отделения Вы­сокого суда и Отделения Высокого суда по семейным делам. У ка­ждого подразделения Высокого суда своя компетенция и свои функции, но иногда они могут совпадать. В основном Высокий суд занимается делами по спорам о наследстве, при разводах и морскими делами. Юристы в разговорах между собой упоминают Высокий суд как суд по "завещаниям, женам и крушениям"*.

* Подробнее см.: Цвайгерт К., Кётц X. Указ. соч. С. 300.

 

Причины столь разнородной предметной компетенции Высо­кого суда следует искать в истории, а точнее, в параллелизме английских судов, восходящем еще к XII в. Однако юрисдикция Высокого суда подразделяется только между его отделениями, но не между судьями. Судьи Высокого суда не разделяются в за­висимости от того отделения, в котором они фактически рабо­тают. Они судьи не своего отделения, а Высокого суда как тако­вого.

Высокий суд был организован в соответствии с Законами о су­дебной реформе 1873—1875 гг. Вплоть до 1971 г. судьи Высокого суда располагались в Лондоне в здании Королевского дворца пра­восудия на Стрэнде. Согласно традиции, судьи Высокого суда практиковали проведение выездных судебных заседаний на мес­тах. Это были "выездные" суды. В результате судебной реформы Генриха II за выездными судами закрепилось новое название — "суды ассизов". Именно суды ассизов формировали и развивали в течение столетий общее право Англии. Закон о судах 1971 г. ли­квидировал ассизы, но определил, что заседания Высокого суда также могут проходить в 45 его отделениях по всей территории Англии и Уэльса. Конкретные города, в которых размещаются су­дебные присутствия Высокого суда, определяются решением лорд-канцлера.

Высокий суд может выступать и как суд первой, и как суд апелляционной инстанций. Если дело рассматривается на заседа­нии Высокого суда впервые и по существу, т. е. в первой инстан­ции, то судья ведет процесс единолично. Если же речь идет о раз­бирательстве апелляционной жалобы на решение магистратского суда или Суда Короны, вынесенное ими в части гражданского ис­ка в уголовном деле, то дело рассматривают два или более судей Высокого суда. Как уже было отмечено, в организационном отно­шении Высокий суд состоит из трех отделений, т. е. фактически из трех самостоятельных судов.

Суд королевской скамьи

 

Суд королевской скамьи — самое крупное отделение Высоко­го суда. В его составе 63 судьи. Центральное здание этого суда расположено в Лондоне на Стрэнде, а присутствия имеются в 27 провинциальных городах. В дополнение заседания отделения ко­ролевской скамьи Высокого суда могут проходить в более много­численных судах графств. В структуру отделения Суда королев­ской скамьи входят также некоторые другие специальные судеб­ные подразделения — Суд по морским делам*, Коммерческий суд**.

* В компетенцию Суда по морским делам входит разрешение споров о возме­щении имущественного ущерба, в том числе в случае смерти или телесных повреждений на море, например вследствие морских катастроф и аварий, а также по чартеру при утрате морских грузов и споры о принадлежности мор­ского судна или о собственности на него. В этом же суде рассматриваются споры о компенсации за спасение морского судна.

** Отделения Коммерческого суда находятся в Лондоне, Ливерпуле и Манче­стере. В этом суде рассматриваются торговые, а также страховые споры. Процедура в суде отличается большей простотой по сравнению с процеду­рой разбирательства дела в Суде королевской скамьи Высокого суда.

 

Суд королевской скамьи по сравнению с другими отделения­ми Высокого суда имеет самую широкую юрисдикцию. Он высту­пает как суд и по гражданским делам, и по уголовным делам, и как суд первой инстанции, и как апелляционная инстанция. В первой инстанции здесь, как правило, рассматриваются наиболее сложные и запутанные гражданские дела в юрисдикции общего права.

Основная масса дел, попадающих в Суд королевской скамьи, связана с разрешением споров по контрактам, а также с теми си­туациями, когда речь идет о больших суммах денег. Например, это могут быть иски из причинения вреда (tort) вследствие несча­стных случаев на производстве, на транспорте или соответствую­щие гражданские споры с участием выдающихся личностей и из­вестных людей.

Кроме того, Суд королевской скамьи наделен еще одной важ­ной функцией — судебного надзора. На основании этих полномо­чий Суд королевской скамьи осуществляет надзор за решениями других судов, за действиями и решениями должностных лиц и ор­ганов управления. Так обеспечивается достаточно эффективный механизм реализации одной из наиболее важных конституцион­ных гарантий личных прав граждан — судебного обжалования и защиты.

Процессуальными средствами осуществления судебного надзо­ра выступают такие инструменты английского общего права, как приказ хабеас корпус (the writ of habeas corpus) и прерогативные приказы.

Приказ хабеас корпус это приказ Высокого суда о немедлен­ном освобождении того, кто незаконно был взят под стражу, помещен в медицинское учреждение или лишен свободы в иной форме. Приказ хабеас корпус как форма процессуального реаги­рования на нарушение конституционных прав была введена анг­лийским Парламентом в 1679 г. В те времена приказ суда об ос­вобождении из-под стражи начинался латинским выражением habeas corpus. В буквальном переводе это значило "Ты должен до­ставить тело". В этой форме английский суд предписывал лицу, которое осуществляло задержание, доставить задержанного в суд в указанное время для разбирательства по вопросу о законности задержания.

