Раздел II Индустриальная экономика 26 страница



Аграрный кризис усилил тенденцию к превращению животно­водства в ведущую отрасль сельского хозяйства, изменению струк­туры растениеводства в пользу технических культур, увеличению доли плодоводства и овощеводства в объемах производимой про­дукции. Расширилось применение техники, углублялась специа­лизация производства по районам страны. В 1892 г. государство повысило пошлины на ввозимую в страну сельскохозяйственную продукцию, что расширило внутренний рынок для отечественных производителей

Важной причиной экономического отставания являлась свое­образная структура французской промышленности. Правда, во Франции в конце ХТХ в., как и в других странах, отмечался рост концентрации производства. Так, крупнейшим центром металлур­гической и военной промышленности стали предприятия Шней­дера и Крезо; другим районом развития металлургии стали заво­ды в Лонгви, на северо-востоке Франции, объединившиеся в 1876 г. в синдикат. Возник ряд акционерных компаний в других отраслях промышленности. Однако наряду с крупным производ­ством по-прежнему значительную роль играла средняя и мелкая промышленность. В конце XIX в. 94% всех французских предпри­ятий имели от 1 до 10 рабочих. В 1906 г. насчитывалось только 611 фабрик, где работало по 500 и более человек

В целом тяжелая промышленность развивалась более быстры­ми темпами, чем легкая. Создавались новые отрасли — электро­энергетика, автомобилестроение, паровозостроение, производство цветных металлов. Большое значение для экономики страны име­ло железнодорожное строительство, ставшее емким рынком для многих отраслей тяжелой промышленности. С 1870 по 1900 г. протяженность железных дорог во Франции увеличилась в 2,5 раза и достигла 42,8 тыс. км. По длине железнодорожных линий Фран­ция в этот период превосходила Англию и Германию

Однако по числу предприятий и объему производства ведущее место занимала легкая промышленность. На мировой рынок Франция вывозила шелковые ткани, парфюмерию и косметику, одежду, ювелирные изделия, другие предметы роскоши. Произ­водство этих товаров было сосредоточено на мелких предприяти­ях, применявших ручной труд

Французская промышленность резко отставала от своих глав­ных конкурентов по техническому уровню производства. Обору­дование, установленное на предприятиях в годы промышленного переворота, к концу XIX в. физически и морально устарело и тре­бовало замены. В стране началось строительство гидроэлектро­станций, но масштабы его были незначительными.

Французская промышленность ощущала нехватку сырья и топ­лива, поэтому вынуждена была ввозить в значительных количе­ствах коксующийся уголь и железную руду, черный металл, медь, хлопок. Дорогое привозное сырье повышало стоимость француз­ских товаров и понижало их конкурентоспособность на мировом рынке.

Темпы концентрации были ниже, чем в США, Германии, Ан­глии. Процесс концентрации развивался неравномерно. Наиболее быстрыми темпами он проходил в тяжелой промышленности (ме­таллургической, горно-рудной), бумажной, полиграфической от­раслях; медленнее — в легкой промышленности.

Концентрация производства приводила к образованию монопо­лий. В 1876 г. был создан металлургический синдикат, объединив­ший 13 крупнейших металлургических заводов. В 1883 г. возник сахарный картель, в 1885 г. — керосиновый картель. Наиболее крупные монополии создавались в отраслях тяжелой промышлен­ности. Так, монополия «Комитэ де форж» объединяла около 250 металлургических и машиностроительных заводов и контро­лировала 3/4 производства чугуна и стали в стране. Основные пред­приятия военной промышленности объединялись концерном «Шнейдер — Крезо». В химической промышленности монополи­стическими объединениями стали компании «Сен-Гобен», «Кюль- ман». Процесс монополизации охватил текстильную, пищевую промышленность. Наиболее типичными для Франции формами монополистических объединений стали картели и синдикаты. Однако возникали и концерны, которые объединяли предприятия смежных отраслей.

