Юридические профессии в Англии



 

В английских учебниках по праву характеристика тех, кто про­фессионально занимается юридической деятельностью, и иных участников правосудия дается на примере солиситоров, барристе­ров, судей и присяжных заседателей. Каждый из них выполняет свои функции в процессе, который называется отправлением пра­восудия. Пожалуй, это главные действующие лица на английской юридической сцене. Однако все же говорить о единой профессии юриста применительно к Англии не приходится. Скорее, здесь имеется несколько юридических профессий, и у каждой свои ис­тория, место, задачи и функции.

Так, адвокаты в Англии традиционно подразделяются на два самостоятельных и не зависимых друг от друга цеха: барристеров и солиситоров.

Первые упоминания об адвокатах относятся еще к XII—XIII вв. До этого в них особой нужды не было, и каждый свободный житель страны мог представлять свои дела в суде, что называется, "собст­венноручно". Однако с течением времени и в результате усложнив­шейся процедуры судопроизводства население вынуждено было прибегать к помощи профессионально грамотных и опытных хода­таев при решении дел в королевском суде. За выполнение услуг эти люди получали соответствующую плату. К XIII в. доброхоты-хода­таи приобретают черты особой привилегированной профессиональ­ной группы и начинают работать под патронажем английских ко­ролевских судей. Этих людей признавали и с ними были согласны иметь дело судьи короля.

К XV в. среди английских адвокатов уже выделяется несколь­ко самостоятельных профессий. Например, появляются такие фи­гуры, как правовые старшины. Только эти адвокаты — старшие среди адвокатов — обладали привилегией выступать от имени своих клиентов в Суде общих тяжб. Барристеры возникают как ученики-адвокаты, но затем становятся полноправной профессиональной группой. Как и правовые старшины, барристеры также были допущены выступать непосредственно в королевском суде, хотя они и занимали нижнюю ступеньку в иерархии. Таким обра­зом, исторически профессия барристера возникает как профессия судебного адвоката, наделенного определенными привилегиями.

Еще две группы адвокатов — атторнеи (присяжные поверен­ные) и солиситоры — непосредственно в королевские суды не до­пускались. Поэтому они относятся к группе конторских стряпчих. Атторнеи вели дела в местных судах общего права, а солиситоры выступали в Канцлерском суде. Другие адвокаты (их называли прокторами) практиковали в церковных и морских судах.

Реформа 1875 г. попыталась положить конец, как говорят на Западе, "балканизации" адвокатской профессии (т. е. ее профес­сиональной раздробленности). Осталось только деление адвока­тов на два основных клана: барристеров и солиситоров. Однако и сегодня сближения барристеров и солиситоров не происходит. Они по-прежнему отличаются друг от друга своими традициями, организацией и правилами профессиональной деятельности, а также функциями.

Солиситоры

 

Солиситоры — самая многочисленная группа английских адвока­тов. Их общая численность составляет около 48 тыс. человек, в том числе около 8 тыс. солиситоров практикуют в Лондоне. Со­лиситор — самостоятельный адвокат. Он лично или в сотрудни­честве с другими солиситорами консультирует своих клиентов по юридическим вопросам. В обязанности солиситоров обычно вхо­дит ведение дел о земельной недвижимости, составление догово­ров и завещаний, управление наследственным имуществом. Они дают рекомендации по юридическим вопросам налогообложения, страхования, конкуренции и предпринимательства.

В отличие от барристеров, которые в основном заняты тем, что руководят работой своего офиса и ведут переписку, солиситоры больше времени посвящают практической стороне тех дел, кото­рые им приходится вести. Так, именно солиситоры обеспечивают подготовительную стадию судебных тяжб и правомочны прини­мать необходимые меры для начала судебного процесса. Они оп­рашивают свидетелей, готовят тексты заявлений и другие доку­менты по поручениям своих клиентов и, это, пожалуй, самое главное, в отличие от барристеров работают в непосредственном контакте со своими клиентами.

