Здесь, в лагере Тимур-Хада, к Экспедиции присоединились китайские ботаники из Нанкина – д-р Ю.Л.Кенг и Янг



Вокруг опять клубились тревожные события. Из Америки приходили вести о распространившейся клевете. Л.Хорш и Г.Уоллес уже начали свою разрушительную работу, потому в прессу была запущена информация из клеветнических писем Х.Макмиллана. Слухи о «политических амбициях Н.К.Рериха и его связях с атаманом Семеновым» получили в США достаточный резонанс. Инсинуации были настолько очевидны, что китайская пресса, перепечатывая некоторые американские статьи, благоразумно пропускала клеветнические пассажи. С неизменной выдержкой Н.К.Рерих снова и снова писал в Департамент земледелия о непричастности членов Экспедиции к политическим интригам [35]. Работа по сбору семян и гербариев продолжалась.

В двадцатых числах августа Департамент земледелия США начал настаивать на перемещении Экспедиции в Синин близ озера Куку-нор. Для этого требовалось пересечь Ордос и Алашань, горный хребет Нань-шаня. Даже по лучшим расчетам путь в Синин занял бы две недели. Необходимо было время на оформление специальных разрешений, так как паспорта членов Экспедиции были действительны только для провинций Чахар и Суй-юань. А в середине сентября в высокогорном районе Куку-нора, где жизненный цикл растений намного короче, сбор семян был бы уже невозможен. Кроме того, обстановка в провинции Куку-нор и на дорогах, ведущих в глубь страны, была тревожная. Газеты писали о разбойничьих бандах к западу от Баотоу, передовые группы бандитов были перехвачены в 30 милях от Батухалки [36]. Н.К.Рерих счел нецелесообразным предлагаемый маршрут, о чем и сообщил в Департамент. В сентябре второй полевой сезон был закончен. Автономное монгольское правительство снабдило отбывающую в Пекин Экспедицию двумя грузовиками [37], чтобы доставить оборудование до ближайшей станции железной дороги – Гуй-Хуа (Коко-хото). 7 сентября 1935 г. Рерихи прибыли в Пекин, где собранные коллекции были рассортированы, упакованы, подготовлены к отправке. 20 сентября вместе с собранными материалами переместились в Шанхай. Из Шанхая гербарии и семена отправились в Штаты, отец и сын Рерихи – в Наггар.

Первоначально планировалось также провести научные изыскания в засушливых районах гималайских высокогорий, и сборы были продолжены в Лахуле, в долине р. Спити на высоте 13 000 футов над уровнем моря. Но еще осенью 1935 г. Министерство телеграфировало об окончании работ и прекращении финансирования – в Америке начали разворачиваться неблаговидные события вокруг Музея Николая Рериха. Научные отчеты, посланные Н.К.Рерихом в США, так и не были опубликованы – в интересах Г.Уоллеса, замешанного в кампании дискредитации имени великого художника и ученого.

Мост культур

Так закончились ботанические изыскания Экспедиции. Но помимо составления гербариев и сбора семян засухоустойчивых растений у руководителя Экспедиции были и иные научные задачи. В пустынях Азии Н.К.Рерих вновь исследовал историко-культурные пути человечества. Велись археологические раскопки и этнологические наблюдения, которые в сочетании с энциклопедическими знаниями Н.К.Рериха давали богатейший материал для размышлений об истории и философии мировой культуры.

И на маршруте Экспедиции с новой силой зазвучал его призыв к Культуре. Здесь, в Монголии, были написаны очерки, составившие впоследствии первый том «Листов дневника» – труд, в котором представлен широкий спектр духовно-нравственных, философских и культурологических проблем с привлечением обширного исторического материала. В пустынях Азии, где в преддверии второй мировой войны перекраивалась политическая карта этого региона, отточенная и светоносная мысль Н.К.Рериха каждый день облетала Землю. На картоне возникали пейзажи Монголии, на писчей бумаге – литературные «портреты» отдаленных мест России, Европы, Америки.

Из Монголии мысль Н.К.Рериха устремлялась в далекую Америку, где слагались вехи первого в истории человечества международного документа в защиту культурных ценностей – Пакта Рериха. «Из далекой пустыни желаем и президенту Рузвельту, и всем представителям стран, подписавшим акт 15 апреля, чтобы их высокая строительная работа протекала в радостном сознании великого творчества на процветание народов» [38].