На основании положений законодательства о хабеас корпус су­дьи Суда королевской скамьи Высокого суда имели право распо­рядиться о немедленном освобождении лица из-под стражи в слу­чае его незаконного или без должных оснований лишения свобо­ды или помещения под стражу. Адресатами такого приказа могут быть полиция, служба иммиграции, должностные лица соответст­вующих медицинских заведений, а также частные лица (напри­мер, родители). Заявление о выдаче приказа хабеас корпус рассма­тривается апелляционным присутствием Высокого суда или еди­нолично судьей.

В основном приказ хабеас корпус применяется по уголовным делам. Однако не исключается его применение и по отношению к гражданским делам. Так, с 1983 г. в связи с принятием Закона о душевных заболеваниях приказ хабеас корпус распространяется также и на случаи незаконного помещения лиц, страдающих пси­хическими заболеваниями, в психиатрическое лечебное учрежде­ние закрытого типа.

Кроме того, приказ хабеас корпус может быть выдан в случае незаконного лишения свободы детей или других родственников, если речь идет о семейных взаимоотношениях.

В соответствии с презумпциями английского общего права любое задержание и лишение свободы считаются незаконными, если не будет доказано обратное. Поэтому обязанность доказы­вать законность и обоснованность заключения под стражу и ино­го лишения свободы в случае приказа хабеас корпус возлагается на того, кто осуществляет лишение свободы. Лица, признанные виновными в незаконном лишении свободы, не несут ответст­венности непосредственно на основании приказа хабеас корпус. Однако приказ хабеас корпус может привести к освобождению за­держанного, и тогда он имеет возможность обратиться в суд в об­щем порядке с исковыми претензиями к виновному в незакон­ном задержании. В частности, такое лицо может обратиться в суд с иском о возмещении вреда, причиненного незаконным лишением свободы, побоями (battery) или угрозой физического наси­лия.

Прерогативный приказ — это обязательное распоряжение в от­ношении нижестоящего суда, трибунала или другого органа (на­пример, в отношении местных органов власти), которые допусти­ли несправедливость при осуществлении своих полномочий. Все­го предусматривается три вида прерогативных приказов (орде­ров)*.

* Приказ injunction не относится к числу прерогативных приказов, о которых идет речь в настоящем разделе. Право на выдачу такого приказа принадле­жит другому отделению Высокого суда — Канцлерскому. С 1981 г. Высокий суд может выдавать приказ injunction в отношении не только частных лиц, но и действий правительственных органов.

Судебный приказ мандамус (mandamus) — это требование, обра­щенное к суду или иному органу, в соответствии с которым пос­ледний должен выполнить те обязанности, которые определяют­ся положениями общего права. Приказ может быть адресован как судьям, так и другим лицам.

Например, приказ мандамус, выданный Высоким судом, может обязать тот или иной судебный трибунал рассмотреть апелляци­онную жалобу, если в ее рассмотрении этот судебный орган, по мнению лица, обратившегося с ходатайством о мандамусе, не­обоснованно отказал. Или возможна другая ситуация, когда мест­ный орган власти может получить приказ мандамус, который обя­жет его предъявить налогоплательщикам документы о расходова­нии налоговых средств для осуществления соответствующей про­верки правильности и законности действий, связанных с исполь­зованием этих средств.

Судебное запрещение — это обязательное для нижестоящего су­да или судебного трибунала распоряжение отделения Высокого суда, запрещающее совершение определенных действий. Судеб­ное запрещение принимается в ситуации, когда есть основания полагать, что тот или иной суд или судебный трибунал выйдет за пределы своей юрисдикции. В настоящее время судебное запре­щение может быть выдано в отношении не только судебных ре­шений, но и частных лиц и организаций.

Ордер сертиорари — это приказ Высокого суда об истребова­нии дела из нижестоящего суда, судебного трибунала, из соот­ветствующего органа власти либо от должностного лица. Назва­ние приказа представляет собой сокращенную форму латинско­го выражения certiorari volumus — "мы желаем, чтобы нам сооб­щили".

Приказ ордер сертиорари выдается в тех случаях, когда Высо­кий суд принимает во внимание утверждения заявителя о том, что нижестоящая судебная инстанция, трибунал или орган власти действуют с превышением своих полномочий или в нарушение принципов естественной справедливости (права справедливости). Причем в результате такого использования своих исключитель­ных полномочий Высокий суд может своим решением отменить решение нижестоящего суда, принятое по данному делу, или да­же прекратить дело, но не может самостоятельно принять свое ре­шение взамен отмененного. Последнее Высокий суд может осу­ществить лишь в рамках апелляционной процедуры, но не в по­рядке сертиорари.

Юрисдикция Суда королевской скамьи Высокого суда допол­нена правом рассматривать дела и по второй инстанции, т. е. вы­ступать в качестве апелляционного суда. Помимо решений ниже­стоящих судов здесь могут в порядке особой судебной процедуры* рассматриваться жалобы на решения и действия органов испол­нительной власти и их должностных лиц, включая местный уро­вень, если, по мнению истца, эти действия и решения превыша­ют полномочия властей или связаны с нарушением прав и закон­ных интересов, охраняемых конституцией страны.

* Имеются в виду полномочия суда в порядке так называемого судебного над­зора (judicial review).

 

Невыполнение сертиорари влечет ответственность за неуваже­ние суда.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 333;