Раздел II Индустриальная экономика 23 страница



Государственное предпринимательство выступало в форме пра­вительственных заказов частным предприятиям. Широко практи­ковались выдача субсидий, предоставление налоговых льгот, пе­редача производственных фондов на безвозмездной основе опре­деленному кругу предпринимателей, как правило являвшихся кредиторами правительства. Подобная практика повлияла на раз­витие текстильной промышленности, судостроения и судоходства

Государственное вмешательство не ограничивалось промыш­ленной сферой. Правительство активно проводило операции на мировом рынке, сбывая чай, рис, шелк, закупая на вырученные средства промышленное оборудование и сырье, которые продава­лись японскими фабрикантам. В начале 1870-х гг. правительство приступило к организации новой денежно-кредитной системы. При поддержке государства была создана группа национальных банков. В ее задачи входило налаживание системы денежного об­ращения, финансирование промышленных и торговых частных предприятий. Первый такой банк был учрежден в 1873 г. торго­выми домами Мицуи и Оно. Капитализированные пенсии быв­ших князей, самураев вкладывались в национальные банки, чис­ло которых к 1879 г. достигло 153, причем 75% банковского ка­питала принадлежало самураям. Государство оказывало поддержку акционерным внешнеторговым компаниям. По заказам прави­тельства проводились геологические изыскания, в ходе которых были открыты запасы угля, железной руды, золота.

Частное предпринимательство на этом этапе промышленного переворота отличалось определенными особенностями. Денежные средства старых торгово-ростовщических домов и бывших фео­далов вкладывались в основном в кредитные операции и торгов­лю, составляя основу банковского и торгового капитала. В начале 1880-х гг. в сфере кредита он оценивался в 75 млн иен, в торгов­ле — в 36 млн, а в промышленности — в 15 млн.

Строительство новых предприятий осуществлялось преимуще­ственно представителями средней и мелкой городской буржуазии, а также помещиками в отраслях легкой промышленности, произ­водствах по переработке сельскохозяйственного сырья, где было легче внедрять машины, находить рынок сбыта и дешевую рабо­чую силу.

Первая частная прядильная фабрика, оснащенная американ­скими станками, была пущена в 1872 г., но основная масса вновь сооружаемых предприятий базировалась на примитивной техни­ке, отличалась высокой долей ручного труда, поскольку размеры капиталов, инвестированных средней и мелкой буржуазией, по­мещиками, были, как правило, небольшими. Однако число ману­фактур и мелких фабрик быстро росло. За период 1868—1877 гг. их численность достигла 489.

Таким образом, в 1870-е гг. главной особенностью промышлен­ного переворота являлось перемещение капитала из аграрного сек­тора экономики в промышленный, а также активное участие го­сударства в индустриализации. Объекты государственной соб­ственности, за исключением некоторых текстильных фабрик, работавших на экспорт, горных предприятий, оказались убыточ­ными и не оправдали себя как источник доходов правительства. Для покрытия расходов правительство прибегло к внутренним зай­мам. В 1878 г. был размещен внутренний заем на 3 млн иен для развития промышленности. Высокий уровень расходов порождал дефицит государственного бюджета. Для его сокращения прово­дились дополнительные выпуски бумажных денег, государствен­ных ценных бумаг. В 1876 г. правительство предоставило нацио­нальным банкам право обменивать их банкноты не на золото, а на государственные казначейские билеты. В результате этих меро­приятий к 1880 г. в обращении находилось 135 млн необеспечен­ных банкнот и только 5 млн обеспеченных. Золотое содержание бумажных денег упало за период 1873—1881 гг. в два раза, что вы­звало рост цен на товары и услуги. Однако инфляционная поли­тика не принесла желаемых результатов. Государственных ресур­сов не хватало на содержание нерентабельных предприятий, для осуществления широкой программы железнодорожного строи­тельства.

В 1880-е гг. правительство перешло к осуществлению новой эко­номической политики. Ее цель состояла в создании условий для активизации частного предпринимательства путем приватизации государственной собственности. В ноябре 1881 г. был издан указ о передаче государственных предприятий в частные руки. Прави­тельство сосредоточивало усилия на развитии военных отраслей (арсеналы армии и флота). Департамент промышленности был упразднен, а вместо него учрежден Департамент сельского хозяй­ства и торговли. Продажа государственных объектов осуществля­лась на льготных условиях, цены устанавливались в 2—3 раза ниже фактических, практиковалась рассрочка платежей на длительные сроки. Государственные предприятия сдавались в аренду, переда­вались в счет погашения долгов правительственным кредиторам. Основная часть государственной собственности оказалась в руках торгово-ростовщических домов и высших слоев самураев. Госу­дарственные медные рудники перешли к фирме «Фурукава», са­мый крупный судостроительный завод в Нагасаки, угольные шах­ты, серебряные рудники Икуно — к «Мицубиси» и т.д. Железно­дорожное строительство также стало сферой приложения частного капитала. В 1881 г. была основана первая акционерная компания с капиталом в 20 млн иен, получившая землю и правительствен­ные гарантии минимальной прибыли в 8% годовых (на 10—15 лет). В последующее десятилетие было организовано еще 15 компаний. Правительство устанавливало за их деятельностью контроль. В собственности государства оставался телеграф.