Вместе с тем было бы преувеличением утверждать, что солиси­торы все свое время проводят в офисах, трудясь над юридическими документами, а барристеры только тем и заняты, что выступа­ют в судах. На самом деле большая часть солиситоров половину своего рабочего времени проводит в судах, а барристерам льви­ную долю своего времени приходится посвящать работе над доку­ментами. Просто работа солиситора выглядит более разнообраз­ной, чем работа барристера. Даже в том случае, когда в дело всту­пает барристер, основную часть рутинной юридической работы проводит все же солиситор.

Предоставим слово авторам известной книги "Машина права" Марселю Берлинзу и Клэру Диру, обобщившим практику работы солиситоров и барристеров последних лет.

"Если речь идет о гражданском деле, — отмечают они, — то вовсе не обязательно, что оно попадет в суд. В любом случае большую часть подготовительной работы осуществляет солиси­тор. В частности, он проводит переговоры, которые могут приве­сти к мировому соглашению без суда. Барристер для участия в де­ле приглашается солиситором.

В обязанности барристера входит составление черновых вари­антов необходимых документов, которые затем будут представле­ны в суде. От барристера ждут совета, принимать или нет предло­женные условия примирения. Если все же дело зайдет столь да­леко, то барристер должен быть готовым предстать собственной персоной в зале судебного заседания.

Большая часть уголовных дел начинается и заканчивается в магистратском суде с участием солиситора. Хотя некоторые соли­ситоры, особенно в Лондоне, прибегают к практике привлечения младших барристеров к участию в судебном заседании, предвари­тельно инструктируя их. Дела по обвинению в тяжких преступле­ниях рассматриваются в Суде Короны. Однако и в этой области барристеры не так давно утратили свою адвокатскую монополию. В 1994 г. впервые в истории несколько солиситоров получили ли­цензии на право выступать в судебных заседаниях по делам, которые рассматриваются в Суде Короны"*.

* Berlins M. and Dyer С. Op. cit. P. 46.

 

Итак, основное рабочее время солиситоров непосредственно с судебными заседаниями не связано. Львиную долю их обязанно­стей составляет работа с документами, сопровождение истребова­ния имущества, составление завещаний, участие во внесудебных процедурах в рамках гражданско-правовых споров, разрешение юридических вопросов, связанных с заключением и расторжени­ем браков, управлением земельной собственностью, трудовой де­ятельностью, иммиграцией и обслуживанием деятельности юри­дических лиц.

Свои адвокатские обязанности солиситоры могут исполнять в магистратских судах, в судах графств и в ряде трибуналов. Неко­торые солиситоры получили право выступать в Суде Короны, но эта практика пока не получила достаточно широкого распростра­нения. К тому же там они по-прежнему не могут выступать в ка­честве защитников по тем делам, которые рассматриваются в пер­вой инстанции. Существующие инструктивные указания откры­вают солиситорам доступ в зал судебного заседания Суда Короны лишь для участия в кассационном производстве, да и то только по тем делам, которые рассматривались магистратским судом с их участием. Кроме того, солиситоры могут выступать в заседаниях Высокого суда по делам о банкротстве. В заседаниях Европейско­го суда справедливости солиситоры участвуют на равных правах с барристерами.

Солиситоры несут гражданско-правовую и судебную ответст­венность за невыполнение контракта и по обязательствам из при­чинения вреда*.

* Midland Bank Trust Co. Ltd. v. Hett, Stubbs & Kemp [1979] Ch 384.

