Развитие судебной системы Англии



 

Как мы уже видели, в создании единой национальной системы права Англии ведущая роль принадлежала не Парламенту, а королевским судьям и судам. В подтверждение этого вывода доста­точно вспомнить, что система королевского суда возникла здесь на целое столетие раньше, чем появился прообраз современного Парламента.

Когда норманны ввели новый орган управления — Королевский совет (Curia Regis), на него возлагались проверка правильности уплаты налогов, а также судебные и законотворческие функции. Возможно, этот орган следует рассматривать как некий прообраз того, что впоследствии стало современным английским Парла­ментом и судебной системой. При Генрихе I (1100—1135) курия постепенно превращается в высшее казначейство страны, наде­ленное к тому же судебными функциями. Фактически это был первый главный королевский суд, введенный как противовес местным судам.

В состав Совета входили король и все его приближенные, а также наиболее крупные землевладельцы и многочисленные ме­нее родовитые вельможи. В полном составе Совет собирался только раз в году (как и современный Парламент — в день его от­крытия). В течение года заседания членов Совета проходили в бо­лее узком составе. На заседаниях рассматривались наиболее важ­ные споры между знатью (например, между землевладельцами). Несмотря на то что введенная норманнами система была жестко централизована, предпринимались огромные усилия к тому, что­бы сделать право действительно общим, т.е. доступным для всего населения страны. С введением практики "разъездных судей" и Суда ассизов (Court of Assize) значение Королевского совета как судебного органа падает.

Первоначально судьи королевского суда сопровождали короля в составе его свиты, когда он объезжал свои владения. На местах королевские чиновники по поручению короля разрешали жалобы и споры, с которыми к королю обращались местные жители. По­скольку в каждой местности действовали свои обычаи и обыкно­вения, судьи вынуждены были их учитывать и применять. Во многом этому способствовала распространенная к тому времени практика приглашения в суд присяжных заседателей.

Присяжные заседатели были местными жителями. Они хоро­шо представляли местные обычаи и условия и помогали суду при­нять справедливое решение с учетом устоявшихся местных норм и правовых обыкновений. Вскоре дел стало так много и они ста­ли настолько сложными, что было решено не тратить время на переезды.

Впоследствии назначаемые королем судьи посылались с объез­дами по всей стране для организации правосудия, разрешения споров и осуществления того, что сегодня называется производ­ством по уголовным делам. По возвращении из поездок судьи встречались, сравнивали записи судебных решений, обсуждали дела, которые приходилось решать. Надо заметить, что во време­на норманнского правления записи судебных решений велись с исключительной скрупулезностью и методичностью. Все это по­могало внедрению единой системы права на всей территории страны.

В XII—XIII вв. в системе королевского суда появился ряд но­вых судебных органов. Они действовали наряду с местными суда­ми, которые не относились к королевским судам (о них речь пой­дет далее). В число новых королевских судебных органов входили Суд казначейства, выездные суды (или ассизы), Суд общих тяжб и Суд королевской скамьи.

Суд казначейства (Court of Exchequer) первоначально был одним из подразделений Curia Regis и занимался налогами и сборами. Со временем этот судебный орган стал заниматься разрешением спо­ров финансового характера и налоговыми делами. Свое название суд получил из-за того, что его скамья накрывалась белыми и чер­ными шкурами и была похожа на шахматную доску*.

* В названии суда — игра слов. По-английски шахматная доска — chequer-board. Отсюда название этого суда — The Court of Exchequer.

Суд ассизов (Court of Assize) рассматривал дела в выездных за­седаниях. Страна была разделена на районы, которые назывались округами. Судьи, перемещаясь по этим округам, проводили засе­дания суда в каждом городе округа. Вначале ассизы рассматрива­ли гражданские тяжбы и уголовные обвинения. Впоследствии они занимались исключительно уголовными делами.

