Иные суды, или суды специальной юрисдикции



 

В самом широком смысле органы и учреждения правосудия в Англии отнюдь не исчерпываются указанными судами, входящи­ми в судебную систему. Имеется целый ряд иных судов — это су­ды специальной юрисдикции. К категории иных они отнесены в том смысле, что официально не включаются в систему судов, но признаются и действуют вполне официально. Они предназначены для рассмотрения определенных категорий дел в некоторых обла­стях права и, как и настоящие суды, наделены особыми полномо­чиями и функциями. Рассмотрим некоторые наиболее типичные суды, относящиеся в Англии к категории иных, и их юрисдик­цию.

Судебный комитет Тайного совета был образован в 1833 г. на основании Закона о судебном комитете. По существу Тайный со­вет представляет собой реликтовое образование, доставшееся в наследство еще от колониальных времен. Во времена существова­ния Британской империи Тайный совет размещался в Лондоне и выполнял функции высшего апелляционного суда по отношению к судам в британских колониях и доминионах.

Сегодня Судебный комитет Тайного совета рассматривает апелляции на решения судебных властей в еще оставшихся коло­ниях и в тех бывших британских территориях, которые предпочли сохранить старый порядок апелляции. К их числу относятся Син­гапур, Новая Зеландия, Ямайка, Барбадос, Тринидад и Тобаго, Шри-Ланка и др. (всего насчитывается 25 территорий). Другие страны, входящие в Содружество*, полагают, что такой порядок несовместим с их суверенитетом. Например, Канада и Индия от­казались от следования этому порядку еще в 1949 г., а Австра­лия — в 1986 г.

* Это добровольный межправительственный союз 47 независимых государств, в который помимо Соединенного Королевства входит большинство бывших колоний Британской империи.

 

Судебный комитет Тайного совета такой же орган, как и Су­дебный комитет Палаты лордов. Его полномочия также связаны с рассмотрением жалоб на решения и приговоры судов. Сюда же поступают жалобы на решения суда англиканской церкви. В со­ставе Судебного комитета Тайного совета заседают те же судьи, что и в Палате лордов. К ним время от времени присоединяются наиболее выдающиеся представители судебного корпуса тех стран Содружества, которые принимают юрисдикцию Тайного совета.

Апелляционный трибунал по трудовым спорам. Его компетенция и полномочия, а также функции и процедуры определяются спе­циальными Правилами Апелляционного трибунала по трудовым спорам 1980 г. Образование этого судебного органа в дополнение к уже существующим судебным инстанциям было вызвано резким увеличением в последние десятилетия числа трудовых споров, особенно по вопросам, касающимся незаконных увольнений с ра­боты и дискриминации рабочих и служащих. Для рассмотрения этих дел стали создаваться специальные органы, не входящие в систему английских судов, — трибуналы (сначала появились про­мышленные трибуналы). Следует отметить, что трибуналы пред­ставляют собой органы административной юстиции. Подробнее мы их рассматриваем далее. Здесь же подчеркнем, что професси­ональные судьи в деятельности трибуналов лишь задействованы, но играют, можно сказать, "не на своем поле".

Следует отметить, что в общей судебной "табели о рангах" Апелляционный трибунал по трудовым спорам занимает такое же положение, как и Высокий суд. В компетенцию Апелляционного трибунала входит рассмотрение жалоб на решения промышлен­ных трибуналов по делам о незаконных увольнениях с работы, о завышенной оплате труда, о случаях дискриминации на работе и службе по признаку пола и др.

Апелляционный трибунал заседает в составе судьи Высокого суда и двух членов суда, не являющихся профессиональными юристами. Как правило, это представители профсоюзов и органи­заций, представляющих интересы работодателей. Решения Апел­ляционного трибунала могут быть обжалованы в Апелляционный суд на общих основаниях.

Коронерские суды. Строго говоря, это также не суд, а особый орган, в функции которого входит проведение официальной предварительной проверки соответствующих обстоятельств. Поэ­тому Коронерские суды создаются по мере необходимости. Коро­неры в отличие от судей назначаются из числа опытных барристе­ров, солиситоров или врачей, имеющих 5-летний стаж работы. Деятельность коронеров регламентируется специальным Законом о коронерах (Coroners Act) 1988 г.

