Раздел II Индустриальная экономика 14 страница



Деятельность правительства прежде всего способствовала про­цессу капиталистических преобразований в главной отрасли эко­номики страны — сельском хозяйстве. Согласно актам, принятым в ходе революции, крупные земельные владения превращались в полную буржуазную собственность, освобожденную от феодаль­ных обязательств по отношению к государству. Правительство, сосредоточив в своих руках около половины земельных угодий страны, конфискованных у короля и его сторонников, перерас­пределяло земельную собственность в пользу нового дворянства и буржуазии, продавая ее крупными участками; пополняло госу­дарственную казну средствами, полученными под залог земельно­го имущества.

Парламент, разрешив землевладельцам произвести раздел об­щинных земель, способствовал буржуазной мобилизации земель­ной собственности. За 1760—1801 гг. по сравнению с периодом 1700—1740-х гг. площадь огороженных земель возросла в 10 раз.

Принятый в 1801 г. билль о всеобщем характере огораживания привел к почти полному исчезновению независимых крестьян- собственников. Обезземеливание английского крестьянства и об­разование крупной буржуазной земельной собственности, проис­ходившие при поддержке государства, способствовали дальнейше­му развитию английской фермерской системы. Лендлорды — круп­ные землевладельцы — сдавали землю в аренду фермерам. Крупные фермеры арендовали землю на длительный срок (обычно на 99 лет), их хозяйства представляли собой капиталистические аг­рарные предприятия, в которых в больших масштабах использо­вался наемный труд, применялись усовершенствованные орудия труда, передовые агротехнические приемы.

Для поощрения развития фермерских хозяйств, прежде всего зерновых, правительство ввело высокие пошлины на импорт хле­ба, скота, мяса (1660), установило премии за экспорт хлеба (1689), приняло закон об оседлости для обеспечения сельского хозяйства рабочей силой. Согласно ему сельскохозяйственным рабочим зап­рещалось самостоятельно покидать приходы, где они трудились по найму; при избытке рабочей силы приходские власти могли высылать рабочих в другие местности.

Развитие фермерской системы, приток капиталов из колоний способствовали существенному подъему аграрного производства в конце XVIII в. В результате расширения посевных площадей под пшеницей, повышения ее урожайности Англия в XVIII в. выво­зила до 20% выращенных зерновых. Рост производства сельско­хозяйственной продукции обеспечивал потребности населения в продуктах питания, а промышленность — в сырье.

Сельская домашняя промышленность, связанная с земледели­ем, исчезала вместе с «феодальным» крестьянством. Крестьяне покупали пищу, одежду, а фермеры, кроме того, и сельскохозяй­ственный инвентарь, земледельческие орудия, минеральные удоб­рения, строительные материалы. По мере роста доходов у фер­меров накапливались свободные денежные средства, которые могли вкладываться в промышленность. На рынок капиталов по­ступала также определенная часть земельной ренты, получаемой крупными землевладельцами. Рынок труда, необходимый для раз­вития промышленности, пополнялся за счет крестьян, лишавших­ся земельной собственности. Развитие капиталистического сель­ского хозяйства, ускоренное буржуазной революцией, являлось важнейшей предпосылкой промышленного переворота.

Решающая роль в подготовке условий, необходимых для ин­дустриализации, принадлежала мануфактуре, подготовившей тех­нические, организационные и финансовые условия перехода к фабричной промышленности.

Мануфактурное разделение труда способствовало расчленению производственных процессов на автоматически повторяющиеся операции, которые выполняли специализированные рабочие, диф­ференциации и упрощению применявшихся орудий труда. Ману­ фактура воспитала целые поколения англичан, приспособивших­ся к работе в режиме наемного труда, вырабатывала принципы управления производством. Она подготовила квалифицированных рабочих, приносивших значительные прибыли владельцам пред­приятий. Эти прибыли, в свою очередь, являлись финансовой предпосылкой для создания крупных, требующих больших капи­талов производств.