Суд общих тяжб (Court of Common Pleas) был создан для разре­шения в основном споров имущественного характера между част­ными лицами. Это были дела, которые не затрагивали интересов монархии и монарха. Суд был создан в соответствии с обещани­ем, данным королем в Великой хартии вольностей (Magna Carta) в 1215 г., ввести специальный отдельный суд для "общих тяжб". Обращение в этот суд было очень дорогим: суд находился в Лон­доне, а его судьи ничем другим не занимались, поэтому им вы­плачивалось полное жалованье. В результате основную массу зая­влений в этот суд подавали землевладельцы — самые состоятель­ные люди королевства. В основном это были споры о земельных владениях.

Суд королевской скамьи (Court of King's Bench) изначально был создан как орган по рассмотрению публичных дел и вопросов, за­трагивавших интересы государства. Заседания суда проходили в присутствии и под председательством короля. Обращение в суд предполагало определенную близость к королю, поскольку судеб­ная процедура могла быть инициирована по особому приказу, ко­торый можно было получить только через этот суд (так называе­мые прерогативные приказы — prerogative orders; эти формы действуют и в наши дни). В Суде королевской скамьи рассматрива­лись преимущественно дела о земельной собственности, а впос­ледствии — уголовные и гражданские.

Следует, однако, учитывать, что в Англии в раннефеодальный период помимо королевского суда существовало еще несколько видов судов. Так, житель средневековой Англии мог обратиться в местный суд общины, который использовал нормы общего права. Имелись суд барона (феодала) и королевский суд (суд короля). В городах и сельской местности действовали свои суды. Каждый суд руководствовался обычаями той местности, на которую распро­странялась его юрисдикция. В каждом городе и сельской местно­сти имелись свои правовые обычаи. Но в целом правовые обычаи в городах были более прогрессивными, чем на селе. Они ориен­тировались на потребности зарождающегося товарного производ­ства и на торговлю. Обычаи сельской местности, напротив, тяго­тели к старине, патриархальности и натуральному хозяйству.

Например, средневековые городские суды признавали обяза­тельный характер контрактов и не придавали решающего значе­ния характеру юридической формы, в которой контракты заклю­чались. Судьи городских судов старались не культивировать при­менение таких форм доказательства, как поединок, ордалии (ис­пытание огнем, водой и т.д.) и других юридических процессуаль­ных форм судебных доказательств, наиболее характерных для феодального права. Система общего права, поддерживаемая цен­трализованной королевской властью, все больше тяготела к при­менению городского права как современного и более прогрессив­ного.

Кроме светского суда житель средневековой Англии мог обра­титься в церковный суд, который руководствовался положениями и требованиями канонического права. По существу, это была си­стема параллельного права и правосудия. Однако роль канониче­ского права постепенно ослаблялась. Если поначалу юрисдикция церковных судов распространялась не только на служителей цер­кви, но и на прихожан, в том числе по гражданским и уголовным делам, то позднее она была пересмотрена за счет изъятия из нее дел разных категорий. В церковных судах дела разрешались на ос­нове канонического, а не обычного, или общего, права.

До эпохи Реформации иерархия церковных судов была органи­зована таким образом, что все они подчинялись единому центру — Папе Римскому. После эпохи Реформации церковные суды посте­пенно, но неуклонно теряли свое значение. Ограничивалась юрис­дикция церковных судов в отношении простых прихожан и свет­ских дел. Но дольше всего она сохранялась в области брачно-семейных и наследственных отношений. В Англии окончательно и официально эти сферы были изъятыиз церковного правосудия специальными актами Парламента — Законом о судах по делам о наследстве и Законом о судах по матримониальным делам (1857). Однако анализ содержания этих законодательных актов свидетель­ствует: общее право Англии восприняло многие положения, кото­рые были выработаны каноническим правом, и прежде всего в об­ласти наследственного права. Это относится главным образом к положениям, регламентирующим вопросы завещания личного движимого имущества. Как видим, здесь история повторяется, как и в случае с прецедентным и общим правом Англии.

Обратившись к письменным свидетельствам судебной практи­ки, мы увидим, что среди источников правовых норм в Англии до XIV в. преобладал правовой обычай. Например, в Суде общих тяжб обвиняемый мог заявить, что нормы общего права к нему не могут быть применены, потому что его дело подлежит разреше­нию на основании тех обычаев, которые действуют в той или иной деревне, жителем которой он является. В таком случае, на­пример, достаточно было предоставить суду свидетельства, в том числе показания местных жителей, подтверждающие существова­ние того или иного местного обычая, чтобы норма общего права была отклонена по данному делу.

