Раздел II Индустриальная экономика 19 страница



За XIX столетие общая продуктивность сельского хозяйства возросла в 2—3 раза. Однако коренного улучшения в экономичес­ком положении сельского населения и крестьянского хозяйства не произошло. Причины состояли в недостатке капиталов, необхо­димых для вложения в сельскохозяйственное производство; уве­личении расходов на рабочую силу из-за конкуренции со сторо­ны промышленности, торговли, транспорта на мировых рынках.

Стремительно росла задолженность крестьянских хозяйств. Преимущественное развитие промышленности, заинтересованной в более дешевой сельскохозяйственной продукции, производимой в странах с экстенсивным сельским хозяйством (Россия, Арген­тина, США), делало германское сельское хозяйство неконкурен­тоспособным на мировом рынке. В 70-е гг. XIX в. Германия пре­вратилась в страну, ввозящую продовольствие. В 80-е гг. были установлены запретительные пошлины на хлебный импорт в Гер­манию.

Банковская система Германии. В XIX в. формировалась кре­дитная система страны. В начальный период промышленного пе­реворота (30—40-е) образование акционерных банков сдерживалось тем, что для организации акционерного общества требовалось спе­циальное разрешение правительства. Предприниматели, не полу­чившие такового, покидали Берлин, Мюнхен и другие крупные города и направлялись в столицы малых германских государств, где встречали радушный прием местных властей. Именно здесь созда­вались акционерные общества на правах коммандитного товарище­ства, в том числе акционерные банки. К концу 50-х годов в 20 гер­манских городах работало 30 эмиссионных банков. После органи­зации Северо-Германского союза началось законодательное ограничение прав местных банков на выпуск банкнот, усилилась централизация эмиссионного дела в руках государственного кредитного учреждения — Прусского банка (основан в 1765), что являлось одним из главных условий создания единого экономи­ческого пространства.

Кредитование промышленности и торговли до середины XIX в. осуществляли банкирские дома Ротшильда, Шредера, Мендельсо­на, Блейхредера и др. В 1850—1870-е гг., в период грюндерства, ча­стные банкирские фирмы не могли обеспечить потребности в кре­дите. В этот период начался активный процесс создания частных акционерных банков, способных мобилизовать средства и обра­тить их на потребности развивавшейся экономики.

В организации крупнейших акционерных банков принимали участие крупные банкирские дома, промышленные фирмы. Дея­тельность частных акционерных банков носила специализирован­ный характер - по отраслям экономики и отдельным территориям.

Один из первых коммерческих банков Германии — Шафгаузен- ский банковый союз, основанный в 1848 г. (на базе частного бан­кирского дела А. Шафгаузена в Кельне), сосредоточил свои операции в Рейнской области, способствовал развитию горно-за- водских предприятий. Дармштадтский банк, созданный в значи­тельной степени под влиянием знаменитого «Креди Мобилье», главным направлением деятельности избрал учредительство. Воз­никшие в 1856 г. три крупнейших акционерных банка: Учетное общество, Берлинское торговое общество, Среднегерманский банк — также имели ярко выраженную специализацию. Первый из них находился в тесных контактах с банкирским домом Ротшильда. Его усилия были направлены на кредитование строительства же­лезных дорог. В организации второго приняли участие банкирские фирмы Мендельсона и Блейхредера, сферой его деятельности яв­лялась крупная торговля. Немецкий банк был учрежден в 1870 г. при содействии берлинских и франкфуртских частных банкирс­ких фирм для осуществления банковских операций в области внешней торговли. Дрезденский банк (1872) кредитовал химичес­кую и текстильную промышленность Саксонии.

