Генетика, культура и творчество в алгоритмах естественного отбора 9 страница



В этом процессе информационного обмена “элитарная” политика утрачивала устойчивость вследствие разрушения прежней эгрегориальной структуры, поддерживаемой обществом в прошлом. При этом изменялись алгоритмы эгрегориального водительства в отношении личностей и изменялись прежние внутрисоциальные отношения. В итоге прежняя культура — и социальная организация как её часть — становились невозможными, поскольку они не соответствовали новой духовности индивидов, составляющих собой общество.

Процессы утраты “элитой” своей общественной значимости вследствие замусоривания её родовых эгрегоров деградационно-паразитической информацией и накопления в родовых эгрегорах простонародья информации общенародной, общечеловеческой значимости протекали, хотя и со своей спецификой, во всех странах и регионах планеты на протяжении всей истории нынешней цивилизации. К ХХ веку они довели многие национальные общества до такого состояния, что те не нуждаются более в наследственных разнофункциональных “элитах”: “элиты”, будь они в форме узаконенных сословий или существующих по традиции в глубоком молчании мафий, мешают людям жить[88]. Но в то же самое время “элиты” же, вынуждая общество к преодолению свойственного им паразитизма, обрекают многих состояться в качестве человеков под давлением внешних обстоятельств, а не по внутреннему зову Любви, не обусловленному внешними обстоятельствами.

Но никчемность “элит” — знаменует вступление в качественно новый этап в развитии человечества: оно не то что не нуждается более в “высшей расе” — по существу расе господ; оно уже просто не может ни жить, ни существовать под властью какой бы то ни было “элиты”, в том числе и “высшей” расы.

Именно вследствие этой невозможности разделения человечества на расу “господ” и расы “говорящих орудий” погибла предшествующая глобальная цивилизация — Атлантида. Последующая история человечества — история нынешней глобальной цивилизации — представляла собой до настоящего времени борьбу двух взаимно исключающих одна другую тенденций:

· восстановить милый сердцу некоторых по реинкарнационным (воз­можно) воспоминаниям[89] образ жизни Атлантиды, когда планетой правит раса “господ”, а личностное развитие остального населения, обращенного по существу в человекообразный рабочий скот (разводимый и уничтожаемый по мере необходимости), искусственно заблокировано;

· выработать в духе и воплотить в веществе альтернативный образ жизни, в котором каждый будет свободен, не обращая однако свою свободу во вседозволенность в отношении других ни осознанно, ни бессознательно.[90]

В настоящее же время господство первой тенденции в жизни человечества себя исчерпало, и мы живем в эпоху перехода к безраздельному господству второй тенденции.

Аналогичное по характеру эгрегориальное взаимодействие имеет место и в международных отношениях, а не только в межклассовых отношениях в пределах одного моноэтнического общества. Наиболее показательный пример такого рода эгрегориального взаимодействия — эпизод из истории цивилизации России, общеизвестный как Батыево нашествие и монголо-татарское иго[91].

В годы советской власти публиковались работы, в которых утверждалось, что в русских могильниках, относимых ко второй половине XIII века и расположенных в полосе Батыева нашествия (1238 г.), было отмечено наличие черепов с ярко выраженными монголоидными чертами, но в течение первой половины XIV века монголоидные черты, как показывают раскопки могильников того времени, полностью исчезают[92]. Потом во второй половине XIV веке (1380 г.) происходит битва на Куликовом поле[93]; спустя сто лет (1480 г.) великим стоянием на Угре завершается иго, а еще век спустя Иван Грозный в 1552 г. берёт Казань, в 1556 г. берёт Астрахань, в результате чего потомки бывших оккупантов и поработителей вошли в состав региональной цивилизации России, и многие из них стали по существу Русскими.

* * *

Последнее требует пояснений. Для Запада все живущие на территории России-СССР — русские, хотя в самой России русскими считаются только славяне. В действительности слово «русский» не этноним (название народа), но исторически так сложилось, что первыми русскими стали некоторые славянские племена. Их этнонимы — поляне, древляне, вятичи и т.п. — вышил из употребления, а качественное прилагательное древнего языка — «русский», смысл которого к нынешнему времени забылся, само собой возвелось в ранг этнонима.

В наши дни многие этнические русские-славяне — всего лишь русскоязычные, но многие этнические не-славяне — татары, башкиры, якуты, евреи, чуваши, буряты, калмыки, даже подчас едва владеющие русским-славянским языком, — по качествам своим, по образу своего духа, по алгоритмике коллективного и личностного поведения — русские, разноплеменные русские. По этой причине Запад, по крайней мере, в исторической перспективе, не ошибается, называя всех представителей региональной цивилизации России — русскими.

