Раздел II Индустриальная экономика 28 страница



 

7.2. Промышленность, торговля, финансы

Реформы 60—70-х гг. XIX в. дали мощный толчок развитию промышленного производства. Важным показателем этого процес­са стало увеличение удельного веса городского населения и изме­нение его сословно-классовой структуры. С 1863 по 1897 г. город­ское население выросло в 2,5 раза — с 6 млн до 17 млн человек, в то время как все население страны — лишь в 1,5 раза. Удельный вес городского населения к концу века составил 13,5%. По офи­циальной статистике, городское население состояло из крупной буржуазии, помещиков и высших чиновников — 11%, ремеслен­ников и лавочников — 24%, «рабочего люда» — 52%.

К 1880-м гг. во всех отраслях экономики завершился промыш­ленный переворот. В основных отраслях промышленности и на транспорте машинное производство вытеснило ручную технику. Водяное колесо и мускульная сила человека были заменены па­ровым двигателем. В России промышленный переворот прошел две стадии. В 1830—1840-х гг. он в основном завершился в хлопчато­бумажной промышленности, а в 1870—1880-х гг. — на железнодо­рожном транспорте и в тяжелой промышленности.

В пореформенную эпоху огромную роль в развитии экономи­ки играло железнодорожное строительство. К 1861 г. в стране насчитывалось менее 2 тыс. км железных дорог. Последовавшее за тем бурное железнодорожное строительство позволило к нача­лу 1880-х годов иметь более 22 тыс. км путей. Создание развитой железнодорожной сети существенно расширило внутренний ры­нок, о чем свидетельствовал рост грузооборота — с 439 млн пудов в 1868 г. до 11 072 млн пудов в 1904 г., т.е. объем перевозок вырос в 25 раз. Строительство железных дорог являлось не только пока­зателем экономического роста, но и его стимулятором. Оно спо­собствовало развитию добывающей, металлургической, металло­обрабатывающей и машиностроительной промышленности. Раз­витие железнодорожного транспорта ускорило подъем сельского хозяйства, так как улучшало возможности сбыта и обращения то­варов. Все это создавало условия для окончательного складывания всероссийского рынка и дальнейшего развития капиталистичес­ких отношений.

Одним из главных итогов масштабного железнодорожно­го строительства стало энергичное развитие экономики. За 1860—1891 гг. в России добыча угля возросла в 21 раз, производ­ство чугуна — в три раза, железа и стали — в 4,7 раза, а нефти — в 476 раз. Черная металлургия и угледобывающая промышлен­ность превратились в основные отрасли тяжелой промышленно­сти. Во второй половине 1890-х гг. были построены новые маши­ностроительные заводы. К концу XIX в. в России, например, работало семь паровозостроительных заводов с ежегодной произ­водительностью 1200 паровозов. Это были достаточно крупные производства. Для сравнения: Франция выпускала ежегодно 500, а Германия — 144 паровозов. Производство вагонов приблизилось к объему выпуска германских заводов, которые изготовляли око­ло 30 тыс. товарных и 6 тыс. пассажирских вагонов.

Высокие темпы роста отраслей тяжелой промышленности не могли не отразиться на отраслевой структуре хозяйства и терри­ториальном размещении промышленности. Появились новые виды производства, такие, как нефтяная, нефтеперерабатывающая, ма­шиностроение. Быстрое освоение новых территорий затронуло размещение топливной и металлургической промышленности. К старым индустриальным районам — Центральному, Петербург­скому, Уральскому — прибавились новые: южный угольно-метал­лургический — Донбасс и Кривой Рог, Бакинский нефтедобываю­щий. Возникли крупные промышленные центры - Баку, Харьков, Юзовка, Горловка. Ведущая роль в добыче угля и производстве чугуна перешла от Урала к предприятиям Юга России.

