Обучение выбору препятствия по команде



Во время этой лекции я начала с того, что положила туннель справа от стола и в трех метрах от База. Баз был слева от меня, я послала его на стол. Поскольку стол был с той же стороны, что и Баз, мой щенок сразу понесся к нему; я щелкнула и дала ему лакомство. Потом снова посадила База слева, но на этот раз скомандовала «Туннель». Он помчался на стол. Я ничего ему не сказала, но позвала, чтобы начать заново. Чтобы помочь ему сделать правильно, я отодвинула туннель на 5 метров от стола. Здесь нас ждал успех. Дальше я уменьшала и увеличивала расстояние так, чтобы Баз все время делал правильно.

Как и с любым упражнением, надо стремиться к тому, чтобы собака справлялась с заданием. Когда я начинала заниматься этим, я делала так, чтобы правильный выбор для База был проще. Неправильный выбор был возможен, но сложнее. Я поощряла его за успех и постепенно делала правильный выбор чуть сложнее. Баз демонстрировал, что он слушает команду и выбирает то, что я прошу. Я не забывала менять стороны и добавлять другие усложнения. Прохождение этих ступеней в детстве дало Базу отличное понимание навыка, что помогало потом и на трассах гэмблера, и на стандартных трассах.

 

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Управление одержимостью

Придите в согласие с собой, попытавшись стать лучшим, на что способен

Тренер Джон Вуден

Возможно, у некоторых из вас собаки тоже имеют эту далеко не милую привычку. Щенком Баз имел такое обыкновение. Он просто ЛЮБИЛ бегать (ничего не изменилось: он все еще это любит). Он не мог дождаться, пока я отцеплю поводок, и затем, как будто какая-то неведомая сила двигала его, уносился прочь. Он не убегал никуда конкретно; он просто мчался, в основном по прямой, ради чистого удовольствия от бега. Для стороннего наблюдателя могло показаться, что Баз бежит от меня, но это было не так, потому что он останавливался немедленно при звуке своего имени. И хотя эта привычка была вполне предсказуема, она меня раздражала. У меня был выбор: выработать у него несовместимое с бегом поведение (например, ложиться после отстегивания поводка), или перевести его драйв к бегу в драйв работать со мной.

Я выбрала последнее. Для начала нужно было взять раздражающее поведение под стимульный контроль — чтобы оно происходило по команде. В нашем случае, это означало дать название бегу от меня и поощрять за него. Вы не должны давать название действию, пока не уверены на сто процентов, что собака выполнит именно его. Обычной ошибкой дрессировщиков является то, что они дают действию наименование, пока собака его еще только учит. В лучшем случае, вы замедлите процесс обучения, потому что будете отвлекать собаку своими разговорами. В худшем, если вы назовете действие какой-то командой до того, как собака ео полностью выучит, вы можете закрепить незавершенный продукт. Например, если собака в первый раз видит качели, она волнуется и идет по ним медленно, а вы начинаете говорить ей «Кач, кач», пока она ползет по доске. Возможно, вы закрепляете у нее медленное, неуверенное прохождение качелей по команде «Кач».

Для База отстегивание поводка являлось сигналом к бегу. Он делал это каждый раз, как я отпускала его. Когда вы вводите новый сигнал для закрепленного действия, лучше предъявлять его собаке перед старым. Чтобы начать обучение, я начала произносить «Иди носиться» перед тем, как отпускала База — зная, что именно это он и будет делать. Когда он бежал от меня и до того, как он оборачивался ко мне, я поощряла его бег, бросая игрушку через его голову и щелкая прямо перед тем, как она падала перед ним. Это поведение особо не нуждалось в моем поощрении, поскольку являлось самоподкреплением. После того, как Баз подбирал игрушку, я звала его по имени и бежала в противоположном направлении. Через несколько повторений команды я должна была уже брать действие под стимульный контроль. При этом Баз мог бы бежать, если я подаю команду, и не должен бежать, если команды нет.

Бег по команде

Чтобы начать контролировать «побеги», я иногда щелкала карабином поводка, как будто я уже отцепила его, но НЕ отцепляла. Вместо команды «Иди носиться» я говорила «Сидеть» или «Лежать». Это привело к тому, что щенок знал, что значит команда «Иди носиться», но не знал, какую команду я подам после отстегивания поводка. Я занималась так каждый раз, как надо было отпустить его с поводка, и скоро это стало одной из его любимых игр. Иногда ему позволялось бежать; иногда он должен был сесть или лечь.