Темпы концентрации и централизации банковского капитала во Франции были исключительно высокими. По этим показате­лям она занимала первое место среди других капиталистических государств.

Образование финансового капитала во Франции происходило при решающей роли банковского капитала. Центром финансово­го капитала страны стал Французский банк. Двести крупнейших акционеров банка составили верхушку финансовой олигархии, ко­торая сосредоточила в своих руках экономическую и политичес­кую власть в стране. В совет Французского банка входили пред­ставители финансовой олигархии — Ротшильд, Де Вандель, Шней­дер, Пежо. Премьер-министр Франции Клемансо признавал, что во Франции полнотой власти обладают «члены правления Фран­цузского банка».

Экономическое развитие Франции сдерживалось вывозом ка­питала. Были накоплены огромные денежные ресурсы, которые не вкладывались в национальную экономику, поскольку прибы­ли, получаемые с мелких предприятий и хозяйств, были значи­тельно ниже, чем доходы от заграничных инвестиций и иностран­ных ценных бумаг. В конце XIX в. доходность внутренних цен­ных бумаг составляла 3,1—3,2%, а иностранных — 4,28%. Кроме того, банки избегали распылять средства между тысячами мелких предприятий и ставить себя в зависимость от успеха их деятель­ности. В 70-е гг. XIX в. французские капиталы инвестировались в Турции, Испании, странах Латинской Америки, а с начала 80-х гг. — в Австро-Венгрии, России. С 80-х гг. французский экспорт капи­тала становится преимущественно вывозом ссудного капитала в форме государственных займов, приобретает ростовщические чер­ты. Вывоз капитала из Франции к 1914 г. увеличился более чем в три раза по сравнению с концом XIX в. и почти в четыре раза пре­взошел капиталовложения во французскую промышленность. По экспорту капитала Франция вышла на второе место в мире, усту­пив только Англии.

 

6.2.4. США

Бурное развитие экономики, начавшееся после окончания Гражданской войны, к концу XIX в. превратило США в мощную индустриально-аграрную страну.

После Гражданской войны активизировалась колонизация За­пада, возросла миграция населения. Городское население удваи­валось каждые 20 лет. Важным фактором роста экономики стала аккумуляция в США наиболее энергичной рабочей силы из Ев­ропы. Всего за 1870—1900-е гг. в страну прибыло 14 млн иммиг­рантов.

Динамичный экономический рост США определялся научно- техническим прогрессом. В стране началась электрификация про­мышленности, транспорта, быта; изменилась энергетическая база производства — пар быстро вытеснялся электричеством. В ходе индустриализации широко применялся новейший научно-техни­ческий опыт европейских стран, достижения американской инже­нерной мысли. Морально устаревшее оборудование практически отсутствовало и не тормозило роста экономики.

Промышленность США была хорошо защищена от конкурен­ции импортных товаров высокими пошлинами. Таможенная по­литика способствовала повышению цен внутри страны и росту капиталистической прибыли. Для притока иностранных инвести­ций не существовало преград. К началу XX в. вложения иностран­ного капитала в США (преимущественно английского) достигли 3,5 млрд. долл.

Американцы активно выходили на мировой рынок в качестве экспортеров товаров. Уже с 1874 г. экспорт США превышал им­порт. Американский экспорт в 1860—1890-х гг. почти утроился вследствие роста эффективности промышленности и повышения конкурентоспособности американских товаров. Вместе с тем уве­личение потребностей растущей промышленности в сырье вызвало расширение импорта примерно вдвое.

В последней трети XIX в. темпы роста тяжелой промышлен­ности превышали аналогичные показатели легкой промышленно­сти. По выплавке чугуна, стали и добыче угля США уже в сере­дине 1890-х гг. обогнали Англию. Рост производства в металлур­гии, металлообработке, угольной и нефтяной промышленности поддерживался спросом на металл, топливо и машины расширяв­шимся железнодорожным строительством.

