Раздел II Индустриальная экономика 12 страница



Таким образом, Великие географические открытия создали базу для возникновения международного разделения труда, мирового хозяйства и рынка, изменений в организации торговли, кредита, промышленности, подъема сельского хозяйства европейских стран.

4.2. Первоначальное накопление капитала в Западной Европе

Период конца XV — начала XVIII в. принято называть эпохой первоначального накопления капитала. Это была переходная, а по­тому противоречивая эпоха, когда разворачивалась борьба между феодальной регламентацией экономической и духовной жизни общества и зарождавшейся буржуазной свободой, между замкну­тостью феодальных поместий и развивающимися рыночными от­ношениями. Происходила ломка социальной структуры общества: из феодальных сословий выделился пока еще малочисленный слой энергичных людей — предпринимателей, изменивших подход к организации и мотивации хозяйственной деятельности. Парал­лельно с формированием капиталистических предпринимателей, в руках которых сосредоточивались денежные и материальные ресурсы, необходимые для организации бизнеса, шло создание армии наемного труда в результате массового обезземеливания крестьянства и разорения мелких ремесленников и торговцев.

Первыми обладателями крупных капиталов были купцы и рос­товщики. Наиболее престижной и прибыльной отраслью была внешняя торговля, которая поставляла наиболее дефицитные то­вары с Востока (пряности, благовония, шелковые ткани, украше­ния и т.д.). Стремление обладать этими товарами, в свою очередь, стимулировало развитие производства и внутренней торговли Ев­ропы. Объем внешней торговли нарастал в Европе в течение все­го периода Средневековья, и в конце XV в. произошел качествен­ный скачок: в результате Великих географических открытий сре­диземноморская торговля Европы превратилась в мировую, произошел переход от Средневековья к эпохе первоначального на­копления капитала.

Внешняя торговля разрушала феодальную замкнутость терри­торий, устанавливала прочные экономические связи сначала на местном, а потом на региональном уровне. Сплачивая нацио­ нальные рынки, она укрепляла формировавшиеся национальные государства в форме централизованных абсолютных монархий.

Внешняя торговля способствовала созданию в этот период и новых форм организации, послуживших основой капиталистичес­ких форм торгового капитала. Создавались различные торговые компании, в том числе акционерные, биржи и др.

Параллельно с торговым капиталом в этот период развивается ссудный, банковский капитал, приходящий на смену средневеко­вому ростовщичеству. Ростовщический капитал обслуживал фео­далов, предоставляя им кредит для личного потребления. Целью ростовщика было получение максимального процента и даже ра­зорение своего клиента для последующего присвоения данных под залог земель и ценностей. Клиентом же банкира был купец, ко­торый отдавал ему временно свободные капиталы и получал кре­диты для своих торговых операций. Процент банкира был частью прибыли купца, поэтому он был заинтересован в благополучии клиента, при этом процент был значительно ниже ростовщичес­кого, поскольку он стремился к продолжительным отношениям с купцом. Банкир был заинтересован не только в предоставлении кредита, но и в приеме вкладов, так как в отличие от ростовщика он в основном оперировал заемными, а не собственными средства­ми. Кроме того, в услуги банкира входили такие операции, как безналичные расчеты между купцами через его банк, обмен денег. Таким образом, в эпоху первоначального накопления капитала за­рождались многие современные формы банковской деятельнос­ти. Примером того, что развитие торгового капитала влекло за собой развитие кредита, является тот факт, что чаще всего стра­ны, лидировавшие в европейской торговле в эту эпоху, уступив свое лидерство другим, становились европейскими банкирами. Наиболее яркими примерами были Северная Италия и Голлан­дия.

К числу других важных факторов накопления капитала отно­сятся:

• колониальный грабеж и колониальная торговля, торговля ра­бами, набравшие силу после Великих географических откры­тий;

• торговые войны;

• займы королям и государственные долги;

система протекционизма, или создание благоприятных условий для развития национальной промышленности путем установ­ления высоких пошлин на импортные товары и предоставле­ния отечественным купцам и предпринимателям различных льгот;

• налоговая система;

• продажа судебных и финансовых должностей.

