Раздел II Индустриальная экономика 27 страница



«Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо», «Ясуда» стали ведущими монополиями страны, за которыми шли более мелкие, но очень влиятельные монополистические объединения: «Сибудзава» (же­лезнодорожное строительство и финансы), «Фурукава» (добыча и выплавка меди), «Асано» (цементная промышленность) и др.

Существовали монополистические объединения, в которые входила буржуазия, группировавшаяся по признаку принадлежно­сти к какому-то определенному бывшему феодальному клану или району. Наиболее сильной и прочной из таких группировок была «Коею», или «Коею дзайбацу», которой принадлежали электролам­повая компания, токийский торговый банк, торговые конторы и другие предприятия.

После «Коею» термином «дзайбацу» стали называть и некото­рые другие группы предпринимателей. К «Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо» и другим монополиям в эпоху Мейдзи применялся термин фукко («богатый дом»).

Кризисы ускорили централизацию банковского сектора. Япон­ское правительство внимательно изучало банковское законода­тельство других стран и принимало законы, содействовавшие укрупнению банков. Уже в 1896 г. для ускорения слияния мелких банков японское правительство приняло специальный закон об объединении мелких банков. В 1901 г. правительственный курс на поддержку крупных банков усилился. Государство разрешало от­крывать новый банк только при наличии акционерного капитала на сумму не менее 500 тыс. иен. В начале XX в. лидирующие по­зиции в экономике играла пятерка крупнейших банков: «Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо», «Ясуда», «Дайити».

* * *

В ходе второй технологической революции возросла неравно­мерность экономического развития стран Западной Европы, США и Японии; обострились противоречия между прежними и буду­щими лидерами мирового капиталистического хозяйства. Англия и Франция, не сумевшие адаптироваться ко второму витку про­мышленной революции, т.е. обновить технологические и инсти­туциональные структуры, обессиленные экспортом финансового и человеческого капитала, сдавали свои позиции.

США, Германия и Япония преодолели сырьевую специализа­цию своих экономик благодаря последовательной реализации на­циональных стратегий развития, эффективным институциональ­ным реформам, форсированному направлению инвестиций в наи­более передовые отрасли производства и коммуникаций, а также в образование, науку и культуру.

 

6.1. Колониальная система хозяйства и положение зависимых стран в конце XIX - начале XX в.

Колонии еще в древности использовались в качестве источни­ков продуктов и рабочей силы для метрополий (Рим, Финикия). В XVI—XVIII вв. колониальная политика европейских купцов и феодалов сводилась главным образом к расхищению местных бо­гатств, вывозу в Европу колониальных товаров, растительного и животного сырья, а также рабочей силы для рабовладельческих хозяйств Америки. Неэквивалентная торговля с колониями носила потребительский характер.

К середине XIX в. роль колоний меняется: они превращаются в рынок промышленного сырья для развитых стран, а также избав­ляют метрополии от конкуренции на внешнем рынке. В колони­альной экономической политике индустриальных стран централь­ное место занимает вывоз капитала, который многократно превы­шает вывоз товаров.

К началу XX в., когда индустриальные страны завершили тер­риториальный раздел, мир оказался поделенным на метрополии, колонии и зависимые страны. Дешевизна рабочей силы, огромные сырьевые богатства колоний обеспечивали колонизаторам высо­кие прибыли. Капиталы вкладывались в первую очередь в отрас­ли, необходимые странам-метрополиям: добывающую промыш­ленность и железнодорожное строительство, сельское хозяйство. Аграрному сектору экономики навязывалась система монокульту­ры, т.е. преимущественное выращивание одного вида сельскохо­зяйственной продукции: джут и хлопок в Индии, рис в Бирме, хлопок в Египте, каучук в бассейне реки Конго и т.д. Решающую роль в эксплуатации колоний стали играть монополии стран-мет­рополий, захватившие важнейшие отрасли экономики колоний и зависимых стран. При этом сознательно ограничивалось развитие собственной промышленности колоний и поддерживались фео­дальные и родоплеменные пережитки. В колониях большую роль продолжал играть ручной труд, хотя приток иностранного капи­тала приводил к созданию некоторого числа механизированных предприятий. Крупнейшей колонией, поделенной между десятком стран мира, оказалась Африка.

