Раздел II Индустриальная экономика 17 страница



Более интенсивно промышленный переворот шел в 20—40-х гг. и особенно в 50—60-е гг. XIX в.

Фабричная промышленность наиболее интенсивно развивалась в текстильном производстве. Переработка шелка концентрирова­лась в Лионе, где в середине XIX в. ежегодно перерабатывалось около 2 млн кг шелка-сырца. Лион превратился в крупнейший шелкоткацкий центр Европы. Быстрыми темпами развивалась шерстяная промышленность, продукция которой шла на экспорт и успешно конкурировала с английскими шерстяными тканями. Но наибольшее развитие получила хлопчатобумажная промыш­ленность, которая вышла на первое место по объему производства.

Во Франции стала развиваться и тяжелая промышленность. Возрастала добыча каменного угля, производство чугуна, железа.

В 1840—1850-е гг. быстро увеличилось количество паровых машин. В конце 1840-х гг. во Франции использовалось около 5 тыс. па­ровых машин, а через 20 лет их численность достигла 29 тыс.

В 1812 г. стоимость промышленной продукции оценивалась в 2 млрд франков, в 1840-е гг. — в 4 млрд франков, а в конце 1860-х гг. — в 12 млрд франков. Таким образом, шестикратное уве­личение объемов промышленного производства означало ускоре­ние темпов развития промышленности и завершение в основном промышленного переворота в ведущих отраслях французской эко­номики.

Важную роль в развитии экономики Франции сыграли желез­ные дороги. Первая железная дорога была построена в 1832 г. — между Лионом и Сент-Этьеном. В 1830-х гг. железнодорожное строительство расширилось. В 1840-х годах оно получило прави­тельственную поддержку. В 1844 г. был принят специальный за­кон о поощрении железнодорожного строительства. В 1859 г. пра­вительство гарантировало дивиденды железнодорожных компа­ний. Держателям акций железных дорог гарантировалась прибыль в 4%. Все эти меры способствовали расширению железнодорож­ного строительства.

До середины XIX в. кредитно-банковская система Франции по сравнению с английской была развита слабо. Наполеон в 1806 г. на одном из заседаний Генерального совета отметил, что во Фран­ции нет людей, которые знали бы, что такое банк; этот род лю­дей еще предстоит создать. В 1800 г. был организован централь­ный эмиссионный институт — Французский банк и мелкие мест­ные эмиссионные банки, ставшие впоследствии его отделениями. Стремление Французского банка монополизировать выпуск бан­кнот и другие сферы банковского дела сдерживало развитие ак­ционерных банков. Существовавшие учреждения, предоставляв­шие кредит разным слоям населения, должны были пользоваться даже другими обозначениями, чтобы не навлечь на себя гнев этого могущественного института, притязавшего на монопольное пра­во пользоваться наименованием «банк».

Потребность в мелком кредите удовлетворялась банкирами, которые обслуживали торговые пункты и рынки во всех районах страны. Их деятельность состояла в покупке векселей, выдаваемых оптовыми торговцами на розничных торговцев и потребителей, переучете их в банке Франции (главном источнике кредита). Наряду с разменом денег они производили ссудные операции, при­нимали участие в предприятиях (непосредственно или в качестве комиссионеров).

Большую роль в организации банковского дела сыграли глав­ные сборщики налогов и нотариусы. Первые выступали как госу­дарственные чиновники и банкиры. В их руках сосредоточивались крупные оборотные средства и денежные вклады населения. В кас­сы нотариусов стекались сбережения мелких и средних вкладчи­ков. Иногда денежные суммы были таковы, что давали возмож­ность нотариусам действовать как банкирам.