Вновь наблюдая пути культуры Запада и Востока на маршруте Экспедиции, Н.К.Рерих не уставал восхищаться той грандиозной картиной «великого переселения искусства», которая представала перед ним.

«Запад действительно многое самое ценное воспринял от Востока. И религии, и философии, и многие другие ценнейшие нахождения по справедливости должны быть отнесены именно к Востоку, к Азии» [39].

Здесь же, в пустынях Монголии, путеводной звездой для русского художника была не только великая Тайна азиатских просторов, легендарная страна духа Шамбала, но и образ Родины. Россия появлялась на страницах его дневника не реже, чем окружающая реальность Китая и Монголии.

Наиболее яркие и проникновенные очерки о России в «Листах дневника» посвящены ее духовным светочам, и прежде всего – Преподобному Сергию Радонежскому. Здесь, в Монголии, Преподобный освящал пути мысли руководителя Экспедиции.

Н.К.Рерих подчеркивал всемирное и даже пространственное значение Облика Сергия Радонежского. К руководителю Экспедиции и руководителю движения в защиту Культуры стекались вести со всего света. «Итак, пошлем всем содружествам мысли о преуспеянии и еще раз порадуемся, что само пространство, насыщаемое радиоволнами, звенит во благо Имени Преподобного Сергия» [40].

Слова великого сына России, произнесенные в 1935 году в Пекине, перекликаются с современными концепциями бытия культуры в пространстве, с ноосферной концепцией Вернадского, расширенной научными трудами второй половины века.

Разнородность действующих в географическом пространстве планеты интеллектуальных и духовных сил создает внутреннюю неоднородность ноосферы. Одни территории богаты многовековыми накоплениями, культурным наследием, другие – современными событиями, изменяющими энергоинформационное пространство планеты или региона. Так или иначе, ноосфера имеет сложную, «узловатую», структуру. Особую роль в создании таких жизненно важных узлов ноосферы играют личности святых и великих творцов.

Наверное, поэтому в степях Монголии Н.К.Рерих с особой трепетной теплотой вспоминал своих великих и известных соотечественников, очерчивая значимость их творчества не только для русской, но и для мировой культуры.

* * *

Значение Маньчжурской экспедиция Н.К.Рериха, очевидно, будет понято вполне лишь грядущими поколениями. Эволюционная роль Центрально-Азиатской экспедиции – создание качественно нового энергетического пространства на просторах Азии – в какой-то мере присуща и маньчжурско-монгольскому маршруту 1934–1935 гг.

Но есть у этой Экспедиции и своя особенность – на территории Маньчжурии и Монголии Н.К.Рерихом мыслилось будущее процветание пустынь и создавался Мост культур. В Центральной Азии он размышлял об общих корнях культур Европы и Азии и рассматривал прошлое с точки зрения будущего. Теперь же его размышления были обращены и на современность. Мысль великого философа целила язвы настоящего, соединяла великое прошлое с великим будущим, Восток с Западом. На пространстве Монголии мыслью Н.К.Рериха закладывались магниты великого объединения человечества.

И еще один важный момент, о котором следует помнить именно сейчас, обращаясь к полной драматизма истории Маньчжурской экспедиции. Именно в этой Экспедиции имя Рериха было окружено самой немыслимой клеветой. Возможно, непреднамеренной – просто сознание американского ботаника Ховарда Макмиллана оказалось слишком мало, чтобы вместить и правильно понять действия своего великого русского современника. Таких спутников, не вместивших великое, пусть и благожелательно настроенных к Н.К.Рериху, было много на его жизненном пути. Сейчас пришло время опубликования их дневников, ценных и не очень, а также тех, в которых, в меру понимания авторов, искажается Светлый Облик. Читая их, можно только удивляться несоответствию этих воспоминаний тому Облику, который предстает перед потомками в сиянии великолепных живописных полотен, в мудрости отточенных и вечных фраз, написанных его рукой. Так же, как противоречат друг другу письма американского ботаника и страницы «Листов дневника», где узкой политической озабоченности клеветнических писем достойно противостоит философско-культурологический всемирный размах мысли русского художника. Творчество Н.К.Рериха – тот камертон, по которому выверяется чистота или фальшь воспоминаний о нем.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 144; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!