В обязанности коронера входит проведение официальной про­верки фактов в случае наступления непротивоправной, но и не естественной смерти человека. В частности, такая проверка обя­зательно должна проводиться при всех несчастных случаях со смертельным исходом, а также при обнаружении признаков на­сильственной, внезапной, подозрительной или необъяснимой ("загадочной") смерти, при наступлении смерти осужденного, на­ходящегося в тюрьме, или задержанного либо взятого под стражу в помещении полиции (например, это все случаи самоубийств за­держанных и арестованных).

Коронер, расследуя такого рода случаи, обязан установить причину и обстоятельства смерти. Для этого он имеет право на­значать патолого-анатомическую экспертизу трупа, расследовать обстоятельства и факт смерти, проводить эксгумацию трупа, если захоронение находится в пределах обслуживаемой им территории.

Кроме того, коронер проводит специальное расследование в случае поступления заявления об обнаружении клада. Кладом считаются спрятанные серебряные или золотые монеты или посу­да, а также золото и серебро в слитках, владелец которых неизве­стен. Если указанные предметы не содержат определенного коли­чества серебра или золота, то они кладом не являются. Номиналь­но в соответствии с правом Англии все клады, обнаруженные в пределах ее территории, принадлежат Короне. Задача Коронерского суда состоит в том, чтобы определить, является данная на­ходка кладом или нет.

На практике все обнаруженные ценные клады передаются в Британский музей или становятся экспонатами других музеев. Ес­ли такой клад принимается музеем и становится частью музейной коллекции, то нашедшему выплачивается его полная рыночная стоимость. Если музей не принимает клад, то он передается лицу, обнаружившему его, и тот может поступать с ним по своему ус­мотрению. Если же лицо, обнаружившее клад, скроет находку, то впоследствии это может привести к тому, что он не получит при­читающегося ему вознаграждения в полном объеме или же вооб­ще вознаграждение ему не будет выплачено.

В 1996 г. в английский Парламент был внесен специальный за­конопроект, посвященный правовому регулированию обращения с кладами. Этим законопроектом сокрытие клада предлагается рассматривать как преступление, а к кладам относить любые спрятанные предметы (кроме единичной монеты), которые содер­жат более 5% драгоценного металла и чей возраст оценивается не менее чем в 300 лет.

Коронерская проверка во многом напоминает следствие и су­дебное разбирательство уголовного дела в королевском суде. Но с точки зрения права эта процедура не является судебным процес­сом. В то же время коронеры имеют право вызывать и допраши­вать свидетелей, устанавливать обстоятельства и причины смерти лично или с помощью полиции. При необходимости они могут прибегать к услугам присяжных заседателей Коронерского суда. Так, присяжные заседатели могут присутствовать при допросах коронером свидетелей и подозреваемых. В их обязанности входит также вынесение вердикта о характере и причинах наступления смерти (убийство, несчастный случай, самоубийство или естест­венная смерть). В том случае, если присяжные окажутся не в со­стоянии прийти к определенному мнению по этому вопросу, они не выносят свой вердикт.

Суд по делам о запрещенном торговом обороте. Этот специали­зированный судебный орган был организован в 1956 г. для рас­смотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства в сфере торговли. В составе суда пять судей Высокого суда. При­нимать решения им помогают 10 специально назначенных лорд-канцлером заседателей (laymen) из числа квалифицированных и опытных специалистов, хорошо разбирающихся в делах бизнеса, торговли и общественного управления. Дела рассматриваются в составе одного судьи и двух заседателей. Если же речь идет толь­ко о юридических вопросах, то все дело рассматривается судьей единолично.

В частности, в настоящее время Суд по делам о запрещенном торговом обороте рассматривает нарушения Закона об ответст­венности за ограничения в торговле 1976 г. (Restrictive Trade Practices Act) и Закона о ценах при перепродаже 1976 г. (Resale Prices Act). Этими законами предусматривается ответственность производителей за сговор с целью ограничения свободной конку­ренции и установление монопольных цен на товары. В своих ре­шениях суд опирается не только на нормы английского права, но и на правовые документы Европейского Союза.

