Заключительное слово. Итоги этой книги. 8 страница



Гашиш заставляет переживать созданные человеком образы. Там нет картин природы, но есть то, что люди нарисовали. Причём из того, что вообще нигде не существует. Сплошной сюрреализм.

Я теперь стал врубаться в крутость симулякров (то, что есть в изображении, но нет в реальности). Это реально круто и кайфово. Вот почему этим занимаются философы. Неужто они торчки? Или у них это от природы? Может, я не пробовал, поэтому и не понял? Но философы-модернисты молодцы. Может, это они придали такое ощущение гашишу?

Я понял суть симулякра. Если что-то существует в изображении, но нет в реальности, то… ИЗОБРАЖЕНИЕ БОЛЕЕ РЕАЛЬНО, ЧЕМ РЕАЛЬНОСТЬ.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЕСТЬ, РЕАЛЬНОСТИ НЕТ.

Наше сознание – это изображение реальности и самих себя. Мы плодим новые изображения и навязываем их реальности. Дома, компьютер, одежда. Этого в реальности никогда не было, и никогда не возникло бы, но мы это вводим. Само это не появится. Наше произведение – это не продукт реальности, а продукт нашего сознания. Продукт изображения.

Сознание – это изображение. Гениально! Я раньше об этом не думал, а теперь я вижу. Я вижу, что то, чего я называл сознанием, является изображением. И я даже не знаю, что на это изображение влияет. Можно подумать, тело, организм. Но нет, Фрейд обнаружил ещё невидимые структуры сознания. Эти структуры сознания нам не видны. Они не материальны, они тоже сознание. И вот это бессознательное влияет на тебя мощно. Оно содержит символы. Ты всё забыл, а оно помнит. Юнговское коллективное бессознательное содержит символы разных эпох и людей. Юнговское бессознательное – это тоже нематериальный объект. Объект духовный, но невидимый в нашем сознании-изображении. Это какой-то другой орган души. Душа объединяет в себе органы. И в ней тоже есть голова. Это типа мы. А может, души всё-таки распределяются по телам? Тут и становится понятным Юнгианское бессознательное. Юнг жил в таинственном, волшебном мире. У него были галлюцинации. И совпадения совершенно невероятные. Он даже ввёл принцип синхронии, чтобы их объяснить. Так, не объяснил, а просто себя успокоил.

Сатана – это орган моей души. Я принял решение и создал в душе новый орган.

Такой радостный сливочный вкус! И так долго!

Желудок высасывает вещества. Сначала пережёвывает, поливает кислотой пищу. Потом останавливается, и высасывает питательные вещества. Сколько надо высосет, остальное дальше отдаст. Высасывать надо либо всё, либо отдавать дальше, если организм сыт. Там ведь химическая регуляция. Нервы управляют химией. Чего надо больше, чего надо меньше. Там… тестируют.

Паук сидит и трансформирует свои органы. Один за другим. Внимательно. Трансформирует.

Так вот, желудок пережёвывает, поливает кислотой. Останавливается. Высасывает. Опять пережёвывает, поливает кислотой. Останавливается, высасывает. Потом опять пережёвывает… как стиральная машина.

Питательные вещества выбрасываются в кровь, и их берёт, кто надо. Кто поработал, или ранен, тот и берёт. Мозг и сердце всегда берут. Вот он, принцип коммунизма. Любому позволяется, сколько угодно, но он не берёт лишнее. Берут лишнее, когда чего-то дефицит, чтобы сделать запасы. А в коммунистическом обществе можно хорошо организоваться, и поставки вещей будут регулярными. И никому не захочется запасаться, никто не будет брать лишнего.

Лозунг коммунизма должен быть не «каждому по потребностям», а «никто не возьмёт лишнего». Вот это идеал коммунизма. Жить так хорошо, что лишнего не надо. Но как этот идеал высказать? Нынче люди такое не понимают. Поймут совсем другое. Что их ограничить хотят. А на самом деле, их хотят так насытить, чтобы те сами себя начали ограничивать. Сытость – самый лучший ограничитель потребностей.

