Генетика, культура и творчество в алгоритмах естественного отбора 7 страница



Если же обратиться к прошлой истории и не вдаваться в национальную специфику, которая у каждого народа имеет свои особенности, то в классовых обществах, представители “элиты”, как правило, избегают законных браков и семейной жизни с представителями своего простонародья, мотивируя это необходимостью сохранения родовой и сословной породы. Вследствие этого, чем выше по лестнице разграничения в иерархии “элит”, тем малочисленнее кланово-замкнутое сословие, в пределах которого браки признаются, и тем больше в преемственности поколений генетических проблем, обусловленных инбридингом, вследствие неизбежности близкородственных браков в узкой корпорации[73]. Браки с представителями иноплеменных “элит”, которые сами уже успели стать генетически отягощенными вследствие инбридинга, могут компенсировать последствия инбридинга в одном-двух поколениях, но приносят проблемы, обусловленные конфликтностью различных информационных модулей, унаследованных от предков, принадлежащих разным народам, когда эти модули оказываются в составе одной информационной системы кого-то из потомков.

В простонародье же больше, нежели в “элитах”, заботились об исключении близкородственных браков. Также старались избегать браков с иноплеменниками даже при совместном проживании на одной территории разных народов, чтобы избежать отягощенности потомства конфликтностью информационных модулей, унаследованных от разноплеменных предков.

Собственно благодаря многочисленности простонародья и такого его отношения к построению семьи на протяжении многих поколений сформировались и обрели устойчивое генетическое своеобразие большинство из современных народов.

И на необходимости поддержания чистоты породы каждой расы, каждого народа, каждой наследственной касты так, как это было в прошлом, настаивают расисты, приводя многочисленные примеры социальных бедствий, возникающих при кровосмешении разных народов, а тем более разных рас, во множестве порождающих особей-полукровок со внутренне конфликтными системами генетически унаследованной информации.

Но человек отличается от животных, вследствие чего работа его общевидового генетического механизма выходит за пределы общебиологических закономерностей животного мира нынешней биосферы. Их-то расисты и не учитывают, оставаясь при научном обосновании своих расовых доктрин в пределах статистических механизмов комбинаторики работы хромосомного аппарата и признания объективности наследования генетической информации по телегонии.


Духовное наследие

Духовное наследие и дары Свыше — это свойственно только человеку. И благодаря этому в генетике вида «Человек разумный» возможно то, что не невозможно в генетике всех остальных видов в биосфере Земли. Но прежде, чем говорить об этом, необходимо определиться понятийно и терминологически.

К сожалению, к настоящему времени смысл термина «духовное наследие» извращен. Вследствие этого он превратился в не связанную с реальной жизнью высокопарную метафору. И когда называются имена великих наших предков, то к их духовному наследию в наши дни обычно относят их произведения. Согласно такому воззрению, наше духовное наследие это — стихи А.С.Пушкина, М.Ю.Лермон­това, оперы Н.А.Рим­ско­го-Корса­ко­ва и В.И.Бельского[74], карти­ны А.Г.Ве­ницианова, И.И.Шиш­кина, В.М.Васне­цо­ва, научные труды М.В.Ломо­носова, Н.И.Ло­ба­чевского, Д.И.Менделеева и многих, многих других. Однако это не наше духовное наследие, а наша культура, то есть информация, зафиксированная на вещественных памятниках культуры, вновь воспроиз­водимая на вещественных же большей частью носителях (переизда­ва­емые собра­ния сочи­не­ний, исполнение их про­изве­дений, опора в собственной деятельности на готовые результаты, достигнутые ими, и т.п.).

Дух же — это полевой, а не вещественный[75], носитель информации, еще точнее по отношению к человечеству — биополевой носитель в ранее определённом смысле слова «биополе». Соответственно, духовное наследие каждого — это та информация, которая зафиксирована в биополях человечества и биосферы: в разного рода эгрегорах[76] как внутрисоциальных, так и в общебиосферных. Соответственно, и духовная культура — не культура вообще, а личностная культура каждого в его обращении с биополевыми носителями информации: культура вхождения в существующие эгрегоры и культура построения новых эгрегоров, культура работы с их информацией, энергетикой и алгоритмами. Любимый многими афоризм «рукописи не горят» — следует понимать не иносказательно, а прямо: именно в смысле особой живучести и неуничтожимости[77] духовного наследия, хотя многие также считают этот афоризм высокопарной метафорой, а не практически подтверждаемой истиной[78]. Но и для тех, кто согласен с этим утверждением, встает вопрос о том, как прочитать сгоревшие и иным образом утраченные или недоступные рукописи, а равно и не написанные рукописи, ведь прежде, чем стать рукописью или быть иным способом запечатленным в веществе, всякое произведение человеческого гения (как и посредственности) возникает, будучи запечатленным в духе автора или группы авторов.