Другой особенностью крупных акционерных банков Германии являлся универсальный характер их внутренней организации. Они проводили регулярные операции (вклады, учет векселей, ссуды) наряду с нерегулярными (эмиссия фондов, торговля процентны­ми бумагами). Немецкие акционерные банки, ограничивая свои услуги определенным кругом клиентов (отрасли экономики, тер­риториальные районы), имели возможность получать достоверную информацию о каждом из них, контролировать потребности в кредите промышленных предприятий, что являлось особенно важным при эмиссионном (долгосрочном) кредите. Обязательными элементами банковской практики были изучение финансового со­стояния клиента в прошлом, настоящем и его видов на будущее; контроль над финансовыми распоряжениями клиента с целью не­допущения его отношений с другими кредитными учреждениями.

Немецкие банки отличались осторожностью к вверенным им краткосрочным капиталам, это определяло продуманный харак­тер их учредительской политики и в конечном итоге сделало их одними из самых надежных и солидных в мире. В Германии част­ные акционерные банки установили тесную связь с промышлен­ными предприятиями. Последние выступали в качестве заемщи­ков. Предоставляя кредит, банки взимали проценты, получение которых и являлось смыслом банковских операций. Источником для выплаты процента служила прибыль промышленного пред­приятия. Тесная взаимосвязь между банками и промышленностью становилась основой для дальнейшего переплетения их деятель­ности. Например, в Немецком банке, созданном частными бан­кирами и промышленными фирмами (в том числе фирмой Симен­са), первым директором был Г. Сименс. Крупные банки стреми­лись поставить под контроль промышленные предприятия, которым они оказывали услуги.

В рассматриваемый период концентрация банковского дела в Германии происходила в форме так называемого объединения интересов, когда банки, сохраняя свою самостоятельность, объ­единяли капиталы для проведения определенных финансовых опе­раций.

В эти десятилетия в стране получил развитие ипотечный кре­дит. Прусские земские кассы, созданные еще в конце XVIII в. и выдававшие ссуды под залог земли, не могли обеспечить возрас­тавшие потребности в ипотечном кредите, что обусловило орга­низацию специальных земельных (ипотечных) банков.

 

 

5.3. «Переселенческий» капитализм. США

 

 

США относятся к странам капитализма переселенческого типа, отличительная черта которого состоит в перенесении на новые, колонизируемые земли сложившихся в метрополии форм органи­зации хозяйства.

Главное направление заселения Северной Америки шло с вос­тока, от Атлантического побережья, на Запад, к Тихому океану. В Америку устремлялись самостоятельные, энергичные люди с глубоко индивидуализированными интересами, с уверенностью в собственных силах. Такой состав иммигрантов способствовал успешному хозяйственному развитию колоний.

К концу XVIII в. в Северной Америке четко определились три региона, различавшиеся характером производства и структурой бизнеса. Северо-Восток, где в авангарде колонистов стояла пред­приимчивая английская торгово-промышленная буржуазия, пре­вратился в центр мануфактурного производства и торговли. В аг­рарном секторе здесь преобладали средние и мелкие фермерские хозяйства. Юг, располагавший огромными площадями плодород­ной земли, привлек иммигрантов из среды английской земельной аристократии. Получив от правительства значительные земельные участки земли в собственность, в условиях резкого дефицита ра­бочих рук они инициировали организацию рабовладельческого плантационного хозяйства. Запад представлял незаселенные и невозделанные земли. Бежавшие сюда смелые люди (скваттеры) самовольно захватывали земли и создавали свободные фермерские хозяйства.

Социально-экономическая неоднородность, асинхронность и неоднотипность исторического развития этих регионов обуслови­ли различие путей и временных рамок становления промышлен­ного капитализма.

Предпосылки промышленного переворота. Развитие американ­ского капитализма не было ограничено феодальными рамками. Это предопределило его особенности по сравнению с европей­ским капитализмом. Роль буржуазной революции для США сыграла Война североамериканских колоний за независимость (1775—1783), в ходе которой решались задачи ликвидации дик­тата метрополии, ограничивавшей свободу предприниматель­ства. Принятая Декларация независимости (1776), провозгласи­ла суверенитет американского народа и образование нового го­сударства — США. Она сделала недействительными указы английского парламента, ущемлявшие свободу заселения запад­ных земель, развитие промышленности, сферы обращения. В 1776 г. все порты объявлялись открытыми для европейских куп­цов, ликвидировалась английская монополия на торговлю в Се­верной Америке. Во внешней торговле провозглашались принци­пы фритредерства, на основе которых позднее были заключены договоры с Францией, Пруссией, Швецией.