Передача объектов государственной собственности в частные руки изменила направления предпринимательской активности, что про­явилось в переориентации капиталовложений. При общем росте объявленного капитала всех акционерных компаний с 101,6 млн до 288,8 млн иен за период 1884-1892 гг. удельный вес банковского ка­питала снизился с 78,1 до 29,6%, тогда как удельный вес капитала, инвестированного в промышленность, увеличился с 4,9 до 24,6%.

Сдвиги в инвестиционном потоке стали одним из главных фак­торов промышленного подъема, начавшегося со второй половины 1880-х гг. XIX в. В немалой степени он обусловливался стаби­лизацией кредитно-денежной системы. Правительство с начала 1880-х г. отказалось от инфляционной политики. В целях накоп­ления средств повышались прямые налоги, прежде всего позе­мельный; местные налоги возросли в 1,5 раза; значительно уве­личились косвенные налоги (на сакэ, биржевые посреднические операции; был введен гербовый сбор). Для обеспечения валютных поступлений власти организовали специальный валютный Йоко­гамский банк, развернувший активную деятельность на внешних рынках и впервые обеспечивший положительное сальдо во внеш­ней торговле. Все это вызвало превышение государственных до­ходов над расходами, позволив осуществить денежную реформу. Государство в 1882 г. учредило Японский банк и наделило его пра­вом эмиссии новых банкнот. При этом из обращения было изъ­ято около '/3 обесцененных бумажных денег. В 1886 г. был уста­новлен серебряно-золотой стандарт. Реформа способствовала ста­билизации денежной и кредитной систем, развитию экспорта, ограничению импорта, накоплению средств государством. Восста­новление прежнего курса иены привело к снижению цен на сель­скохозяйственную продукцию, что с повышением налогов резко снизило доходность и ускорило разорение мелких хозяйств. Этот процесс становился главным источником пополнения рынка ра­бочей силы в стране.

Рост капиталовложений в промышленность обеспечивал стро­ительство крупных предприятий, оснащенных машинной техни­кой. С 1880-х гг. началось применение в промышленности энер­гии пара. Наиболее быстро процесс механизации происходил в хлопчатобумажной промышленности. Число веретен на хлопко­прядильных фабриках за 1880—1890-е гг. увеличилось в 16 раз. Су­конная промышленность отличалась самым высоким уровнем концентрации производства, именно в этой отрасли создавались крупные фабрики. Однако в ткацком производстве еще преобла­дали мелкие и средние мастерские. В шелковой промышленнос­ти прочные позиции принадлежали ремеслу в связи с трудностя­ми механизации этого вида производства, а также высоким спро­сом на мировом рынке на шелк-сырец, даже не прошедший фабричную обработку. Всего за период с 1877 по 1886 г. было по­строено 760 частных промышленных предприятий.

Ход промышленного переворота тормозился отсутствием соб­ственного машиностроения и металлургической промышленнос­ти. Производство машин и аппаратов делало первые шаги. Меха­нические заводы были маломощны, а их количество незначитель­но. Общий технический уровень производства оставался низким. Даже в наиболее передовой в техническом отношении хлопчато­бумажной промышленности 61% пряжи изготовлялся ручным способом на примитивных станках. Развитие черной металлургии сдерживалось недостаточной сырьевой базой. Выплавка железа производилась кустарным способом. Попытка создания современ­ного металлургического завода в Камаси потерпела неудачу. От­расли промышленности, имевшие сырьевую базу, развивались более успешно. Выплавка меди за 1880—1890 гг. увеличилась в 3,4 раза — с 5,3 тыс. т до 18,1 тыс. т. Добыча угля за тот же период выросла с 1 млн до 2,6 млн т. Наиболее передовыми в техничес­ком отношении являлись военное производство и судостроение. Железнодорожное строительство отличалось высокими темпами развития. За 1882—1890 гг. протяженность железных дорог возросла в 10 раз, составив 2190 км Образовалась единая железнодорожная сеть, что имело важнейшее значение для развития внутреннего рынка.