Только к концу XIV в. общее право в Англии начинает вытес­нять обычай, а нормы общего права постепенно получают при­оритет в судебном обиходе. Этим процессам, конечно, во многом способствовали профессионализация юридической деятельности в стране и формирование особых профессиональных корпораций юристов. Именно с XIV в. в стране появляются корпорации про­фессиональных юристов-адвокатов. В корпорациях предъявляют­ся высокие профессиональные требования ко всем вступающим в их ряды, вырабатываются нормы профессиональной этики и мно­гое другое. Деятельность корпораций юристов способствовала не только росту профессионального мастерства и распространению юридических знаний среди населения, но и преемственности в развитии правовой системы Англии и консолидации права в еди­ную национальную систему его норм, требований и принципов.

Как мы отметили, юрисдикция королевских судов распростра­нялась на территорию всей страны, а судьи были членами коро­левского двора и традиционно селились в одном и том же квар­тале Лондона. Они имели возможность тесно общаться друг с дру­гом и невольно сравнивать решения, принимаемые ими по сход­ным делам, но на основании разных местных правовых обычаев. Так появлялись общие позиции и взгляды. Возникнув как "судей­ское право", общее право, таким образом, вначале противопоста­влялось местным правовым обычаям. Но общие взгляды, которые разделяли судьи, были по существу выражением их профессио­нального мнения.

В конце XIV в. в связи с окончательным переходом к профес­сиональному принципу деятельности корпуса судей и к адвокату­ре обычное право окончательно поглощается общим правом. "Ка­ким-то путем, который не может быть точно определен, — пишет исследователь истории английского права Э. Дженкс, — королев­ские судьи, встречавшиеся между своими разъездами в Лондоне для рассмотрения дел в централизованных королевских судах и Вестминстере, пришли к соглашению о необходимости объеди­нить различные местные обычаи в общем или едином праве, нор­мы которого могли бы одинаково применяться по всей стране"*.

* Дженкс Э. Английское право. М., 1947. С. 31.

 

Надо отметить, что задолго до этого, еще в XIII в., английские судьи в отличие от судей, практиковавших римское право, обра­щались к предшествующим судебным решениям. Королевские су­дьи, вырабатывая свой подход, а тем самым нормативный массив общего права как единой национальной системы, стремились не противоречить своим же собственным решениям, принятым ими ранее. В помощь судьям с 1282 г. в Англии начинают ежегодно издаваться специальные сборники судебных решений. Они были призваны систематизировать прецеденты и тем самым облегчить анализ и обобщение судебной практики в стране.

Опора на предшествующие судебные решения отличает судеб­ную практику Англии от практики судов тех стран, которые пре­терпели рецепцию римского права. Рецепции римского прававАнглии не произошло.

Тем не менее нормы римского права оказали весьма заметное влияние на развитие английского права в начальный период, бы­ли хорошо известны в Англии и даже применялись в судах. Кро­ме того, в университетах Оксфорда и Кембриджа были организо­ваны кафедры по изучению римского права. Источники римско­го права признавались церковными и торговыми городскими су­дами Англии. Отдельные институты римского права были воспри­няты даже судебной практикой тех судов, на которые распростра­нялась юрисдикция общего права. Например, это известные тре­бования римского права о возмещении материального ущерба в двойном размере.

Однако достаточно широкого признания, как в других странах Европы того периода, римское право в Англии не получило. И де­ло здесь не только в особенностях экономического и политиче­ского развития Англии эпохи Средневековья.

Важно, что в Англии судебная практика изначально развива­лась не на основе применения к конкретным фактам и обстоя­тельствам абстрактных законоположений, спущенных судам свер­ху, из центра, а по принципу подобия. Согласно этому принципу, дела, основанные на сходных фактах, должны разрешаться суда­ми сходным образом. Все это привело к тому, что английские су­ды очень скоро перешли к практике отдельного разрешения воп­росов, относящихся к установлению фактической стороны дела, и вопросов, относящихся к выяснению содержания и требований права. В силу этого на судей было возложено решение вопросов права, а на присяжных — выяснение вопросов реальных фактов дела, его конкретных обстоятельств.