Хозяйственный подъем, начавшийся во Франции со времени Реставрации, вызвал появление в столице большого числа част­ных банкирских домов, которые вели свое начало от представите­лей крупной оптовой торговли и индустрии. Большинство из них было швейцарско-протестантского или немецко-еврейского про­исхождения. Среди них особая роль принадлежала дому Ротшиль­дов. Его представители возглавили созданный Верховный банк, объединивший все крупные парижские банкирские дома. Он до­минировал в финансировании крупных предприятий, учреждав­шихся во Франции, и постепенно приобрел монополию по отно­шению ко всем публичным займам, заключавшимся на парижском рынке, господствовал на бирже, в международном вексельном арбитраже, торговле драгоценными металлами, финансировании внешней торговли; в особых случаях эта организация выдавала временный кредит крупным торговым предприятиям.

Более дешевый и доступный кредит предоставлялся появивши­мися с 1830 г. учетными банками. Они не нуждались в правитель­ственных концессиях, поскольку образовывались в форме комман­дитных товариществ (один или несколько участников предприя­тия отвечали по обязательствам всем своим имуществом, другие — только своими вкладами). Эта форма торгового товарищества, рано возникшая во Франции, на протяжении четверти века явля­лась основной формой собирания капитала кредитными учрежде­ниями, поскольку правительство не допускало существования последних в форме акционерных обществ.

Во время революции 1848 г. почти все банки и банкиры были вынуждены прекратить свои операции. Крупные парижские бан­кирские дома добровольно приостановили деятельность. Француз­ский банк, приняв на себя активы и пассивы местных эмиссион­ных банков, стал монополистом по выпуску банкнот и благодаря

Временное правительство в целях предотвращения развала всей хозяйственной системы в 1848 г. само открыло 65 кредитных учреждений — национальные учетные конторы, капитал которых на 2/3 был гарантирован государством, остальную часть составля­ли взносы населения. В Париже была учреждена Национальная учетная контора. Ее капитал устанавливался в размере до 20 млн франков. Подписка на акции вначале дала ничтожную сум­му, несмотря на участие в ее организации выдающихся представи­телей делового мира. Операции начались с помощью правитель­ственной ссуды. Первоначально осуществлялся учет векселей за наличные деньги, затем были разрешены ссуды под залог с целью мобилизации товаров, временно не имевших сбыта. К 1854 г. основной капитал конторы достиг требуемой суммы, гарантии го­сударства прекратились. Национальная учетная контора приобре­ла форму обычного акционерного банка, находящегося, правда, под правительственным контролем. Этот банк, проводя обычные регу­лярные операции по кредитованию торговли и обслуживанию тор­гового оборота и кредита, со времени торгового договора с Англи­ей (договор Кобдена 1860 г., который должен был более тесно свя­зать экономику Франции с мировым хозяйством) стал открывать заграничные отделения, сыгравшие роль пионеров, обеспечивших французской торговле крупные успехи и солидную репутацию.

После государственного переворота Наполеона III в стране начался хозяйственный подъем. Скопление массы сбережений активизировало дух предприимчивости, появилось стремление использовать изменившиеся хозяйственные условия, начать стро­ительство крупных предприятий, собрать средства для финанси­рования строительства железных дорог и преобразования город­ского хозяйства. Все это можно было осуществить только при объединении капиталов.

Эту задачу взял на себя банк «Креди Мобилье», созданный в 1852 г. Данный банк был самым современным в то время во Франции, знаменитым детищем братьев Перейра, главная цель ко­торых заключалась в демократизации страны путем всеобщего рас­пространения акций банка и участия всей нации в управлении производством. Создатели банка наметили программу широкомас­штабной реформы железнодорожного дела, промышленности и торговли. Их банк, а также акционерный ипотечный банк (Французский поземельный кредит), Общество взаимного кредита для мелкой торговли должны были стать центром кредитной систе­мы, которая объединила бы бесчисленные мелкие капиталы в еди­ную силу, что устраняло бы всякие трудности по предоставлению кредитов и в итоге обеспечило бы подъем промышленности и всей экономики.