Народы Африки находились на разных ступенях экономичес­кого развития: от первобытно-общинного строя до зарождающе­гося рынка. Поскольку этот континент очень богат природными ресурсами — золотом, алмазами, цветными металлами, нефтью; углем, он оказался одним из наиболее выгодных объектов коло­ниальной эксплуатации. С 70-х гг. XIX в. усилилось завоевание ее глубинных территорий и началась борьба за полный раздел Африки между европейскими колонизаторами. Здесь столкнулись интересы Англии, Франции, Германии, Бельгии. В 1886 г. Анг­лия и Германия подписали договор о разделе сфер влияния в Во­сточной Африке; в 1897 г., после Фашодского инцидента, были окончательно разграничены интересы Англии и Франции в Аф­рике. Бельгия стала владелицей огромной территории в бассейне реки Конго.

Крупной английской колонией была Индия. Значение Индии для английской экономики возрастало по мере утраты Англией промышленной гегемонии. При этом приток английского капи­тала со второй половины XIX в., главным образом в строитель­ство железных дорог и разработку полезных ископаемых, ускорил развитие рынка в Индии. Росли крупные города — Бомбей, Каль­кутта. Увеличивалось число национальных промышленных пред­приятий, появлялись первые индийские банки.

Таким образом, метрополии оказывали неоднозначное влияние на колониальные страны. С одной стороны, имела место эксплу­атация чужих национальных богатств, жестокое обращение с мест­ным населением, развитие ограниченного числа отраслей про­мышленности и сельского хозяйства, что обусловило неравномер­ное развитие экономики в колониальных странах, торможение роста колониального хозяйства. С другой стороны, ввоз капитала в отсталые страны создавал базу для развития рынка, включения этих стран в механизм единого мирового хозяйства. Этот процесс носил объективный характер и сглаживал разницу в развитии меж­ду индустриальными странами Европы и Северной Америки и отсталыми африканскими и азиатскими странами.

Кроме двух основных групп: метрополий и колоний существо­вали так называемые зависимые страны, политически свободные и формально самостоятельные, но фактически находившиеся в экономическом, финансовом подчинении у другой страны. На­пример, крупнейшая колония Великобритании — Индия делилась на две части: часть, непосредственно управлявшуюся английски­ми представителями, и несколько формально самостоятельных государств. Зависимость Португалии от Англии имела другую форму: находясь под английским протекторатом, Португалия предоставляла Англии торговые льготы, лучшие условия для вывоза капитала и товаров в Португалию и ее колонии. Под английским протекторатом находился ряд стран Африки и Океании. Являясь политически свободными, эти страны имели больше возможнос­тей для производительного использования английских капиталов, развития собственной экономики, могли самостоятельно экспор­тировать капиталы и владеть колониями.

В государства Латинской Америки в конце XIX в. вывозили капиталы Англия и США, частично сохранялось влияние бывших метрополий — Испании и Португалии. Страны Латинской Аме­рики экспортировали в развитые страны продукцию сельского хо­зяйства и горно-добывающей промышленности. Это ставило ла­тиноамериканские государства в зависимость от рынков сбыта и экспорта промышленных товаров прежде всего таких стран, как Англия и США, которые пользовались этой зависимостью и вы­возили туда капиталы преимущественно в форме государственных займов. В 1880 г. аргентинский долг Англии составил 20 млн фун­тов стерлингов. Английские капиталы ускоряли развитие промыш­ленности в Аргентине: с 1887 по 1895 г. число промышленных предприятий в Буэнос-Айресе удвоилось, на них работало около 75 тыс. рабочих. В провинции аргентинский предприниматель обычно занимался мелкой торговлей или владел предприятием полукустарного типа. В сельском хозяйстве длительное сохране­ние крупного помещичьего землевладения замедляло развитие рыночных отношений.