В начале XX в. железные дороги связали между собой все шта­ты. Были построены четыре трансконтинентальные магистрали, вовлекшие в экономический оборот продукцию Запада. Тем са­мым завершилось формирование внутреннего рынка США К 1893 г. протяженность железных дорог в США составила 176 500 миль. Иностранные капиталовложения в железные доро­ги США достигали почти одной трети их стоимости. Железные до­роги, потеснившие все другие виды транспорта, превратились в важный фактор структурных изменений в экономике. Сооруже­ние железных дорог способствовало специализации промышлен­ности и сельского хозяйства, повышению мобильности рабочей силы и капитала, снижению издержек производства и росту про­изводительности труда, процессу урбанизации, а также упрочению позиций американского сельского хозяйства на мировых рынках.

Новые пути сообщения создали крупный рынок сбыта для чер­ной металлургии. Расширение производства в металлургической промышленности повлекло за собой ускоренное развитие добы­вающей и обрабатывающей промышленности. В конце XIX в. в быстром росте продукции отраслей легкой промышленности боль­шую роль сыграли новые технические и организационные подхо­ды, в частности стандартизация производства в швейной, обув­ной, пищевой отраслях. Необходимость повышения квалифика­ции рабочей силы дала толчок возникновению и расширению сети общеобразовательных и профессиональных школ.

Значительно возросли производительность и интенсивность груда в сельском хозяйстве. Этому в немалой степени способство­вало применение новых сельскохозяйственных машин и искусст­венных удобрений. Высокие темпы роста сельскохозяйственного производства позволили США в короткий срок стать одним из основных поставщиков хлеба и мяса на мировой рынок.

На Юге буржуазная эволюция сельского хозяйства привела к возникновению своеобразной формы арендных отношений — кроп- перства. Кропперами были черные или белые арендаторы-бедня­ки, уплачивавшие за аренду земли, сельскохозяйственных орудий, рабочего скота и семян половину и более собранного урожая. Наличие на Юге большого числа издольщиков тормозило разви­тие производительных сил и препятствовало быстрому проникно­вению капитала в сельское хозяйство. В этом регионе широкое распространение получила также система долгового рабства — пе- онат. Несостоятельный должник-арендатор принуждался креди- тором-плантатором или скупщиком сельскохозяйственных това­ров работать в счет оплаты долга.

Усилилось расслоение фермеров. В США в 1890 г. из 8,6 млн лиц, занятых производительным трудом в сельском хозяйстве, лишь 2,2 млн были самостоятельными, независимыми хозяевами, что составляло около 25%; остальные были арендаторами, безземель­ными и заложившими свою землю фермерами, сельскохозяйствен­ными рабочими.

Экономическое развитие США в последней трети XIX в. прерывалось разрушительными кризисами перепроизводства в 1882—1883 и 1893 гг. Наиболее тяжелым был кризис 1893 г., ко­торый сменился длительной депрессией. Только к 1897 г. промыш­ленное производство в США вновь стало развиваться. Экономи­ческие кризисы были мощным ускорителем концентрации про­изводства и централизации капитала, в результате которых в США возникали монополистические объединения в промышленности и банковском деле. Если в 70-х гг. XIX в. монополии в промыш­ленности были преходящим явлением, то в 80-е гг. они заметно усилились и в конце 90-х гг. превратились в одну из основ хозяй­ственной жизни страны.

Среди монополистических объединений в промышленности США в конце XIX в. по своему могуществу выделялись: нефтя­ной трест «Стандарт ойл оф Нью-Джерси», стальной трест Кар­неги, сахарный трест, «Дженерал электрик компани» и др. Все большее значение приобретали два крупнейших банка — Рокфел­лера и Моргана, вокруг которых к 1903 г. объединялись 112 бан­ков, железнодорожных, страховых и других компаний, капиталы которых превышали 22 млрд долл.

К 1901 г. в США насчитывалось 440 трестов, на долю которых приходилось 3/4 всей промышленной продукции страны.