Однако не все районы страны развивались равномерно. На се­веро-западе (в Петербурге, Прибалтике), в Центральном промыш­ленном районе, на юге Украины и в Закавказье успехи были за­метны. На Урале темпы развития оказались более низкими, а тер­ритории Сибири и Средней Азии оставались почти неосвоенными в промышленном отношении. Некоторые районы сохраняли аг­рарный характер. Они поставляли городам хлеб и сельскохозяй­ственное сырье и являлись потребителями промышленных изде­лий. Неравномерность размещения промышленности по террито­рии — одна из особенностей развития капитализма в России.

Экономические изменения в сельском хозяйстве и промышлен­ности не могли не сказаться на внутренней и внешней торговле. Пореформенные годы отмечены быстрым ростом внутреннего товарооборота с 2,4 млрд руб. в 1873 г. до 11 — 12 млрд руб. в 1900 г. Менялись организационные формы торговли. Сезонные ярмарки сохранялись в основном в менее развитых районах. В крупных городах создавались торговые компании с развитой сетью мага­зинов и складов. Сформировались товарные биржи, имевшие, как правило, специализированный характер: хлебные, лесные, ману­фактурные и т.п.

. Переход к товарному сельскому хозяйству привел к росту хлеб­ного рынка. С 1861 по 1891 г. он увеличился более чем в два раза. Из общего количества продаваемого хлеба около 60% потребля­лось внутри страны, а 40% вывозилось за границу. Быстрыми тем­пами развивался рынок промышленных товаров. Сформировался устойчивый спрос на машины, орудия сельскохозяйственного тру­да, нефтепродукты, ткани, обувь. Потребителями товаров стано­вилось не только городское, но и сельское население.

Возрастали объемы внешнеторгового оборота, что свидетель­ствовало о втягивании России в мировой рынок. Объем внешне­торговых операций за 1861 — 1900 гг. увеличился в три раза — с 430 до 1300 млн руб., причем стоимость вывозимых товаров на 20% превышала стоимость ввозимых. В структуре экспорта конца века 47% занимал хлеб. За эти годы он увеличился в 5,5 раза. Экспорт зерна был основным источником получения дополнительных средств для промышленного развития. Основными статьями им­порта оставались машины, оборудование для промышленности и сельского хозяйства. Основная часть внешнеторгового оборо­та — 75—80% - приходилась на Англию и Германию, остальные 20—25% — на азиатские страны и США.

Бурное развитие российской экономики характеризовалось проникновением иностранного капитала в промышленность, чему в немалой степени способствовали низкие таможенные тарифы и предоставление права (1872) иностранным подданным на поиск и добычу полезных ископаемых. Иностранный капитал инвести­ровался в нефтедобычу и нефтепереработку, транспорт, а также на реконструкцию предприятий и создание комплексов в черной металлургии. В инвестиционном процессе преобладали вложения четырех стран — Франции, Англии, Германии, Бельгии. В начале XX в. доля Франции составляла 31% в общем объеме иностран­ного капитала, Англии — 24%, Германии — 20%, Бельгии — 13%.

В машиностроении иностранный капитал распределялся сле­дующим образом: французский, немецкий, бельгийский, англий­ский; в черной металлургии — французский, бельгийский, немец­кий, английский. В химической промышленности главенствующее положение занимал немецкий капитал. В сфере банковских услуг первое место принадлежало французскому капиталу. Основными регионами сосредоточения иностранного капитала были Северный Кавказ, Закавказье, Юг России, Сибирь и Дальний Восток. Зна­чительное количество иностранного капитала находилось в Мос­кве и Петербурге — главных финансовых центрах России.

В начале 1890-х гг. страна вступила в новый этап промышлен­ного развития. За десятилетие (1890—1900) выпуск промышленной продукции вырос в два раза, в том числе выпуск продукции тя­желой промышленности в 2,5 раза. Добыча каменного угля уве­личилась в три раза, нефти - в 2,5 раза. По добыче нефти Россия вышла на первое место в мире. Металлургическая промышлен­ность увеличила выпуск продукции в три раза, в том числе на новых предприятиях Юга производство металла возросло в семь раз. Если в мировом производстве металла Россия в 1880 г. зани­мала только седьмое место, то в 1900 г. она переместилась на чет­вертое место. По общему объему промышленного производства к началу XX в. Россия занимала четвертое-пятое место в мире. В результате промышленного подъема она выходит в число стран со средним уровнем развития капитализма.