Начиная с 1973 г. компетенция Суда по делам о запрещенной торговой практике была распространена также на решение вопро­сов, связанных с нарушениями антимонопольного законодатель­ства в сфере услуг. Если суд в соответствии со своими полномо­чиями признает, что тот или иной торговый контракт противоре­чит интересам общества и государства, то он может с помощью судебного запрета провести в жизнь свое решение в принудитель­ном порядке. На практике, однако, такие решения встречаются чрезвычайно редко. Объясняется это тем, что в соответствии с За­коном об ответственности за ограничения в торговле подобного рода контракты должны быть зарегистрированы в Департаменте генерального директора торговли*.

* Государственная торговая инспекция — департамент британского правитель­ства. В его обязанности входит защита потребителей от злоупотреблений и нарушений законодательства в сфере бизнеса.

 

Суд по делам о запрещенной торговой практике — это само­стоятельный суд, а не часть Высокого суда. Он обладает тем же статусом, что и Высокий суд. Поэтому апелляции на его решения, так же как и на решения Высокого суда, подлежат направлению в Апелляционный суд.

Военные суды. Название этих судебных органов говорит само за себя. Эти суды предназначены для разрешения дел о правонару­шениях, совершаемых военнослужащими и посягающих на уста­новленные правовые нормы несения военной службы. К подсуд­ности военных судов отнесены такие воинские преступления, как неповиновение, мятеж или дезертирство. Дела о наиболее серьез­ных и тяжких преступлениях, совершаемых военнослужащими (например, убийство или причинение смерти по неосторожно­сти), подлежат рассмотрению на общих основаниях и в судах об­щей юрисдикции.

Судьи военного суда — это офицеры, несущие действительную воинскую службу. По вопросам права их консультирует профес­сиональный судебный адвокат, назначаемый, как правило, из числа барристеров. Участие присяжных исключается, а приговор военного суда подлежит утверждению военным начальством.

Процессуальные правила рассмотрения дел в военном суде приближены к правилам судов общей юрисдикции. Категории дел, подсудные военным судам, в целом равнозначны тем делам, которые находятся в компетенции магистратского суда или Суда Короны. Апелляции на приговоры военных судов подаются в осо­бый Апелляционный военный суд. Последний состоит из судей Верховного суда. Его возглавляет Главный лорд-судья. Высшая апелляционная инстанция по приговорам военного суда — Пала­та лордов.

Европейский суд справедливости*

* Европейский суд справедливости не следует смешивать с Европейским судом по правам человека. В компетенцию этого международного судебного органа входит обеспечение контроля за реализацией положений Европейской кон­венции о правах человека. Она предусматривает такие фундаментальные права и свободы человека и гражданина в современном мире, как право на жизнь и личную свободу, на безопасность, на беспристрастный и справедли­вый суд, на свободу вероисповедания, на свободу собраний и др. Соединен­ное Королевство, подписав Европейскую конвенцию по правам человека, распространило на свою территорию действие юрисдикции Европейского суда по правам человека. Однако Европейский суд по правам человека не от­носится к учреждениям Европейского Союза и его не следует включать в правовую систему стран, входящих в Евросоюз, в том числе в правовую си­стему Англии.

 

Строго говоря, это не английский суд. Он не входит в систему национальных английских судов. Поэтому его лучше рассматри­вать среди "иных", а не основных судов. В то же время Европейский суд справедливости обладает определенными полномочия­ми, признаваемыми не только на уровне Европейского Союза, но и в пределах юрисдикции английских судов. Объясняется это тем, что на этот судебный орган возложено решение вопросов, связан­ных в основном с толкованием и применением права Европей­ского Союза для последующего использования его решений в практике национальных судов.

От английских судов Европейский суд справедливости отлича­ет, в частности, то, что он действует на основе принципов и про­цедур континентального права. Следовательно, Европейский суд справедливости представляет собой скорее орган инквизиционно­го, нежели состязательного правосудия. Это означает, что Евро­пейский суд справедливости принимает активное участие в уста­новлении истины по делу, ведет судебное следствие и сам опре­деляет, какие меры должны быть приняты по делу. Напомним, что английский суд строится на основе состязательного правосу­дия, и это значит, что суд предоставляет сторонам, участвующим в деле, самим приводить доказательства и юридические доводы. Английский суд в полном смысле слова разрешает спор между сторонами.