 

Солиситоры, проработавшие в своей должности не менее де­сяти лет, могут быть назначены рекордерами (recorders), т. е. соли­ситорами, совмещающими обязанности адвоката с обязанностями судьи в Суде Короны. Солиситоры, имеющие стаж работы не ме­нее пяти лет, могут быть назначены для работы окружными судь­ями одного из шести судебных округов, на которые разделены Англия и Уэльс. Фактически это судьи Суда Короны или судов графств. Солиситор также может быть назначен магистратом — судьей магистратского суда на платной основе или служащим ап­парата Верховного суда. Закон о судах и юридических услугах (Courts and Legal Services Act) 1990 г. предусматривает, что солиси­торы могут получить мантию, т. е. перейти в разряд барристеров и назначаться лорд-канцлером старшими барристерами.

Солиситоры могут объединяться в товарищества, но им запре­щено учреждать компании. В последнее время, особенно в Лон­доне, отмечается тенденция объединения солиситоров в крупные мегатоварищества, каждое из которых может насчитывать до ста человек и более. Значительное число солиситоров заняты в сфере муниципального управления или работают в частных фирмах и в компаниях как юрисконсульты.

Юридическое общество

 

Юридическое общество — это руководящий и контролирую­щий орган профессионального сообщества солиситоров. Оно бы­ло учреждено Королевской хартией 1845 г. Членство в Юридическом обществе сугубо добровольное. В него входит примерно 85% всех солиситоров. В соответствии с Актом о солиситорах 1974 г. Юридическое общество наделено правом принимать с согласия лорд-канцлера и других высших судей нормативные акты, регла­ментирующие обучение и прием в солиситоры. Оно призвано обеспечивать квалификационные испытания при приеме в сооб­щество солиситоров новых членов. Юридическое общество изда­ет "Газету правового общества" ("Law Society's Gazette"), при нем организованы специальное учебное заведение и клуб.

В соответствии с законодательством Юридическое общество наделено довольно значительными правами в осуществлении контроля деятельности солиситоров. Так, оно регистрирует каж­дого солиситора, сдавшего квалификационный экзамен, и ведет реестр, куда заносятся персональные данные солиситоров. Кроме того, Юридическое общество отвечает за страхование солисито­ров на случай причинения вреда клиентам. Оно проводит провер­ки деятельности солиситоров, принимает решения по вопросам ведения ими бухгалтерской отчетности и по доходам, устанавли­вает дисциплинарные и профессиональные требования к солиси­торам.

Барристеры

 

В английской традиции барристеры — это и есть собственно ад­вокаты в полном смысле этого слова. Именно барристеры обра­зуют то, что в английской юридической терминологии обознача­ется как сообщество адвокатов. Как и любая элита, барристеры составляют меньшинство в числе людей адвокатской профессии. Общая численность барристеров не превышает 5500 человек. Ко­ролевскими адвокатами (Queen's Councils) могут быть только бар­ристеры, получившие мантию, а с ней и право выступать в суде. Их немного, чуть больше 500 человек. Эти барристеры относятся к числу полноправных членов английской адвокатуры. Осталь­ные, т. е. барристеры без мантии, занимают нижнюю позицию в адвокатской иерархии. Все это приводит к тому, что большинст­во барристеров заняты в сфере бизнеса и на преподавательской работе в университетах и других учебных заведениях.

Работа барристера состоит в основном в ведении адвокатуры в судах и в подготовке письменных заключений в той области пра­ва, в которой они специализируются. До Закона о судах и юриди­ческих услугах 1990 г. барристеры могли работать только в конта­кте с солиситорами. Однако новый Закон предусмотрел право барристеров заключать прямые договоры с клиентами, нуждаю­щимися в их услугах, и получать плату от них.

Кроме того, барристерам не возбраняется также оказывать ус­луги юридического характера другим лицам, т. е. тем, кто не яв­ляется потенциальным или реальным участником судебного про­цесса, но желает получить компетентное мнение эксперта по во­просам права и судопроизводства. Это могут быть, например, ра­ботники финансовой сферы, банков и др.