Путем установления высоких цен на промышленные изделия обеспечивался приток капиталов в промышленный сектор хозяй­ства и стимулировалась деловая активность.

В XVIII в. мануфактурная промышленность Англии пережи­вала расцвет. Приоритетной отраслью оставалось сукноделие, ра­ботавшее на собственном сырье (шерсть запрещалось вывозить). Согласно некоторым источникам, в этот период с суконной про­мышленностью были связаны интересы 20% населения страны.

Наблюдалось также оживление в судостроении, наращивалось производство в традиционных отраслях — мыловарении, изготов­лении пороха, ружей, бумаги, селитры, сахара, добыче каменно­го угля и т.п., началось развитие хлопчатобумажной промышлен­ности.

Рост промышленного производства обеспечивал потребности внутреннего рынка и позволял расширять объемы вывоза. Англий­ские мануфактурные товары отличались высоким качеством, что делало их конкурентоспособными на мировом рынке. Основным предметом экспорта было сукно, составлявшее в 1700—1770-х гг. 25—30% экспорта. Англия снабжала постоянно воюющую Европу стандартизированными изделиями: тканями определенного сор­та и цвета, необходимыми для обмундирования, сапогами, пуго­вицами, боеприпасами, ружьями, штыками. Расширению рынков сбыта для промышленных товаров содействовала колониальная экспансия Англии.

Английские купцы сконцентрировали в своих руках все товар­ные потоки, шедшие из колоний. Лондон все более превращался в своеобразный склад колониальных товаров. Возможность ввоза дешевого сырья из колоний (хлопка, сахара, индиго) оказывала благоприятное воздействие на развитие национальной промыш­ленности. Монополизировав продажу колониальных товаров в Европе, английские купцы, определяя на них цены, получали сверхприбыль. Колониальная торговля являлась одним их важней­ших источников пополнения рынка капиталов в стране.

Развитие различных отраслей экономики, а также государ­ственные нужды вызвали потребность в кредите. В 1694 г. был создан Английский банк, который получил монопольное право на выпуск банкнот взамен предоставления правительству новых ссуд. Банк обладал правами ведения и других операций, например учета векселей. Широкое развитие системы займов имело огромное зна­чение для индустриализации. Именно займы способствовали раз­витию операций с ценными бумагами, фондового рынка, образо­ванию различных групп предпринимателей и специалистов в кре­дитно-финансовой, денежной сферах.

В ходе буржуазной революции изменилась налоговая полити­ка государства. Были установлены косвенные налоги на товары широкого потребления. В 1689 г. был введен поземельный налог, которым облагались все категории землевладельцев.

Важнейшей предпосылкой переворота стало превращение Ан­глии в XVIII в. в огромную колониальную державу. Эксплуатация колоний в Индии, Северной Америке, других частях света расши­ряла сырьевую и финансовую базу английской промышленности, обеспечивала ее рынками сбыта. В самой Англии имелись запасы железа и каменного угля, сырье для суконной промышленности; благоприятное географическое положение и природные условия — множество рек, изрезанность береговой линии создавали возмож­ности для стабильных хозяйственных коммуникаций до появле­ния железнодорожного транспорта.

Необходимым условием перехода промышленности на новую техническую базу было получение новых научно-технических зна­ний. После революции в Англии начался подъем естественных наук. В целях координации научных исследований создавались академии и научные общества. Одним из первых было «Королев­ское общество» (Лондон), начавшее деятельность в 60-х гг. XVII в. В него входили Ньютон, Бойль, Гук и др. Наибольшее развитие получили математика и механика, обеспечивавшие необходимые теоретические разработки для практического создания машинной техники, осуществления промышленного переворота.

Промышленный переворот в техническом отношении пред­ставлял сложный, долговременный процесс научных открытий, изобретений, внедрения в производство различных механизмов и машин.