Закреплению принципа подобия как общей методологии орга­низации и отправления правосудия в Англии во многом способ­ствовало то, что практикующие юристы в этот период получали профессиональную подготовку в специальных школах, а не в уни­верситетах. Университеты того времени традиционно тяготели к латыни, изучению римского и канонического права и испытыва­ли сильное влияние церкви и каноников.

Профессиональные школы юристов, будущих судей и адвока­тов, напротив, организовывали при адвокатских корпорациях и на средства корпораций. В их программах было мало общего с программами университетов, но основные юридические кадры выходили из юридических школ, а не из университетов. А это очень важно, так как в юридических школах основное внимание уделяли живой практике английских судов. В школах не изучали абстрактных норм и положений римского права, тех законов и норм, которые были во многом чужды потребностям феодально­го хозяйства Англии того времени, да и к тому же имели ино­странное происхождение.

Так, римское право тяготело к жестким, отточенным формули­ровкам. Его нормы предписывали судам принимать определенные решения, от которых нельзя было отойти даже в том случае, ко­гда этого требовали местные нравы и обычаи, не говоря уже о требованиях справедливости. Логика римского права предписыва­ла судье: если обнаружится то-то и то-то при отсутствии таких-то обстоятельств, то ответчик обязан уплатить должнику такую-то сумму денег.

Как видим, нормы и принципы римского права по своему ду­ху и источнику были ориентированы на такие суды, которые бы­ли лишены всякой правовой самостоятельности. Иными словами, нормы и принципы римского права были рассчитаны на что угод­но, только не на английский суд, во всяком случае на такой суд, каким его понимали уже тогда, да и понимают сейчас сами англичане. Если бы оказалось так, что английским судьям в силу ис­торического и политического развития страны были навязаны дух и логика римского права, или если бы английские судьи приняли римское право по каким-то иным причинам, то, вероятнее всего, судебная власть в Англии превратилась бы в некий придаток ко­ролевской власти или Парламента.

По-видимому, такой исход дела был изначально чужд и на­строениям, и представлениям, уже успевшим достаточно глубоко укорениться в общественном сознании английского народа. У английских судей просто не было другого выхода, как принять на себя часть власти.

Приказы суду

 

Характерной чертой начального периода развития английского права является доминирование процессуального права над матери­альным правом. Другими словами, для англичан изначально боль­шее значение имела процедура обращения в суд, чем суть дела.

Первоначально королевский (государственный) суд был досту­пен только привилегированным классам населения. Основная сложность состояла в том, чтобы добиться разрешения короля об­ратиться в его, королевский, суд.

Чтобы упорядочить эту практику, вводится система выдачи особых документов — приказов суду (Writ System). В форме при­казов в те времена обычно направлялись послания духовных или светских князей своим подданным. Приказ суду — это распоря­жение, отданное королем, в котором кратко излагалась суть тяж­бы и содержалось поручение судебному чиновнику, судье или ру­ководителю суда вчинить иск по данному конкретному делу и за­слушать дело в присутствии сторон. Приказы суду оформлялись по одностороннему ходатайству истца, без заслушивания ответчи­ка. Надо было только уплатить судебные сборы от имени короля его высшему судебному чиновнику. Этот чиновник позже полу­чил название "лорд-канцлер", или "верховный судья".

Приказ суду представлял собой специальный документ (пись­мо с печатью). Этот документ давал право возбудить судебную процедуру. Приказ направлялся от имени короля, т.е. был пря­мым его распоряжением в адрес специальных служащих (шери­фов) в том округе, в котором возник спор. В обязанность шери­фов входила первоначальная подготовка материалов дела для по­следующего судебного рассмотрения. Возможно, что несколько первых сотен таких распоряжений действительно были собствен­норучно подписаны королем. Однако затем учреждается специальное присутствие — Служба приказов канцелярии под управлением королевского лорд-канцлера. Это учреждение впоследствии осуществляет массовую выдачу приказов суду.