Успешное развитие сельскохозяйственного производства, про­мышленности и транспорта, установление твердой валюты оказали благоприятное воздействие на рост торговли, особенно внешней. Внутренний рынок был ограничен низкой покупательной способ­ностью основной части населения, получавшего либо низкую за­работную плату, либо небольшой доход от мелкого земледельчес­кого хозяйства. Внешняя торговля отличалась значительной динамикой, сдвигами в структуре товарооборота, свидетельство­вавшими об изменениях в промышленности и сельском хозяйстве. Объем экспорта за 1880—1890-е гг. увеличился в стоимостном вы­ражении в два раза, импорта — в 2,5 раза. Основными предмета­ми вывоза оставались чай, рис, шелк-сырец. Доля готовых изде­лий в экспорте (ткани, металлические изделия, стекло, посуда) выросла с 11,0 до 24,5%. В импорте повысился удельный вес про­мышленного оборудования, сырья для промышленности, полу­фабрикатов, главным образом хлопка и металла. Ввоз промышлен­ного сырья составил 21,5% всего импорта в 1893 г., тогда как в 1888 г. эта цифра равнялась 5,5%. До 1870-х гг. 95% внешней тор­говли Японии находилось в руках иностранных компаний. Возникновение национальных внешнеторговых акционерных компа­ний в 1870—1880-е гг., создавших заграничные агентства в торго­вых центрах Европы и Азии, расширили возможности японского капитала. Японские товары вывозились в основном в Китай и Ко­рею. Обеспечение рынков для японской промышленности стано­вилось одной из первостепенных задач внешней политики стра­ны.

Этап промышленного переворота, приходившийся на 1880-е гг., был важным периодом становления промышленного капитализ­ма в Японии, несмотря на то, что сельское хозяйство оставалось основой экономики страны, в нем было занято около 2/з населе­ния страны. В результате приватизации объектов государственной собственности активизировалось частное предпринимательство в промышленности, транспортном строительстве, что нашло отра­жение в промышленном подъеме второй половины 1880-х гг. Ве­дущими отраслями промышленности оставались легкая и пище­вая, на которые к началу 1890-х гг. приходилось 90% объема промышленного производства. Среди отраслей тяжелой промыш­ленности приоритетным являлось военное производство

Япония занимала первое место в мире по уровню военных рас­ходов, составлявших 36% государственного бюджета. Одной из отличительных особенностей становления капиталистического хозяйства в Японии являлось то, что еще в ходе промышленного переворота началось формирование монополий. Одни из них со­здавались в целях конкурентной борьбы с иностранными товара­ми, переполнявшими японские рынки по причине их слабой та­моженной защиты. Такие монополии появились уже в начале 1880-х гг. Первыми были картель в текстильной промышленнос­ти, объединивший крупнейшие текстильные фабрики страны; японская бумажная компания, монополизировавшая производство и продажу бумаги; японская пароходная компания, в состав ко­торой входили судостроительные предприятия и транспортные фирмы. Другим направлением образования монополий было рас­ширение сферы деятельности семейных торгово-ростовщических домов путем учреждения банков, приобретения на льготных условиях промышленных предприятий, ранее принадлежавших государству, участия в акционерных транспортных компаниях и т.п. Подобная практика становилась основой для создания специ­фических японских монополий — дзайбацу — в форме конгломе­ратов, включавших в себя предприятия различных отраслей промышленности, банки, железнодорожные, судоходные, торго­вые компании.

Изменения в социальной структуре. На процессы формирова­ния новой социальной структуры значительное воздействие ока­зывало правительство. Представители бывшей феодальной и во­енной верхушки — князья и самураи высших рангов получили из государственной казны необходимые финансовые средства для предпринимательской деятельности. Правительство инициировало подключение представителей старой торгово-ростовщической бур­жуазии к предпринимательству в банковской сфере, промышлен­ности, транспорте. Крупная промышленная и банковская буржу­азия, выраставшая из феодальной и торгово-ростовщической элиты, была тесно связана с правительством общностью целей и интересов. Более естественным путем формировались средняя и мелкая буржуазия — из среды помещиков, городских торговцев и ростовщиков, разбогатевших ремесленников.

Процесс образования класса промышленных рабочих характе­ризовался рядом особенностей. Недостаток промышленного ка­питала, низкий уровень производства в начале реформ Мейдзи обусловливали низкую заработную плату рабочих. Работа на ма­нуфактурах, мелких фабриках рассматривалась земледельцами лишь в качестве побочного временного заработка. Иного способа уплаты налогов, долгов они не имели. Большинство крестьян, став собственниками маленьких участков земли, не стремились окон­чательно расставаться со своим хозяйством. Поэтому разорявшие­ся крестьяне вынуждены были за единовременное вознагражде­ние продавать своих детей на определенный срок (обычно 10 лет) на мануфактуры и фабрики; заниматься отхожим промыслом в отраслях, где требовался физический труд мужчин (прежде всего в горно-добывающей промышленности); жены крестьян исполь­зовались в качестве надомной рабочей силы в отраслях легкой про­мышленности. Самураи низших слоев посылали дочерей на фаб­рики, их жены работали на дому, поскольку продолжала существо­вать раздаточная система. В целом на заводах, фабриках, рудниках преобладал труд неквалифицированных временных рабочих.