Первые машины появились в хлопчатобумажной промышлен­ности. Эта отрасль была сравнительно молодой, более воспри­имчивой к прогрессивным начинаниям. Ее развитие в большей степени подвергалось воздействию рыночных факторов. С одной стороны, она не была стеснена жесткой государственной регла­ментацией, с другой - не пользовалась широкими правительствен­ными привилегиями. Старые традиционные отрасли английской промышленности находились под всесторонней государственной опекой. В сукноделии, например, парламентские законы устанав­ливали длину, вес, ширину, цвет ткани, способы ее изготовления, порядок сбыта, запрещали ввоз аналогичной иностранной продук­ции, вывоз сырья. В период становления национальной промыш­ленности подобные государственные меры были необходимы; во второй половине XVIII в. они начали оказывать сдерживающее влияние, так как препятствовали внедрению технических нови­нок, проявлению хозяйственной инициативы, противоречили принципам свободной конкуренции.

Хлопчатобумажные ткани, пользовавшиеся устойчиво расту­щим массовым спросом в связи с их относительной дешевизной, широкими возможностями применения, ввозились в основном из Индии, Китая, Персии. Английский ситец был недостаточно вы­сокого качества. Владельцы суконных мастерских, обеспокоенные растущим спросом на хлопчатобумажную продукцию, добились принятия закона (1700), запрещавшего ее импорт, решив пробле­му конкуренции традиционным силовым приемом. Предприни­матели, действовавшие в хлопчатобумажном производстве, с од­ной стороны, получили выигрыш от этого закона, избавившись от иностранных конкурентов, с другой — вынуждены были решать задачи конкурентной борьбы с английскими суконщиками. Про­изводители сукна, обладая монопольным положением в Англии и за ее пределами, не стремились к совершенствованию производ­ства, расширению ассортимента, снижению цен на продукцию. Для того чтобы потеснить суконщиков, владельцы хлопчатобу­мажных мануфактур должны были наладить массовый выпуск высококачественных дешевых тканей. Рынок продиктовал необ­ходимость рационального поведения, остро поставив вопрос о необходимости внедрения технических новшеств в хлопчатобу­мажное производство. В конечном итоге выигрыш оказался на стороне хлопчатобумажных фабрикантов, сумевших раньше дру­гих преодолеть экономическую ограниченность мануфактурной системы и использовать преимущества машинной технологии, превратить хлопчатобумажную промышленность в ведущую от­расль английского производства.

Технический переворот в хлопчатобумажной промышленнос­ти начался с того, что английский механик Кей в 1733 г. изобрел оригинальное механическое устройство — летучий челнок, позво­ливший увеличить производительность труда ткача вдвое. Его ши­рокое распространение привело к отставанию прядильного про­изводства, заставившему предпринимателей, работавших в этой сфере, активизировать свои усилия по внедрению новой техники в прядение. Был задействован механизм материального стимули­рования технического прогресса. В 1761 г. общество поощрения искусства и промышленности выпустило воззвание, обещавшее значительное вознаграждение за создание прядильной машины. Результаты превзошли все ожидания: появившаяся в 1765 г. ме­ханическая прялка (известная под названием Дженни) дала воз­можность заменить труд 16—18 прядильщиков. Созданная в 1779 г. мюль-машина позволила выпускать пряжу высокого качества. Изобретенный в 1785 г. ткацкий станок давал возможность заме­нить труд 40 ткачей.

Главный итог технического переворота в хлопчатобумажной промышленности — создание машин, применение которых решило принципиальные вопросы механизации прядения и ткачества. Дальнейшее движение технического прогресса в отрасли шло по пути их усовершенствования.