Только голодный может жрать немеренно. Только неудовлетворённый будет нескончаемо приобретать. Сытым это незачем. Сытые знают много развлечений, в том числе и работу. Они думают об этом. А уж о чём о чём, а к еде и приобретениям у них интереса мало. Ведь как можно отвлечь человека от его любимого дела! Вы сами подумайте! У вас есть любимое дело? Или было? Вы вообще знаете, что это такое? Можете ли вы сейчас заниматься вашим любимым делом? Вам дают эту возможность? Нет! Вас пристыдили, типа ваше любимое дело никому не нужно. Дело почтальона не нужно для производства продуктов. А дело фермера не нужно, потому что все сыты. Я не шучу, так и есть! Вы занимаетесь только нелюбимым делом. Вы навязываете людям вещи, которые им не нужны. У нас не экономика удовлетворения потребностей, а экономика навязывания. Это опять рабство. Тебе не дают то, что ты хочешь, тебе навязывают. Тебе навязывают вещи, которых ты не хочешь. Тебе навязывают дела, которых ты не хочешь.

Первый раб – это тот, который отказался от любимого дела из-за уговоров другого человека. Первый раб – это тот, который стал делать, что ему не хочется за награду. Или за защиту от уничтожения. Ведь жители захваченного государства должны быть уничтожены. А те, которые хотят жить, должны выполнять услуги. Рабы в античное время – это приговорённые к смерти пленные.

Местные жители пришли послушать сказки растамана, но они были против ганжи. Растаману пришлось скрываться, ведь ему надо покурить, чтобы сказки рассказывать. А зрители весёлые, милые и пушистые. Просто, ганжа для них – это что-то плохое, что родители не разрешают. Послушные до смерти.

Оно происходит само по себе, но кажется, что кто-то делает это специально.

Одно дело, когда ты голоден и не знаешь, где достать еду. А другое дело ты голоден, потому что было лень за едой сходить.

Производители кино свободные люди, они много чего себе позволяют. И с ними приходится считаться, они тоже имеют долю власти. Но с ними можно договариваться, чтобы они пропагандировали нужную идеологию. Хорошо, этот фронт закрыт.

Начни думать сам, и ты разгонишься, привыкнешь. Надо только начать думать и приобрести некоторый экспириенс. Но! Ха-Ха! Есть важный момент! Чем больше ты себе позволяешь думать, тем выше уровень. Если ты случайно попадёшь на высокий уровень, то глаза пойдут в кучу. Но, попрактикуйся немного, и вскоре это станет нормой для тебя. Ты отупеешь, когда тебя контузит, или испытаешь жуткое страдание.

Да, многие люди (рабы) живут на низких уровнях. Они мало чего понимают. А чего тут остаётся? Не подыхать же им с голоду? Начинаешь ими руководить: сделай то, принеси это. Они дело делают, получилась слаженная организация. И сами себе добывают на пропитание. Надо же! Промышленники на самом деле благожелатели. Рабочие сами по себе умерли бы с голоду, потому что ничего не умеют. А промышленники их организовывают и позволяют им самим зарабатывать. Только промышленники что-то с них большие деньги стригут. Не так ли всё красиво? Ведь промышленники не дают рабочим стать свободными. Искать их трудно, производство должно быть непрерывным. Чего только не сделаешь ради их послушания.

Чтобы рабочий стал свободным и начал хорошо соображать, надо, чтобы он был сытым и не беспокоился. Человек беспокоится и сам начинает бояться своих мыслей. Начинает сам себя ограничивать, потому что всего боится. Так вот, нельзя допускать, чтобы рабочий стал свободным, его надо постоянно беспокоить. Чтобы было трудно с едой, одеждой, жильём. Войну, кстати, полезно устраивать. Вмиг становятся нервными.

В школах режиссёрского мастерства обучают, как лучше привлечь зрителя. По крайней мере, они должны этому обучать. В разные эпохи использовались разные приёмы. Некоторые делали ставку на что-то, и проигрывали. Их произведения хранились в музеях, но не приобретали популярности. А у кого-то хорошо получалось. И они передавали друг другу секреты мастерства. Символы, сексуальность, ритмы – это всё для того, чтобы привлечь. Искусство? Не знаю, наверное. Это привлекает.

Да, искусство – это то, что привлекает. Видимо, это даёт особенное кайфовое чувство. Для каждого своё. Это стремятся купить задорого. Очень привлекательно, доставляет удовольствие. Доставляет.

Мы сами можем участвовать в химической регуляции организма. Просто, забыли. Это всего лишь неприятные ощущения, когда какие-то вещества изменили своё количество неприятным образом. Ты это чувствуешь и можешь нащупать регулировку. Сделать, как считаешь нужным. Хотя там можно делать алгоритмично и забыть про это (оставить работу бессознательному). Но алгоритм иногда тупит. И если хочешь лучше, полезно следить по ситуации и делать более качественные алгоритмы. Алгоритмы управления химическими балансами организма.

