Заключительное слово. Итоги этой книги. 9 страница



Я укурился очень много, и стал танцевать в клубном стиле, но без музыки. Хорошая координация. Все движения плавные, ничего не прерывается. Просто всё невероятно сглажено. Я колдун, я маг. Маг наркотического состояния. Отвлёкся. И потом у меня пошёл танец с завитушками. Эх, сколько же я сделал завитушек! Всё время что-то разное. Просто, само по себе.

У раба нет той пресыщенности. Он вечно неудовлетворённый, вечно что-то ищет, чем-то хвастается.

В разных местах появляйся с разными вывесками. И тебя не будут узнавать. Главное – поярче вывески, чтобы лучше пытались тебя запомнить.

(Голосом) Э-тот го-род! Этот город на Земле. (Громким спокойным шёпотом, лёгкое эхо)

Ты решил сократить жизнь, но за это мы расплачиваемся с тобою кайфом. Держи, заслужил. Тебе это теперь можно. И почему после блаженных наркотических образов возникают мысли о смерти? Это всё явная пропаганда. Причём кое-что из неё я сам придумывал, чтобы наставить себя на будущее. Тоже мне, наставник.

Некоторые так называемые кислотные музыканты приобщают к деградации. Мне всегда нравились особенно деградационные исполнители. Они несли не деградацию, а ощущение волевой деградации. Я называл это кислотным, психоделическим. Хотя в психоделических трипах нет ничего деградационного. Но если торчишь на чём-то, то здесь чувствуешь деградацию. Просто ощущение деградации, даже если не деградируешь. Это я называл кислотным ощущением и искал его в произведениях искусства. Я давно был склонен к наркомании. Наркотическое опьянение – мой бог, каким бы оно ни было. И я слышу волны, идущие от музыкантов, переживающих наркотическую деградацию. Не хочется быть одному, хочется выразить свою деградацию. Люди чувствуют себя круче и тянутся к музыканту. Музыкант вызывает в них чувство деградации. Новинка последних времён. Деградант чувствует себя свирепым монстром. Он рассыпается и рычит.

Кислотный писатель.

Мне гашиш больше понравился, чем психоделики. Гашиш кислотнее. В нём больше деградации. Вот что мне нужно. Кислота – это когда что-то разъедает мозг, но дарит удовольствие. Я раньше думал, что кислотная музыка разъедает мозг. Точнее, мне так сказали. И именно из-за этого я захотел её послушать. Мне захотелось той музыки, которая разъедает мозг. Какой бы она ни была, хоть гавайскими танцами. ОНА ДОЛЖНА РАЗЪЕДАТЬ МОЗГ. И я буду чувствовать кислотность, хоть даже в гавайских танцах. Страхи, что музыка пагубно влияет на здоровье, мне почему-то смешны.

Ура! Ура! Я разъедаю свой мозг. Я укурился гашиша и он должен разъедать мой мозг. Я на это надеюсь. Вообще-то, он не очень вредный, но я буду считать, что он разъедает. И я укурился. Я кислотный. Я влил в себя кислоту и разлагаюсь. Я медленно гнию. Да! Мне нравится медленно гнить! Да! Медленное гниение – это самое кислотное. Я гнию и кайфую. Мне нравятся убийственные наркотики. Те, от которых быстро умираешь. Нет, они мало кайфа дают. Есть более безопасные, от которых кайфа гораздо больше. Зато от этих быстрее умираешь. Это делает их более привлекательными. Ты можешь сгнить за несколько месяцев. Я не могу устоять от соблазна. Уколол себя и осознаёшь своё гниение. Вот, ты ещё здоровый организм. Посмотри последний раз на свой здоровый организм. В нём уже течёт наркотик, начинающий разъедающую работу. Но организм, носитель наркотика, ещё чувствует в себе здоровье и не видит эффектов наркотика, точнее, они его не тревожат. И они никогда его не будут тревожить, пока он не сгниёт совсем. Моё тело не тревожится. Оно гниёт со спокойным настроением. Только не бросай колоться, а то почувствуешь боль гниения.