Торговля ускоряла изменения в сельскохозяйственном и про­мышленном производстве.

В XVII—XVIII вв. в Европе начался подъем в сельском хозяй­стве. Осушение болот и раскорчевка лесов увеличивали размеры пахотных земель. Трехполье сменялось многопольными севообо­ротами и травосеянием. Совершенствовалась агротехника: росло применение удобрений, больше возделывались интенсивные куль­туры, возросло разнообразие сельскохозяйственного инвентаря. На основе этих изменений зарождалась отраслевая специализация сельского хозяйства.

Аграрный подъем свидетельствовал о преодолении кризиса домениальной системы, охватившего страны Западной Европы в конце XIV — начале XV в. Кризис заставил феодалов изменить формы и методы организации производства.

Феодалы отказывались от господской запашки (домена) и пе­реводили крестьян с барщины на оброк. Растущая продуктивность крестьянского хозяйства увеличивала объемы ренты и заставляла сеньоров обращаться к рынку для реализации избыточной массы, получая таким образом «прибыль». Получение последней превра­тилось в цель их хозяйственной деятельности, которая заключа­лась в переводе рентных платежей крестьян в денежную форму, личном освобождении крестьян и предоставлении им хозяйствен­ной правоспособности.

Повсеместно возникало землепользование в форме краткосроч­ной крестьянской аренды (издольщина, испольщина); в более раз­витых районах зарождалась капиталистическая аренда, или фермер­ство. Фермер арендовал большой участок земли, обрабатывал его с помощью наемной рабочей силы, выплачивая собственнику зем­ли ренту.

Личное освобождение крестьян, укрепление связи крестьян­ского и господского хозяйства с рынком ускорили разрушение об­щины. Уже с XV в. этот процесс интенсивно шел в Англии, уско­ренный развитием овцеводства и повышением спроса на шерсть на мировом рынке. Овцеводство развивалось на выделенных, или «огороженных», из общинного пользования землях, поэтому пе­реход от общинного к частному землевладению получил в Англии название «огораживание». В XVI—XVII вв. пахотные земли превра­щались в пастбища, с XVIII в. на огороженных землях организо­вывались крупные фермерские земледельческие хозяйства. К кон­цу XVIII в. в Англии не осталось крестьянского землепользова­ния и крестьянство как сословие исчезло.

Во Франции развитие агрикультуры и разложение общины шло медленнее, чем в Англии. С XVI в. произошло освобождение кре­стьян отличной зависимости; в XVI—XVII вв. сеньоры разделили сельскохозяйственные угодья, присвоив не менее трети их. В кон­це XVIII в. началось зарождение крупного фермерства. Однако со­хранялись феодальные повинности и платежи крестьян, общин­ные земли, чересполосица.

В Восточной Германии в начале XVIII в. наблюдалось усиле­ние крепостничества, связанное с желанием помещиков интенси­фицировать свое хозяйство.

В Западной Германии, находившейся под влиянием Франции, феодалы перевели крестьян на цензиву, исчезла барщина.

Важным следствием развития торговли стали изменения в про­мышленности. Ремесленные цехи уже не удовлетворяли растущие потребности рынка в товарах. Появляется новая форма организа­ции производства — мануфактура, которая в конце XVIII в. полу­чила распространение во многих странах Европы.

Мануфактура зародилась в городах-государствах Италии в XIV в. В этот период они переживали экономический расцвет. Организаторами предприятий становились купцы или богатые ре­месленники. Первой отраслью мануфактурного производства ста­ло сукноделие.