Вопреки тому, что многие великоросские расисты настаивают на том, что русские — чистокровны и обладают антропологическим своеобразием их черепов, однозначно отличающим их от других народов на протяжении всей археологически известной истории, Э.Р.Мулдашев пишет:

«Кто же они русские? Я изучал глаза русских и по офтальмогеометрическим признакам[94] могу сказать, что русские, скорее всего, являются продуктом смешения динарской расы с лапенианской и балтийской расами (татарами, коми, финнами, эстонцами и т.п.)» (“От кого мы произошли?”, Москва, «АРИА-АиФ», 2000 г., стр. 45).

Это один из многих показателей того, что на протяжении истории Русские вбирают в себя всех, формируя тем самым Всечеловечность будущего Земли[95].

Но точно также в России есть и жиды[96] различного племенного происхождения: еврейского, татарского, чеченского, славянского, “этничес­ки-русского” и иного. Соответственно, если в России отменить в паспорте графу «национальность», то многие “этнически-русские”, безупречные по своему происхождению от многих поколений этнически славянских предков, не смогут доказать окружающим, что они не жиды; выходцы же из иных этнических групп будут восприниматься окружающими в качестве истинно-русских, чтобы они сами не думали о своей национальной принадлежности; с другой стороны и многие русские-славяне в силу особенностей проявлений образа русского духа будут восприниматься представителями других народов в качестве своих соплеменников, а их уверения в том, что они по своему происхождению — русские и потому не владеют иными языками, будут вызывать обиду, в основе которой лежит предположение, что люди столкнулись не с настоящим русским, а с “элитарным” превознесением над простонародьем своих же соплеменников, отрекшихся от своего народа, ради приобщения к региональной “имперской элите” либо трансрегиональной “между­на­родной элите”.

И именно вследствие того, что Русскость характеризуется образом духа, а не образом тела, несостоятельны расовые доктрины, авторы которых не вдаются в рассмотрение своеобразия Русского духа и не видят ничего, кроме размножающейся биомассы, обладающей антропометрическим своеобразием, которую при определённом уровне развития науки и техники якобы можно будет клонировать, тиражируя “эталонные” экземпляры в пробирке[97] в соответствии с потребностями хозяев такой социальной системы.

*          *
*

Поработители-батыевцы, как это было принято не только в те времена, одержав верх в военном противоборстве, позволили себе насильничать над беззащитными женщинами: делалось это не только по сексуальному вожделению, но и по злому умыслу, входящему составной частью во многие военные доктрины: для того, чтобы «испортить породу» — биологическую основу противника. Такая военно-сексуальная стратегия проистекает из представлений о наследственности человека, в пределах закономерностей животного мира, аналогичных воззрениям и нынешних расистов; тем более она была свойственна воззрениям узко-племенного обособления древности.

В результате этого сексуального разбоя у русских женщин рождались дети, эти дети взрослели и жили на Руси, их черепа с ярко выраженными монголоидными чертами спустя века нашли в русских могильниках археологи. Эти дети тоже имели детей и внуков, из облика которых видовой генетический механизм изъял монголоидные черты если и не все, то те, которые могут быть выявлены по костным останкам. Но для всех этих людей родовыми эгрегорами были не только славянские эгрегоры Руси, но и эгрегоры поработителей.

Эгрегоры, в том числе и родовые, это не только энергия (сила, мощность), но в том числе и информация и мhра, в совокупности образующая алгоритмы поведения: поведения индивидуального и коллективного. Со взаимодействием алгоритмов дело обстоит примерно так же, как с программами, предназначенными для взлома и защиты компьютерных систем: чей алгоритм совершенней — за тем и останется компьютерная система и всё, что в ней есть, и всё, что ей подконтрольно.

Творя на Руси сексуальный разбой, батыевцы сами открыли для последующих поколений русских ворота в свои родовые эгрегоры[98]. После этого на эгрегориальном уровне Русский алгоритм цивилизационного строительства глобальной значимости, который никогда в истории нынешней цивилизации не был оглашен во всей его полноте, смял, разметал в пух и прах, растер в ничто, алгоритмы поведения родовых и этнических эгрегоров поработителей; перемолол их так, что ныне многие исследователи не могут понять: какие “монголо-татары”? кто их видел? где их следы? где их наследие, где памятники их культуры? — Нету: что от них осталось — стало безвозвратно русским.

Ощущая неизбежные аналогичные перспективы для агрессии Западной библейской паразитической цивилизации против России, обусловленные такого рода алгоритмикой цивилизационного строительства Руси, однако не понимая их существа, «черной дырой» назвал З.Бжезин­ский Россию в своей книге “Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы” (Москва, «Между­народ­ные отношения». 1998. Оригинальное название: Brzezinski Z. «The Grand Chessboard. American Primacy and Its Geostrategic Imperatives». Basic Books).

«Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать — в Россию можно только верить…», — это об алгоритме Русскости во всей его полноте писал Ф.И.Тютчев.

«Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет», — это фрагмент алгоритма Русскости огласил Александр Невский.

«Гляжу в озера синие, в полях ромашки рву. Зову тебя Россиею, единственной зову…», — это из песни наших дней, и это — тоже фрагмент алгоритма Русскости.

Но “Мертвая вода” и прочие наши работы — это не оглашение алгоритма Русскости, а проистекающая из прочтения нами Корана альтернатива паразитической демонической культуре Атлантиды и Библии; альтернатива, основанная на переосмыслении унаследованной культуры России в процессе освоения нами духовного наследия. Русскость этой альтернативе сопутствует в умолчаниях, поскольку она открывается каждому по мере, прежде всего, его нравственности, а потом уж по мере разумения и всего прочего. Отчасти всё же будет справедливым сказать о Русскости: Как аукнется — так откликнется.

Русскость— среди всего ей присущего —и самозабвенное[99] «зеркало» Мира.И нечего на зеркало пенять, коли рожа крива (это прежде всего касается отечественных и зарубежных западников, недовольных Россией и пытающихся её “цивили­зо­вать” на свой манер).

Как-то уже в 1990‑е гг. по радио в одной из передач, посвященных проблемам “безопасного секса”, планированию семьи и т.п. была оглашена такая информация. Журналист интересовался у своих многочисленных знакомых женщин, кто был их первым сексуальным партнером. И большинство из них отвечали, что во время учебы в университете, институте и т.п. нашелся еврейский юноша, которому она и отдалась; как правило, этот юноша, по их словам, был первым партнером не только для неё. Вспомнив об этом проведенном им опросе, журналист подвёл итог: «нация профессиональных дефлораторов»[100].

Но не эти упражнения евреев и неевреек в сексуальной вседозволенности (по отношению к их будущим детям, прежде всего), начавшиеся еще в “застой” (конец 1960‑х — 1985 гг.), если не в “оттепель” (вторая половина 1950‑х — начало 1960‑х гг.), положили начало войне алгоритмов в родовых эгрегорах Руси и еврейства. Это обрело социальную значимость уже в годы революционного подъема начала ХХ века, когда русско-еврейские браки революционеров стали нормой. В результате, как минимум с 1917 г., еврейские родовые эгрегоры открыты для того, чтобы алгоритмы Русскости вошли в них и сделали то же, что сделали несколько веков назад с алгоритмами и эгрегорами “монголо-татарских” поработителей.

Еврейский расизм в России пошел по стопам батыевцев и зашёл по этому пути настолько далеко, что назад уже не воротится: от Библейского проекта максимум, что останется, так это пирожное «Штрудель» как блюдо традиционной русской кухни.

Иное невозможно: алгоритм цивилизационного “строитель­ст­ва” Библейского проекта, в котором основной метод “реше­ния” проблем — разрушение всего и интеграция обломков, выявлен в Русской культуре во всех его значимых внутри- и внесоциальных проявлениях и оценен как объективное зло, подлежащее искоренению.

Это уже не “мистика” якобы не существующих духовного наследия и взаимодействия эгрегоров, которые не пощупаешь руками, а реальное достояние Русской и русскоязычной культуры. И зачинатели и продолжатели Библейского проекта в русском зеркале могут прочитать обращенное к ним неотвратимо: «Мене, мене, текел, упарсин».[101]

После того, как в очередной раз материалистам и идеалистам указано на суть и роль духовного наследия в жизни индивида и общества, можно перейти к рассмотрению некоторых вариантов передачи потомству ключей к духовному наследию.

Если в брак вступают представители одного и того же народа, оба родителя и их ближайшие предки избежали воздействия сильных мутагенных факторов, родители из поколения в поколение блюли чистоту и до брака, и в браке, исключающую передачу наследственной информации по телегонии, то:

· вследствие устоявшейся в течение многих поколений статистики передачи хромосомного материала от поколения к поколению, исключается высокая вероятность передачи потомству несовместимой комбинации генов, определяющих строение его тела и физиологию;

· если это брак не близкородственный, то низка вероятность того, что потомство будет отягощено неблагоприятными последствиями инбридинга, когда в паре хромосом оба гена, отвечающие за какой-либо признак или взаимно связанную совокупность признаков, — больные;

· вследствие устоявшихся норм культуры народа информационное наполнение родовых эгрегоров и объемлющих их эгрегориальных порядков взаимной вложенности, образующее духовное наследие, не будет содержать сколь-нибудь существенных противоречий меж­ду своими различными информационными модулями, а тем более маловероятно, что духовное наследие будет содержать обилие несовместимых друг с другом информационных модулей.