Первоначально юрисдикция королевского суда не определя­лась законодательным путем, т.е. через решения структур полити­ческой власти (король, Парламент). Исторически полномочия ан­глийских судов формировались по мере развития судебной дея­тельности под напором непосредственных обращений в королев­ский суд через систему приказов, т.е. снизу, от населения, но при участии и через посредство волеизъявления конкретных органов политической власти. Государственные суды, таким образом, ока­зались востребованы населением уже на самой ранней стадии их появления. Именно через самодеятельную и целенаправленную активность населения определялась и складывалась процессуаль­ная компетенция английских судов.

Тем самым система приказов суду повлияла на процесс фор­мирования материального права не через законодательную дея­тельность, а непосредственно в судах. По характеру и природе си­стема судебных приказов представляла собой разрешительную си­стему. При такой системе разрешение процессуальных вопросов судебной защиты предшествовало формированию норм матери­ального права, в соответствии с которыми затем судебные споры уже рассматривались по существу.

Если первоначально королевские приказы выдавались суду лишь в исключительных случаях, то позднее под напором обра­щений список тяжб, которые могли быть рассмотрены в суде, расширялся. Был разработан специальный стандартный перечень наиболее типичных обращений, с которыми приходилось сталки­ваться на практике. Этот список получил название "исковой фор­муляр" (form of action), или "иск". Однако за небольшую плату канцелярия могла изобрести новую форму приказа, не предусмо­тренную в указанном перечне. Так расширялся общий список и одновременно обогащались нормы материального общего права. К концу XII в. лорд-канцлер использовал уже около 75 стандарт­ных предписаний, форма которых была отработана до мелочей, в них требовалось всего лишь внести имена и адреса сторон*. Пос­ле принятия Оксфордских провизий и Второго вестминстерского статута 1285 г. эта сомнительная практика была в значительной мере пересмотрена. Вписывать новые основания для выдачи при­казов судам разрешалось только в исключительных случаях. Впос­ледствии стандартные формы исковых заявлений были сведены воедино в полуофициальные "Реестры предписаний". Этим перечнем юристы-практики стали руководствоваться как законом, он сыграл важную роль в становлении общего права в том виде, в каком оно известно сегодня.

* Цвайгерт К., Кётц X. Указ. соч. С. 279.

 

Поначалу приказы судам выдавались достаточно свободно. С увеличением числа и видов заявлений, с которыми люди обраща­лись в суды, расширялась юрисдикция королевских судов, а зна­чит, повышалась и укреплялась реальная роль центрального госу­дарства в развитии и совершенствовании норм общего права. Од­нако столетия спустя перечень приказов суду обновлять перестали, так как пересмотр сложившихся отношений и порядков не отвечал интересам господствующих классов того периода. Еще во времена Блэкстона истец до начала процесса был обязан выбрать из 70—80 типовых форм исковых заявлений ту, которую он считает основа­нием для предъявления своих требований к ответчику. Форма ис­ка определяла тип прецедента, а от него зависело многое другое: как следует вызывать ответчика в суд, как собирать доказательства, как приводить в исполнение решение суда и т. п. Поэтому неред­ки были случаи, когда истец проигрывал дело только из-за того, что ошибся в выборе надлежащей исковой формы. В этих услови­ях право начинает превращаться в окаменевшую традицию и арха­изируется. Юридическая форма стала сдерживать развитие всей правовой системы и превратилась в путы. Так продолжалось до су­дебной и правовой реформы 1873 г., которая позволила пересмот­реть процессуальные требования системы приказов суду.

В настоящее время основания, в соответствии с которыми мож­но обращаться в английский суд с исковыми требованиями, прак­тически ничем не ограничены, кроме норм морального права. Лю­бое частное лицо, которое считает, что его права были нарушены, может обратиться в суд с заявлением выдать приказ о вызове в суд ответчика и предъявить исковые требования даже в том случае, ес­ли по данному поводу отсутствуют соответствующие положения в законодательстве. В таких случаях суду предоставлено право само­му решать, должна ли быть установлена новая форма ответствен­ности или нет. Старая система предусматривала, что в подобной ситуации истец должен был доказать, что его заявление обнаружи­вает аналогию с исками, ранее уже рассмотренными судами.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 230;