Мануфактура — капиталистическое предприятие, создаваемое частным капиталом для получения прибыли, применяющее наем­ный труд и работающее на национальный рынок. Купец вклады­вал свой капитал, нанимал рабочих, обеспечивал производство сырьем и материалами. В мануфактуре применялись те же орудия труда, что и в мастерской ремесленника, но рабочие выполняли лишь отдельные операции, т.е. использовалось разделение труда. Мануфактура была свободна от цеховых ограничений и регламен­тов, что способствовало развитию производства.

Существовали два основных типа мануфактур: централизован­ная и рассеянная.

Централизованная мануфактура — это промышленное предпри­ятие, созданное на базе крупных мастерских, принадлежавших цеховым мастерам. Наибольшее распространение она получила в отраслях, где технологический процесс предполагал совместный труд большого числа рабочих (горно-рудное, металлургическое, хлопчатобумажное производство и др.).

Рассеянная мануфактура создавалась купцом-предпринимате- лем, который размещал заказы на изготовление полуфабрикатов в мелких ремесленных мастерских, владельцы которых превраща­лись в своеобразных наемных работников. Изготовление готовой продукции осуществлялось в специально созданной мастерской под руководством самого купца. Этот тип мануфактуры получил наибольшее распространение в текстильном деле.

Первые мануфактуры были в основном раздаточными. Наи­большее распространение они получили в суконном производстве. Для него шерсть привозилась из Англии или из Испании, а по­том раздавалась ремесленникам, которые ее мыли, чесали, пряли пряжу и ткали ткань. Феодальные ремесленные цехи препятство­вали развитию мануфактур как нежелательных конкурентов, опи­раясь на свои монопольные права.

Цеховые привилегии долгое время сдерживали использование технических новшеств (ткацких станков, прядильных машин), появление новых товаров и технологий. В XVII—XVIII вв. ману­фактура успешно вытесняла ремесло в отраслях, обеспечивающих потребности внешнего и национального рынков. Ремесло сохра­нилось лишь в производствах, обслуживавших местный рынок.

Развитие мануфактуры было невозможно без государственной поддержки. Государство постепенно уничтожало внутренние тамо­женные барьеры между отдельными областями страны; способ­ствовало строительству дорог и каналов; устройству почтового сообщения, что ускоряло формирование внутреннего рынка и сти­мулировало развитие промышленности. Государственная политика способствовала созданию новых отраслей промышленности (шел­ковые, бумажные ткани, часы, зеркала и т.д.), предоставляя пред­принимателям налоговые льготы, монополии на сбыт товаров, денежные субсидии.

Доля промышленных изделий в общем объеме мировой тор­говли постоянно увеличивалась - ведущее место занимали англий­ские сукна и французские предметы роскоши (ковры, парфюме­рия, шелковые ткани).

Однако развитие мануфактурного капитализма не являлось непрерывным, постоянно растущим движением. В XVII—XVIII вв. мануфактурный капитализм неоднократно переживал экономичес­кие кризисы. Причины, порождавшие кризисы, действовали в основном через механизм складывавшегося мирового рынка, уча­стниками которого были страны и регионы, находившиеся на раз­личных стадиях социально-экономического развития. Мануфак­турное производство зависело от колебаний спроса на внешних рынках. В течение XVIII в. продукция отраслей промышленнос­ти, которые ориентировались только на внутренний рынок, вы­росла в 1,5 раза, а тех, которые работали на экспорт, — в 5,5 раза.

Многие хозяйственные диспропорции порождались различи­ем в темпах развития промышленности и рыночной инфраструк­туры, колебаниями в темпах роста промышленности и ее отдель­ных отраслей, несовершенством кредитной системы. Эти диспро­порции являлись источниками резкого колебания спроса и лежали в основе кризисов. На развитие кризисов воздействовали и вне­экономические факторы — войны, стихийные бедствия. В Англии в XVIII в. время кризисов и депрессий составило 34 года. Кризи­сы мануфактурного периода, как правило, охватывали экономи­ку отдельной страны, не оказывая серьезного влияния на другие страны.

