Раздел II Индустриальная экономика 9 страница



Торговые караваны на восток шли по Волге, Днепру, через Черное и Азовское моря к Каспийскому морю. В Византию ехали морем и сухопутным путем. В Западную Европу торговцы из Нов­ города, Пскова, Смоленска, Киева отправлялись через Чехию, Польшу, Южную Германию либо по Балтийскому морю через Новгород и Полоцк. Киевские князья защищали торговые пути. Система договоров обеспечивала интересы русских купцов за ру­бежом.

Развитие торговли вызвало появление денег. Первыми день­гами на Руси служили скот (второй по значимости в пантеоне язы­ческих богов — Велес — бог скота и в том числе денег; княжеская казна называлась «скотница») и дорогие меха (отсюда название первой денежной единицы «куна», т.е. куница). Использовались также византийские и арабские золотые монеты, серебряные западно-европейские монеты. С конца X в. на Руси получила хож­дение гривна — серебряный слиток в 200 г. Гривна делилась на 20 ногат, 25 кун, 50 резан.

Монгольское нашествие нанесло тягчайший урон ре­месленному производству и торговле Руси. Десятки городов были превращены в руины, а их население погибло или было угнано в рабство. Ремесленников насильственно переселяли из русских го­родов в монгольские улусы. Все это не могло не привести к рез­кому падению производительных сил страны, утрате многих ви­дов ремесла, снижению качества ремесленных изделий. Одним из следствий монгольского вторжения явилось нарушение связей ремесла с рынком. Процесс перехода ремесла в мелкое товарное производство замедлился.

XIV— XV вв. — период возрождения и постепенного развития ремесленного производства. Результатом стал рост как старых, так и новых городов, превращавшихся в крупные центры ремеслен­ного производства. Существенно расширился круг профессий за счет восстановления утраченных и появления новых видов ремес­ла. Возродились литейное дело, искусство эмальеров, обработка металла, дерева, кожи, кузнечное и ювелирное дело. Возникли новые ремесленные специальности, шло постепенное совершен­ствование ремесла, углублялась его дифференциация. Так, в про­изводстве железа наблюдалось отделение добычи руды и плавки металла от последующей его обработки. Кузнечное дело все бо­лее специализировалось. Из него выделились мастера по изготов­лению отдельных видов продукции — гвоздочники, лучники, пи­щальники.

С конца XIV в. на Руси стали лить пушки. Было освоено про­изводство огнестрельного оружия и боеприпасов. Большие успе­хи были достигнуты в изготовлении колоколов. Расширение ка­менного строительства, выделение кирпичного производства из гончарного дела повлекли за собой распространение новых про­фессий. В крупных городах набирал силу процесс перехода от ре­месла к мелкотоварному производству.

Овладение глубинным бурением способствовало росту соле­добычи. Соляные промыслы Старой Руссы, Соли Галичской, Не- ноксы, Соловецкого монастыря и других местностей обеспечива­ли нужды населения внутренних районов страны в данном про­дукте. Этот промысел способствовал развитию металлургической промышленности, кузнечного производства, содействовал разви­тию речного транспорта, для которого нужны были пиломате­риалы, якоря, скобы, гвозди. В XVT в. в российских городах на­считывалось до 220 ремесленных специальностей.

Крупнейшими промышленными центрами страны являлись Москва, Новгород, Смоленск и некоторые другие города. В них развивалось медно-литейное дело, строительство, солеварение, производство селитры, некоторые рыбные промыслы, речной транспорт.

В конце XVI в. начали выделяться промышленные, специали­зированные пункты, на основе которых складывалась товарная специализация отдельных регионов страны. В Ярославле, Волог­де, Можайске, Костроме развивалось кожевенное производство, Новгороде, Пскове, Твери — изготовление льняного полотна, Москве — выделка сукна.

В последующие столетия наиболее интенсивно мелкая про­мышленность развивалась в Центральной России и Приморье. Во многих сельских районах она задавала тон экономическому раз­витию. Только в области металлообработки выделились несколь­ко районов. Это уезды к югу от Москвы — Серпуховский, Туль­ский, Каширский; на северо-западе — Устюжна Железопольская, Белоозеро, Тихвин; на востоке — Устюг Великий, Тотьма, Кун- гур; за Уралом — Верхотурский, Томский, Иркутский уезды.