Общественность США посчитала монополизацию целых отрас­лей промышленности недопустимым нарушением принципа ин­дивидуальной хозяйственной свободы и настояла на принятии в 1890 г. антитрестовского законодательства. Однако формулиров­ки закона были столь нечеткими, что тресты легко обходили все запреты. Юрисконсульты Рокфеллера пошли еще дальше. В 1899 г. они изобрели для «Стандарт ойл» новую организационную фор­му — холдинговую компанию, основанную на владении контрольны­ми пакетами акций.

Характерной чертой американского капитализма в начале XX в. являлся незначительный уровень вывоза капитала за границу. В 1900 г. заграничные вложения США не превышали 500 млн долл. В первое десятилетие XX в. американские монополии стали уве­личивать вывоз капитала. В 1914 г. американские капиталы за гра­ницей увеличились до 2,6 млрд долл. Тем не менее США продол­жали оставаться государством-должником

В конце XIX — начале XX в. усилилась экономическая экспан­сия США. Уже в 1896—1890 гг. США давали 30,1% мирового экс­порта промышленных изделий, а в 1913 г. — 35,8%. Одновремен­но с экономической экспансией США начали проводить полити­ку активной военной агрессии для создания собственной колониальной империи. В 1867 г. США за 7,2 млн долл. купили у России Аляску. В 1898 г. конгресс США «узаконил» аннексию Га­вайских островов. В следующем году США захватили Кубу, Гуам, Пуэрто-Рико, Филиппины и часть островов Самоа. Обогнав Гер­манию, Англию и Францию по производству промышленной про­дукции, США обладали ничтожными по сравнению с ними ко­лониальными владениями. Площадь колоний США в 1914 г. рав­нялась всего 0,3 млн км2

 

6.2.5. Япония

Победа Японии в войне с Китаем в 1894-1895 гг. имела серь­езные последствия для ее дальнейшего экономического развития. Полученная от Китая контрибуция, грабеж Китая и Кореи стали дополнительным источником капитала для японской экономики. С 1894 по 1898 г. общая сумма капитала, инвестированного в хозяйство страны, увеличилась в 2,5 раза (с 249,8 млн до 621,7 млн иен), а за десятилетие (1894—1903) более чем в 3,5 раза (887,6 млн иен).

Особенно быстрый рост капиталовложений наблюдался в про­мышленности и на транспорте. Ведущей отраслью японской про­мышленности по-прежнему оставалась текстильная отрасль. Стре­мительно развивалось прядильное производство, объем продук­ции, выпущенной ткацкими предприятиями с 1894 по 1898 г., увеличился более чем в два раза.

Ускорилось развитие горно-рудной и добывающей промыш­ленности: выросла добыча угля, железной руды, нефти и прочих полезных ископаемых.

С конца 90-х гг. XIX в. главное внимание уделялось развитию тяжелой промышленности, в первую очередь металлургии и машиностроению. С 1896 по 1904 г. японское правительство за­тратило на металлургическую промышленность 19 млрд иен. В 1901 — 1905 гг. японская металлургия удовлетворяла внутренние потребности страны в чугуне на 60%, стали — на 40%.

Из машиностроительных отраслей наиболее развитым было судостроение, что объяснялось как островным положением стра­ны, так и планами подготовки будущей войны. С 1893 по 1903 г. японское правительство предоставило частным судостроительным компаниям субсидий на сумму 1,6 млн иен. Однако японские вер­фи строили только малотоннажные суда, поэтому все крупные корабли заказывались за границей.

В 1896 г. началось сооружение паровозо- и вагоностроитель­ных заводов в Осаке и Нагое. В 1897 г. был введен в эксплуата­цию завод горного машиностроения в Фукуоке и ряд других пред­приятий тяжелой индустрии, в частности производящих токарные станки, электродвигатели. К. 1904 г. насчитывалось уже 560 маши­ностроительных заводов, 1153 химических, 322 предприятия газовой и электропромышленности.