Активный процесс механизации хлопчатобумажной промыш­ленности в 60—80-е гг. XVIII в. стимулировал технический про­гресс и в других отраслях. Механизация распространилась преж­де всего на близкие отрасли — суконную, шерстяную, бумажную, полиграфическую. Расширение сферы применения машин требо­вало технической реконструкции энергетической, металлургичес­кой базы, создания машиностроения. Использование в качестве источника энергии силы падающей воды тормозило процесс ин­дустриализации, так как размещение механизированной промыш­ленности было ограничено районами, имевшими гидроресурсы. Ключевым вопросом технического переворота стало создание в 1784 г. универсального парового двигателя, который мог применять­ся во всех крупных производствах. Его изобретение способство­вало расширению территориальных границ их размещения, меха­низации водного транспорта, созданию совершенно новых видов транспорта — пароходного и железнодорожного. Паровые маши­ны вплоть до конца XIX в. оставались энергетической базой хо­зяйства страны.

Узким местом промышленного переворота была металлургия. Спрос на ее продукцию возрастал, однако производство металла сокращалось. Затяжной кризис этой отрасли объяснялся тем, что в процессе выплавки металла использовался древесный уголь, цены на который росли по мере вырубки громадных лесных мас­сивов, импорт же леса обходился дорого. Производство чугуна становилось малоприбыльным и резко сокращалось; 60% потреб­ностей в металле удовлетворялось за счет ввоза из России, Шве­ции. Технический прогресс в этой отрасли тормозился сложнос­тью перехода на новое топливо — каменный уголь. В 1735 г. пред­принимателю Дерби удалось, применяя в качестве топлива каменный уголь, получить чистый, без примесей металл путем добавления в железную руду негашеной извести. По мере роста спроса на металл этот способ получил широкое применение. Изоб­ретение пудлинговой печи (1784) позволило получить высокока­чественное железо из чугуна. Новые технологии помогли преодо­леть длительный кризис металлургии и избавиться к началу XIX в. от импорта металла. За сравнительно короткий период (1788—1804) выплавка чугуна возросла в три раза. Изменения в металлургии привели к развитию каменноугольной промышленности.

Изготовление на мануфактурах машин не позволяло обеспечить растущий спрос на них. Они были дороги и не имели должного качества. Хозяйственная практика требовала механизации произ­водства машин. Технический прогресс в этой области выражался в создании металлообрабатывающей техники; в 1798 г. был изоб­ретен токарный станок, затем сконструированы сверлильный, фрезерные станки. Таким образом, формировалась техническая база новой отрасли промышленности — машиностроительной.

В ходе промышленного переворота осуществлялся переход к фабричной форме организации. Использование в прядильном про­изводстве машин с водяным двигателем способствовало внедре­нию машин, которые можно было применять только в специаль­ных производственных помещениях — фабриках. Первая прядиль­ная фабрика была построена Аркрайтом в 1769 г. В 1790 г. в Англии насчитывалось уже 150 прядильных фабрик. Массовое строительство ткацких фабрик относится к 20—30-м гг. XIX в.

Организация крупного машинного производства в хлопчатобу­мажной промышленности вызвала резкий рост выпуска продук­ции. За период 1780—1820 гг. производство хлопчатобумажной продукции увеличилось в 16 раз. С конца XVIII в. на основе па­ровой энергетики создавались фабрики во многих отраслях про­мышленности. Даже в типографии газеты «Таймс», популярного уже вто время массового издания, в 1814 г. был установлен паро­вой печатный станок, позволивший увеличить выпуск газеты с 400 до 1100 экземпляров в час.

Промышленный переворот вступил в первой трети XIX в. в заключительную стадию — создание принципиально нового вида транспорта, соответствовавшего индустриальной структуре про­мышленного производства.

Паровой двигатель сначала нашел применение на водном транспорте. Первый пароход появился в Англии в 1811 г. Первая железная дорога была построена в 1825 г. Локомотив развивал ско­рость до 12 км/ч. Открытие железнодорожной линии хозяйствен­ного значения (от крупного порта Ливерпуль до центра хлопча­тобумажной промышленности Манчестера) состоялось в 1829 г. Строительство железных дорог, получившее размах в 40-е гг.