Ты ещё здоров, но уже приговорён. То, что находится в тебе, твоё здоровье отбирает. Ты здоров и можешь замечать изменения в организме. Ты видишь, ты ещё здоров, но уже меньше. Но ты ещё здоров! Ещё есть месяцы жизни! Тебе не важен кайф, тебе важно гниение. Ты сгнить захотел, принимая наркотик. Да, я захотел сгнить. Вы не представляете, какая это романтика. Гнить. Но! Не медленно, а быстро, на твоих глазах. Достаточно быстро, чтобы это можно было заметить, но не очень быстро, чтобы можно было полностью осознать. Полностью осознать изменения, которые происходят в организме. Организм безболезненно гниёт. Видит себя. Разлагается, отрывает от себя кусочки, и легко к этому относится. Он ждёт смерти, полного разложения. Кусочки отваливаются – всё идёт по плану. Ещё много осталось, будем ждать. А когда остаётся мало, то возникает блаженный трепет, волнение: скоро смерть придёт. Радостная тревога. Вот она, смерть. Не надо долго ждать. Я уже скоро её увижу. Уже скоро она придёт. Хи-хи. От меня так мало осталось. А оставшаяся плоть измождённая, как бы безжизненная. Нет, гляди, нормально двигаюсь, могу колоться. И руки ещё имеют мышцы. Кожа немного коричневая (чуть-чуть) в попурышках. Вижу форму своих костей и суставов на руке. Да, это я. Такие мощные у меня кости. А мясо пока не нужно. Да и всё равно помираю, так что всё это незачем. Жалко только костей, они прикольные. Я бы их взял… ну да, в небытие. Небытие? Всего лишь? Так мало! Лучше бы ад. Так более пикантно. Вот видите! Я сам выбираю ад. Меня никто не наказывает. Просто, каждый сам себе выбирает. А вы беспокоились!

Вы боитесь, потому что хотите в ад. Вас убедили, что это плохо. Зачем вы слушаете рабовладельцев? Что плохого в аде? Почему его нельзя выбирать? Это разве демократия?! Выберите ад ради демократии! Ведь кто-то должен сделать выбор! Сделай его!

У меня есть страсть к саморазрушению, к вреду себе. Я часто себе вредил. А гашишный микроскоп эмоций позволил это прекрасно разглядеть. Спасибо тебе, гашишный микроскоп. И что же мне делать со своим стремлением вредить себе? Наслаждаться этим? Откуда, кстати, это? Опять наши враги-рабовладельцы навязали? Конечно, ведь это делает меня рабом! Я сам иду в рабство, потому что это мне вредит. (Сейчас перечитываю, и не могу не высказать мысль. Желание к саморазрушению естественно, когда ты ненавидишь себя. Когда ты стесняешься своих проявлений, стесняешься себя. Тебе было бы приятнее, если бы всё к тебе относящееся разрушилось, деградировало, причём жестоко, чтобы компенсировать твои страдания. Ведь это заставило тебя стесняться. Твои половые органы, запахи не заставляют тебя стесняться? Ты не хотел бы, чтобы всё это сгнило? Может быть, тяжёлые наркотики принимают, потому что ненавидят себя? И выбирают именно те наркотики, которые наиболее вредны.) Если бы мне это не вредило, тогда бы меня что-то сдерживало, мотивации вступать не было. Я сам иду к мошенникам и рад быть лохом. Буду верить им до последнего. И во всём винить себя, что не смог выйти на связь с человеком, который от меня скрывается.

А может, разок попробовать деградацию? Смертельную? За несколько месяцев. А главное, долго ждать не надо. Надо только договориться о цене, накопить нужную сумму, чтобы на несколько месяцев хватило. Вместе с жрачкой. И с запасом, а то можно промахнуться. Ты почти сгниёшь, но не умрёшь, и у тебя начнётся ломка. В самый неподходящий момент. А если останешься живым инвалидом – это вообще будет смешно. Больше ты ни на какую смерть не заработаешь.

Это гениально, я знаю. Я знаю, что я гений. Я достаточно деградирую, чтобы чувствовать себя гением.

Смотри на эту руку. В неё течёт кровь, разлагающая тебя. Видишь, здесь течёт наркотик. Свободно. Он горький. Слабые ткани не выдерживают. Это такой перчик для клеток. Остаток жизни будет остренький. Все ткани чувствуют остроту. Им это тоже нравится. Это вкуснее и интереснее. Вкуснее потреблять жизнь. Сразу много проходит, аппетит большой. У меня дефицит жизни, и аппетит мой разыгрался.

Ты не любишь самоубийц? Ты не видел, как это делают красиво. Красиво убей себя грязным дезоморфином. Разложись красиво. Разлагайся, смотри на себя и сочиняй поэмы разложению. Твори, будь активным. Умирая, рождай. Деградируя, возвышайся.