С конца XIX в. на повестку дня был поставлен вопрос о рас­ширении колониальных владений на азиатском материке. В свя­зи с этим развитие японской промышленности начало приобре­тать односторонний характер. Военные отрасли постепенно ста­ли занимать ведущее место в тяжелой промышленности. Военные заводы и арсеналы в 1900 г. составляли 40% всех государственных предприятий. На них было сосредоточено 54% рабочих, занятых на государственных предприятиях, 74% всех двигателей, приме­нявшихся в промышленности.

Усиленная милитаризация страны — перевооружение армии и флота, повышение уровня военной техники, расширение старых и создание новых военных предприятий — проводилась в рамках послевоенной программы развития хозяйства, принятой в 1895 г.

Послевоенная программа была рассчитана на 10 лет (1896— 1905) и предусматривала создание ряда отраслей тяжелой, главным об­разом военной промышленности, реорганизацию и расширение вооруженных сил.

Промышленный подъем, наблюдавшийся в стране с 1895 г., был прерван финансовым, а далее экономическими кризисами 1897—1898 и 1900—1902 гг., которые ускорили качественные изме­нения в экономике, приведшие к формированию монополисти­ческого капитализма в Японии.

Со второй половины 1890-х гг. заметную роль в хозяйственной жизни страны стали играть крупные капиталистические компании, организованные как замкнутые фамильные фирмы или созданные на акционерных началах. В 1903 г. на крупные компании с опла­ченным капиталом от 100 тыс. иен и выше приходилось 89,1% общей суммы капитала, инвестированного в экономику страны. К началу XX в. появились картели в текстильной, табачной, му­комольной и других отраслях легкой промышленности. В тяже­лой промышленности главенствовали немногочисленные крупные частные компании — «Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо», «Фуд- зита» и государство. Строительство государственных предприятий способствовало обогащению крупного капитала. Предоставляя правительству средства для сооружения предприятий путем под­писки на государственные займы, крупные капиталисты получа­ли огромные проценты во время строительства, а после заверше­ния предприятия одно за другим за бесценок передавались пра­вительством тем же крупным дельцам. Несмотря на высокий удельный вес государственного предпринимательства, в тяжелой промышленности укреплялись позиции частного капитала.

В угольной отрасли господствующее положение заняли круп­нейшие монополисты — «Мицуи» и «Мицубиси». Установление господства сопровождалось упорной конкурентной борьбой меж­ду ними, достигшей кульминации в годы русско-японской вой­ны. Крупный капитал все более уверенно занимал ведущие пози­ции не только в добывающей промышленности и судостроении, но и в обрабатывающем производстве. Электротехническая ком­пания «Сибаура», находившаяся под контролем «Мицуи», была ведущим предприятием отрасли и пользовалась фактической мо­нополией; концерн «Сумитомо» владел самыми большими в стра­не медеплавильными заводами. В начале XX в. были созданы кар­тельные объединения в цементной, часовой, нефтяной промыш­ленности. В 1904 г. две крупные нефтяные компании создали синдикат для противодействия натиску американской компании «Стандарт ойл». Несколько крупных монополистических объеди­нений заняли господствующее положение в железнодорожном транспорте и морском судоходстве.

Более позднее вступление Японии на путь капиталистическо­го развития позволило ей создавать производство на основе пере­довой иностранной техники и новых организационных форм, что в условиях существования огромного числа мелких предприятий сразу ставило новые предприятия в монопольное положение в тех отраслях, где они работали.

Ведущее положение среди монополистических объединений занимал концерн «Мииуи». В сферу его интересов входили внут­ренняя и внешняя торговля, текстильная, горно-добывающая, электротехническая промышленность, добыча золота, серебра и др.

На рубеже веков значительно укрепил позиции концерн «Ми­цубиси», имевший интересы в судостроении и судоходстве, уголь­ной промышленности, банковском деле, железнодорожном транс­порте. На западе страны ведущие позиции принадлежали концер­ну «Сумитомо», уделявшему значительное внимание добыче и выплавке меди, военному производству, банковскому делу.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 125; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