Россия лидировала по темпам роста и концентрации произ­водства. Этому в значительной мере способствовало широкое раз­витие акционерных форм. В 1889 г. в России имелось 504 акцио­нерных общества с акционерным капиталом в 911,8 млн руб. Об­щая сумма всех акционерных капиталов в 1899 г. насчитывала 2,2 млрд руб. Во второй половине 1890-х гг. численность рабочих ежегодно увеличивалась на 9,8%, в то время как число заводов и фабрик сокращалось на 2,2%. Во главе промышленности, как пра­вило, стоял крупный акционерный капитал.

После динамичного развития конца XIX в. промышленность, как, впрочем, и экономика в целом, вступила в период спада. Об­щее промышленное развитие продолжалось, но проходило очень неравномерно. Например, выплавка чугуна снизилась на 3%, зато производство стали увеличилось на 24%, нефтедобыча упала на 25%, но добыча угля выросла в 1,5 раза. За эти годы количество занятых рабочих увеличилось на 21%, а общий выпуск промыш­ленной продукции — на 37%, что можно оценить как общее по­вышение производительности труда. С 1890 по 1913 г. произво­дительность труда в промышленности выросла в четыре раза.

В 1909—1913 гг. начался новый экономический подъем. Особен­но быстрыми темпами возросло производство промышленной продукции. По этому показателю Россия опережала Англию, Францию, Германию, США. За этот период среднегодовой при­рост промышленной продукции составил 9%. Поступления от промышленного производства в национальном доходе почти срав­нялись с поступлениями от аграрного сектора. Продукция про­мышленности покрывала 80% внутреннего спроса.

Особенно быстро развивались такие регионы страны, как Цен­тральный, Северо-Западный, Урал, Донбасс, Кривой Рог, Прибал­тика, Польша, в которых было сосредоточено до 85% всех рабочих и производилось до 75% валовой промышленной продукции.

Развитие экономики способствовало усилению монополистичес­ких процессов. Первые монополии появились уже в конце 70-х гг. XIX в. Первоначальной формой монополистического объедине­ния являлся картель. В 1875 г. несколько страховых компаний подписали Конвенцию общего тарифа и стали диктовать свои условия тем страховым обществам, которые не вошли в соглаше­ние. В 1881 г. появилось картельное соглашение Международно­го и Русского для внешней торговли банков.

Для промышленности наиболее типичным было создание мо­нополий типа синдиката. Они возникли в отраслях, связанных с железнодорожным строительством. Это были объединения пред­приятий по производству рельсов (1882), потом заводов по про­изводству крепежа для рельсовых конструкций (1884), строитель­ству мостов (1887).

В начале XX в. самые мощные предприятия были созданы в от­раслях тяжелой промышленности: добывающей, металлургической, машиностроении. Крупнейшим синдикатом в России был «Прода- мета», возникший в 1902 г. для продажи изделий металлургичес­ких заводов. В том же году появился синдикат «Трубопродажа», а в 1903—1907 гг. — «Продуголь», «Кровля», «Медь», «Продруд». В нефтяной промышленности начали образовываться тресты. Од­ним из крупнейших трестов являлось «Товарищество братьев Но­бель», которое сосредоточило в своих руках добычу, хранение, транспортировку, переработку и продажу нефти и нефтепродуктов.

Монополистические объединения появлялись также в легкой и пищевой промышленности, сахарном, полотняном, джутовом, ниточном, шелковом производствах. Однако темпы процесса мо­нополизации легкой промышленности отставали от аналогично­го показателя в тяжелой. К 1914 г. в стране насчитывалось более 200 монополистических объединений разного типа.

К 1861 г. состояние российских финансов стало плачевным. Основным источником пополнения казны была эмиссия бумаж­ных денег. Следствием этого явилось возрастание бюджетного дефицита. Для расширения системы коммерческого кредита в бан­ковской форме необходимы были определенные условия: разви­тие торговых отношений, накопление капиталов, установление коммерческих связей во внешней торговле и между отдельными районами внутри страны.