Европейский суд справедливости — это в основном апелляци­онный суд. Он размещается в Люксембурге. В составе суда долж­ны быть представлены все страны, входящие в Европейский Со­юз. В его деятельности также принимают участие специальные должностные лица — главные адвокаты, которые назначаются странами-участницами, но являются независимыми от прави­тельств и парламентов этих стран. Решения Европейского суда по вопросам толкования положений правовых актов Европейского Союза являются окончательными и обладают высшей силой даже по отношению к решениям Палаты лордов. Решения этого суда имеют большое значение для сферы бизнеса и деловой активно­сти, а также для решения вопроса о правах отдельных лиц и гра­ждан.

К юрисдикции Европейского суда справедливости относится решение следующих вопросов:

 

§ разрешение споров между государствами-участниками или ме­жду Еврокомиссией и государством — участником Евросоюза по вопросам, предусмотренным Договором о создании Евросо­юза;

§ определение соответствия действий или бездействия руководя­щих органов Евросоюза — Европейского Совета, Еврокомиссии, Европарламента — положениям Договора. Возбуждать су­допроизводство в Европейском суде справедливости по этим вопросам имеют право как страны-участницы, так и руководя­щие органы Евросоюза;

§ рассмотрение апелляционных жалоб от частных лиц (напри­мер, в случае наложения штрафа Еврокомиссией за нарушение требований правовых норм Евросоюза);

§ толкование права Евросоюза по запросам национальных судов. Такая необходимость возникает, когда национальный суд дол­жен применить норму европейского права. Однако Европей­ский суд справедливости дает лишь толкование норм европей­ского права, а решение дела по существу остается за нацио­нальным судом;

§ подготовка ответов на запросы Европейского Совета или Еврокомиссии о соответствии вносимых ими предложений поло­жениям и нормам права Европейского Союза.

 

Особенностью Европейского суда справедливости служитто, что в нем представлены главные адвокаты. Формально статус главного адвоката равен статусу судьи Европейского суда. Однако юридически они не обладают властью принимать решения суда.

В соответствии с регламентом Европейский суд справедливо­сти заседает в составе семи судей и одного главного адвоката, ко­торый может задавать вопросы участникам заседания, а позднее даже представлять свое мнение суду в письменном виде. В этом документе может быть изложена позиция главного адвоката по данному делу, определена правовая база и внесены предложения в части будущего решения суда. Однако это мнение не является обязательным для судей. Публикация особого мнения судьи не допускается. Исполнение решений Европейского суда справедли­вости возлагается на национальные суды государств, входящих в Европейский Союз.

Суд первой инстанции. После Европейского суда справедливо­сти это второй суд, созданный Европейским Союзом в 1989 г. для того, чтобы усилить судебные гарантии соблюдения прав и закон­ных интересов, сделав судебную процедуру более доступной и де­мократичной. Предназначение Суда первой инстанции — уско­рить рассмотрение дел в Европейском суде справедливости и по­зволить последнему сосредоточиться на делах, связанных с необ­ходимостью толкования положений и норм права Европейского Союза.

Суд первой инстанции организован при Европейском суде справедливости, но действует он как самостоятельный суд. Реше­ния Суда первой инстанции могут быть обжалованы в Европей­ский суд справедливости как в суд апелляционной инстанции, но только в той части, которая касается положений права. Первые заседания Суда первой инстанции состоялись в 1990 г.

Этот судебный орган имеет более узкую компетенцию, чем Ев­ропейский суд справедливости. В нем рассматриваются по суще­ству иски по делам об ограничении свободной конкуренции, об антидемпинговой политике и по трудовым спорам служащих Ев­ропейского Союза.

В составе Суда первой инстанции — 15 судей. Они назначают­ся из числа представителей государств — участников Европейско­го Союза. Возглавляет его работу президент суда. Участие главных адвокатов не предусматривается.

Судебные трибуналы

 

Трибуналы в Англии являются органами административной, или дисциплинарной (внутренней), юстиции. Это специальные судеб­ные органы, которые в отличие от судов вводятся статутами Пар­ламента, а также другими актами делегированного законодатель­ства для разрешения споров между органами правительства и ча­стными лицами или между частными лицами в соответствии с ме­нее строгими процедурами и правилами, чем те, которые приме­няются в судах*.