Все барристеры делятся на две категории — младшие и стар­шие. Успешный младший барристер после десяти лет работы, как правило, "получает мантию", т. е. становится адвокатом Ее Вели­чества. В таком случае он имеет возможность сосредоточиться ис­ключительно на судебной адвокатуре. Барристеры, "дослуживши­еся до мантии", получают более солидные гонорары, их статус в глазах судей повышается. Назначение в судьи производится в ос­новном из числа барристеров, имеющих мантию.

Английские барристеры не могут в судебном порядке истребо­вать полагающийся им гонорар от своего клиента. Однако эти во­просы регламентируются этикой профессии и на уровне взаимо­действия руководящих органов сообщества барристеров и сооб­щества солиситоров. В частности, Совет Юридического общества солиситоров постановил, что солиситоры должны контролиро­вать, чтобы барристеры получали соответствующую плату от сво­их клиентов.

Барристеры не несут ответственности за ущерб, который они своими действиями и неправильными советами непосредственно в зале судебного заседания могут причинить своему клиенту. Предпринимались неоднократные попытки (в том числе через суд) вменить в вину барристерам ущерб, который их клиенты по­несли вследствие проигранного судебного процесса. Однако су­ществовавшее правило было однозначно подтверждено решением суда по делу Rondel v. Worsley [1969], о котором мы уже упомина­ли*.

* Напомним суть дела. Истец заявил, что барристер (он же ответчик) проявил небрежность, представляя его интересы в суде. Однако исковое требование было отклонено как безосновательное, т. е. суд не признал, что в англий­ском праве существует такое основание для предъявления претензий в су­дебном порядке, на которое ссылался истец. Основной довод позиции суда состоял в том, что если признать такое право, то это приведет к новому су­дебному разбирательству того дела, которое в первой инстанции судом уже было рассмотрено.

 

В то же время барристеры не обладают иммунитетом от ответ­ственности за тот вред, который возникнет вследствие допущен­ных ими ошибок на досудебной стадии или вне зала суда*.

* Saif Ali v. Sydney Mitcheil (1978).

 

До 1977 г. существовало правило, согласно которому старший барристер не мог появиться в зале судебного заседания без сопро­вождающего его младшего барристера. Правило было отменено, но традиция выполнения всей "черновой" работы младшим бар­ристером сохраняется и поныне. Поэтому клиент в тех делах, в которых без королевского адвоката не обойтись, фактически вы­нужден оплачивать услуги двух барристеров — того, кто пишет и составляет документы, и того, кто выступает в зале судебного за­седания. Согласно Кодексу поведения, считается, что барристеры оказывают услуги на платной основе, однако они не могут отка­зать клиенту в услугах по политическим, расовым, этническим, религиозным или этическим мотивам.

Адвокаты-барристеры имеют право выступать в любом суде, но им запрещается образовывать товарищества, и этим они отли­чаются от солиситоров. Поэтому барристеры работают индивиду­ально или в составе палат. Они не могут нанимать для исполне­ния своих функций других. Например, в Лондоне действует 226 палат барристеров и 112 палат организованы за его пределами*.

* Johnson and Pannett, SWOT A Level Law. Blackstone Press, 1988. P. 55.

 

Палаты для барристеров выполняют роль секретариата. В со­ставе палаты имеется специальный служащий — клерк, в обязан­ности которого входит решение деловых вопросов деятельности барристера. Например, он обсуждает с солиситорами причитаю­щийся барристеру гонорар, распределяет работу между барристе­рами палаты.

Как мы уже отмечали, до принятия Закона о судах и юридиче­ских услугах 1990 г. значение клерка палаты состояло в том, что только через него солиситоры и другие клиенты могли вступить в контакт с барристером. В последнее время контролирующая роль палаты претерпела существенные ограничения. Например, барри­стеры могут вступать в контакты с клиентами без услуг клерка и необязательно в служебном помещении. Среди других нововведе­ний можно отметить следующие: отменен запрет на посещение барристерами юридических контор солиситоров; барристеры по­лучили право давать объявления с предложением своих услуг в га­зетах и в других средствах массовой информации (однако прини­мать клиентов они все же обязаны по соответствующему письму солиситора). Редко когда клиенты сами знают, какому барристе­ру лучше поручить ведение своего дела в суде. Этот выбор за них делают, как правило, солиситоры. Поэтому, чтобы быть успеш­ным, барристеру необходимо иметь хорошие связи с солиситора­ми, преимущественно с большими конторами.