И соответственно есть некоторая разница между тем, что было на духу у авторов (какие образы, понятия и связи между ними: вспомните о триединстве материя-информация-мера), и что нашло выражение в унаследованных от них вещественных памятниках культуры. И есть некоторая разница между тем, что было на духу у авторов, и какие образы, понятия и связи между ними воспримет из вещественных памятников культуры в свой дух читатель, зритель, случайный невнимательный и рассеянный мимо-проходя­щий по жизни субъект, при соприкосновении с вещественным памятником культуры. И как творчество в свое время требовало от авторов некоторого уровня духовного развития, так и восприятие того, что действительно было на духу у авторов, требует от тех, кто соприкасается с плодами их творчества, определённой духовной развитости: иначе, как говорится, «не в коня корм».

Так или иначе (и это не вводные слова, употребление которых не имеет никакого смысла, кроме как придать речи округлость выражений) каждый индивид входит в те или иные как порожденные обществом, так и общебиосферные эгрегоры. Эгрегоров, с которыми так или иначе связано человечество, много, и каждый индивид входит далеко не во все из них. Одни входят в одни, другие индивиды — в другие эгрегоры, какие-то эгрегоры являются общими для более или менее многочисленного множества индивидов, но закрытыми для других. Вариантов взаимоотношений личности с эгрегорами вообще и с какими-то определенными эгрегорами, в частности, — множество. И эта духовная сторона жизни человечества имеет непосредственное отношение к генетике человека, к сексуальной и евгенической политике общества в целом и его подгрупп.

Индивиды отличаются друг от друга не только своеобразием генетически запрограммированной телесной организации каждого из них, что видно телесными очами всем; но и генетически запрограммированным своеобразием структуры биополей, которое обуславливает настройку каждого из них на те или иные эгрегоры. Духовное — биополевое — формальное и содержательное своеобразие каждого индивида непосредственно “вид­но” не телесными очами далеко не всем, но интеллектуально-рассудочно может быть понято каждым на основании курса физики, химии, биологии средней школы СССР и большинства общеобразовательных школ нынешней России; а на основе достигнутого понимания оно может быть выявлено и в жизненной повседневности в общении с другими людьми.

Вследствие генетически обусловленного своеобразия структуры биополей в одни эгрегоры индивид входит “автоматически” просто в результате своего рождения от предков, принадлежавших к этим эгрегорам. Это можно назвать генетической принадлежностью к эгрегору. В другие же эгрегоры такое “автоматическое” вхождение для рассматриваемого индивида оказывается невозможным, хотя другие индивиды входят в генетически закрытые для него эгрегоры также “автоматически” вследствие своего происхождения от других предков. Но, если даже и не ко всем, то ко многим генетически закрытым для кого-либо эгрегорам ему оказывается возможным приобщиться через культуру общества в результате работы индивида над своей духовной (а не телесной) составляющей.

Генетически наследуется настройка биополей организма на определённые эгрегоры, но в течение же жизни всякий способен более или менее осознанно изменять (как обратимо, так и необратимо) параметры настройки своей биополевой системы, вследствие чего ему становятся открытыми те эгрегоры, с которыми он не был связан от зачатия, а воздействие на свое поведение многих эгрегоров, в том числе и тех, с которыми он был связан изначально генетически, он способен прекратить; кроме того, человек способен сам оказывать воздействие на эгрегоры как непосредственно через духовную составляющую жизни, так и опосредованно — через культуру общества и вхожих в них других людей.

Среди эгрегоров, с которыми всякий индивид “автоматически” генетически связан от зачатия, — родовые эгрегоры, хранящие информацию его предков: предков как по унаследованному им хромосомному набору, так и предков по телегонии. Это — самые близкие к индивиду эгрегоры. За ними в расширяющемся порядке взаимной вложенности[79] следуют эгрегоры, соответствующие объединению нескольких родов (племенам), народам, расам, к которым принадлежали предки индивида, и наконец (при ограничении рассмотрения масштабами планеты) — общечеловеческие, общебиосферные и планетарные эгрегоры, “автоматическое” вхождение в которые представителей разных родовых эгрегоров обеспечивается на основе схожести генотипов родственников в ответвляющихся и переплетающихся линиях родства[80], а также принадлежности всех к биосфере Земли.