* Подробнее см.: Уолкер Р. Указ. соч. С. 186; Апарова Т.В. Суды и судебный процесс в Великобритании: Англия, Уэльс, Шотландия. М., 1996. С. 91.

 

Можно сказать, что практика судебных трибуналов — это вы­нужденный ответ на ту критику, которой в послевоенное время подвергались английские судьи. Дело в том, что вплоть до начала Второй мировой войны они скептически подходили к вопросам развития законодательства и права в социальной сфере — к тру­довым отношениям, социальному страхованию, правам потреби­телей, строительству, арендным отношениям и т. д. Вопреки яв­но выраженной воле Парламента английские судьи преднамерен­но узко толковали положения и нормы социального законода­тельства. Ответом на эту позицию послужило решение Парламен­та передать "экспертизу" этих вопросов специальным трибуналам и тем самым вывести их из "удушливой" атмосферы судов. В три­буналах часто заседали непрофессиональные судьи, а сама проце­дура была менее изощренной и более дешевой. После этого лишь небольшая часть таких споров попадала в Высокий суд через апелляционную процедуру.

Следует заметить, что различие между английским судом и те­ми органами, которые получили название трибуналов, иногда определяется недостаточно четко. Например, в литературе можно прочитать: "В то время как всякий суд — это трибунал, не всякий трибунал — это суд"*. Причем нельзя сказать, что отличие судов от трибуналов заключается в особенностях их компетенции или в названии. Напротив, ни название, ни категории дел, которые рас­сматривают трибуналы, здесь оказываются ни при чем. Так, Три­бунал по рассмотрению трудовых споров с позиций английского права — это суд, а такой орган, как местный оценочный суд (суще­ствовал до 1 мая 1989 г.) — это только трибунал и к судам не от­носится.

* Ingman Т. Op. cit. P. 2.

 

Главное, что определяет различия между судами и трибунала­ми, — это отношение данного органа к нормам общего права, предусматривающим ответственность за неуважение к суду. Если нормы об ответственности за неуважение к суду к данному орга­ну относятся, то, как бы этот орган ни назывался, он является су­дом. Объясняется это тем, что, согласно нормам общего права, Суд королевской скамьи наделен полномочиями по назначению мер взыскания и наказания за проявление неуважения к суду.

Меры воздействия за неуважение к суду отличаются от других мер воздействия тем, что они применяются в особом процессу­альном порядке и могут иметь место только в том случае, если не­уважение проявляется в отношении суда, а не просто любого ино­го органа, наделенного судебными функциями, в отношении дру­гих государственных органов или должностных лиц. Например, меры воздействия за неуважение к суду неприменимы в трибуна­ле, пусть даже этот трибунал и называется судом.

Итак, все зависит от последствий, но чем определяются сами последствия? Ответ прост — традициями и прецедентным правом. Конечно, такой ответ мало что объясняет, но, как мы видели, существующее положение тоже традиция английского права.

Еще одна особенность трибунала в отличие от суда состоит в том, что основная его функция — осуществление административ­ной власти. Судебные функции не являются ведущими, основны­ми функциями трибунала. Для суда же основная функция — осу­ществление государственной судебной власти. В этом и состоит изначальное предназначение английского суда.

В Англии практика судебных трибуналов получает распростра­нение после окончания Второй мировой войны. Трибуналы воз­никают вследствие проведения политики национализации круп­ных отраслей промышленности и принятия английским Парла­ментом огромного числа законодательных актов и иных норма­тивных документов в социальной сфере. С одной стороны, применение положений и норм нового социального законодательст­ва породило большое число споров и конфликтов, с которыми королевские суды просто не могли бы справится. С другой сторо­ны, развитие трибуналов совпадает с усилением роли делегиро­ванного законодательства как одного из источников современно­го права Англии.

Назначение трибуналов состоит в том, чтобы дополнять за счет своей специализации общие суды. Трибуналы должны быть профессионально компетентными по узкой группе вопросов де­ловой активности и бизнеса. Поэтому персонал трибуналов отли­чается достаточно высокой профессиональной подготовкой.

Споры, отнесенные к ведению трибуналов, разрешаются в со­ответствии с особой процедурой и по правилам, обеспечивающим быстроту, неформальный подход и относительно невысокую сто­имость процесса. Кроме того, такие споры отличаются большим разнообразием по характеру и природе, поэтому трудно организо­вать их рассмотрение, используя обычную судебную процедуру. В состав трибунала в отличие от судов входят адвокаты, судьи и спе­циалисты в той или иной области профессиональной деятельно­сти.

