Политические элиты и политическое лидерство в современной России



 

Элита любого современного общества складывается из различных категорий, наиболее общими из которых являются экономические, политические, интеллектуальные, профессиональные.

 В литературе используется ряд понятий для характеристики особенностей формирования и функционирования политических элит. Так, различаютпрямое, косвенное и номинальное влияние. Прямое влияние – это непосредственное участие в принятии окончательного решения; косвенное влияние одно лицо оказывает на другое, принимающее окончательное решение. Примером косвенного влияния может служить влияние членов семьи политического лидера на характер принимаемых решений. В качестве примера номинальное влияние является синонимом формального.

 Кроме того, следует принять во внимание, что элита не есть арифметическая сумма лиц, в той или иной мере влияющих на выработку позиций по ключевым вопросам. Это – социальная общность (хотя и гетерогенная), объединенная близостью установок, стереотипов и норм поведения, обладающая единством – порой относительным – разделяемых ценностей. Степень внутренней сплоченности элиты зависит от степени ее социальной и национальной однородности, доминирующих моделей рекрутирования элит, преобладающего стиля политического лидерства и т.д.

 Очевидно, что используемые политической элитой ресурсы многообразны и не обязательно имеют характер политических. Для характеристики ресурсного потенциала политических элит целесообразно использование концепции многомерного социального пространства П. Бурдье, в рамках которого функционируют индивиды, обладающие различными видами капиталов: экономическим, социальным, символическим, культурным (к перечисленным типам капиталов можно добавить еще один – силовой, обладание которым, к сожалению, становится все более весомым фактором влияния в современном российском обществе). Различные типы капитала приобретают характер политического в случае использования для оказания влияния на процесс принятия решений.

 Важнейшей характеристикой элит является способ легитимации власти. Способы легитимации власти элиты исторически изменчивы. Для их классификации правомерно использование предложенной М. Вебером триады типов законного правления: в традиционалистском обществе основанием легитимности, как правило, является власть освященного традицией авторитета. В качестве другого основание легитимации выступает обладание особым даром – харизмой; основанием легитимной власти в современном демократическом обществе служит рациональная законность.

 Политическую элиту можно определить как внутренне сплоченную, составляющую меньшинство общества социальную категорию, являющуюся субъектом подготовки и принятия (или влияния на принятие /непринятие) важнейших стратегических решений и обладающую необходимым для этого ресурсным потенциалом.

 Важнейшаяфункция элиты, конституирующая ее видообразующий признак, – выработка стратегических решений и обеспечение трансляции принятых решений на уровень массового сознания и поведения. Властную вертикаль современного общества можно представить в виде трехуровневой пирамиды: высший уровень занимает правящая элита (элиты); на втором, среднем уровне – политические группы, осуществляющие трансляцию принимаемых «наверху» решений (облик этих групп различен в зависимости от специфики социума и особенностей исторического развития); основание пирамиды составляют массы населения, выступающие объектом управления.

Возможность обратного влияния основания пирамиды на ее вершину и наоборот – влияния элитных групп на массовые определяется конкретными обстоятельствами (особенностями политической культуры, историческими традициями политического развития, типом политического режима и т.п.).

 Одной из важнейших категорий элитологии является понятие контрэлиты. Это понятие включает лиц, не входящих во властные структуры, но оказывающих существенное влияние на принятие стратегических политических решений. В качестве контрэлиты традиционно выступает высший эшелон политической оппозиции. В условиях парламентской республики в качестве контрэлиты выступает оппозиция, не представленная в парламенте. В связи с незначительностью возможностей внепарламентской оппозиции влиять на политику в условиях президентской республики функции контрэлиты нередко берет на себя парламентская оппозиция.

 Представления о структуре политической элиты зависят от характера критерия, избранного в качестве основания структурирования (федеральная – региональная элита, элита – контрэлита, различные ветви власти и т.п.). Одним из важнейших оснований структурирования является степень институализации политического влияния того или иного элитного сегмента. В зависимости от степени институализации влияния на процесс принятия решений политическая элита может быть представлена дихотомической структурой, включающей два компонента, условно определяемых как лидеры и бюрократия. Бюрократия включает административных руководителей всех уровней и должностных лиц, занимающих постоянные оплачиваемые посты в органах государственного управления. В категорию политических лидеров входят лица, профессионально занимающиеся политической деятельностью и обладающие высокой степенью влияния на принятие политических решений, но не имеющие должностей в структурах власти. К этой категории могут быть отнесены руководители политических партий, влиятельные интеллектуалы, ключевые фигуры СМИ.