В 1777 г. правительство конфисковало 30 тыс. имений, принад­лежавших лицам, перешедшим на сторону англичан. Уничтожа­лись феодальные формы землевладения, дворянские звания, на­следственная аренда и т.п. За период войны на запад переселились 25 тыс. скваттеров. Производителям металла, оружия, пороха, военной амуниции выдавались денежные премии, субсидии; пред­принимались попытки организовать выплавку свинца путем переплавки на пули свинцовых крыш. В 1778 г. был построен го­сударственный пушечный завод в Спрингфилде. С целью стаби­лизации денежной системы, упорядочения эмиссионной деятель­ности как на общегосударственном, так и на уровне штатов в 1781 г. был создан Банк Северной Америки.

Окончание войны, ратификация Конституции (1787), вступ­ление в силу первых десяти поправок к ней (1791), прежде всего Билля о правах, завершили первый этап буржуазной революции. Конституция обеспечивала права собственности, ее защиту, сво­боду слова, печати, собраний, вероисповедания и т.д., укрепила власть центрального правительства. Политическая система стро­илась на разделении властей: исполнительная (президент и каби­нет министров), законодательная (конгресс), судебная (верховный суд, имевший право отмены законов, не соответствовавших Кон­ституции). Но не было уничтожено рабство в южных штатах, ин­дейцы не получили гражданских прав, отсутствовала единая из­бирательная система. Правовое государство, формировавшееся в США, обеспечивало американцам гражданские и личные свобо­ды, включая право на землю и свободную предпринимательскую деятельность, значительно полнее, чем в Европе того периода.

Правительство способствовало реализации прав на землю и свободному выбору вида хозяйственной деятельности путем ши­рочайшей территориальной экспансии, сопровождавшейся эконо­мическим освоением новых владений. На основе заключения не­равноправных договоров, торговых сделок, прямого военного на­силия в состав нового государства вошли огромные районы Старого Северо-Запада, а также Луизиана, Флорида, Техас, Нью- Мексико, Верхняя Калифорния, Орегон. За период с 1776 по 1853 г. территория США увеличилась в восемь раз. С принятием Конституции конгресс вынес решение о передаче всех свободных территорий в фонд центрального правительства, которое должно было заниматься их разделом и продажей. По законам 80-х гг.

XVIII в. земля продавалась крупными участками в 640 акров с обя­зательной выплатой всей суммы в течение месяца. Эти условия ограничивали круг покупателей состоятельными людьми и при­вели к самовольному захвату земли, приобретавшему все более массовый характер. Скваттеры требовали закрепления за ними участков. Они принимали меры для защиты своих заявок. Под давлением упорной борьбы фермеров за облегчение условий до­ступа к западным землям происходила последовательная демо­кратизация аграрного законодательства. В итоге уменьшился зе­мельный минимум (до 40 акров), увеличился период рассрочки платежей, снизились цены на землю (с 2 до 1,25 долл. за акр).