Широкое распространение в Псковском, Тверском, Ярослав­ском, Суздальском, Нижегородском, Смоленском уездах получи­ло изготовление тканей, главным образом льняных, грубошерстного сукна. К началу XIX в. в ряде районов Подмосковья (Богородском, Бронницком, Серпуховском) от 70 до 90% государственных крес­тьян занимались ремесленными промыслами. В Московской и Владимирской губерниях получила развитие хлопчатобумажная промышленность. К середине XIX в. во всех видах крестьянской текстильной промышленности было занято около 6,6 млн чело­век.

В феодальную эпоху ремесло характеризовалось принадлежно­стью непосредственных производителей к определенным соци­альным категориям. Значительная часть ремесленников относи­лась к зависимому населению феодальных владений (вотчинные ремесленники), среди них были и холопы-ремесленники. Имен­но они, а не крестьяне поставляли господину основные предме­ты домашней промышленности. Позже феодалы все чаще обра­щались к услугам посадских и деревенских ремесленников, отда­вая им в обработку сырье и полуфабрикаты.

Складывалась категория казенных ремесленников, находив­шихся под юрисдикцией великокняжеской (позже царской) вла­сти; среди них строители, оружейники, кузнецы. Довольно рано выделилась группа ремесленников, обслуживавших нужды двор­цового ведомства, — ткачи-хамовники в Москве и близ Ярослав­ля, швеи, портные и другие специалисты «царицынской мастер­ской палаты».

В России отсутствовала европейская цеховая организация ре­месла с ее жесткой регламентацией производства и продажи про­дукции. Ремесленник зачастую занимался изготовлением не од­ного, а нескольких видов товаров. В XVI в. в ремесле сформиро­валась система ученичества. По «житейской записи» ученик заключал договор об учебе и работе у мастера на 5—8 лет. Он жил у хозяина и выполнял всякую работу. По окончании обучения уче­ник определенный срок отрабатывал у мастера, иногда «из най­ма». После приобретения необходимого опыта и прохождения испытания у специалистов вчерашний ученик сам становился мастером.

Образование централизованного государства способствовало изменению характера торговли. Московские князья стремились овладеть торговыми путями в верховьях Волги, на Севере, по Оке и Дону. Особое значение для экономики Руси представлял Волж­ский торговый путь. Русские купцы отправлялись в украинские, белорусские, прибалтийские города и продавали там меха, кожи, воск, одежду, оружие.

К концу XV в. Москва превратилась в крупнейший торговый центр страны. Здесь продавалось зерно, меха, промышленные из­делия. Постепенно Москва переросла рамки областного рынка. Ее торговые связи охватывали все русские земли. Она выступала и как основной производительный, и как потребляющий, и как распре­делительный центр, обеспечивающий отечественными и иностран­ными товарами многие районы страны. Благодаря своему торговому значению Москва оказалась узлом водных и сухопутных путей. Путь по реке Москве и далее по Оке и Волге до Каспия приобрел боль­шое значение с присоединением Казани и Астрахани.

Крупными торговыми центрами являлись Нижний Новгород, Белоозеро, Вологда, Тверь, Новгород, Псков, Смоленски др. Они превращались в торговые центры областного значения. Основны­ми предметами межобластной торговли были соль, меха, хлеб.

На рубеже XV—XVI вв. наступил новый этап в развитии эко­номических связей. В его основе лежал рост торгово-промышлен­ных поселений, увеличение товарной массы.

Намечается специализация областных рынков, связанная с из­готовлением определенных видов товаров. Например, на базе про­мыслов по добыче руды и изготовлению железа набирали силу рынки Серпухова, Тулы, Твери, Тихвина, Новгорода, по выделке кож — рынки в Казани, Новгороде. Холст, полотна и сукна выра­батывались в Смоленске, Пскове, Прионежье, Новгороде.