Только с 1880-х гг. начался медленный процесс формирования слоя потомственных профессиональных промышленных рабочих, их количество к началу 1890-х гг. не превышало 100 тыс. человек. Общее число фабрично-заводских рабочих за период 1882—1890 гг. увеличилось с 5 тыс. до 350 тыс. человек, что составляло всего 0,86% населения страны. Подавляющее большинство составляли женщины и подростки. Процесс разорения крестьянства, куста­рей с 1880-х гг. усилился. На рынке труда предложение превышало спрос, поэтому в формировавшейся японской промышленности крайне низкий уровень заработной платы сочетался с продолжи­тельностью рабочего дня до 15—18 ч, сохранением многих феодаль­ных методов эксплуатации вплоть до физического наказания ра­ботников и т.п.

Правительство, решая сложнейшие задачи перехода к новому социально-экономическому строю, сочетало заимствование запад- но-европейских образцов (например, реформа народного образо­вания, начавшаяся в 1872 г, осуществлялась аналогично француз­скому опыту; принятая в 1889 г. конституция была близка к прус­скому варианту и т.п.) с сохранением складывавшихся веками традициями японского народа, исходило из особенностей нацио­нальной психологии, сложившейся в условиях закрытого обще­ства.

Правительство поддерживало традиции через системы военной подготовки, образования, средства массовой информации. В ре­скрипте 1890 г. императора Мацухито о народном воспитании и просвещении указывалось, что основами социального порядка в стране, системы народного образования Должны быть сыновние почитание и почтительность, верноподданность, поддержание духа национализма и монархизма. Стержнем становления лично­сти японца, нового правопорядка оставалось сочетание идеалов синтоизма и конфуцианства, которые в предшествовавшие века играли решающую роль в формировании национальной психоло­гии и системы морально-этических норм, регулировавших пове­дение японцев в общественной жизни.

Древняя японская религия — синтоизм — воспитывала в чело­веке ощущение духа благоустроенности государства, охранявше­го благополучие и безопасность своих подданных. Поэтому япо­нец должен был чтить повелителя — императора, от которого ис­ходил мир, закон, порядок. Синтоизм внушал человеку троякие обязательства: перед родителями, прародителями и императором. Идеи древнекитайского философа Конфуция стали основой вос­питания, образования, поведения японской нации. Регулирующая роль этих идей проявлялась как обязательное соблюдение в обще­ственной и личной жизни определенных принципов.

Сыновняя почтительность (безоговорочное подчинение отцу) распространялась на всю государственную иерархию, означая под­чинение существовавшему порядку. Конфуцианство закрепляло традиционные патриархальные устои и социальное неравенство, устанавливая строгую иерархию внутри семьи и общества. С са­мого детства японцу прививалась привычка подчинять свое «я» интересам семьи, группы, государства, в нем воспитывалось со­знание зависимости от них, необходимости следования примеру вышестоящего. На первый план выдвигалось «беспрекословное следование за авторитетом», удовлетворение личных интересов отодвигалось на второй план.

В период преобразований Мейдзи патерналистская этика, вы­ражавшая идеалы японской нации, стала организующим началом вновь создаваемых экономических и социальных институтов на всех уровнях.

Патерналистское покровительство создавало атмосферу соли­дарности и семейных отношений. На общегосударственном уровне император выступал как глава нации — семьи, оказывал отцовское покровительство всем слоям населения. Организация труда, управление на уровне отдельных хозяйственных единиц базиро­вались на том, что глава предприятия выступал как защитник ин­тересов всех его работников. Его роль была схожа с ролью отца и главы семьи. Все работавшие на предприятии должны были бес­прекословно следовать за лидером в интересах стабильности пред­приятия и, следовательно, жизненного благополучия каждого его работника. В условиях текучести кадров, низкого уровня их про­фессиональной подготовки главной задачей становилось не руко­водство производственным процессом, а обеспечение стабильно­сти персонала, привлечение на предприятие высококвалифициро­ванных работников.

Таким образом, формирование централизованного государства, организация труда на отдельных предприятиях базировались на «семейной модели». Именно это обстоятельство создало необхо­димые условия для полного раскрытия феномена японской наци­ональной психологии, основными чертами которой являлись го­товность к безоговорочному подчинению, выдержка, настойчи­вость, нетребовательность в отношении жизненных условий, организованность, трудолюбие, что послужило основой для не­виданного в истории экономического взлета в последующие пе­риоды.

 

 

1. ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

2. Проанализируйте предпосылки, необходимые для перехода к индустриаль­ному обществу.

3. Дайте определение промышленного переворота (промышленной револю­ции).


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 137; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