 Одним из наиболее важных является вопрос об особенностях рекрутированияэлиты. Принципиальной особенностью политической элиты в отличие от профессиональных является то, что она представляет собой открытую систему в отличие от профессиональных элитарных сообществ. Не имеющий специальной профессиональной подготовки новобранец, как правило, не может претендовать на вхождение в круг профессиональных элит, тогда как круг политической элиты пополняется за счет лиц различного образовательного, профессионального и имущественного статуса (а в периоды кризисов – в том числе и за счет выходцев из маргинальных слоев).

Главной причиной подобной «открытости» на наш взгляд, является фундаментальная характеристика феномена политики – универсальность: политические коллизии являются формой выражения не только собственно политических противоречий, но также экономических, социальных, национальных, духовных и иных. Подобный универсализм политики как социального феномена обусловливает возможность вхождения в круг политической элиты лиц различного профессионального, социального, образовательного статуса.

 Однако строгое толкование принципов открытости и закрытости элиты в политологии предполагает оценку степени ротации состава элиты за счет включения в ее состав выходцев из внеэлитных слоев. Элиту можно назвать открытой, если доступ в ее круг открыт представителям различных социальных страт. Закрытойэлита является в том случае, когда процесс рекрутирования имеет самовоспроизводящийся характер.

 При этом следует отметить, что не существует однозначной зависимости между типом общества как системы (открытое / закрытое) и типом элитной ротации: закрытый характер общества не есть автоматическое свидетельство закрытого характера элитного рекрутирования.

В качестве механизмов рекрутирования элиты мы рассматриваем принципывыдвижения новобранцев в политическую элиту, неизбежно разнящиеся в зависимости от типа общества и исторической эпохи (кровное родство, наследование, имущественный ценз, профессиональная компетентность, партийная принадлежность, личная преданность, старшинство или выслуга лет, протекционизм и т.д.). Каналы рекрутирования – это пути продвижения к вершинам политической иерархии. К числу основных институциональных каналов исследователи относят государственный аппарат, органы местного управления, армию, политические партии, религиозные организации, систему образования. Доминирование того или иного канала обусловлено историческими традициями политического развития, особенностями политической системы, спецификой политического режима и т.д.

 Понятие проницаемости каналов рекрутирования характеризует возможность горизонтального передвижения членов политической элиты в системе разнообразных каналов рекрутирования. Изменения в пользу большей проницаемости каналов рекрутирования происходят в современном российском обществе: можно привести немало примеров (сегодняшнего дня или недавнего прошлого) вхождения представителей большого бизнеса в структуры госвласти. И наоборот, ушедшие в отставку высшие чиновники нередко продолжают карьеру в структурах большого бизнеса. Очевидно, что степень проницаемости каналов, равно, как и уровень ротации политических элит в целом имеет тенденцию к интенсификации в периоды кризисов и замедлению темпов ротации в «спокойные» времена.

 Персональный состав элиты включает совокупность лиц, занимающих ключевые позиции влияния в политическом процессе. Качественный состав политической элиты – это совокупность типических черт, преобладающих установок, стереотипов и норм поведения, социально-психологических качеств, в той или иной мере присущих большинству элитной группы.

 В контексте политологических исследований близкими термину элита являются понятия «властная элита», «политический класс», «правящий класс».

Политическое лидерство

Политическое лидерство – это обусловленная системой социально-политических и психологических отношений способность оказывать влияние на политическую деятельность отдельных лиц или социальных общностей с целью реализации политических задач.

Функцииполитического лидерства имеют отчетливую специфику. Важнейшими социально значимыми функциями политического лидерства являются следующие:

· политическая,

· организационная,

· воспитательная,

· экономическая,

· адаптивная,

· ценностно-ориентационная,

· гуманистическая.

 

Политическаяфункция является основной, интегративной, объединяющей под свое начало все остальные функции. Это обусловлено тем, что базовым механизмом реализации всех других функций политического лидерства является механизм политического управления. Сам факт лидерства может быть инструментом реализации определенной политики в отношении различных социальных групп общества. В этом смысле социальная направленность любого лидерства может выполнять политическую функцию. Политическая функция может проявляться и путем обязательного (или нормативного) введения в систему политических институтов социального лидерства в качестве политического компонента.

 В связи со специфичностью политического лидерства, его уровни определяются масштабом той социальной общности, которая выступает в качестве объекта управления. На наш взгляд, целесообразно выделение четырех уровней: глобальный; национальный; региональный; местный.