Нет, меня волнует именно обстановка пресыщенности. Только это меня привлекает. Только такие люди меня вдохновляют. Пресыщенные. Они пресыщенные, поэтому бесстрашные. Они реально свободны. С моей точки зрения.

Всегда говори, что это твоя точка зрения, чтобы напомнить, что с твоим мнением не надо считаться.

Пресыщенный человек сильно отличается от того, кто живёт под угрозой лишений. Даже если последний хорошо живёт, всё равно угроза его сильно меняет, воспитывает. Пресыщенному человеку не понять лёгкий испуг, когда видишь цены в меню.

Наркотик может лечить, потому что вводит тебя в другое состояние. Если в обычном состоянии решить проблемы не получается, попробуй решить их в другом состоянии. Всё просто. Только подбери такой, от которых не будет страшных последствий.

Наркотик легко распространять. Наркоман его любит, и с удовольствием делится ощущениями, или даже наркотиком с любимыми.

Просто хочется понять её, как она думает. Все эти странные приёмы, которые работают на женщинах – это не понятно, это не хочется принимать. Кажется, что женщины ужасны. Как хотелось бы понять, почему они так поступают? Как они мыслят. Ведь они добрые создания, хоть и кажутся злыми и ужасными. Понять женщину мечта мужчины.

Я кое-что решил от тебя скрыть. Я просто хочу быть плохим, деградировать. Я это уже забыл. Какая-то полезная штучка не достанется никому, даже мне.

Я сам не позволю себе стать таким, каким я хочу. Это и будет свобода. Или это будет рабство? Что бы это ни было, но оно пользуется лозунгами свободы.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Только пресыщенность меня вдохновляет.

Пресыщенность – это супер! Пресыщенность, йе!

Я всё это писал, потому что я люблю пресыщенность и мне приятно писать эти слова. Я получил отличное удовольствие от написания этих слов. Пресыщенность мне не надоела. Я не насытился пресыщенностью.

Первая книжка бесплатная. Куда деваться, надо же приобретать авторскую известность, чтобы создать спрос.

Чувствую себя ДОЛЖНЫМ выкурить ещё. Это всё моё трёхчасовое воздержание виновато. Оно плохо на меня сказывается.

А объяснять людям надо, они же тогда не поймут. Зачем ты говоришь? Думаешь, что ты так прекрасен, что на тебя смотрят, даже когда ты говоришь ерунду? Если тебя поймут, зацепятся за смысл, ты уже становишься более интересным. Так то, пиши понятнее, не стесняйся. От этого речь не станет уродливой. Это тебе кажется, что умные говорят кратко, не договаривая, не понятно. Нет! Это идиоты, которые ещё не поняли, что мысли надо излагать просто.

Люди стараются изложить свои мысли просто, чтобы их поняли. Но некоторые умники, видя простоту слов людей и сложность своих мыслей, думают о себе, что они умники. И начинают говорить сложнее, чем окружающие. Интерес к таким теряется. Интерес есть только среди тех, кто такой же чудак и хочет соревноваться в трудности.

«Успокойся, успокойся, у нас тоже сложные мысли.»

Не могу решиться пойти покурить. Всё откладываю. Пресыщен, что ли? Лень выполнять обязательства. Прямо-таки отторжение.

Героину, морфию ты просто подчиняешься. Он окутывает, оплетает тебя величественностью. Ты восхищаешься, преклоняешься перед ним. И готов ему служить. Даже тогда, когда его действие пройдёт. Морфий – это наркотик, который создаёт бога. Ты видишь его, чувствуешь и веришь. Он заставляет уделять ему внимание. Так появляется настоящий бог. Как говорится, «поймай зелёного дракона»? Или жёлтого змея… Нет, это гашишное.

Каньоны морщин на моей рубашке. ААААммммммрррррр. Тик тик так тик так тик тик так, тик так, тик так… мммда. Омммммммммм, Эммммм, эммммммм, эмммммм. Огумммммм.

Хах. Ну что ж! Эххххххххх. Глаза трясутся. Ха ха. Пьянь. Мне нельзя смеяться. Да, нельзяяяаааааахмш.