Английское законодательство предусматривает трибуналы не­скольких видов.

Административные трибуналы учреждаются для замены судов по делам, возникающим в довольно узких сферах профессиональ­ной деятельности. Зачастую административные трибуналы наде­лены властью принимать те же самые решения, что и суды, но по более узкой категории дел. К административным трибуналам от­носятся промышленные трибуналы, трибуналы по делам об аренде, по делам социального страхования, по делам землевладения, по спо­рам о социальном страховании и др.

Административные трибуналы называют органами, "политиче­ски ориентированными". При этом имеется в виду, что такие трибуналы призваны проводить в жизнь ту или иную политиче­скую линию и установки правительства. Поэтому их решения бы­вают в гораздо большей степени продиктованы соображениями политической целесообразности, чем правовыми принципами. В настоящее время количество административных трибуналов в стране превышает 2 тыс.

Внутренние трибуналы. По сути это дисциплинарные суды. В отличие от административных трибуналов они рассматривают споры, не выходящие за рамки внутренних правил и локальных норм тех или иных организаций, коллективов или объединений.

Условно внутренние трибуналы можно подразделить на две группы. В первую группу входят трибуналы, которые учреждаются тем или иным статутом. Они призваны регулировать спорные вопросы, возникающие в деятельности определенных профессио­нальных групп или организаций. Например, это Комитет профес­сиональной этики Центрального медицинского совета (введен За­коном о медицине 1938 г.), Дисциплинарный трибунал по делам солиситоров (введен Законом о солиситорах 1974 г.). Решения трибуналов, введенных актом Парламента, подлежат обжалова­нию в обычном порядке, т. е. в суде.

Ко второй группе относятся трибуналы, которые организуют­ся в соответствии с соглашением. Так, если то или иное лицо вступает в ряды соответствующей организации (например, всту­пает в ряды профсоюза, становится членом клуба или членом-пайщиком того или иного общества), то оно может добровольно согласиться подчиняться решениям того трибунала, который бу­дет создан организацией для надзора за соблюдением правил, ус­танавливаемых организацией, и поведением всех ее членов. Об­жаловать в суд их решения невозможно, хотя Высокий суд может признать, что решение такого трибунала принято в нарушение со­глашения и потому считается незаконным.

Преимущества трибуналов:

 

1) рассмотрение дел в них проходит быстрее, чем в судах;

2) производство в трибуналах стоит гораздо дешевле, чем в судах;

3) трибуналы специализируются на рассмотрении споров в опре­деленных областях профессиональной деятельности, поэтому могут принимать компетентные в профессиональном отноше­нии решения, которые недоступны судам;

4) трибуналы проявляют большую гибкость, чем суды, за счет бо­лее широких рамок усмотрения; они могут не придерживаться прецедентов (хотя, надо заметить, трибуналы стремятся следо­вать прецедентам);

5) трибуналы придерживаются менее формализованной процеду­ры рассмотрения дел, чем суды.

Недостатки трибуналов:

 

1) гибкость решения трибуналов ведет к их непоследовательно­сти и малопредсказуемости;

2) отдельные трибуналы не стремятся мотивировать свои реше­ния;

3) решения, принимаемые трибуналами, публикуются не столь хорошо и полно, как судебные решения;

4) право на обжалование принимаемых трибуналом решений мо­жет быть ограничено;

5) рассмотрение дел в трибуналах часто проходит без участия профессиональных адвокатов.

Третейский суд

 

В жизни часто случается, что стороны, занятые в сфере какой-то совместной деятельности, по разным причинам предпочитают не обращаться в суд, а передают свои споры для разбирательства в так называемый третейский суд, или арбитраж. Арбитражное рассмотрение споров в Англии относится к альтернативным вне­судебным процедурам.