Барристер допускается к практике только в том случае, если он "был призван" в профессию судебным инном. Судебные инны — это школы-гильдии. Их четыре: Греевская школа-гильдия (Grays's Inn), Линкольновская школа-гильдия (Lincoln's Inn), Внутренний Темпл (Inner Temple) и Средний Темпл (Middle Temple). Судебные школы-гильдии — это очень старая английская традиция. Свои­ми корнями она уходит в XIV в. По существу судебные школы-гильдии — это профессиональные организации барристеров, в ко­торые издавна объединялись английские адвокаты. С недавних пор в школы-гильдии принимаются для обучения и практики только лица с университетским дипломом. Но полученное в уни­верситете образование необязательно должно быть связано с юриспруденцией.

В отличие от Юридического общества солиситоров школы-гильдии барристеров никогда не учреждались законом. Для анг­личан они были всегда, еще задолго до появления первых актов, регламентирующих их деятельность. К слову сказать, в отличие от солиситоров ни барристеров, ни адвокатуру как их професси­ональное сообщество никакими законами не учреждали. Барри­стеры появляются вместе с судами как необходимый компонент английского суда. Что и как делать барристерам, английский Парламент никогда не определял. Это внутреннее дело сообще­ства.

Каждая школа-гильдия управляется своей скамьей и старей­шинами барристеров. Старейшины — наиболее опытные и стар­шие по возрасту барристеры. Они назначаются пожизненно и не выбираются, а кооптируются другими старейшинами.

Школам-гильдиям принадлежит абсолютная власть решать во­просы приема в английскую адвокатуру. Чтобы стать барристе­ром, необходимо провести определенное время в школе-гильдии. Это время измеряется необычной единицей — "обеденными сес­сиями", которые дает каждая школа-гильдия. Ежегодно, как пра­вило, проводится четыре таких сессии. В течение одной сессии необходимо отобедать в столовой своей школы-гильдии по край­ней мере три раза. Но чтобы быть принятым в барристеры, тре­буется посетить не меньше семи сессий. В давние времена сов­местные застолья были призваны облегчить установление конта­ктов между барристерами и теми, кто хочет быть посвященным в это сословие. В настоящее время это приобрело характер ритуала и во многом бессмысленной процедуры. Кроме того, необходимо выдержать экзамены по теоретической и практической подготов­ке. После этого кандидат в барристеры переводится в разряд ста­жеров и прикрепляется к соответствующей палате на один год. Уже через полгода стажер может самостоятельно представлять дело в суде. После истечения срока стажировки, если образуется ва­кансия в соответствующей палате, стажер может стать полноправ­ным барристером.

Если практикующий барристер оказывается успешным, то ра­но или поздно он вынужден сократить объем своей работы, так как адвокатской деятельностью он может заниматься только персонально. Чтобы сократить объем работы и при этом повысить гонорары, барристеры должны получить специальный ранг и пе­рейти в королевские адвокаты. Для этого они обращаются к лорд-канцлеру с просьбой, чтобы он ходатайствовал перед королевой о возведении их в ранг королевского адвоката.

Королевские адвокаты — это элита барристеров. Из их числа отбираются судьи Высокого суда и судов графств. Среди своих коллег они пользуются особым уважением и при исполнении сво­их обязанностей обязаны облачаться в специальную шелковую мантию. О новоиспеченном королевском адвокате говорят, что он "добился шелка".


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 2778;