Кризисы имели различные последствия для стран, стоявших на разных уровнях развития. В Англии они укрепляли позиции круп­ной буржуазии; во Франции создавали дополнительные препят­ствия развитию капитализма, но в то же время углубляли общий кризис феодального строя.

Экономические кризисы мануфактурного капитализма явля­лись одним из механизмов, определявших скорость, структуру, формы перехода к рынку на региональном и мировом уровнях. Кризисы XVII—XVIII вв. стали проявлением процесса развития «вширь» мануфактурного капитализма. В период первоначально­го накопления наивысших экономических результатов добились две страны — Голландия и Англия.

В этот период возникла новая политическая структура обще­ства — на смену феодальной раздробленности пришли централи­зованные государства в форме абсолютных монархий.

Централизованное государство — явление далеко не новое в истории. Такие государства существовали и раньше, в частности раннефеодальные империи. Но в отличие от раннефеодальных империй, единство которых имело военно-политический харак­тер, нарождающиеся национальные государства имели и экономи­ческую основу для объединения в лице формирующегося внутрен­него рынка, который связывал воедино отдельные районы стра­ны торговыми связями.

Значительную роль в образовании централизованных госу­дарств сыграла торговая и ссудная буржуазия. Заинтересованная в крепкой, стабильной центральной власти на всей территории страны, единой системе налогов, отмене внутренних таможенных пошлин, она поддерживала верховного правителя, который мог это обеспечить. В свою очередь, король испытывал постоянную потребность в деньгах для содержания наемной армии и управ­ленческого аппарата, ведения внешних войн и войн против непо­корных феодалов. Наиболее надежным источником пополнения королевской казны становилась торговая и ссудная буржуазия, которая исправно платила налоги, предоставляла королю займы и приобретала откупы, т.е. купец мог откупить у короля право сбора налогов на определенной территории, внося предваритель­но всю сумму налогов из своих средств, откупить право на про­мыслы, являющиеся государственной привилегией, и т.д. Давая королю деньги, купцы приобретали, в свою очередь, определен­ные права, привилегии, льготы в своих торговых операциях.

С укреплением централизованных государств постепенно ме­нялись приоритеты: интересы феодов, городов уступают место общегосударственным интересам, и, в частности, вместо торговой политики отдельных городов возникает торговая политика госу­дарства. Это была политика протекционизма, т.е. политика покро­вительства отечественным купцам в их борьбе против иностран­ных конкурентов. Так, например, в эпоху первоначального накоп­ления лидеры европейской торговли — Генуя, Венеция, Антверпен и Амстердам были еще типичными торговыми городами. Но при­шедший на смену Амстердаму в XVII в. Лондон был уже предста­вителем всей Англии.

Центры европейской внешней торговли перемещаются на Ат­лантическое побережье, в Нидерланды, которые постепенно вы­тесняют ганзейскую торговлю из североевропейского региона. Од­ной из причин падения Ганзы была «моровая язва» (чума), пора­зившая Германию во второй половине XIV в. В результате с середины XV в. Нидерланды становятся главным поставщиком хлеба, леса и других сельскохозяйственных товаров из Северной и Центральной Европы в страны Южной Европы. Поскольку к этому времени морской путь, связывающий север и юг Европы, стал превалировать над сухопутным, центр торговли в Нидерлан­дах перемещается из Брюгге в Антверпен. Мощным фактором подъема Антверпена послужила торговля португальскими колони­альными товарами.