Эти люди придумывают песни, которые поют люди, поют. Эти песни передаются из уст в уста. И певцы закладывают туда мысль, какую захотят. У них власть. У них заискивают политики. Хотят, чтобы к ним положительно отнеслись. Песня – она приятная и вьедается в душу. Психическое оружие, психический жучок-шпион-дезинформатор. И все её сами повторяют, главные слова в припеве. И они на них действуют. Они знают, и ничего не имеют против. Им пофиг, с этим в жизни не сталкиваются.

Какое «СЧ» – прокашляйся! Какое тебе «ААА АГА» – прочихнись!

Ого! Этого вида весёлости я давно не видел. Не моей. Бля, чё за хуету пишу. Фу, бля! Удалить что-ли? Нет, с удалить пойдёт. В удалении текста, когда его пишешь есть что-то эзотерическое. То, что я пишу, я собираюсь удалить, и… оставил, и вы можете видеть пропавший (мог быть) кусок текста. Его мог никто не увидеть, но именно вам приглянулась удача.

Рая! Люди могут создавать образ рая! Его создают из поляны на бугре, так, что видна передняя часть бугра (и ничего более. Я не про заднюю часть бугра, а про окружающее пространство). И на нем много цветов деланных таких, игрушечных, ярких и больших. И там мохнатые зверушки в виде тапок бегают. Миди, Мини.

Я редкий случай. Редкое сочетание странных качеств. Со всех сторон редкие. Ну, кроме некоторых исключений.

Этот рай на ковре. На зелёном ковре. Мохнатом, пушистом с невысокими волосками. И вместо стен ковры. Цвета однородные. Окна, солнце и тени. Это всё большой дом с крайне необычной архитектурой. Точнее, случайно разбросанные стены и кое-где крыша. Это не дом, а каменный лес. Но это далеко, а здесь ковры. И на коврах любые мохнатые игрушки. Кубики. Большие предметы для взрослых. Типа качающегося коняшки. И ты здесь один. Но соседи рядом. Заходи, к кому захочешь без проблем. Но сейчас ты один. Это и тревожно, и приятно. Что-то в этом особенного есть. Ты можешь зайти пообщаться, но ты один. Ты как будто экспериментируешь в аскетизме. Ну, знаешь, можно дыхание задерживать, смотреть, что с тобой происходит. Можно соревноваться, кто дольше дыхание задержит. И с общением тоже. Прерываешь общение и смотришь, сколько продержишься. Упражняешься в аскетизме. Но помни! Это пресыщенный аскетизм. Неудовлетворённый не получит от этого пользу.

А у пресыщенных аскетизм – это путь к неведомому, прельщающему искусством огромной силы – сдерживаться в чём-то на длительное время. Они не знают, что чего-то может не быть вообще. Что чего-то искать приходится. Нет! У них всё есть. Пойди и возьми. Ну, или попробуй удержаться и не взять.

Мы все живём в этом счастливом мире. Мы общаемся друг с другом, ссоримся. Такие смешные ссоры, мы над ними всё время смеёмся. И специально так делаем, чтобы больше поводов для смеха было. Главное, удержаться от смеха, когда ругаешься. Трудно изобразить истеричный крик и не рассмеяться. Я плачу по своему потерянному детству. Я могу быть более счастливым. Но я находил себе одинокого счастья, или счастья с близким другом. Всё же я был счастлив. Может, я странно завидовал окружающим, потому что они мне казались совсем уж счастливыми. Я просто счастливый, а они совсем уж. А те, которые окружены людьми, завидовали мне. Они не могли остаться в одиночестве. Их постоянно кто-то тревожил. Устраивали представления для девчонок. Девчонки выходили, и как им это могло нравиться? Странные девчонки.

Прекрасная музыка! Но это не музыка пресыщенного человека. Это музыка раба, который воспевает своё рабство. Прекрасно это делает. И свободный человек хочет стать рабом для таких ощущений. Стать рабом, подавшись в религию. Тебя призывают в смирение. Молись в тишине и на просторе. Ты будешь спокоен. Затарься гашишем, тебе никто не помешает. Сходи на берег озера, или реки. Откуда трудно сойти, потому что склон берега весь зарос деревьями. Склон реки зарос деревьями. Как кустами, только реже и ходить там вполне легко, хотя сначала казалось, что трудно. Неужели раб может так сосредоточен? Видимо, он тренируется сосредотачиваться на своей боли. Когда у ребёнка нехватка внимания, прописывайте ему боль.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 132;