Это означает, что, если вынести за скобки возможное воздействие неблагоприятных природных и социальных факторов в жизни самого индивида, то индивид не должен унаследовать каких-либо серьезных проблем с генетически обусловленной физиологией тела, с его строением. Кроме того, следует ожидать, что эгрегориальное водительство в отношении него будет также внутренне бесконфликтным, вследствие чего его психическая деятельность в целом и мышление, в частности, должны быть внутренне бесконфликтными, по крайней мере, в пределах тематики, соответствующей информационному наполнению его родовых эгрегоров и объемлющих их эгрегоров высших порядков, устойчивых в духовности народа в преемственности поколений.

Поскольку, согласно воззрениям современной западной медицины до 70 % всех известных ей болезней относятся к категории «психосо­матических», т.е. вызываемых какими-то нарушениями психической деятельности, то следует ожидать, что индивид с такой наследственностью не будет испытывать и каких-либо серьезных проблем со здоровьем.

Но проблемы в его жизни всё же могут возникнуть в ситуациях, когда он сталкивается с тем, информация о чём отсутствует в его духовном наследии, а ему не повезло, и он с детства не приучен воспринимать мир непосредственно (а привык воспринимать через неусомнительные нормы культуры и подконтрольно эгрегорам, сообразно хранимому ими духовному наследию) и не приучен думать с соображением и воображением. Если индивид не приучен воспринимать мир непосредственно и не приучен думать с соображением и воображением, то возникнут трудности с самостоятельным освоением культурного наследия народа и с дальнейшим развитием культуры его собственными творческими усилиями.

А это необходимо, в том числе и для вхождения в эгрегоры, в которые ему нет “автоматического” входа вследствие происхождения от определённых предков и полученного в детстве воспитания. Вхождение в эгрегоры, тем более произвольное вхождение в эгрегоры, необходимо не только для освоения духовного наследия предков как такового; вхождение в эгрегоры, построение эгрегоров сообразно текущим потребностям является необходимым и для поддержания разнородной свободной коллективной деятельности в обществе.

Если культура общества этого не предусматривает, то общество представляет собой собрание «кубиков»[102], из которых знахари технологий манипулирования обществом и индивидами выстроят всякую необходимую им функционально ориентированную структуру, в которой каждый её участник будет подневольным рабом, даже если он этого не ощущает[103] (это и должна обеспечивать правильно построенная — с точки зрения рабовладельцев — система повседневного рабовладения), как это имеет место в США.

То есть описанный подход к воспроизводству поколений, хотя и отвечает ханжеским требованиям, отвечает требованиям большинства расистов, всё же при определенной порочности культуры общества способен воспроизводить из поколения в поколение стоеросовых, пышущих здоровьем дуболомов, безупречных по их антропометрическим показателям, но едва способных что-либо самостоятельно вообразить и сообра­зить, а тем более воплотить в жизнь. Тот, кто поймет сказанное, как порицание семьи, чистоты брака, и иносказательный намёк на необходимость возвести в культ разврат и сексуальную вседозволенность, подобно тому, что устроили ныне в России дубины-“демократизаторы”, ничего не понял.

Речь идет о том, что сам по себе такой подход к воспроизводству поколений не гарантирует будущего ни одному народу, чему в истории народов и социальных групп в их составе много примеров. Иными словами, всё перечисленное — условия необходимые, но недостаточные: когда всевозможные пуритане (по-русски чистоплюи), превозносясь в самомнении о своей якобы истинной праведности, замыкались в традициях крепкой правильной семьи и специфической субкультуры, объемлющей множество семей, то они оказывались полностью недее­спо­соб­ными, по мере того, как остальное общество приходило в их пýстыни и там их “доставало”.

В России примером тому многовековое творческое бесплодие старообрядчества, образ жизни которого был окончательно раздавлен после революции 1917 г. Хотя его сторонникам проще всего бездумно списать этот факт на «неисповедимость Божьего Промысла», в результате чего старообряд­ческая культура пала жертвой Божеского попущения грехо­водникам, но есть и иная точка зрения:

Бог не искореняет истинную ПРАВЕДНОСТЬ, а ВЗРАЩИВАЕТ её, вследствие чего она никогда не бывает жертвой попущения; более того, праведность всегда обладает достаточным творческим потенциалом для того, чтобы греховодничество убедилось в собственном бессилии против неё.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 139;