 Следует отметить, что каждый уровень реализации политического лидерства характеризуется спецификой реализации лидерских функций, существенными различиями в степени институционализации лидерства и особенностями восприятия лидера той социальной общностью, которая выступает объектом управления соответствующего уровня. Так, например, американский политолог Л. Селигман отмечал следующие особенности лидерства на национальном уровне:

а) общенациональное лидерства – это лидерство на расстояния;

б) оно, как правило, имеет многоролевой характер;

в) характеризуется корпоративностью;

г) функционирует в институциональных рамках.

Отражением специфики восприятия политического лидера различного уровня являются существенные различия моделей голосования на выборах национального, регионального и муниципального уровня.

 Типологиялидерства является одним из важнейших направлений в изучении лидерства и одновременно наиболее разноречивым с точки зрения характеристики этого параметра лидерства. Разночтения в типологиях лидерства, на наш взгляд, обусловлены, прежде всего, различием оснований, на которых основаны классификации типов лидерства (в качестве оснований выступают масштаб лидерства; длительность пребывания в роли лидера; отношение лидера к существующей системе и т.д.), а также смешением в использовании понятий тип и стиль лидерства. Что касается оснований типологизации лидерства, то в качестве таковых действительно могут выступать различные критерии; продуктивность использования того или иного критерия определяется, как правило, конкретными задачами исследования. Что касается соотношения понятий тип и стиль лидерства, на наш взгляд, смешение этих понятий нецелесообразно. Понятие «тип лидерства» является конструкцией для характеристики функции (задачи), которую призван реализовать лидер. Стиль лидерства характеризует особенности (технологии) воплощения лидером его замысла.

 Одной из первых попыток типологии политического лидерства стала позиция М. Вебера. Он полагал, что профессия политика в Европе появилась в ходе борьбы князей с сословиями на службе у первых. В ходе изменения форм политического правления происходило изменение и типов политиков-профессионалов. Если в условиях средневековых городов-государств Европы преобладающим типом политического вождизма была фигура демагога, то на почве конституционного государства возникает фигура «партийного вождя». Вебер выделял следующие исторические типы «профессиональных политиков» в доиндустриальную эпоху: слои несословного характера, грамматики, придворная знать, «джентри», юристы. С образованием конституционного государства и формированием демократических форм правления преобладающим типом политика-вождя становится «демагог», а ведущими представителями данного типа – журналист и партийный чиновник. Если журналист как тип профессионального политика сформировался еще в XIX в., то фигура партийного чиновника выдвинулась на волне характерного для первой четверти ХХ в. укрепления влияния политических партий и создания партийных машин, что дало основание Веберу определить этот период как этап плебисцитарной демократии. В условиях профессионализации политики Вебер предложил получившую широкую известность и ставшую классической типологию лидерства: харизматический, традиционный и рационально-законный. Однако на наш взгляд, технологические возможности этой классической типологии в современных условиях пост-классического развития ограничены.

 Классическим примером типологии лидерства на основе анализа задачлидера является типология Р. Такера. Он различает следующие типы лидеров в зависимости от преследуемых целей политической деятельности: консерваторы; реформаторы; революционеры. Если консерватор ставит своей целью стабилизацию существующей ситуации, то реформатор нацелен на ее коррекцию с сохранением важнейших несущих конструкций, а революционер стремится к тотальному разрушению существующих порядков. При этом, по мнению Такера, наибольшие противоречия разделяют не консерваторов и революционеров, а революционеров и реформаторов: «Истинные революционеры почти всегда опасаются реформаторов как тех, кто, кроме всего, есть консервативный враг революционного дела».

 Функционально-ролевой подход к типологии лидерства в американской политической психологии представляет четыре разновидности типов лидерства: «лидер-вождь», «лидер-пожарник», «лидер-коммивояжер», «лидер-марионетка». Определения говорят сами за себя: «лидер-вождь» возглавляет массы с целью реализации масштабных замыслов; характеристика этого типа лидерства во многом определяется личными качествами личности, возглавляющей процесс. Этот тип лидерства формируется в ситуации переломных эпох.«Лидер-марионетка» максимально ориентирован на потребности выдвинувшей их общности; он подчинен воле членов группы, является выдвиженцем своего окружения в целях достижения его целей. «Лидер-коммивояжер» эффективен в решении сиюминутных задач; он идеален в качестве медиатора и организатора взаимодействия между различными силами. Условием успеха лидера подобного типа является способность убеждать и свое окружение, и внешний круг в собственной способности быть связующим звеном, а доминирующим элементом стиля лидерства является убеждение. «Лидер-пожарник» призван оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации; здесь востребованы способность к мобилизации и самомобилизации; предельная собранность, организаторский талант.