В 1841 г. был принят Закон о заимке, гарантировавший скват­терам право покупки обрабатываемых ими участков до поступле­ния на аукцион. Согласно закону можно было занимать землю, предварительно размежеванную правительством. Колонизация западных земель становилась все более активной. Основной по­ток переселенцев шел из северных штатов. На Запад перемеща­лись лишенные земельных участков фермеры с Юга, а также план­таторы в поисках плодородных земель. Значительную роль в хо­зяйственном освоении этих территорий сыграла иммиграция. В 1789— 1812 гг. в США прибыло 250 тыс. человек. С 1842 г. в стра­ну в среднем в год приезжало до 100 тыс. переселенцев. Наличие на Западе свободных, пригодных для заселения и эксплуатации земель обусловило преимущественно аграрное развитие этого ре­гиона. Развивавшееся фермерское хозяйство способствовало рас­ширению товарных рынков и становилось одним из источников формирования рынка капитала. Возраставшее сельскохозяйствен­ное производство обеспечивало потребности в продовольствии промышленных центров. По мере роста доходов фермеры повы­шали спрос на промышленные изделия производственного и по­требительского назначения, что стимулировало развитие индуст­риального Северо-Востока. В то же время фермерская колониза­ция Запада обостряла проблему образования рынка рабочей силы в стране, вызывая отток населения с других территорий и усили­вая тем самым дефицит рабочих рук/

Главным источником наемного труда в колониальный период являлась иммиграция, а также неимущие и бедные слои, состав­лявшие более 20% населения, которые работали по найму на ма­нуфактурах и судоверфях; сервенты, отслужившие кабальную службу, не получившие земли и не имевшие иных средств суще­ствования. Однако все эти лица энергично боролись за обладание землей, арендовали или приобретали ее в долг. Рабочие, трудив­шиеся по найму, особенно иммигранты, при первой возможнос­ти стремились уйти с предприятия, чтобы обзавестись землей. В XVIII в. по этой причине потерпели крах ряд крупных предпри­ятий. Например, металлургический завод П. Хазенклевера, наняв­шего в Германии более 500 рабочих. Таким образом, «избыточно­го» населения в колониях не было. Эти особенности формирова­ния рынка труда имели важные последствия. Американские предприниматели еще в колониальный период использовали не прямой наем рабочих на производство, а привлекали мелких фер­меров, готовых взяться за оплачиваемую работу в промыслах, ко­торыми они традиционно занимались на дому. Это позволяло им, не отрываясь от земли, получать дополнительный доход.

Высокий спрос на рабочую силу обусловил ее высокую сто­имость, что диктовало необходимость замены этого дорогого ком­понента издержек производства более дешевой машиной. Доро­говизна рабочей силы стимулировала изобретательство, ввоз из других стран машин и оборудования. Технические предпосылки возникновения фабричной промышленности в США были в ос­новном созданы промышленным переворотом в Англии. Вместе с тем в самой стране появилось много новых изобретений, чему в немалой степени способствовала система поощрения. Уже в 1790 г. был издан Закон о патентах, дававший изобретателям 14-летнюю монополию на использование своих изобретений.

Финансовой основой крупного промышленного производства была, во-первых, прибыль торговой буржуазии, сколотившей крупные состояния в период английского господства. Во-вторых, поступления от спекулятивной деятельности буржуазии, планта­торов во время войны за независимость. Д. Вашингтон, главно­командующий американскими войсками, писал: «Такого отсут­ствия чувства гражданского долга, такого отсутствия добродете­ли, такой спекуляции, такого множества всяких ухищрений для получения той или иной выгоды... я никогда не видел... Дух низ­кого стяжательства до такой степени овладел всеми, что какое бы бедствие ни обрушилось теперь на нас, оно не удивит меня».

Дополнительным источником рынка капитала становились доходы фермерских хозяйств.

В создании предпосылок промышленного переворота в США большая роль принадлежала факторам международного характе­ра. Ослабление английской конкуренции в период войны за не­зависимость из-за разрыва экономических связей с метрополией облегчало сбыт изделий местной промышленности. Европейские войны (1792—1815) стимулировали внешнюю торговлю США, приносили огромные прибыли, становившиеся источником круп­нейших состояний. Расширение торговли происходило не только за счет экспорта, но и обширной посреднической торговли. Ис­пользуя нейтральное положение, американцы поставляли в Европу товары из Вест-Индии, Южной Америки, Дальнего и Ближнего Востока, перевозили товары из французских и английских коло­ний в метрополии. Огромная иностранная торговля США велась в основном судами отечественного производства. Этот период получил название «золотого века» торгового мореплавания севе­роамериканских штатов

Ход промышленного переворота. Промышленная революция в США началась в первом десятилетии XIX в. На северо-востоке страны она повторила в основном классическую английскую мо­дель и завершилась к 1860 г. утверждением фабричного типа про­изводства в ведущих отраслях хозяйства.