Характер проявления эгрегориальной информации (т.е. хранимой эгрегорами) в жизни индивида может быть различным: как минимум, это бессознательное участие в отработке алгоритмов[81] деятельности соответствующего эгрегора, в этом случае индивид бессознательно оказывается водительствуем эгрегором сообразно тому, как он по своим личностным качествам вписывается в алгоритм жизни данного эгрегора; как максимум, это доступность для осознанного восприятия всей информации соответствующего эгрегора, и свободное построение своего поведения, в том числе и в отношении алгоритмов, определяющих жизнь самих эгрегоров и характер их взаимодействия с индивидами.

Причем осознанное восприятие эгрегориальной информации может быть как не подчиненным личностному волеизъявлению (в этом случае, например во сне, сознание “проваливается” в эгрегориальную информацию, то есть всё происходит подобно тому, как под весом человека проламывается лёд на воде), так и по осмысленному произволу личности, если она достаточно развита в духовном отношении (но таких людей среди наших современников мало).

Если ограничиться рассмотрением только родовых эгрегоров, то это означает, что как максимум пережитое кем-либо из предков может стать доступным сознанию индивида точно так же, как и воспоминания о пережитом им самим в его собственной жизни. Явственность осознанного восприятия из эгрегора такого рода воспроизведения переживаний (ощу­ще­ний, помыслов, намерений и т.п.) своих предков может быть столь интенсивной, что переживание в своем внутреннем мире эпизодов из жизни кого-то из них на какое-то время может закрыть для осознанного восприятия индивида его реальный день сегодняшний. А как минимум эгрегориальная информация попадает на бессознательные уровни психики индивида, и он на её основе в каких-то сходных ситуациях “автомати­чески” бессознательно действует примерно так, как в такого рода ситуациях действовали его предки (возможно, что тоже “автома­тически” бессознательно) на основе унаследованной ими (в свою очередь) от “перво­предка” информации, который некогда породил этот алгоритм (стерео­тип поведения, ставший автоматизмом) в единовременном осмысленном творчес­ком порыве или в результате длительных усилий и поисков.

Но родовые эгрегоры хранят большей частью информацию масштаба личностного, семейного, а не коллективного, не общественного в целом масштаба деятельности (исключение составляет малочисленная группа эгрегоров разного рода профессиональных династий, чей профессионализм из поколения в поколение оказывал влияние на жизнь всего общества: царские, жреческие и т.п.). Информацию масштаба общественного в целом и коллективного характера хранят эгрегоры племени, народа, расы, человечества, биосферы в целом, образующие указанный расширяющийся порядок взаимной вложенности. Вхождение во многие из них также генетически-“автомати­чес­кое”, хотя есть и такие, которые требуют приложения к этому целенаправленных усилий (например, вхождение в эгрегор иного народа, расы).

В принципе возможен конфликт личности с теми или иными её родовыми эгрегорами (тем более, что одна личность может замыкаться на несколько родовых эгрегоров своих разных предков, в силу чего в каких-то ситуациях ей придется выбирать, какому из нескольких не совместимых между собой алгоритмов — вариантов эгрегориального водительства — последовать). Возможны конфликты родовых эгрегоров с теми или иными объемлющими эгрегорами: племени, народа, расы, человечества, биосферы; но и эгрегор племени может быть в конфликте с объемлющими его; эгрегор народа может быть в конфликте с эгрегором расы и так далее по порядку расширения взаимной вложенности.

При этом следует иметь в виду, что конфликт личности с родовым эгрегором не означает автоматического её конфликта со всеми остальными объемлющими эгрегорами, поскольку родовой эгрегор сам может пребывать в конфликте со всеми или некоторыми эгрегорами из числа объемлющих его. То же касается и всех конфликтных ситуаций между личностью и прочими эгрегорами, а также и конфликтных ситуаций между эгрегорами: как в пределах одного уровня их значимости, так и между эгрегорами разного уровня значимости в одном и том же порядке их взаимной вложенности или принадлежащими к разным порядкам (ветвям взаимной вложенности).

И если через родовые эгрегоры, в которые индивид включен генетически, он в принципе способен осознать многое из реальных биографий его предков так же ясно, как и факты своей собственной биографии, то через объемлющие эгрегоры (племени, народа, расы, человечества и биосферы в целом) человек в состоянии более или менее детально осознать коллективный опыт множества личностей, принадлежащих различным социальным группам, в преемственности поколений, а также и опыт соборной личности человечества в целом[82]. Часть этой информации так же, как и в случае родовых эгрегоров, представляет собой духовное наследие, “автомати­чес­ки” доступное хотя бы бессознательным уровням психики индивида в его силу происхождения от определенных предков, принадлежащих к определённым племени, народу, расе, и, наконец, человечеству в целом; а часть — требует работы над собственной духовностью, чтобы войти в соответствующие эгрегоры, “автомати­чес­ки” не доступные.