В моей здоровой руке, прекрасной руке, течёт то, что высасывает из неё жизнь. Она прекрасная, гордая. Нет, не гордая. Она любит меня, а я её предаю и разлагаю живьём. Я разлагаю любимую руку. Вот она есть, и скоро её не будет. Ну, давай же, теки наркотик, быстрее разлагай! Почему ты такой медленный?! Мне уже не терпится. Мне не терпится посмотреть. Да, она блестит на поверхности. Всё правильно, и мёртвой тоже будет блестеть. Всё живое под блестящей коркой будет отмирать. Жизнь всё тоньше и тоньше. Но она останется красивой! А я хочу, чтобы она стала уродливой, как на фотографиях про наркоманов! Хотя, в медленном отмирании, похудении жизни – в этом есть что-то. Такая медленная смерть за несколько месяцев, и ты просто худеешь. Причём с удовольствием, хоть и небольшим. Удовольствие будет небольшое. Ты просто будешь хорошо себя чувствовать. Ты будешь хорошо себя чувствовать, когда гниёшь. Тебе будет легко худеть, ты не будешь ощущать отмирания организма, когда у тебя барахлят какие-то функции. Ты просто будешь худеть и иметь хорошее настроение. Береги кожу. Она снимается. Сними её на праздник. Призываю тебя, сними! Когда не сможешь удержаться и сорвёшься, сильно хочется деградировать. Ты быстро сорвёшь свою красоту. Вот тут будет очевидная деградация! Тебе не захотелось умирать красивой. Ты захотела испытать вкус особенно сильной деградации. В этой деградации нет высокой дозы. Вреди себе столько чтобы прожить хоть чуть-чуть, чтобы испытать кайф деградации. Одна большая доза деградации, и обратного пути нет. На тебе больше нет кожи. Ты близка к смерти, так жить нельзя. Ты содрала с себя кожу и двигаешь бёдрами, хочешь меня соблазнить. Ты умрёшь в ближайшее время, дура! Ты в ближайшее время умрёшь, а тебе наплевать, меня тут привлечь пытаешься. Лови момент, пока легко двигаешься. Ничего, сейчас кровь выструится, и двигаться активно не сможешь. Ну, чего ты пригорюнилась? Обиделась? А, устала? Ну, давай. Умирай, а я посплю, может быть. А… попрощаться? Ну пока. Всё, не тревожь меня, я сплю.

Мне действительно плевать, что у тебя сейчас будет второе важное событие в жизни – смерть. Мне что-то впадлу, я же тебе ничего не должен. Ты умираешь, а я ещё живу. И я творю свою жизнь такой, какой я хочу. Сейчас я хочу сотворить сон. Я имею право на это несколькочасовое событие. А ты поживи ещё немного, посжигай свои белки, углеводы, чтобы мне меньше было убирать. Подыши, подыши. Кислород сжигает органику. А я буду творить свою жизнь дальше. Буду гноить свою любимую жизнь. Я буду подзывать её покормиться, и от моей кормёжки она будет умирать, одуревая. Наркотик даёт подъём жизни. Жизнь клюёт на это. Она хочет быть более живой. И эта излишняя жизнь оборачивается её гниением. Жизнь уже загнила, но чтобы вылечиться, идёт к источнику гниения.

Я занимался боевым каратэ, чтобы иметь право быть ботаником и много учиться.

Я говорю жизни, что люблю её. И даю ей то, что её оживляет. Я предаю её. Я рад. Смерть моей жизни моя смерть. Это касается только меня и моей жизни. Это наши личные с ней отношения. Это наша с ней любовь, перемешанная с предательством. Без предательства мы не можем. Она тоже меня предаёт и знает о моём предательстве. Она это я, в конце концов. Предательство – это крем в клубничный пирог. Перемешиваем крем. Гниём. Этот крем – гной. И под действием наркотика он вкусный. Он как крем. Я сам создаю этот крем. Я единственный его создаю, и я его ем. Наркотик, разлагающий меня, создаёт мне другую реальность. В этой реальности продукты разложения мне приятны. Я не чувствую боли. Всё, что наносит мне вред, приятно. Это мазохистский наркотик. Он стимулирует тебя к разложению. Всё, что тебе полезно, становится противным. Всё, что тебе вредно, становится сааамымм слааадкимм. Ты готов сам себя разлагать. Ты себя разлагаешь? Алё, читатель, ты себя разлагаешь? Разлагай себя, я тебе рекомендую. Я сам попробовал, мне понравилось. Попробуй и ты, не пожалеешь.