В течение XVI в. увеличивалась хлебная торговля, в которую втягивались князья, бояре, церковь. В урожайные годы Иосифо- Волоколамский монастырь, например, отправлял на продажу око­ло 6% общего сбора ржи. В городах феодалы устраивали склады, где продавали хлеб, соль и рыбу.

На процесс укрупнения местных рынков и усиления связей между ними большое значение оказали Сухоно-Двинский и Волж­ский торговые пути. Волга для России имела особую значимость. Она являлась удобным водным путем для внутреннего товарооб­мена на огромной территории страны. Она же открывала пути для торговли с Ираном, Закавказьем, Средней Азией.

Торговля в течение XVI-XVII вв. оставалась феодальной по характеру и основным чертам — ассортименту товаров, пестроте социального состава участников, многочисленности продавцов, обособленности рынков друг от друга, сохранению таможенных барьеров, разнообразию торговых сборов.

Внешняя торговля велась в трех направлениях: средиземномор­ском, западно-европейском и восточном.

Русские торговали с Литвой, Византией, Ираном, Бухарой и Хивой, Крымским ханством. На юг и юго-восток вывозились пуш­нина, кожи, холсты, седла, уздечки, деревянная посуда, воск. Навстречу шел поток шелковых и хлопчатобумажных тканей, ков­ров, пряностей, драгоценных камней.

Из Западной Европы поступали фламандские сукна и метал­лы — медь, серебро; туда вывозили меха, кожи, воск, мед и лен. Видное место в транзите занимала соль, производство которой на­ходилось в руках князей и монастырей.

Произошли перемены и в составе русского экспорта в восточ­ном направлении. К вывозу промысловых продуктов присоедини­лись товары сельскохозяйственного и ремесленного производства. Основным торговым контрагентом России стала Турция. Торговля шла по Дону. После присоединения всего Поволжья все большее значение приобретала торговля с Ираном и Средней Азией.

Главным центром деятельности восточных купцов являлась Астрахань. Торговля с Востоком положительно сказывалась на росте ремесла в русских городах, ибо в вывозе преобладала про­дукция ремесла и промыслов — высокого качества кожи, седла, обувь, топоры, деревянная посуда, холст, полотно, меха, а также зерно, мука, масло и т.д. В импорте значительную долю состав­ляли шелковые, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, прянос­ти, рис, краски, драгоценные камни.

Развитие ремесла и торговли было невозможно без развитой денежной системы. До конца XV в. чеканкой монет занимались практически все княжества Руси — Тверское, Рязанское, Ниже­городское. Иван III запретил чеканку монет удельным князьям и приступил к выпуску московской монеты. В 1534 г. власть пред­приняла шаги по созданию единой денежной системы. Вводились жесткие правила чеканки монет по стандартным образцам (весу, оформлению). Нарушение стандартов строго каралось. Были вы­пущены серебряные монеты мелкого веса, на которых изображался всадник с мечом в руках (меченые деньги), на монетах более круп­ного веса — всадник-воин, поражавший копьем змея (копейные деньги). Позднее они получили название «копейка». Выпускались и более мелкие монеты — полушки или */4 копейки с изображе­нием птицы и др. Нехватку собственных монет восполняли ино­странные монеты. Так, при Алексее Михайловиче с 1654 г. на немецких и чешских талерах надчеканивалось клеймо в виде всад­ника с копьем или двуглавого орла.

Промышленность и торговля. Развитие хозяйства, рост внеш­неполитической активности России увеличили потребность в про­ мышленной продукции. В начале XVII в. были построены первые мануфактуры. Большая их часть принадлежала казне, царскому двору и крупному боярству.

Дворцовые мануфактуры обслуживали нужды царского двора. Одной из первых был Хамовный двор, расположенный в подмос­ковных дворцовых слободах. Казенные мануфактуры создавались для производства оружия (Пушечный двор, Оружейная палата) либо государственных потребностей (Денежный, Ювелирный дво­ры). В вотчинах бояр (Милославского, Морозова и др.) строились металлургические, кожевенные, полотняные, поташные мануфак­туры. На них использовался труд крепостных крестьян и ремес­ленников, работавших на предприятиях в порядке феодальной повинности.