«Креди Мобилье» приступил к операциям, имея громадный по тому времени оплаченный капитал в 60 млн франков. Для выпол­нения грандиозного проекта его капитал должен был достигнуть 600 млн франков за счет выпуска облигаций. При этом банк установил высокие дивиденды — до 40%. Собственный капитал банка был сформирован за счет долгосрочных ссуд учреждениям, созданным самим банком. Вклады, образовавшиеся от вновь от­крывшихся железнодорожных обществ, стали использоваться для обеспечения акций (145 млн франков.). Кроме того, банк зани­мался крупными спекулятивными операциями с фондами. Столь разносторонние операции привели к краху банка в 1867 г. Но его значение для экономики было велико. «Креди Мобилье» был пер­вым акционерным банком, который наряду с обычными банков­скими операциями занимался торговлей фондами. Его деятель­ность способствовала быстрому развитию железнодорожного стро­ительства во Франции и других странах. Впоследствии банки многих стран, созданные по образцу «Креди Мобилье», усовер­шенствовали акционерную банковскую систему, стали организа­торами крупной промышленности.

В 1864 г. было основано Генеральное общество для содействия развитию торговли и промышленности Франции, ставшее новым типом банка, соединившим депозитный банк и общество для фи­нансирования и основания предприятий. Общество приступило к открытию отделений по стране. К концу 1870 г. насчитывалось 57 отделений. Вклады, поскольку они были долгосрочными, обра­щались на финансирование главным образом мелких и средних предприятий. Их учреждение было облегчено законом от 23 мая 1863 г., разрешавшим открывать предприятия с капиталом не бо­лее 20 млн франков без правительственного утверждения, с усло­вием, чтобы члены правления владели на равных не менее У10 ос­новного капитала. Общество вело деятельность преимущественно за границей: ссуды правительствам, нуждавшимся в деньгах, при­нятие на себя и эмиссия заграничных займов, основание и финан­сирование заграничных торговых и промышленных предприятий.

В 1863 г. был образован банк «Лионский кредит», открывший вскоре отделение в Париже. Со временем провинциальный банк стал серьезным конкурентом столичным банковским учреждени­ям. В 1867 г. концессионная система акционерных компаний была заменена явочной, однако большая свобода сыграла незначитель­ную роль в развитии промышленности и банковского дела.

Крупные финансовые операции совершались преимуществен­но группой «Высших банков», имевших значительные резервные капиталы. По мере того как французский капитал все активнее уходил из страны, избегая отечественную промышленность, Па­риж превращался в центральный рынок для размещения ино­странных государственных и железнодорожных займов. Француз­ский капитал стал играть значительную роль в финансировании всей континентальной Европы. В 1870 г. французский капитал, вложенный в иностранные бумаги, оценивался в 10—12 млрд фран­ков.

Вплоть до середины XIX в. по уровню экономического разви­тия Франция относилась к числу самых крупных промышленных стран и стояла на втором месте после Англии. В период империи Наполеона III (1852—1870) во Франции возникали десятки акци­онерных обществ, учреждались различные банки, создавались компании по постройке железных дорог, доков, фабрик, заводов и других предприятий. Кризис 1857 г. отбросил промышленное производство страны назад на 3—4 г., но был сравнительно быст­ро преодолен. Гражданская война в США и англо-французский торговый договор 1860 г. вызвали серьезные затруднения во фран­цузской текстильной и металлургической промышленности, значительно смягченные правительственными субсидиями. 1861 — 1864 гг. оказались периодом застоя. В 1865—1866 гг. насту­пило улучшение, сопровождавшееся переоборудованием ряда от­раслей. Под влиянием мирового экономического кризиса 1867 г. и во Франции наблюдалось сокращение промышленного произ­водства. С конца 1868 г. наметился новый подъем, прерванный Франко-прусской войной.