Остаётся причмокнуть вкус деградации. У меня подозрение, что я ей насытился. Так прикольно быть сытым котом. Вот как удовлетворить потребность в деградации, когда деградировать запрещено? Тебе чего-то хочется, а ты не знаешь чего. Неймётся уже, в жизни счастья нет. А оказалось, не хватает деградации. Надеградировался, и чувствуешь себя сытым. Теперь ты доволен жизнью.

Деградации больше не хочется, дальше будет что-то ещё.

А ведь если долго не деградировать, то что ж потом будет? Стоит дать себе волю, и мгновенная смерть! Так нельзя! В смысле, можно.

Может быть, деградации в жизни не так уж много надо. Маленькие дозы регулярно. Нельзя задерживать надолго следующую дозу. А то в следующий раз захочется восполнить пробел и получишь передоз. Пробел надо заполнять постепенно, не доходя до смерти.

Когда я чувствую столько удовольствия, я понимаю, что смерть рядом. И это уже для меня не шутки. Хотя, с этого момента хочется поиграть со смертью в игры. Кто кого? Смогу ли я от неё увернуться? И, главное, рядом с ней пройти. Впритык, чтобы мы друг другу посмотрели в глаза. Хочется пройти рядом с передозировкой. Это как заходить в релятивистские пределы. Законы психики изменяются. Ты исследуешь поведение вблизи границы. Смерть так рядом, можно заглянуть немного внутрь ради шутки.

Осторожно, эта книга сводит с ума.

Деградация и смерть – это разные вещи. Смерть чёрная и твёрдая с виду. Но заходишь туда, не ощущая никаких препятствий. Погружаешься в темноту, где ничего нет, даже пространства.

Одарёнными могут быть лишь те, кто деградируют. Те, кто развиваются вверх, никаким даром не обладают. Они пытаются дар приобрести, вместо того, чтобы им пользоваться. Развить в себе дар можно лишь тем, что им пользуешься. Если ты не боишься получать удовольствие, то никогда не разовьёшь в себе ни одного дара, кроме дара подхалимства.

А!!! На мне крокодиловая кожа. Нет. Это остаток шоколадки. Надо слизать.

Пресытиться пресыщенной жизнью. Пресыщенная жизнь – это тоже переживание. И им хочется насытиться.

Человек чувствует себя пресыщенным. Ему ничего не надо. Он хочет аскетизма. А ты видишь, что он перед тобой выпендривается, показывает своё превосходство. У него нет твоего видения, зато у тебя есть. В твоих глазах другая реальность, в которой ты можешь кое-что поменять. Твой коллега этого не видит. А ты видишь. Чья реальность победит? У тебя есть шанс. Сделать то, чего не увидит другой.

Страсть к самоуничтожению может быть у тех, кто об этом даже не подозревает. Деградацией стоит насладиться, хотя бы её симуляцией. Это весёлый опыт, дающий весёлое удовлетворение. Стремление к деградации рождается в обстановке строгих правил. Нарушение правил и есть деградация. Ты ждёшь к себе пристального внимания, и получаешь удовольствие.

Желание деградации фундаментально. Мы не хотим это признать. Хочу разрушить нерушимый организм. Ну что, кто кого? Я уже сформировался, но хочется дальнейших изменений. Быть здоровым – это скучно. Лучше я буду больным, чтобы был повод для общения, для разных там дел с врачами. Это всё интересно и забавно. Кругом риск. Не обязательно быть героем, можно просто лечь на стол под скальпель хирурга. Хирурги много повидали деградантов. Ты пытаешься сделать их здоровее, а они благодарят только за то, что ты их порезал.

Обида за то, что тебе не дали умереть.

Я мог бы объяснить своё желание деградации. Так, чтобы объяснение помогло вылечиться. Но какая это тогда деградация? И разве деградация – это болезнь? Я не хочу лечиться, и не хочу делать никаких надрезов в душе, чтобы снять слой гноя. Я окутался в него, и мне нравится эта одёжка. Говно какое-то, это тоже надо удалить.