Мануфактуры создавались также русскими и иностранными купцами (А. Виниус), разбогатевшими ремесленниками (С. Гав­рилов, Н. Антуфьев). На купеческих мануфактурах использовал­ся наемный труд. Однако в целом мануфактурное производство не занимало большого удельного веса в хозяйственном развитии. Количество мануфактур в концу XVII в. не превышало 30.

Появление и развитие промышленности происходило в мест­ностях, где получило распространение ремесленное производство соответствующих изделий. Группа тульско-каширских металлур­гических и металлообрабатывающих заводов возникла в старин­ном районе мелкой металлургии. Заводы Олонецкого края разви­вались на основе крестьянской металлообрабатывающей промыш­ленности. Железоделательные предприятия Б.И. Морозова во многом опирались на ремесленников его нижегородских владений.

Новый этап развития промышленного производства приходится на петровскую эпоху. Для военных целей правительство усиленно строило текстильные, металлургические, металлообрабатывающие, пороховые и кожевенные предприятия. К середине 20-х гг. XVIII в. в стране имелось 205 мануфактур, среди которых 90 принадлежа­ли казне, а 115 — частному капиталу. Особенно много насчитыва­лось металлургических предприятий: 52 — в черной, 17 — в цвет­ной промышленности, также существовало 18 лесопильных ману­фактур, 17 пороховых, 11 кожевенных, а также предприятия по производству стекла, фарфора, бумаги и др.

Свидетельством растущего воздействия рынка на сословие фе­одалов явилось развитие промышленного предпринимательства, базировавшегося на переработке сельскохозяйственного сырья. Наиболее заметные изменения были отмечены в винокурении, производстве сукна, полотна, мукомольном и кожевенном деле. Так называемая вотчинная мануфактура стала обычным явлением в XVIII столетии. Часть крепостных использовалась в качестве вотчинных рабочих, подчас потомственных и слабо связанных с сельским хозяйством. Помещики азартно включились в очень выгодное дело — поставку вина казне, заводили собственные пред­приятия и участвовали в подрядных предприятиях. Отмена внут­ренних таможен в 50-х гг. XVIII в. оказалась возможной благода­ря тому, что многие представители «благородного» сословия, не исключая и правящую верхушку, уже активно торговали.

На протяжении всего XVITI в. продолжалось строительство мануфактур, прежде всего металлургических и текстильных. Со­гласно данным 1766—1768 гг. в России работали 504 мануфактуры, из которых половина — текстильные. На исходе столетия русская металлургия была представлена 167 действующими предпри­ятиями, текстильная промышленность — 1082 предприятиями.

Отличительной особенностью промышленного развития Рос­сии являлась государственная поддержка. Государство передава­ло казенные предприятия частным лицам, предоставляло субси­дии деньгами и материалами, обеспечивало владельцев предпри­ятий дешевой рабочей силой. В промышленную деятельность вовлекались представители торгового капитала, преуспевшие ре­месленники, царские вельможи, дворянство.

В первой половине XIX в. мануфактурное производство сделало новый шаг вперед. Наиболее быстро развивались хлопчатобумаж­ная и шелкоткацкая отрасли, темпы роста металлургии существен­но снизились. В предреформенные десятилетия заметно повысил­ся удельный вес разных видов машиностроения. Центром отече­ственного машиностроения стал Петербург. С 1815 по 1861 г. число промышленных предприятий возросло с 4189 до 14 148.

