Любопытно, что господин Уоллес вдруг снова посетил Гандантэгчинлен. Из уважения к буддизму или хотел увериться в том, что монастырь функционирует постоянно – сейчас неизвестно



Потом он останавливался в Читинской области и познакомился с местным скотоводством. А скотоводы там были, в основном, буряты. Его, как агронома, очень заинтересовало разведение породистых коней и коров. Понравился американцам и женский духовой оркестр бурятской художественной самодеятельности.

Уоллес писал Рузвельту: “ Во Внешней Монголии наблюдались в достаточной мере верный прогресс, военная готовность и национальные идеи. Хотя, несомненно, присутствуют большие советские влияния, но в руках способных монголов находятся политический и административный контроль. Не очень распространены мысли о легком восстановлении китайского влияния в этой стране. Но, возможно, после войны здесь будет развернута агитация в целях воссоединении с Внутренней Монголией”.

По пути домой, 9 июля в Сиэтле, вице-президент Генри Уоллес обратился по радио к американскому народу. Он говорил и о нашей стране, как совершившей огромные перемены за 20 лет. И далее подчеркнул важность дружбы с отдаленными странами.

Окончательно был предрешен великими державами статус МНР на Ялтинской конференции в феврале 1945. Тогда при обсуждении проблем Дальнего Востока Сталин выдвинул вопрос признания независимости МНР как одно из главных условий участия СССР в войне против Японии. Конечно, воспротивился бы к этому Чан Кайши, на которого в тот момент имели большее влияние США. Усердствовали и советская и американская дипломатия, чтобы смягчить его жесткий настрой.

Тогда американская дипломатия опиралась на позицию, формированию которой очень помогали сведения и разработки Уоллеса. Он дал понять и США, и Западу, и вообще миру, что Внешняя Монголия – де-факто суверенное государство.

Как и предупреждал Уоллес, действительно, руководство МНР еще чаще стало предъявлять претензии к Внутренней Монголии. Ведь в 1911 году монголы стремились создать единое ханство, а не так чтобы сначала ара-монголы, то есть коренные жители Внешней Монголии, организовали собственное государство, а потом из других монгольских районов посыпались на Богдо-хана волеизъявления воссоединиться, как указывает советская историография.

На самом деле инициативнее и энергичнее были даже увур-монголы, то есть коренные жители Внутренней Монголии.

Монголы не мыслили начертаниями великих держав, для них священной целью было национально-политическое объединение. И поэтому воссоединение Внутренней Монголии (и других монгольских земель, например, части Синьцзяна) с МНР Х.Чойбалсан считал естественным, а не сверхъестественным, как великие державы. Он перестал говорить о вхождении ТНР в СССР, которую считал краем МНР, рассчитывая заполучить Внутреннюю Монголию, к тому же советская сторона не раз намекала на то, что это является возможным и желательным.

Во время Ялтинской конференции Сталин говорил приближенным, что здесь он не вымолвит ни слова о возможном воссоединении Внутренней Монголии с МНР – «не стоит обижать Мао, Внутренняя Монголия и Китай – части одного революционного механизма».

Если ныне монголы Монголии безмерно благодарны Сталину за ультиматум по вопросу о статусе МНР, то националистически настроенные монголы Внутренней Монголии – напротив: проклинают конференцию, прозвав её расчленившей монгольский народ.

Октября 1945 года Чан Кайши, по требованиям союзников, на совместном заседании партии и армии заявил: “На основе революционных принципов Гоминьдана мы юридически признаем независимую Внешнюю Монголию и будем поддерживать с ней дружественные отношения”. Но после признания МНР режима Мао Чан Кайши отказался от признания суверенитета и объявил Монголию провинцией Китайской Республики, то есть Тайваня. И США следовали тому вплоть до 1961 года – до момента вступления МНР в ООН.

Советы стали подтолкивать МНР к южному соседу, добиваясь лишения Монголии пограничных войск, некоторого трехязычия в разных делах, допущения в страну многих тысяч китайских рабочих и даже спонсируя помощь КНР Монголии.

Независимо от намерений иностранных государств монголы имеют право решать свою судьбу сами, как декларировали центральные и южные монголы в 1911 году. Но в вопросе независимости Монголии фактор России и СССР был решающим, хотя позиция северного соседа не отличалась устойчивостью.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 102;