Противоречия в развитии рынка были свойственны всем ла­тиноамериканским странам: иностранные капиталы ускоряли тем­пы развития одних отраслей и не затрагивали других. В Бразилии, например, тормозом для развития промышленности стала рабо­владельческая система, сужавшая рынок труда, препятствовавшая притоку иммигрантов даже при наличии необходимых капиталов и вынуждавшая обращаться к английским займам.

В похожем положении оказался Китай, куда вывозили капи­талы Япония, США, европейские страны. Феодальная раздроблен­ность, отсутствие общенационального рынка, единой денежной системы, высокие налоги — все это служило серьезными препят­ствиями для развития предпринимательской деятельности.

 

 

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

1. К каким изменениям в экономике привела вторая технологическая рево­люция?

2. Назовите причины монополизации экономики.

3. Проанализируйте факторы быстрого экономического роста США, Германии и Японии в конце XIX - начале XX в.

4. Определите основные различия в развитии сельского хозяйства США и Гер­мании.

5. В чем причины экономического отставания Англии и Франции?

ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ

вторая технологическая революция структурные сдвиги государственная собственность

кооперативная собственность муниципальная собственность монополия экспорт

капитала «фермерский путь»

«прусский путь» империализм финансовая олигархия колониальная империя демпинг

миллитаризм кропперство пеонат

антитрестовское законодательство

холдинговая компания

фукко

метрополия

колония

зависимые страны

 

 

Глава 7

 

ЭКОНОМИКА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.

7.1. Аграрная реформа 1861 г. и развитие сельского хозяйства

Становление капиталистической экономики в России началось после отмены крепостного права. Крымская война (1853—1856), на ведение которой было израсходовано 528 млн руб., показала, что основным тормозом экономического и социально- политическо­го развития является крепостное право.

19 февраля 1861 г. Александром II было подписано «Положе­ние о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Оно включало 17 законодательных актов. По Манифесту крестьяне получали личную свободу и освобождались с землей. Между ними и помещиками устанавливались поземельные отношения. Бывшие крепостные могли вступать в брак без согласия помещика, заклю­чать сделки, открывать торгово-промышленные заведения, пере­ходить в другие сословия. Крестьянам предоставлялось право рас­пределять предоставленную в надел землю, определять очеред­ность отбывания рекрутской повинности, давать разрешение на выход из общины и прием в нее. Однако помещик сохранял об­рок с крестьянских наделов и заставлял крестьян выкупать надель­ную землю.

Ликвидация феодальных экономических отношений растяну­лась на несколько десятилетий. До 1863 г. крестьяне должны были исполнять прежние повинности, лишь несколько уменьшалась барщина и отменялись натуральные поборы. В течение девяти лет крестьяне не могли отказаться от земельного надела. При опре­делении норм крестьянских наделов учитывались особенности местных природных и экономических условий. Вся территория Европейской России была разделена на три территориально­ экономические полосы: нечерноземную, черноземную и степную. В первых двух устанавливались «высшая» норма и «низшая» нор­ма, составлявшая треть «высшей» нормы, а в степной — одна, так называемая указная. Закон предусматривал отрезку земли от на­дела, если он превышал «высшую» или «указную» норму, и при­резку, если он не достигал «низшей». В результате проведенной реформы крестьяне потеряли свыше 20—25% земель, а в чернозем­ных губерниях потери достигли 30—40%. Обычно отрезались наи­более ценные и необходимые угодья, без которых нормальное ве­дение хозяйства было невозможно: луга, выпасы, водопои. Поэто­му крестьяне были вынуждены арендовать эти земли за дополнительную плату.