В первой половине века продолжала существовать помещичья мануфактура, основанная на крепостном труде, однако темпы ее развития в отличие от предшествующего времени резко снизились. Более быстро развивались предприятия, основанные на наемном труде, — капиталистические мануфактуры. Количество промыш­ленных предприятий значительно увеличилось. Если в 1800 г. на­считывалось 1200 крупных промышленных предприятий, на них было занято 225 тыс. рабочих, то в 1850 г. было уже 2800 пред­ приятий с числом рабочих свыше 700 тыс. Преимущественно рос­ли передовые в техническом отношении предприятия, основан­ные на наемном труде. К 1860 г. в обрабатывающей промышлен­ности вольнонаемные составляли уже свыше 80% общей числен­ности рабочих, а во всех отраслях промышленности — 65%. Количество вотчинных и посессионных мануфактур неуклонно со­кращалось. Горная промышленность Урала, основанная на крепо­стном труде, переживала застой. Крепостной подневольный труд был мало производительным и в условиях XIX в. не отвечал по­требностям производства: крестьяне работали из-под палки, не­обходимых технических навыков не имели. Крепостные рабочие работали главным образом зимой, а летом обрабатывали землю, так как основным источником жизни для таких рабочих по-пре­жнему оставалась земля, ведение своего хозяйства.

В 1840 г. хозяева посессионных предприятий добились издания закона, по которому они получали право отпускать на волю при­крепленных к этим предприятиям рабочих. К 1860 г. посессион­ных рабочих почти не стало.

Развитие мелкотоварного производства и мануфактуры было необходимой предпосылкой для перехода к фабричному, машин­ному производству. 1830—1840-е гг. характеризовались постепен­ным переходом от мануфактурного к фабричному производству, основанному на машинной технике. Применение машин в рус­ской промышленности началось еще в первые десятилетия XIX в. Однако станков и машин было тогда еще немного, и их исполь­зование носило эпизодический характер. Только с 1830-х годов на­чалось более широкое их внедрение в промышленное производ­ство. Мануфактура с ее ручным трудом превращалась в капи­талистическую фабрику, основанную на применении машин. В России вызревали предпосылки промышленного переворота.

Важное значение имело внедрение в промышленность паровых двигателей, которые пришли на смену примитивной конной тяге и водяным двигателям. Их применение намного увеличило мощ­ность и производительность самих предприятий. Наиболее пере­довыми в техническом отношении были хлопчатобумажное про­изводство и другие отрасли текстильной промышленности, кото­рые быстро оснащались машинами. К началу 1860-х годов в России уже насчитывалось несколько тысяч механических ткац­ких станков и около 2 млн механических прядильных веретен. Но­вый метод обработки свеклы с помощью особых аппаратов, при­ водимых в движение паровой машиной, привел к быстрому раз­витию свеклосахарной промышленности.

Изменялся внешний облик предприятий: вместо маленьких разбросанных мастерских стали вырастать крупные фабричные корпуса, а старые центры кустарной промышленности приобре­тали облик городов.

Первоначально машины привозили из-за границы, но уже в конце 1840-х годов началось строительство отечественных маши­ностроительных заводов, главным образом в Петербурге и Моск­ве. В Сормове (близ Нижнего Новгорода) был построен большой пароходостроительный завод. Внедрение машин способствовало увеличению производительности труда в десятки и сотни раз.

Пролетариат формировался из разорившихся кустарей и ото­рвавшихся от земледелия крестьян.

Однако экономическое развитие России значительно отстава­ло от экономического развития передовых капиталистических стран. Промышленный переворот шел медленно и растянулся на несколько десятилетий: начавшись в 30-х годах XIX в., он завер­шился уже после ликвидации крепостного права (в 1880-х годах). Крепостной строй тормозил развитие промышленности. Капита­лов для заведения машинного производства было еще недостаточ­но. Купцы по-прежнему предпочитали вкладывать деньги в тор­говлю, а разбогатевшие крестьяне могли открывать свои предпри­ятия лишь на имя помещика, который присваивал значительную часть дохода. Свободного рынка рабочей силы, необходимого для капиталистической промышленности, еще не было. Рабочими в большинстве случаев нанимались крепостные крестьяне, отпущен­ные помещиком на заработки. Значительную часть своего заработ­ка они вынуждены были отдавать помещику в виде оброка. По­мещик мог в любое время вернуть их в деревню, что приводило к текучести рабочей силы и отрицательно сказывалось на производ­стве. Внутренний рынок для промышленных товаров был узок, так как покупательная способность населения была очень низкой. Да и хозяйство носило еще в значительной степени натуральный ха­рактер.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 134; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