В 1860 г. был основан Государственный банк как главное эмис­сионное и кредитное учреждение, отвечавшее за финансовую политику страны. Денежные средства Государственного банка соста­вили 50 млн руб. основного и 5 млн руб. запасного капитала. Са­мостоятельностью Государственный банк не обладал, он подчи­нялся непосредственно Министерству финансов. Общее же управ­ление осуществлял Совет банка и управляющий, который назначался Сенатом.

С 1860 по 1896 г. Государственный банк финансировал казну, т.е. выступал в роли кредитора государства. Лишь в 1896 г. его затраты сравнялись с суммами казны, положенными в Государ­ственный банк. Полная ликвидация долга государства банку про­изошла только в 1901 г.

Вторая половина 1860-х гг. характеризуется образованием пер­вых частных банков. В 1864—1873 гг. было учреждено около 40 ак­ционерных банков. За сравнительно короткое время сложилась разветвленная банковская система. К началу XX в. страна была по­крыта сетью промышленных, торговых банков, ипотечных, выда­вавших кредиты и ссуды под залог земельной собственности, мно­гочисленных обществ взаимного кредита и кредитных кооперати­вов, сочетавших в своей деятельности черты сберегательной кассы и кассы взаимопомощи, городских банков, привлекавших депо­зиты и осуществлявших подтоварное кредитование.

Основная роль в банковской сфере принадлежала Петербургу, Москве и Варшаве. Девять крупнейших столичных банков кон­центрировали 93% активов и пассивов Петербурга, два московских и один коммерческий банк Варшавы — 88% провинциальных ак­тивов и пассивов. Они осуществляли весь спектр банковских опе­раций, как пассивных (привлечение депозитов, прием текущих вкладов и вкладов до востребования, переучет и перезалог вексе­лей, акцептные операции), так и активных (учет и залог векселей, подтоварное кредитование, фондовые операции).

Сфера деятельности банков существенно различалась. Крупные петербургские банки, такие, как Русско-Азиатский, Петербургский Международный коммерческий, Азовско-Донской коммерческий, Русский для внешней торговли, Русский торгово-промышленный, можно охарактеризовать как «деловые». Так, Русско-Азиатский банк практически содержал Путиловский завод, Руссобалт финан­сировал военную, нефтяную, табачную промышленность; Петер­бургский Международный коммерческий поддерживал транспор­тное машиностроение, судостроение, цветную промышленность; Азовско-Донской — металлургические, угольные, сахарные и тек­ стильные предприятия; Русский для внешней торговли банк и Русский торгово-промышленный банк кредитовали масштабные торговые операции. Для этих банков была характерна совместная деятельность с иностранным капиталом.

Вторая финансовая группа — это петербургские банки, т.е. Си­бирский торговый, Учетный и ссудный. Частный коммерческий банки, Московский Соединенный банк и Коммерческий банк в Варшаве, специализировавшиеся на региональных банковских операциях.

Наконец, третья финансовая группа была представлена Волж- ско-Камским и Московским купеческим банками. Эти учрежде­ния приближались по характеру деятельности к классическим де­позитным банкам XIX в. Высокая доля операций со вкладами, преобладание вексельных и подтоварных кредитов, отсутствие связи с иностранным капиталом и кредитование, главным обра­зом, текстильной промышленности, связь с купечеством давали основание назвать их «традиционными».

 

7.3. Экономическая политика

7.4. Политика правительства в экономической сфере формирова­лась и реализовывалась на основе экономических программ, раз­рабатываемых Министерством финансов. В руках этого ведомства до образования в 1905 г. Министерства торговли и промышлен­ности сосредоточивалось управление не только денежным обра­щением, кредитами, но и промышленностью, торговлей, желез­нодорожным строительством. Министерство финансов разрабаты­вало долгосрочные программы экономического развития страны и отвечало за их выполнение.