Завершающим этапом проведения аграрной реформы являлся выкуп крестьянами земельных наделов. До этого крестьяне счита­лись временнообязанными и продолжали выполнять феодальные повинности. Только в 1881 г. временнообязанные крестьяне, а их осталось к этому времени не более 15%, были переведены на обяза­тельный выкуп. В 1907 г. выкупные платежи были отменены. В итоге выкупных операций крестьяне уплатили свыше 1540 млн руб., что в 1,5 раза превышало первоначально установленную сумму.

Несмотря на непоследовательность, реформа ускорила процесс развития капитализма в сельском хозяйстве. Прогресс выражался в росте посевных площадей, углублении специализации, внедре­нии машин и улучшении агротехнических приемов. Все это вме­сте с применением вольнонаемного труда привело к быстрому превращению сельского хозяйства из застойного и кризисного в товарное и развивающееся. Реформы активизировали процесс на­копления капитала, социальную дифференциацию крестьянства.

Спрос на сельскохозяйственную продукцию стимулировал раз­витие как всего сельского хозяйства в целом, так и отдельных его отраслей. В ходе превращения земледелия в товарное производ­ство возникали специализированные районы, способствовавшие развитию обмена между различными регионами страны. Северные и Центральные губернии стали районами торгового льноводства и мясомолочного хозяйства, черноземные губернии, Поволжье и Заволжье превратились в районы товарного зернового хозяйства. Однако машины и новая агротехника применялись редко, поэто­му урожайность хлеба росла медленно. В конце XIX в. крестьяне собирали по 6 ц с гектара, а в помещичьих хозяйствах — по 7 ц.

Основным поставщиком товарного хлеба были помещики, оставившие себе после реформы лучшую часть земли. Им при­шлось перестраивать хозяйство на новый лад, что требовало вре­мени. Многочисленные феодальные пережитки, зависимость кре­стьян от помещиков, отсутствие опыта замедляли переход поме­щичьего хозяйства на капиталистические начала. Быстрее всего капитализм развивался там, где меньше было крепостнических пе­режитков.

По методам преобразования сельского хозяйства можно выде­лить районы с преобладанием «прусского» и «американского» пу­тей развития капитализма. «Прусский» путь характеризовался со­хранением значительного числа пережитков феодализма, в том числе высокой степенью эксплуатации крестьянства, введением высоких выкупных платежей, сохранением общины. Такой тип хозяйствования преобладал в Черноземном районе, на Среднем Поволжье. «Американский» путь отличался интенсивным разви­тием производительных сил, внедрением сельскохозяйственных машин, распространением передовых достижений агрокультуры, применением наемного труда. Он был характерен для Севера, Сибири, Заволжья, Украины, Северного Кавказа.

В конце XIX в. особую остроту приобрел аграрный вопрос. Из- за естественного прироста населения при сохранении в прежнем размере надельного землепользования возросло крестьянское ма­лоземелье. Численность крестьян с 1861 по 1900 г. возросла с 24 млн до 44 млн душ мужского пола, а размеры наделов сокра­тились с 5 до 2,7 десятины, в то время как для нормального веде­ния хозяйства требовалось 15 десятин земли. В этих условиях по­мещичье землевладение превратилось в главный тормозящий фак­тор развития сельского хозяйств.

В середине 1906 г. председателем Совета министров назначи­ли П.А. Столыпина. Вскоре им были изданы указы о передаче Крестьянскому банку государственных земель для их продажи крестьянам, отмене подушной подати и круговой поруки, были сняты ограничения на свободу передвижения крестьян и избра­ния ими места жительства, разрешены семейные разделы имуще­ства и т.д.

Суть Столыпинской аграрной реформы состояла в ликвидации крестьянской общины и создании слоя крестьян-собственников, ведущих товарное хозяйство. При формировании слоя крестьян- предпринимателей правительство рассчитывало на то, что распад общины приведет к постепенной концентрации земли в руках за­житочных крестьян. Этой же цели служила политика переселения крестьян. Основным условием перехода к фермерскому хозяйству Столыпин считал ликвидацию чересполосицы (системы «шнуро­вого землепользования»). Наличие «шнуров» — длинных узких полос земли — вынуждало крестьян применять трехполье без тра­восеяния. Совершенствование системы севооборотов вызывало не­обходимость перехода к целостным участкам — хуторам.