За годы существования империи быстро развивалась горная и металлургическая промышленность, была построена широкая сеть железных дорог. Их протяженность в 1870 г. составила 17 924 км (в 1851 — 3685 км). Создавались и укреплялись крупнейшие про­мышленные предприятия: на заводах Крезо трудилось 10 тыс. ра­бочих, на предприятиях Рив-де-Жир — 6 тыс., на заводах Ванде- ля — 5 тыс. рабочих. Проходил процесс концентрации производства, особенно в металлургической промышленности. Более чем в 10 раз увеличилось число применяемых в промышленности па­ровых двигателей. В сельском хозяйстве, остававшемся крупней­шей отраслью экономики, отмечалась некоторая интенсификация производства. Но темп роста промышленности был более быст­рым. Отражением этого явился процесс роста городского населе­ния. За период с 1851 по 1871 г. сельское население уменьшилось на 1,7 млн человек, а городское население увеличилось на 2,1 млн человек.

 

5.2. «Реформистский путь» становления промышленного капитализма. Германия

 

Германия, Россия и Япония вступили на путь индустриализа­ции позже Англии. Общей причиной этого являлся длительное время сохранявшийся феодальный режим, обусловивший эконо­мическую отсталость. Его разрушение происходило постепенно — путем реформ, проводившихся государством. Правительства этих стран пытались преодолеть экономическую отсталость, взяв на себя функции, которые в Англии, Франции, США выполняла буржуазия.

Первой из так называемых государств второго эшелона по пути реформ пошла Германия, в значительной степени под воздействи­ем внешнего фактора.

Предпосылки промышленного переворота. Внутренние предпо­сылки промышленного переворота в Германии формировались в течение длительного периода первоначального накопления в условиях господства феодального режима (XVI-XV1II вв.). Реша­ющим фактором, ускорившим формирование предпосылок про­мышленного переворота в Германии, явилось завоевание француз­ской армией немецких земель и установление протектората На­полеона на территориях, вошедших в Рейнский союз. В этих областях были проведены радикальные антифеодальные реформы в экономике, административной и судебной сферах.

В Пруссии, возглавившей национально-освободительную борь­бу немецких государств против наполеоновского завоевания, так­же встала необходимость проведения реформ в хозяйственной и общественной жизни. При проведении реформ правительство преследовало политические цели — привлечение народных масс, в основном крестьянства, на свою сторону.

Самой острой в этот период была проблема освобождения кре­стьян, поэтому наибольшее значение в преобразованиях имела аг­рарная реформа. В областях, включенных в состав Французской империи и Рейнского союза, вводилось французское гражданское право, отменялось крепостное право, сеньориальные платежи и повинности подлежали выкупу. Наиболее радикальные преобра­зования были осуществлены в Баварии, где принятые в 1808 г. законы отменили крепостное право и привилегии дворян на за­нятие высших должностей и сбор налогов. В большинстве госу­дарств Рейнского союза крестьянские повинности феодального характера заменялись денежным оброком. В целом аграрные пре­образования осуществлялись медленно, непоследовательно, носи­ли компромиссный характер. Законодательство, уточнявшее по­рядок выкупа повинностей, появилось только в 30-е гг. XIX в.

В Пруссии аграрные реформы были начаты в 1807 г. правитель­ством барона Штейна и завершились после революции 1848 г. Эдикт от 9 октября 1807 г. уничтожил личную зависимость крес­тьян от помещиков, но сохранил повинности для всех категорий крестьян. Эдикт решил вопрос, имевший важнейшее значение для формирования рынка земли, — разрешался свободный переход земли от одного лица к другому, уничтожались различия между землями, принадлежавшими дворянам и представителям других сословий.