После отмены крепостного права министром финансов был назначен М.Х. Рейтерн (1862—1878). Им была подготовлена дол­госрочная программа экономического развития России. Она ос­новывалась на принципе смешанной экономики и предусматривала сочетание государственных и частных интересов под патронажем Министерства финансов и Государственного банка. Важное зна­чение министр финансов придавал преодолению денежного кри­зиса и восстановлению ценности рубля. С этой целью Министер­ство финансов ограничило внешние заимствования, лимитировало вывоз капиталов за границу, уменьшило правительственные рас­ ходы, проводило операции по закупке золота и серебра. Особое внимание уделялось широкому привлечению иностранного капи­тала, поскольку дефицит свободных денежных средств сдерживал промышленное развитие. На это была направлена таможенная по­литика, обеспечивавшая защиту развивавшейся отечественной промышленности и способствовавшая притоку иностранного ка­питала. Правила о концессиях, разработанные министерством, по­зволили привлечь иностранный капитал к реализации российских проектов.

Во время кризиса начала 1880-х гг. Министерство финансов возглавил видный ученый-экономист, либеральный публицист

Н.Х. Бунге (1881 — 1886). Став министром финансов, он сосредо­точил усилия на создании необходимых предпосылок для норма­лизации денежного обращения. Однако дефицит государственного бюджета ему преодолеть не удалось. Как и раньше, покрытие осу­ществлялось за счет внешних и внутренних займов. На 1 января 1887 г. государственный долг достиг 6,5 млрд руб. В конце 1886 г. Бунге оставил пост министра финансов. К этому времени в об­щей форме сложилась концепция будущей денежной реформы, сущность которой заключалась в девальвации рубля и переходе на золотую валюту.

В 1887 г. министром финансов был назначен известный ученый, опытный биржевик и руководитель нескольких акционерных об­ществ И.А. Вышнеградский (1887—1892). Программа нового мини­стра финансов предусматривала расширение государственного вме­шательства в экономику, рост косвенных налогов. Большое значе­ние в обеспечении активного платежного баланса Вышнеградский придавал иностранному капиталу. В 1889—1891 гг. Министерство финансов осуществило пять займов на сумму 425,1 млн золотых рублей. Эти меры позволили активизировать платежный баланс и ускорить накопление золотого запаса с 273,7 млн руб. в 1888 г. до 581,5 млн. руб. в 1893 г. К 1891 г. Министерство финансов сочло возможным начать проведение денежной реформы. Однако неуро­жай 1891—1892 гг. отсрочил ее осуществление.

В 1892 г. пост министра финансов занял С. 10. Витте (1892— 1903). Он продолжил претворение в жизнь программ хозяйственного развития своих предшественников. Его экономическая програм­ма была направлена на достижение Россией полной экономичес­кой независимости. Активная роль в этом процессе отводилась государству. По мнению Витте, поощрение отечественной промышленности и сельского хозяйства являлось важнейшей задачей государственных финансов и всей кредитной системы страны. В индустриализации Витте видел основу экономической и полити­ческой стабильности.

Для достижения поставленных целей программа предусматри­вала увеличение инвестиций в промышленность, расширение про­мышленного кредита, стимулирование частного предпринима­тельства, улучшение торгового и платежного балансов, развитие сети общего и профессионального образования и т.д. Учитывая, что внутренних источников финансирования индустриализации было недостаточно, программа предусматривала широкое привле­чение иностранного капитала и обеспечение гарантий иностран­ным инвесторам.

Узловым пунктом экономической программы стало проведе­ние денежной реформы. Добиться положительных результатов, по мнению Витте, можно было лишь в том случае, если денежная система будет обладать надежностью и стабильностью. Ее устой­чивость должен был обеспечить монометаллизм — введение в об­ращение золота. Для увеличения золотого запаса были получены иностранные кредиты, введены высокие косвенные налоги на товары повседневного спроса, увеличен экспорт хлеба, подняты поземельный налог и гербовый сбор, доходы от которого соста­вили около 1,5 млрд руб. В 1895 г. была введена винная монопо­лия. Ежегодные поступления в казну выросли на 340 млн руб. В 1897 г. был принят Закон «О чеканке и выпуске в обращение зо­лотых монет». Россия перешла к системе золотого стандарта, ко­торая существовала до Первой мировой войны.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 131; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