Арбитр (третейский судья) назначается из числа тех, кто обла­дает специальными профессиональными познаниями и опытом в той сфере, в которой возникает спор, т. е. в определенной сфере бизнеса или коммерции. Арбитражное разбирательство, конечно, может оказаться и быстрее, и дешевле судебной процедуры. Од­нако это не главное отличие арбитражного порядка от судебной процедуры. Арбитражное рассмотрение дела нередко действи­тельно обходится дешевле судебного. Но это вовсе не обязатель­но. Например, стороны могут в течение долгого времени — впол­не сопоставимого со временем, которое требуется для судебного разбирательства, — договариваться о том, кто будет в их деле ар­битром, а гонорары, которые будут выплачены адвокатам, участ­вующим в арбитражном рассмотрении спора, могут быть не ме­нее высокими, чем те, которые причитаются солиситору и бар­ристеру.

Основным отличием внесудебного, арбитражного порядка яв­ляется то, что споры в таком случае рассматриваются непублич­но, что называется, буквально при закрытых дверях, т. е. как лич­ное дело, которое других не касается. Кроме того, соглашение пе­редать дело на разрешение третейского суда в праве Англии рас­сматривается как обыкновенный контракт со всеми вытекающи­ми отсюда последствиями. Так, если стороны договорились в контракте, что споры между ними подлежат передаче третейско­му суду, а потом одна из сторон обратится в суд, то это будет рас­сматриваться как нарушение контракта. На этом основании суд может отказать в рассмотрении спора, во всяком случае до тех пор, пока не состоится третейский суд.

Если же положения, предусматриваемые контрактом, будут противоречить нормам действующего права, то они считаются юридически ничтожными. Например, стороны могут сделать ого­ворку в контракте о том, что судебное разбирательство возможно лишь после предварительного рассмотрения спора, возникшего между сторонами, в арбитражном порядке. В английском праве это известно как оговорка Скотта и Авери (Scott v. Avery clause (1856)). Эта оговорка противоречит действующему праву в том смысле, что рассматривает предварительное обращение к арбитражному порядку разрешения спора в качестве обязательного ус­ловия судебной процедуры, что явно незаконно. Поэтому даже в том случае, если стороны действительно предусмотрели оговорку Скотта и Авери, прямое обращение в суд не исключается.

В то же время Закон о третейском разбирательстве потре­бительских споров 1988 г. предусматривает, что в спорах до 1 тыс. ф. ст. оговорка Скотта и Авери действует, если на предва­рительном, арбитражном разбирательстве настаивает потребитель. Иными словами, потребитель может выбирать между третейским судом и судебной процедурой в суде графства. Если же претен­зии потребителя-истца превышают сумму 1 тыс. ф. ст., то по по­становлению суда вопрос может быть рассмотрен третейским су­дом, но при условии, что это не наносит вреда интересам потре­бителя.

Арбитражное разбирательство бывает двух видов: один — ар­битраж по качеству, другой — арбитраж технический и смешан­ный.

Арбитраж по определению качества товаров и услуг встречается наиболее часто. Он связан с определением качества предоставлен­ных потребителю товаров и услуг. По таким делам не требуется, чтобы арбитр, выступающий в роли эксперта, имел какую-то осо­бую профессиональную юридическую подготовку. Как правило, такие дела касаются качества продукции или соблюдения стан­дартов торговых процедур, а не прав и обязанностей или интер­претации правовых норм. Эксперт в силу своей профессии и ро­да занятий обладает необходимыми знаниями. Ему не требуется выслушивать показания свидетелей, чтобы прийти к решению. Это и принимается во внимание сторонами в первую очередь.

Арбитраж по нормативным актам (т. е. арбитраж технический) связан с интерпретацией положений нормативных документов, определяющих условия торговли товарами или предоставления услуг потребителям. В таких случаях на роль арбитра больше под­ходит профессиональный адвокат — барристер. Как показывает практика, именно такие решения третейского суда чаще всего становятся предметом критики в суде при обжаловании, так как судьи считают себя более сведущими в делах толкования законов и правовых норм. Однако в последнее время возможности судеб­ного обжалования решений третейского суда оказались в значи­тельной мере ограничены.

Смешанный арбитраж имеет место в тех случаях, когда необ­ходимо не только разобраться в качестве товаров или услуг, но и связать их оценку с толкованием той или иной нормы, содержа­щейся в контракте или в праве. Здесь правильный выбор арбитра является решающим, так как он должен сочетать необходимый профессиональный опыт и знания с юридической подготовкой.