Вы ассоциируете получение свободы с самосовершенствованием? Ха-ха! Какая свобода, когда вас заставляют заботиться о своём здоровье? Даже если это ваши личные страхи, и никто больше. Вы думали, свобода улучшит вас?! Вы глубоко заблуждаетесь! Ваше желание усовершенствоваться зашло в тупик. Чтобы стать лучше, надо стать хуже. Нужно ли это вам? Отдайте себя в рабство, и улучшайтесь, сколько влезет.

Война голодных и пресытившихся.

Есть две касты людей – голодные и пресытившиеся. Не богатые и бедные, не аристократы и плебеи, не рабы и рабовладельцы. Именно: голодные и пресытившиеся. А как голодному не быть голодным, если он стремится к деградации?

Пресытившимся можно стать не только разбогатев. Можно стать просветлённым. Просветлённый – это бедняк, который научился думать, что он пресытившийся. Среди пресытившихся не было просветлённых. Кроме Будды – ему пришлось уйти с царского трона и стать нищим отшельником, чтобы стать просветлённым. А богатый человек может быть вечно голодным. Потому что боится однажды умереть с голоду. Вот он всё время и запасается. И укрепляет рабство. У каждого свой голод: у кого-то еда, у кого-то секс, у кого-то что-то ещё. И все пытаются спасти себя от возможного краха, от возможного голода.

А просветлённый – это тот, кому удаётся забывать о своих нуждах. Ха-Ха! Я специально сделал перебор. Нет, нужды всем нужны. Нужно избавляться от страха нужды. Надо избавляться от страха желаний. Ведь нужда – это желание. Мы просто ненавидим свои желания и боимся их появлений. Поэтому делаем всё возможное, чтобы они не появились. Мы ругаемся на обжорство и на сексуальные утехи.

Так вот, чтобы стать просветлённым, тебе нужно избавиться от страха желаний. Нужно не бояться желать. Стал голодным – ну и замечательно. Значит, будешь думать, как поесть. Пока я ещё не думаю, и продолжу заниматься своим делом. Дело, которое мне приносит удовольствие.

Кто морализирует на тему желаний и удовольствий? Конечно нищие и нуждающиеся. У пресытившихся желания не вызывают никаких проблем. Они не видят надобности морализаторства по поводу желаний.

Раньше просветление было непонятным. А теперь оно простое. С первого взгляда смешно, а потом призадумаешься, и всё действительно сходится. Да мало того, просветление желаемо и приятно.

Значит, ты можешь потеребить, потерзать молодого, неопытного человека, чтобы ему стало плохо от жизни, чтобы он начал всего бояться. И он будет бояться своих желаний, нужды, потому что нужда ведёт к смерти. И он будет замечательным моралистом, священником. Будет всем помогать избавляться от желаний. Потому что он их связывает со смертью. А на самом деле, он запуган. И боится самого себя. Он не понимает, что желания – это наши естественные проявления. А не путь к смерти. Желания дарят тебе что-то новое. Они интересны. С ними интересно жить.

У пресытившихся не может быть страха остаться голодными. Они доверяют своим желаниям. Рассуждают они так: «Как можно умереть с голоду, когда голод заставляет о себе думать? Ты с ума сойдёшь без еды, и сделаешь всё, чтобы её достать. Как в такой ситуации можно умереть от голода? Это просто фантастика.»

В общем, просветлённый – это пресытившийся, но живущий в относительном недостатке ресурсов. Конечно, это круче и сильнее, чем просто пресытившийся. Богатые потому и не имеют возможности стать просветлёнными, потому что у них нет возможности стать бедными.

Богатые действительно не могут стать бедными, потому что у них много богатых знакомых и друзей, которые могут запросто их «выручить».

Пресыщенные полагаются на свои желания. Желания пресыщенных работают на них. Желания пресыщенных не работают против них.

Да устройте же этих воров на работу. Пусть сменят стрёмный заработок на более нормальный. И у нас перестанет что-то пропадать.

(из письма другу) «а, не ты меня не так понял. Там фраза получилась многосмысленная. Главное знай, там смысл самый нормальный, поэтому не надо беспокоиться.»

– Мне нужны деньги! Ха! Нужны! Друг, дай мне денег!

– Конечно дам. Но попробуй сам подзаработать. Это круто! Все прутся от этого. Это в почёте.

При многократных однотипных взаимоотношениях теряется личный контакт. Люди не входят в реальные взаимоотношения друг с другом. Они как винтики. Есть возможность построения «механических» систем из людей. Основа этих систем – действие и событие.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 155;