Следующим шагом реформы стал Указ от 14 сентября 1811 г. о регулировании земельно-тягловых отношений крестьян и поме­щиков, прекращении арендного землепользования и закреплении права собственности на землю за крестьянами, ликвидации бар­щины и оброчных платежей. Практическая реализация намечен­ных в указе мероприятий началась в 1816 г. Однако уже в 1820 г. был принят новый Указ, закрепивший право собственности на землю только за зажиточными (лошадными) крестьянами, причем за это право они должны были либо заплатить выкуп, равнявший­ся 25-кратной годовой ренте, либо уступить помещику от */3 до '/2 своего земельного участка. Малоимущие крестьяне не по­лучали земли, превратившись в батраков. После революции 1848 г. правительство пошло на определенные уступки крестьянам, не за­бывая и о соблюдении интересов помещиков. По закону 1850 г. крестьянин становился собственником участка земли, который он обрабатывал. Однако барщина и другие повинности сохранялись в полном объеме и подлежали выкупу. Повинности и платежи в пользу помещика оценивались очень высоко и переводились в денежную ренту, которую крестьяне обязывались платить ежегод­но. Рента согласно закону должна была быть обязательно выкуп­лена в течение нескольких десятков лет.

Посредником между помещиком и крестьянином стал учреж­денный Рентный банк, имевший отделения в каждом округе. Банк выдавал помещику 4% свидетельства на сумму капитализирован­ной из расчета 5% годовых ренты. Помещик имел право ежегод­но предъявить к оплате в любой частный банк соответствующий купон. С крестьянина же банк взыскивал ежемесячно */12 часть годовой ренты, которую он должен был платить 41 год и 1 месяц, если годовая рента была капитализирована из расчета 4% годовых, и 56 лет и 1 месяц, если рента была капитализирована из расчета 5% годовых. Ежемесячные взносы собирались сборщиком пода­тей как уплата, приравненная по своему значению к государствен­ному налогу. Крестьянин мог сразу уплатить всю сумму долга деньгами или частью земли. Таким образом, те крестьяне, у ко­торых помещик еще не успел забрать всю землю путем сгона с земли, закабалялись рентными платежами.

Помещики отдельных провинций были недовольны таким «освобождением» крестьян. Они вообще не желали лишаться да­рового труда крестьян. Правительство пошло им навстречу. Дек­ларация 1853 г. ограничила «регулирование» земель лишь теми участками, с которых в 1811 г. платили государственную подать. Таким образом, значительная часть мелких крестьянских участ­ков была изъята из действия закона 1850 г.

Законом 1850 г. смогло воспользоваться очень мало крестьян. В Западной Пруссии, в Померании этот закон не распространял­ся на малоимущих крестьян. Изданное в 1854 г. «Положение о батраках» юридически закрепляло сохранение феодальных пере­житков в Пруссии.

Огромные выкупные платежи, возложенные на крестьян, ускоряли расслоение деревни, разорение основной массы кресть­ян; способствовали превращению помещика-феодала в сельскохо­зяйственного предпринимателя, помещика-юнкера, земля кото­рого обрабатывалась многочисленными полубезземельными кре­стьянами.

В районах Германии, где действовало французское гражданское право, в результате аграрных преобразований большинство кре­постных превратилось в крестьян-собственников.

Несмотря на компромиссный характер, аграрные антифеодаль­ные реформы, проводившиеся в Германии в первой половине XIX в., сыграли значительную роль в формировании капиталис­тических отношений. Освобождение крестьян от крепостной за­висимости создавало условия для организации рынка рабочей силы; лишение дворянства монополии на землю открывало воз­можность ее свободной купли-продажи; средства, полученные по­мещиками (и частично государством) от выкупных операций, ста­ли важнейшим источником накопления, способствовали форми­рованию рынка капиталов. Реформы создавали условия для развития предпринимательства в аграрном секторе экономики — помещики становились крупными предпринимателями не толь­ко в сельскохозяйственном производстве, но и в сфере переработ­ки сельскохозяйственного сырья; из среды крестьян стал выде­ляться класс капиталистических фермеров (гроссбауэров), появился слой посредников, обслуживавших усложнившиеся нужды сель­скохозяйственного производства.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 215; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