Маршал придавал визиту Уоллеса весомое значение, полагая, что на самом деле эта делегация – посланцы не только Америки, но и всего капиталистического мира



ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ США УОЛЛЕС И НЕЗАВИСИМОСТЬ МОНГОЛИИ

Вице-президент США Генри Уоллес и секретарь ЦК МНРП Д.Дамба во время исторического визита американской делегации в МНР в июле 1944 года.

Автор:Ч.Мунхбаяр

Он первым из западных политиков посетил МНР – молодую страну с неустойчивым международным статусом, а позже на родине был заподозрен в шпионаже в пользу СССР. Историю этого визита и народные байки о нём рассказал АРД монгольский журналист Ч.Мунхбаяр.

Во время второй мировой войны вопрос суверенитета МНР был совсем неясным.

Запад с расистской пренебрежительностью не делал различий между маньчжурским государством Чин и страной китайцев Чина. И китайцы постарались, внушая заморским пришельцам свое, что если какое-нибудь государство завоюет Китай, то это значит, что таких государств и в помине нет – вместо них были и есть только исконно китайские земли. Это осложняло понимание монгольского вопроса.

К тому же позиции СССР были противоречивыми. Заверил МНР и ТНР в том, что они самые самостоятельные республики – мы вас признаем на подобающем уровне, только западные империалисты не хотят делать того же. А китайцам дали понять, что Внешняя Монголия (значит и Тува) является бесспорной частью дружественного Китая, только это несколько особая территория, и поэтому мы там проводим антифеодалистские и антинационалистические меры, отвечающие нашим общим революционным целям.

В глубине души Сталин стремился присоединить к СССР не только ТНР и МНР, но даже и Китай. Однако в связи с уменьшением или ростом этого аппетита Советы заявили, что “Монголия является частью Китая”, с оговоркой или без.

Хотя Советский Союз на мировой арене никогда не декларировал МНР, как субъект международного права, Запад догадывался, что вопрос о независимости Монголии рано или поздно выдвинется Советами, ибо им необходима демонстрация международности большевизма и буферные государства. Ведь буферные территории, приобретенные после пакта Молотова – Риббентропа, можно сказать, спасли СССР от крушения.

В 1943 году, перед Тегеранской конференцией в Каире встретились Рузвельт, Черчилль и Чан Кайши. Вождь гоминьдановцев обрисовал участникам этой встречи территорию будущего Китая, конечно, включая в неё МНР и ТНР. Но лидеры США и Великобритании отказались признать такой контур и предпочли ограничиться только оккупированными Японией зонами, что и нашло отражение в Каирской декларации.

Франклин Рузвельт и Генри Уоллес.

Мая 1944 года президент США Ф.Рузвельт сделал заявление о турне вице-президента Генри Уоллеса. Он говорил, что мистера Уоллеса будут сопровождать глава отдела Госдепартамента Джон Картер, замдиректора офиса военной информации О.Латтимор. Рузвельт подчеркнул, что вице-президент соберет для Америки правдивую информацию о Восточной Азии и посетит те страны, где сам президент мечтает пребывать.

Уоллес позже в своих мемуарах вспоминал, что одной из главных целей его путешествия было изучение вопроса о независимости Внешней Монголии. Его миссия была для Монголии как бы рабочая группа, представлявшая весь мир.

Генри Эгард Уоллес (1888-1968) – совсем нестандартный политик, он работал министром сельского хозяйства в 1933-40 годах, и вице-президентом в 1941-45 годах. Его отец в 1921-24 годах тоже работал министром сельского хозяйства.

Будучи глубоко верующим христианином, Г.Уоллес, тем не менее, симпатизировал буддизму. Его тянул к себе Восток. Ещё в 20-е годы он познакомился с Рерихом, увлекся его философией, назвал русского художника и исследователя своим гуру, поддержал его экспедицию, как мог. Наверняка они не раз беседовали и о Монголии – оба стояли на позиции сохранения самобытной культуры и религиозных традиций азиатских народов, а Рерих разработал для монголов идею о слиянии марксизма и буддизма.