Все это в совокупности образует те массивы информации, которые можно назвать генетической памятью. При этом следует понимать, что видовой генетический механизм человека автоматически передает потомкам не саму информацию духовного наследия в осознаваемом и готовом к использованию виде, а скорее ключи и пароли доступа к информации различных эгрегоров в порядках их взаимной вложенности: генетически наследуются настройки биополя на соответствующие эгрегоры, а в детстве из культуры воспринимается некий минимум “паролей” — своеобразной информации, позволяющей войти в эгрегор и взаимодействовать с несомой им информацией. Иными словами, культура тоже порождает автоматизмы вхождения в те или иные эгрегоры, но культурно обусловленные автоматизмы вхождения представляют собой автоматизмы второго порядка по отношению к генетически унаследованным автоматизмам.

В результате ко времени завершения работы генетической программы развития организма, индивид бессознательно автоматически оказывается включенным во множество эгрегоров как на основе изначальной генетической настройки его биополей на некоторые из них, так и на основе программирования его психики культурой в период детства.Выявит ли он свою включенность в эгрегоры, сочтёт ли необходимым изменить характер своих отношений с ними, внесёт ли в них что новое или пожелает искоренить или преобразовать в них нечто — прежде всего прочего — обусловлено его реальной нравственностью и направленностью её изменения.

“Ключи” (прежде всего к родовым эгрегорам) действительно наследуются “автоматически” генетически по факту происхождения от определенных предков по множеству мужских и женских линий восходящего родства. Но распознает ли наследник в ключах как таковых ключи к осознанию своего духовного наследия; пожелает ли он, воспользовавшись ключами, осознать то, что ему в принципе автоматически доступно вследствие происхождения от определенных предков, либо будет похваляться ими, бесполезно таская их связку на собственной шее; будет ли он опираться на духовное наследие в своей жизни или же будет подчинен прошлому осознанно или бессознательно, — это лежит вне автоматизмов действия генетического механизма вида Человек разумный. Это обусловлено воспитанием и культурой того общества, той его подгруппы, в которой оказывается индивид от момента рождения в разные возрасты его жизни, и прежде всего обусловлено тем, будет ли раскрыт или же будет закрепощен и подавлен его личностный творческий потенциал. И это взаимодействие генетики, культуры, духовного наследия и творческого начала индивида свойственно только человечеству в биосфере Земли, что и выводит его генетику за пределы закономерностей, определяющих воспроизводство поколений всех остальных видов животного мира планеты.

Эта составляющая работы видового генетического механизма человечества вынуждает нас к тому, чтобы обратить внимание на одну особенность всей без исключения оккультной литературы Запада и всех вероучений, настаивающих на концепции многократных воплощений души на Земле в соответствии с наработанной ею в прошлых жизнях кармой: литература различных знахарских традиций уделяет внимание возобновлению (в процессе приобщения к системе посвящений) индивидом осознания знаний и навыков его прошлых воплощений, как основы для дальнейшего его развития;уделяет внимание освоению того, что можно назвать реинкарнационной памятью, но пренебрегает вопросом об освоении духовного наследия, предоставляемого коллективной генетической памятью.

Но если даже многократность воплощений и имеет место хотя бы для некоторой части душ, которые оказались не в состоянии достичь качества человечности в течение одного воплощения, а Бог по милосердию Его не дает погибнуть в них безвозвратно ничему доброму, в том числе и тому, что они успели освоить в жизни и при этом дает им возможность нового воплощения, то перевоплощающаяся душа приходит в мир не на пустое место: она приходит в мир как наследник коллективного опыта многих поколений предков, хранимого в порядках взаимной вложенности эгрегоров человечества и биосферы в целом. Этот коллективный опыт, представляющий собой духовное наследие перевоплотившейся души, многократно богаче, нежели багаж индивидуальной памяти о нескольких прошлых воплощениях единичной души.

Тем не менее оккультные и знахарские традиции Востока и Запада в их большинстве пренебрегают духовным наследием, представляющем собой опыт коллективов (как собраний взаимодействующих друг с другом личностей), отдавая предпочтение духовной накачке индивидуалистов в последовательности перевоплощений, по умолчанию предполагая, что направленность развития души, некогда прерванная смертью, и память о которой автоматически недоступна в новом воплощении по Божьему предопределению бытия, всё же по истине отвечает Божьему промыслу (который сам себе противореча, однако заблокировал автоматизм воспоминаний о прошлой жизни и о якобы правильной направленности прерванного прошлой смертью развития?) и потому должна быть возобновлена. Является ли это пренебрежением милосердием Божием, если доктрина перевоплощений описывает истинный жизненный путь многих душ? — каждый пусть решает сам.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 159; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!