Арбитр назначается соглашением сторон. Он не должен быть связан деловыми и партнерскими отношениями со сторонами. Кроме того, он должен обладать необходимым опытом и знания­ми в той области профессиональной деятельности, с которой свя­зан спор. Вместе с тем каждая сторона может назначить арбитром того, кого считает нужным. В таком случае арбитры выбирают третьего, который должен рассудить их, если они не придут к со­гласию относительно решения, которое должно быть принято. В тех случаях, когда стороны затрудняются с выбором арбитров, это может сделать Высокий суд. Он также может отозвать арбитра, ес­ли тот допускает предвзятость, проволочки или ведет себя ненад­лежащим образом.

Выбирая арбитра, стороны консультируются с такими извест­ными во всем мире деловыми центрами, как Лондонская торго­вая палата. Сити-корпорация и Институт арбитров. Они объеди­нены в рамках так называемого Лондонского арбитражного суда.

В обязанности арбитра входит честное разрешение спора. Ар­битр не должен строго выполнять все предписания норм процес­суального права и следовать прецедентам, но он связан принци­пами естественного правосудия, которые не позволяют ему пре­небрегать наиболее важными правами и свободами.

Арбитр обладает определенными полномочиями по истребова­нию доказательств и вызову свидетелей в арбитражный (третей­ский) суд для дачи показаний. С этой целью ему дано право об­ращаться в Высокий суд, который может своей повесткой обязать свидетеля явиться в арбитражный суд. Показания в арбитражном суде даются под присягой, и дача заведомо ложных показаний преследуется по закону. Исполнение решения арбитражного суда предусматривает добровольный характер действий проигравшей стороны. Однако в случае ее отказа добровольно выполнить ре­шение арбитра Высокий суд может вынести соответствующее ре­шение, игнорирование которого повлечет уже ответственность за невыполнение решения суда.

Преимущества арбитражного порядка рассмотрения споров:

 

1) относительно низкая стоимость арбитражного разбирательства в сравнении с судебной процедурой;

2) стороны сами решают вопрос о том, где и когда должно состо­яться арбитражное разбирательство;

3) порядок определения арбитра гарантирует доверие сторон и конфиденциальность. В отличие от суда арбитражное разбира­тельство не носит публичного характера и представляет собой частное улаживание дел, поэтому информация, касающаяся биз­неса сторон, не подлежит огласке;

4) арбитражная процедура характеризуется атмосферой компро­мисса, а судебная часто бывает сопряжена с состязанием сто­рон, с перекрестными допросами свидетелей обвинения и за­щиты;

5) арбитражное решение оставляет простор для будущих перего­воров без враждебности сторон;

6) большое число арбитражных разбирательств, связанных с ме­ждународной торговлей, приносит казне значительную выгоду, в том числе в денежном выражении;

7) быстрота арбитражного разбирательства превосходит возмож­ные недостатки, связанные с ним;

8) арбитражи призваны заменить суды, которые получают допол­нительное время для рассмотрения гражданских дел.

Недостатки арбитражного порядка рассмотрения споров:

 

1) в результате гибкости и относительной свободы процедуры ре­шения арбитража нередко труднопредсказуемы и непоследова­тельны;

2) не все арбитры выносят обоснованные решения; зачастую раз­бирательство дела остается неизвестным публике;

3) в некоторых случаях стороны не представлены профессио­нальными адвокатами;

4) процессуальные гарантии, выработанные юридической и су­дебной практикой за века, в арбитраже нередко приносятся в жертву соображениям быстроты и компромисса;

5) арбитр может принимать свое решение, не прибегая к право­вому мышлению, как это делает судья. Это может вступать в противоречие с назначением арбитража как продолжения сис­темы разрешения споров;

6) арбитраж может быть не менее дорогим, чем судебное разби­рательство, и не исключает проволочек;

7) закрытый характер арбитражного разбирательства часто явля­ется причиной нарушения общественных интересов, требую­щих предания гласности фактов, вскрытых на арбитражном заседании;

8) стороны, идущие на арбитражное решение споров, не всегда достаточно четко и полно представляют себе последствия это­го решения;

9) юридическая помощь в арбитражном процессе не гарантирует­ся.

 

Глава 13.ЮРИСТЫ И ДРУГИЕ УЧАСТНИКИ ПРАВОСУДИЯ В АНГЛИИ


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 370;