Начальный этап промышленного переворота был отмечен ме­ханизацией и становлением фабричной системы в текстильном производстве. Первые машины появились в хлопкопрядении еще в конце XVIII в. Эта отрасль хлопчатобумажной промышленнос­ти сразу создавалась на машинной основе, минуя стадию ручного труда. В первое десятилетие XIX в. происходил быстрый рост пря­дильных фабрик, которые создавались по образцу предприятий знаменитого английского промышленника Аркрайта. Одной из наиболее известных была фабрика, организованная в 1790 г. при­ехавшим из Англии рабочим-текстилыдиком Слейтером. Он впо­следствии стал крупным предпринимателем и вошел в историю как «отец» американской промышленности. Владельцы прядиль­ных фабрик становились организаторами всего процесса произ­водства хлопчатобумажных тканей. Раздавая пряжу для переработ­ки фермерам, они вовлекали кустарный сектор в орбиту фабрич­ной системы, расширяли масштабы предпринимательства, привлекали дополнительную рабочую силу.

После англо-американских войн 1812—1815 гг. начался дли­тельный подъем национальной промышленности. Ему способство­ вали, во-первых, переориентация инвестиций из сфер торговли и мореплавания в промышленность; во-вторых, протекционистская политика правительства. В этот период стали складываться кор­порации с целью объединения капиталов для сооружения круп­ных промышленных объектов. Они действовали на основе актов об инкорпорации, выдаваемых законодательными органами шта­тов. Таким образом, расширялась финансовая база промышлен­ного строительства.

Введение в 1816 г. нового таможенного тарифа, установивше­го высокие пошлины на импортные промышленные товары, преж­де всего на ткани, их повышение в последующие годы ограждало американскую промышленность от иностранной конкуренции. Наиболее быстро и успешно развивалось хлопчатобумажное про­изводство. Первостепенное значение для его механизации в це­лом имела фабрика, построенная Лоуэллом в 1818 г. На его пред­приятии впервые в мировой практике были установлены прядиль­ные и ткацкие машины, что позволило связать в единый производственный цикл обработку сырья и выпуск готовой про­дукции. Механизация ткачества в 20-е гг. XIX в. привела к вы­теснению кустарного сектора.

Главным рынком сбыта хлопчатобумажных тканей становил­ся быстро заселяемый Запад. По уровню механизации ткачества северо-восточные штаты в 1830-е гг. превзошли Англию.

За период с 1815 по 1832 г. число хлопчатобумажных фабрик возросло в 3,7 раза (с 213 до 795), на них использовалось 1200 тыс. ве­ретен, стали применяться ситценабивные цилиндрические маши­ны и другие технические новшества. Внедрение машин в шерстя­ное производство происходило медленнее. Существовавшие в нем централизованные мануфактуры постепенно перерастали в фаб­рики, число которых только за 1810-1815 гг. увеличилось с 14 до 102. Уже в 1840 г. на Северо-Востоке фабричное шерстяное про­изводство превышало домашнее. Таким образом, в 30-е гг. XIX в. в важнейших отраслях текстильной промышленности — хлопча­тобумажной и шерстяной — происходил интенсивный процесс утверждения фабричной формы организации производства. Цен­тром текстильной промышленности, прежде всего хлопчатобумаж­ной, являлся Северо-Восток, где было сосредоточено более 78% фабрик этой отрасли. На Юге и Западе текстильное производство было развито слабо. С 1840-х гг. в текстильной промышленности начался новый процесс — укрупнение действовавших предприя­тий и уменьшение их общего числа при одновременном росте сум­мы инвестированного капитала.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 222; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