Ге́нри Э́гард Уо́ллес, 20 января194120 января1945, 33-йвице-президент США. В 1933—1940 министр сельского хозяйства, в 1941—1945 вице-президент США в правительстве Ф. Рузвельта. Сторонник рузвельтовского курса во внутренней и внешней политике. В 1945—1946 — министр торговли.

Уоллес горячо поддержал и лоббировал пакт Рериха и немало воздействовал на то, чтобы, наконец, в 1935 году этот пакт был подписан в Вашингтоне, в Белом доме, странами Американского континента в присутствии Ф.Рузвельта. Прогрессивный пакт объединял заинтересованные в защите художественные и научные учреждения и исторические памятники.

Уоллес был не только защитником культуры азиатских народов, но и приверженцем политической свободы их, особенно малых народов, и имел определенное влияние по этому вопросу на президента Ф.Рузвельта. Потому у него и до приезда в Монголию было достаточное представление и намерение по отношению к нашей стране.

Американская делегация прибыл по трассе Алсиб (Аляска-Сибирь) и работала на Чукотке, в Магаданской области, Якутии, Казахстане и в Узбекистане, оценивая платежеспособность Советов, наблюдая за транспортировкой и распределением товаров по ленд-лизу. Она познакомилась с реалиями общества, обмениваясь мнениями с должностными лицами и с обычными трудящимся.В свою очередь повлиял на вице-президента востоковед Оуэн Латтимор. Он испытывал большие симпатии к монгольскому миру и был сторонником независимости Монголии, контактировал с разными монгольскими деятелями национализма и патриотами.

Они посещали и лагеря ГУЛАГа, где повсеместно сотрудники НКВД устраивали для них беспрецедентный спектакль – например, вместо узников трудились надсмотрщики и их жены, а командовал ими политзаключенный, все были очень довольны тем, что водили за нос янки. Но Уоллес все знал и оценил правильно, что нашло отражение в рассказе В.Шаламова “Иван Федорович”.

По трассе Z (Сары-Озек - Ланьчжоу) делегация въехала в Китай. Уоллес обсудил с чанкайшистами вопросы о недопущении гражданской войны, о мобилизации дополнительных местных ресурсов против Японии, и о советско-гоминьдановских отношениях.

Июля вице-президент США и сопровождающие его лица приземлились в Улан-Баторе. Впервые должностное лицо такого уровня посетило самопровозглашенную Монголию. С 1911 года сюда пока ни разу не пожаловал даже какой-нибудь иностранный министр. И факт прибытия Уоллеса выглядел в глазах монголов как некая акция международного признания.

Позже об этом визите заместитель Госсекретаря Дж.Грю в своем отчете заметил , что было совсем неясно, к кому обращаться по визовым вопросам, чтобы посетить МНР. Наконец, они пересекли границу без виз.

На аэродроме американцев встретил маршал Х.Чойбалсан собственной персоной. Хотя он и был послушным исполнителем Сталина, в вопросах независимости страны и объединения всех монголов в одно государство он проявил собственный интерес и иногда даже осторожную самостоятельность. К примеру, тувинского генсека С.Тока он уговаривал вернуться в лоно родной Монголии – иногда даже устраивая дебоши и пуская в ход кулаки или саблю. Вообще держал того в напряжении в вопросе воссоединения.

Маршал придавал визиту Уоллеса весомое значение, полагая, что на самом деле эта делегация – посланцы не только Америки, но и всего капиталистического мира.

К их приезду здесь приготовились не менее тщательно, чем сотрудники НКВД на Колыме. Монгольского посла в СССР Ж.Самбуу представили как мэра Улан-Батора, первого секретаря ЦК партии Д.Дамба – как старшину обслуживающего персонала, выдающегося лингвиста Б.Ринчина – как обычного переводчика. Завотделами монгольского “НКВД” превратились в секьюрити с автоматами.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 128;