Английское право до норманнского завоевания



 

В период до норманнского завоевания Англии в стране отсутст­вовала централизованная правовая система. В течение нескольких столетий Англия уже была объединена англосаксонскими короля­ми в некое аморфное государственное образование, которое нель­зя было назвать централизованным. При Альфреде Великом (871—900) государственность англосаксов была даже зафиксиро­вана документально. Право этого периода представляло собой лишь местные обычаи патриархальных англосаксонских племен и сообществ. Местные суды, таким образом, в своих решениях мог­ли опираться только на нормы местных обычаев и традиций.

Однако систему норм, основанных на обычаях и традициях племен и на практике местных судов, системой права можно на­звать лишь условно. Это была система права прежде всего знати и для знати. В какой-то мере она отвечала интересам землевла­дельцев, а также купечества. Но простолюдинам — вилланам (крепостные крестьяне) и рабам — прибегать к услугам обычного права или каким-то иным способом пользоваться его плодами было вообще заказано.

В силу своей сугубой локальности местные правовые обычаи существенно различались между собой. Так, даже после нашест­вия викингов некоторое время половина территории на северо-востоке Англии продолжала придерживаться обычаев датского права. Юго-западная часть Англии оставалась под сильным влия­нием англосаксонских правовых обычаев. Именно к правилам правовых обычаев в первую очередь вынуждены были поначалу обращаться королевские судьи, разъезжая по стране и разрешая судебные споры. В то же время с определенной степенью допу­щения можно сказать, что правовые обычаи, претерпев со време­нем весьма значительные и серьезные изменения, естественным путем трансформировались в то, что сегодня называется правом Англии.

Важно также отметить, что уже в этот период в обществе фор­мируется отношение к суду как органу, который призван оказы­вать помощь в достижении компромисса при возникновении не­избежных в повседневной жизни споров и разногласий.

По своей сути до завоевания викингами англосаксонское пра­во было архаичным, т.е. дофеодальным. Оно не отвечало потреб­ностям становления феодальных отношений, развитию натураль­ного хозяйства, стремительным экономическим, социальным и общественным переменам, которые начались сразу после нор­маннского завоевания. Да и правовые обычаи англосаксов устаре­ли еще во время правления Вильгельма Завоевателя. Поэтому ис­торически очень скоро укрепляется новая система права, которая была введена норманнами в противовес местным правовым обы­чаям англосаксов. Многие столетия спустя (вплоть до XVII в.) ан­глийские юристы продолжали обсуждать проблему возвращения в суды "старого доброго англосаксонского права", но дальше раз­говоров дело так и не пошло.

Возникновение общего права

 

Одним из важных последствий норманнского завоевания было введение централизованной системы правления на территории всей Англии. Это нововведение с неизбежностью коснулось и ан­глийской правовой системы. Норманны весьма гордились тем, что им удалось ввести общее для всей территории завоеванной страны право. Отсюда и пошло название английской системы права — "общее право" (common law). Завоеватели стремились ус­тановить такую систему, которая охватывала бы всю страну. Для этого надо было ввести строго централизованные суды и сделать всех судей подотчетными только королю и больше никому.

Необходимость централизации власти и централизованных ор­ганов управления определялась политическими и финансовыми причинами, но главное — соображениями сбора налогов.

Уже при Вильгельме Завоевателе (в 1086 г.) все земли, нахо­дившиеся в собственности, были занесены в кадастровую книгу "Страшного суда". Налоги, уплачиваемые королевскими вассала­ми, проверялись специальным органом — Королевским Советом (Curia Regis). Основными налогоплательщиками того периода бы­ли землевладельцы. При этом определенный интерес для короля представляли не только земельные споры, но и уголовные дела. Вот как об этом говорят К. Цвайгерт и X. Кётц: "Для регулярно­го поступления в казну налоговых платежей необходимо, чтобы в стране царили мир и порядок. С этой целью создается исключи­тельная королевская юрисдикция в отношении тяжких преступле­ний. Благодаря ей король получает новый важный источник до­ходов в виде штрафов и конфискаций имущества. Таким образом, в XII—XIII веках королевская юстиция постепенно разрастается из судебного учреждения со специальной компетенцией по реше­нию споров с участием государства в общую юрисдикцию с ши­рокими полномочиями"*.