Что касается стиля политического лидерства, то, несмотря на инструментальную роль конструкции «стиль лидерства» – она характеризует лишь манеру, технологию исполнения лидерских функций, – этот параметр весьма значим и многое может сообщить о политическом лидере – недаром говорят: человек – это стиль. Какие методы руководства предпочитает лидер и на какие источники информации опирается; каковы принципа подбора кадров и как строятся отношения с вышестоящими инстанциями; отдает ли руководитель предпочтение скрытым механизмам влияния или ориентирован на массированную пропаганду – эти характеристики могут стать основой политико-психологического портрета, важнейшим методом которого является анализ взаимосвязи особенностей психоэмоционального склада, темперамента, стиля мышления лидера – с одной стороны, и фактологической информации о его политической карьере лидера – с другой, подобно тому, как диагностика статуса, анализ жизненного пути, идеологических позиций, потенциальных возможного и круга приверженцев составляет основу политико-идеологического портрета. Таким образом, стиль политического лидерства рождается на пересечении объективных параметров политического процесса исубъективных характеристик лидера.

Одной из исторически первых классификаций стилей лидерства являются образы льва и лисы в произведениях Макиавелли. «Львы» предпочитают прямолинейные, жесткие, авторитарные методы управления, в то время как «лисы» – мастера политических комбинаций, пропаганды, манипуляций. Правление «лис» характеризует демократические режимы, которые Парето называет плутодемократическими; семейство львов правит бал в условиях, близких к диктатуре. «Львы» и «лисы» избирают различные стратегии экономического поведения, условно обозначаемые Парето как спекулянт и рантье. Если «лисы» приобретают состояние посредством использования колебаний экономической конъюнктуры и финансовых комбинаций, то «львы» предпочитают стабильный гарантированный доход путем надежного размещения капитала с целью получения процентов.

Этапы лидерства

 В работе «Политика как лидерство» Р. Такер выделяет три фазы лидерства: диагноз, определение направления действий, мобилизация участников реализации принятых решений. Возможна и более детализированная периодизация. Главная задача первого этапа – выявление проблемной ситуации и формулировка проблемы. Решение этой задачи, несложной на первый взгляд, в действительности представляет собой один из ключевых и весьма непростых элементов процесса лидерства. Сложность задачи обусловлена, во-первых, тем, что отнюдь не всегда проблема «лежит» на поверхности: зрелость лидера во многом определяется его способностью выявить проблему на возможно более ранних стадиях ее формирования, желательно выявить проблему, существующую в латентном виде. Вторая сложность обусловлена необходимостью адекватной интерпретации сущности проблемы, определения ее истоков, причин и природы, ибо от этого во многом зависит ее успешное решение: «судьба политических режимов, как и судьба политических лидеров, определяется в конечном счете, их поведением на этой стадии, отделяющей благодушие рутинного существования от момента, где необходимы мобилизация и творчество».

 Содержанием является накопление возможно большего и адекватного объема информации из возможно более диверсифицированных источников по принципу полноты. Задачей третьего этапа становится разработка предложений, способных стать концептуальным направлением решения проблемы и в случае практики коллегиального стиля руководства – обсуждение ее в кругу экспертов. Принятие политического решения лидером составляет содержание четвертого этапа – самого сложного из всех. Ключевыми критериями успешного решения выступают его адекватность ситуации; оптимальность с точки зрения технологий и ресурсного обеспечения; своевременность принятия – отложенные решения имеют свойство усугублять проблему. Успешному решению существенно способствуют нестандартность мышления лидера, способность к системному видению проблемы и способность предвидеть близкие и отдаленные последствия. На пятом этапе главной задачей лидера становится мобилизация сторонников, привлечение колеблющихся и нейтрализация противников с целью обеспечения социально-политической базы реализации поставленных целей. На этом этапе велико значение тактических способностей лидера – умения маневрировать между различными социальными и политическими силами, убеждать оппонентов, разрабатывать политические технологии и поведенческие алгоритмы, способные стать эффективным инструментом реализации принятых решений. Содержание шестого этапа составляет анализ хода выполнения принятого решения и при необходимости – его коррекция. 

ТЕМА 16


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 1580; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!