Важным мероприятием Столыпин считал снятие ограничения на пользование крестьянами помещичьей землей. Покупка земли и последующая перепродажа ее на льготных условиях, посредни­ческие операции по увеличению крестьянского землевладения осуществлялись Крестьянским банком. Кредит на покупку земли был не только увеличен, но и удешевлен. Плата за него снижа­лась, если крестьянин приобретал землю в единоличную собствен­ность. Банковский процент был большим, а разница в платежах покрывалась субсидиями из бюджета. В 1906-1917 гг. она соста­вила 145,5 млн руб. Банк продавал крестьянам землю, которая приобреталась им у дворян, выдавал ссуды. Деятельность банка содействовала становлению и укреплению новых форм землевла­дения.

Переселенческая политика, проводимая правительством Столы­пина, имела определенные успехи. Она помогала экономическо­му и социальному развитию новых регионов. Так, население Си­бири выросло на 153%. Новые поселки постепенно превращались в крупные населенные пункты с органами местного самоуправ­ления. За 1906-1913 гг. посевные площади в Сибири расширились на 80%. Тобольская и Томская губернии стали ведущими постав­щиками масла и сыра на российский и европейский рынки. В ре­зультате переселения освободилось около 1 млн десятин земли, что способствовало смягчению остроты крестьянского вопроса в Цен­тральной России.

Значительную поддержку правительство оказывало развитию сельского кооперативного движения. Государственный банк предо­ставлял средства кредитным товариществам. Это был первый этап кооперативного движения с преобладанием административных форм регулирования отношений в сфере мелкого кредита. На вто­ром этапе сельские кредитные товарищества, накопив собствен­ные капиталы, могли существовать самостоятельно. Уже к 1912 г. сложилась система мелкого крестьянского кредита — ссудосбере­гательных и кредитных товариществ. Если в 1905 г. их количество составляло 1680, то в 1913 г. — 13 015, а в 1916 г. — 16 261. Числен­ность членов товариществ за 1905—1916 гг. выросла с 729 тыс. до 10,5 млн. человек, а вклады — с 37,5 млн до 682,3 млн руб. В 1911 г. был утвержден устав Московского народного банка, который стал фи­нансовым центром крестьянской кредитной кооперации.

Аграрная реформа повлияла на преобразования в сфере обра­зования. По мнению Столыпина, в стране должна была быть со­здана структура сельскохозяйственного образования, состоящая из трех ступеней: общеобразовательной начальной школы, сельско­хозяйственных училищ, высших агрономических учебных заведе­ний. Результатами этой политики стало увеличение численности земского и правительственного агрономического персонала. Если в 1895 г. насчитывалось 134 земских и 14 правительственных аг­рономов, то в 1906 г. их было 593 и 141 соответственно. В 1915 г. работало уже 3266 земских и 1365 казенных агрономов.

Реформа ускорила процесс развития рыночной экономики, вы­росла товарность сельского хозяйства, увеличился спрос на сельскохозяйственную технику, удобрения, предметы широкого потребления. Все это способствовало подъему промышленного производства. Важнейшим итогом реформы явилось увеличение валового сбора зерна. Если в начале века он составлял 3,5 млрд пу­дов, то в 1913 г. — 5 млрд пудов, из которых 4,4 млрд пудов было собрано в основном в зажиточных крестьянских хозяйствах, а 600 млн пудов — на помещичьих землях. Доходы от зернового хозяйства выросли на 86%, от животноводства — на 108%. В 1911 — 1913 гг. страна получила зерновых на 28% больше, чем США, Канада и Аргентина, вместе взятые.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 169; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