* Цвайгерт К., Кетц X. Указ. соч. С. 277.

 

Конечно, задачи создания централизованной государственно­сти, правовой и судебной системы решаются не за одну ночь. Од­нако Вильгельм Завоеватель определил общее направление буду­щего развития правовой системы на столетия вперед. Было поло­жено начало процессу, который в течение последующих столетий предопределил чрезвычайно сильную централизацию системы юстиции и стимулировал унификацию права Англии. Так или иначе, но сегодня можно говорить о том, что основы системы права, заложенной еще норманнами, оказались настолько фунда­ментальными, что продолжали определять развитие английского права вплоть до XIX в. По отдельным аспектам правового разви­тия Англии они оказывают свое влияние и по сей день.

Норманнское завоевание усилило процесс централизации страны, возросла потребность в разрешении споров, и соответ­ственно усилилась роль судов. Завоевав земли англосаксов, нор­манны тем не менее не стремились открыто подавить или офи­циально отменить англосаксонское право. Более того, Виль­гельм Завоеватель приложил достаточно серьезные усилия, что­бы сохранить правовые обычаи покоренных им земель англоса­ксов. Однако, как мы видели, эти усилия в конечном счете ока­зались напрасными и возродить англосаксонское право так и не удалось.

По мере усиления роли централизованного права, применяв­шегося королевскими судьями, значение обычного права, права местного и архаического, уменьшается. Причины замещения ан­глосаксонских правовых обычаев норманнским правом были су­губо практическими. Дело в том, что земельная собственность, а следовательно, управление государством и правосудием были со­средоточены в руках завоевателей — норманнов. Местное населе­ние, потерпевшее в результате военных действий поражение, бы­ло оттеснено на низший уровень влияния и политической орга­низации власти в стране. В те времена все представители правя­щей элиты (норманны) имели прямое отношение к отправлению правосудия и к управлению, но при этом независимо от пристра­стий и желаний вынуждены были приспосабливаться к местным условиям и требованиям, как бы мы сказали сегодня, "должны были учитывать местные условия".

Довольно скоро после установления господства иноземных завоевателей выяснилось, что норманны стали даже большими англичанами, чем англосаксы. Поэтому англосаксы не очень-то противились новому праву, а норманны, в свою очередь, не бы­ли против включения в него тех положений старого местного права, с помощью которых они могли противостоять влияниям извне, подрывающим их господство. К тому времени, когда анг­лоязычное население страны вновь смогло отстоять свою долю права на власть и государственное управление, потомки первых викингов превратились в законченных английских национали­стов. Они решительно порвали политические, культурные и идейные связи с континентальной Европой, а норманнское пра­во в английских судах и на английской почве в течение первого же столетия после завоевания приобрело такую же основатель­ность и прочность, как и английские средневековые церковные соборы.

По свидетельству историков, уже в XIII в. бароны (норманны) отказались принимать в судах ссылки на любые судебные преце­денты, которые имели место в других странах Европы. Но они охотно восприняли положения англосаксонского наследственно­го права, согласно которым земли умершего отца наследовались его старшим сыном. Эти положения вошли в новое английское общее право, что позволяло учитывать реалии военного образа жизни рыцарей-землевладельцев того периода. Тем не менее в норманнских владениях английского королевства эти положения не применялись.

Решительная оппозиция баронов иноземному влиянию рас­пространялась даже на область канонического права, которое практиковалось католической церковью везде, где католичество оставалось господствующей конфессией. Однако в Англии дело зашло настолько далеко, что в 1235 г. совет города Мертона на том основании, что его жители не желали менять право Англии, отверг идею легитимации (признания) ребенка, родившегося вне брака, в том случае, если впоследствии родители ребенка сочета­лись законным браком. А ведь именно на этом настаивала като­лическая церковь и именно это предписывали нормы канониче­ского права.