XIX в., вызвало резкий спрос на продукцию отраслей тяжелой про­мышленности. Оно стало одним из ведущих факторов последовав­шего за промышленным переворотом мощного экономического подъема. Использование новых транспортных средств позволило ускорить обращение товаров, удешевить стоимость их перевозок, способствовало развитию внутреннего и внешнего рынков.

Изменения в структуре хозяйства Англии. В результате про­мышленного переворота и последовавшего за ним промышленного подъема 1850—1870-х гг. коренным образом изменилась структу­ра экономики Англии. Из аграрной она превратилась в мощную индустриальную державу. В 1870 г. в промышленности (включая строительство) было сосредоточено около 50% трудовых ресурсов страны; 86% населения Англии проживало в городах и рабочих поселках. Интенсивный процесс урбанизации был связан с бурным ростом новых промышленных центров на севере страны (Манче­стер, Ливерпуль, Бирмингем, Лидс и др.).

Со второй половины XIX в. наиболее динамичным сектором экономики становится тяжелая индустрия, догнавшая к 1860 г. по темпам роста легкую промышленность. В следующем десяти­летии прирост производства в отраслях тяжелой промышленнос­ти составил 9,3%, легкой — 6,7%. Мощным импульсом ускорения развития тяжелой индустрии явился рост спроса на разнообраз­ную технику со стороны европейских стран и США, где в это вре­ мя происходил промышленный переворот. Тяжелая промышлен­ность, ранее работавшая на внутренний рынок, начала ориенти­роваться на экспорт, который рос опережающими темпами по сравнению с увеличением производства.

Однако доминирующей отраслью промышленности вплоть до начала XX в. оставалась текстильная, в которой хлопчатобумаж­ное производство давало '/3 стоимости английского экспорта (1870).

Формировавшийся в Англии в результате промышленного пе­реворота новый, индустриа,гьный тип производства обеспечивал выпуск конкурентоспособной продукции, масштабы которого намного превосходили емкость внутреннего рынка. Страна пре­вращалась в экономического лидера, производя '/3 мировой про­мышленной продукции, давая более половины мирового произ­водства хлопчатобумажных изделий, металла, угля (уступая по численности населения всем капиталистическим государствам).

В этих условиях государственная экономическая политика, построенная на принципах протекционизма, сдерживала свободу предпринимательства. В 1823-1827 гг. наиболее радикально на­строенные члены правительства приступили к разработке прин­ципов политики свободной торговли. Дополнительные денежные поступления, достигнутые благодаря хорошим урожаям, росту предприимчивости, дали возможность погасить часть государ­ственного долга и уменьшить таможенные пошлины на сырье и некоторые готовые изделия с 50 до 20%.

Важная роль в построении этой политики отводилась принци­пам взаимности в отношениях с иностранными государствами. Смягчение Навигационного акта коснулось ряда стран, получив­ших льготы при использовании своего флота в торговле с Британ­ской империей. Введение подоходного налога на богатых в 1842 г. позволило увеличить поступления в казну, что способствовало освобождению 430 видов товаров, ввозимых в Англию, от тамо­женных пошлин (в 1842—1845).

Выработка новой политики происходила в условиях острейшей борьбы между протекционистами и сторонниками свободной тор­говли. Отстаиванию принципов экономического либерализма посвя­тил свою парламентскую деятельность в 1819—1823 гг. великий английский экономист Д. Рикардо. Серьезным препятствием для свободной торговли являлся аграрный протекционизм. В 1814 г. в связи с заключением кратковременного мира в Англию хлынул поток иностранного зерна, вызвавший снижение внутренних цен на хлеб на '/3, что привело к уменьшению земельной ренты. В ответ на это крупные землевладельцы добились от парламента отмены вывозных пошлин на хлеб, принятия в 1815 г. закона, согласно которому импорт хлеба разрешался только в случае установления на внутреннем рынке чрезвычайно высоких цен на него.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 168; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