Вскоре стал действовать и второй фактор: началось освоение Испанией Америки, а поскольку Нидерланды входили в состав империи испанских Габсбургов, блага, которые приносили связи Испании с Америкой, распространялись на Нидерланды. Отчас­ти здесь повторяется история Венеции, воспользовавшейся визан­тийской торговлей для проникновения на Восток. Нидерландские купцы все больше налаживали связь с Америкой под эгидой Ис­пании. Кстати, потом, окрепнув, Нидерланды, так же как в свое время Венеция по отношению к Византии, стали в конце XVI в. бороться за независимость от Испании. С этого начинается сле­дующий период — период возвышения Амстердама. А пока, в пер­вой половине XVI в., Антверпен становится лидером европейской внешней торговли. Наивысший подъем Антверпена пришелся на 1535—1557 гг. Город насчитывал тогда около 100 тыс. жителей, расцвет торговли повлек за собой промышленную активность и расцвет культуры. Наемный труд начал брать верх над трудом ре­месленников. В старых отраслях мастера получили право нанимать до 22 работников, в новых отраслях появляются мануфактуры (ра­финадные, масловаренные, красильные и т.д.). Антверпен стано­вится центром кредитной деятельности.

Восстание Нидерландов против испанского господства, про­должавшееся с 1572 по 1609 г., закончилось отделением от Испа­нии северных нидерландских провинций. Это была первая бур­жуазная революция в Европе, установившая в северной части Нидерландов (Голландия) республиканское правление. Голландия становится центром объединения протестантской Европы против могущественных католических монархов. Принимая протестант­ских эмигрантов из других стран, Голландия получала умелых ремесленников и купцов. Война с Испанией была одним из фак­торов переноса торгового центра Нидерландов из разоренного испанцами Антверпена в Амстердам. Одним из условий капиту­ляции Антверпена перед испанцами было право жителей города покинуть его вместе со своим имуществом. Поэтому антверпен­ские купцы, перебравшиеся в Голландию, принесли с собой ка­ питалы, свое умение и торговые связи. Это послужило одной из причин быстрого развития Амстердама. Половина вкладов Ам­стердамского банка, созданного в 1609 г., поступила из Южных Нидерландов. В это время Амстердам, ставший преемником ита­льянских городов и Антверпена, сделался главным торговым цен­тром Европы. Средневековая двухполюсная система Юг—Север, прекратила свое существование. В начале XVII в. голландские корабли уже начали проникать в Средиземное море. Голландия стала усиливать там свое влияние. Кроме того, Нидерланды, от­теснив Ганзу, держали под контролем торговлю Северной Евро­пы. Успех Голландии был основан на том, что она связывала се­вер и юг Европы.

Развитие торговли стимулировало подъем сельского хозяйства и промышленности в Голландии, которая раньше значительно отставала от Южных Нидерландов. Голландия в значительной мере отказалась от традиционных видов сельскохозяйственного производства, все больше импортировала хлеб и продукты живот­новодства. В то же время земледелие здесь стало ориентироваться на культуры, приносящие наибольший рыночный доход: лен, ко­ноплю, рапс, хмель, табак, красящие растения — пастель и маре­ну. Это было связано с развитием в промышленности Голландии такой отрасли, как конечная обработка и крашение суровых су­кон, поставлявшихся в основном из Англии. Торговый Амстер­дам стимулировал развитие не только своей промышленности, но и промышленности других голландских городов. Так, текстильная промышленность развивалась в Лейдене и Харлеме, судостроение — в Саардаме и Роттердаме. Активно развивается рыбный промысел, голландская сельдь поставлялась во все страны Европы.

Гордостью Голландии стал флот, равный европейским флотам, вместе взятым. Голландский флот обслуживал не только своих, но и иностранных купцов, лидируя в иностранных перевозках. Кро­ме того, голландские корабли были предметом экспорта.

Амстердам являлся последним торговым городом после Генуи, Венеции и Антверпена, который представлял собственные инте­ресы, а не интересы нации и страны в целом. Государство в Гол­ландии было достаточно слабым и не вмешивалось в торговые дела амстердамского купечества. Скорее наоборот, последнее оказывало влияние и определяло политику государства. Так, например, обыч­но нейтральная Голландия вмешалась в войну Дании и Швеции, которая мешала голландской торговле с Балтикой, но в то же вре­ мя амстердамское купечество блокировало желание правителей Голландии вернуть Южные Нидерланды.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 141; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