Другой пример. Можно предположить, что известное народное восстание, вошедшее в историю Англии как "Благодатное палом­ничество" 1536—1537 гг., было направлено против норманнского права и законодательной реформы, предпринятой Генрихом VIII. Однако на самом деле реформа предусматривала ослабление вли­яния римской католической церкви и введение новых правовых норм, которые касались положения знати, т.е. норманнов, а не простого люда — англичан. Восстание было поддержано только на севере страны и закончилось безрезультатно. Все это дает веские основания признать, что в результате завоевания "норманны превратились в англичан, а их право — в английское право"*. Во всяком случае именно так считают сами английские историки права.

* Kiralfy A.K.R. The English Legal System. 7th ed. London: Sweet and Maxwell, 1984. P. 3.

 

Норманны принесли с собой новую правовую систему — об­щее право, нормы которого в одинаковой мере распространяли свое действие на все земли. Новая правовая система была чрезвы­чайно прогрессивной в сравнении с той, которая применялась местными жителями на основе местных обычаев и традиций. Од­нако с течением времени стали очевидны ее серьезные недостат­ки, препятствовавшие приспособлению системы к новым услови­ям в связи с развитием товарно-денежных отношений и установ­лением новых форм общественных связей.

К числу таких недостатков общего права относятся:

 

§ чрезвычайная строгость и негибкость норм общего права;

§ признание его нормами единственной санкции в гражданском праве — денежной компенсации, а в уголовном праве единст­венного наказания — смертной казни;

§ отсутствие средств обеспечения явки свидетелей в суд;

§ медлительность и дороговизна судебной процедуры;

§ множество нареканий в адрес системы приказов суду, препят­ствовавшей демократизации суда и не учитывавшей потребно­сти правового развития страны.

 

Все эти претензии, которые предъявлялись старому общему праву, обусловили появление в Англии нового права — права справедливости.

Следует отметить, что подразделение английского права на от­расли основывается на выделении таких характеристик права, как его форма и содержание. В силу этого становится возможным де­ление права на процессуальное и материальное. В зависимости от характера общественных отношений, которые регулируются пра­вовыми нормами, в праве выделяются отрасли — гражданское и уголовное право.

Возможен и иной критерий деления права на отрасли, напри­мер в зависимости от особенностей характеристик тех субъектов, которые участвуют в правовых отношениях. Если учитывать эти характеристики, право может быть подразделено на частное и публичное. Использование же понятия "общее право" предполага­ет иной подход к определению природы права: учитываются ис­торические корни и особенности происхождения английского права. Поэтому понятие "общее право" не имеет аналогов в дру­гих правовых системах, например в континентальной системе права.

Краткий обзор основных этапов становления и развития сов­ременного английского права свидетельствует, что основная часть его норм сложилась вследствие самостоятельной нормотворческой деятельности английских судей. Примечательно, что вплоть до конца XIX в. законодательная роль английского Парламента рассматривалась лишь как дополнительная функция этого поли­тического органа.

Например, еще в XVIII в. английские юристы единодушно по­лагали, что "право не относится к тому, что может быть сотворе­но людьми. Право просто есть, и, следовательно, статуты, прини­маемые Парламентом, — это не что иное, как поправки к уже су­ществующему порядку вещей"*.

* Caenegem R.C. van. Op. cit. P. 24-25.

 

Столетие спустя лорд Мельбурн, министр, которому особенно благоволила королева Виктория, высказался не менее определен­но: принятие законов — это "только дополнительная, исполняе­мая время от времени Парламентом обязанность"*. Представите­ли английской политико-правовой мысли и сегодня едины в том, что английский Парламент обязан соблюдать право, но он не дол­жен манипулировать правом**.

* Stevens R. Law and Politics. The House of Lords as a Judicial Body 1800—1976. London, 1979. P. 409.

** См., напр.: Atiyah P.S. The Rise and Fall of Freedom of Contract Oxford. 1979. P. 91.

 

По своему происхождению общее право — это право, которое никто не вводил и никто не принимал. Оно не является правом, официально провозглашаемым государством, а поэтому ближе к правовым обычаям и представляет собой по существу неписаное право*.

* Более полно об общем праве см. гл. 5.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 334;