Стоп!

Когда Баз выучил, что «Иди носиться» означает бежать со всех ног вперед, я ввела слово «Стоп!», которое означало «Уже далеко убежал, хватит». Чтобы начать обучение, вместо того, чтобы бросать игрушку вперед, я говорила «Баз, сидеть». Иногда я командовала ему лечь, а иногда «Стоп, Баз». Слово «Стоп» для База ничего не значило, но он знал, что когда его зовут по имени, надо обернуться на меня. Как только он оборачивался, я щелкала и бросала игрушку. Когда он ее подбирал, то мчался ко мне, чтобы поиграть в потягушки.

Помните правило добавления нового сигнала перед старым? Правильно. Я говорила «Стоп, Баз», а не «Баз, стоп». Я хотела, чтобы слово «Стоп» означало «перестань бежать и посмотри на меня», что Баз и делал, услышав свое имя. Мне было неважно, будет ли он стоять, сидеть или лежать по команде «Стоп». Мне было нужно, чтобы он прекратил движение. Со временем я перестала произносить его кличку после команды. Когда Баз бежал от меня, то по команде «Сидеть» или «Лежать» он должен был принять требуемое положение. Если он этого не делал, мы прекращали то, чем занимались, пока не добивались идеального выполнения команды. А использование команды «Стоп» позволяло мне поощрить База за любое действие кроме бега вперед. Он мог сесть, лечь или остаться стоять, и в любом случае был прав и получал поощрение.

Иногда я говорила Базу «Стоп» и добавляла «Сидеть» или «Лежать», или даже снова «Иди носиться». Чтобы сделать игру еще интереснее, я иногда добавляла после «Стоп» «Аут»., направляя его к нужному объекту вместо броска игрушки. Из-за его сильной любви к бегу, я часто использовала шанс побегать как поощрение того, что он остановился по команде.

К тому времени, как Базу исполнилось восемь месяцев, эта игра помогла нам справиться с раздражением. У меня теперь был щенок, который научился ждать после отстегивания карабина от ошейника в надежде, что ему разрешать побегать. Это меня очень радовало. Баззи любил эту новую игру, и скоро начал неотрывно на меня смотреть, когда я наклонялась к ошейнику. Вместо того, чтобы выстреливать в пространство при щелчке карабина, он дрожал в ожидании команды «идти носиться».

Команда «Стоп» полезна и в аджилити, особенно в гэмблере, когда собака должна работать на высыле, где трудно ориентироваться на жесты. Предположим, в гэмблере вы проходите закрывающий период, где требуется высыл собаки, и она направляется к неправильному входу в туннель. С помощью команды «Стоп» вы можете перенаправить ее в нужную сторону. Часто в аджилити хэндлеры применяют команду «Лежать», чтобы удержать собаку от преодоления неправильного препятствия. Если вы говорите собаке «Лежать», на самом деле имея в виду, что она должна замедлиться или не преодолевать препятствие, вы портите команду «Лежать». Вы показываете собаке, что можно не ложиться. Используя «Стоп» вместо «Лежать», я могу сделать так, чтобы Баз остановился, не портя при этом остальные команды.

«Иди носиться» также дало мне основу для взятия под контроль любви моего щенка к плаванию. В первый раз, когда его привели купаться, Баз вел себя как ребенок в магазине сладостей. Я села на краю пруда и позволила ему самому разбираться. Других собак не было, и мой девятимесячный щенок просто побежал в воду, видимо, считая, что по ней можно ходить как по земле. Он плавал и плавал (ну, что-то вроде). С каждым ударом лапой по воде он лаял на брызги, когда они падали на воду. Он плавал маленькими кругами в одну сторону, потом в другую, лая, брызгаясь и иногда кусая воду. Выглядело это как будто он злится на воду за то, что она не дает ему бегать. Я не вмешивалась; я просто наблюдала. Я засекла время, которое он провел в воде, и через 25 минут вызвала его оттуда.

Возможно, не надо было давать ему купаться так долго. Зная, что есть потенциальная опасность для собаки наглотаться воды больше, чем нужно, я понимала, что надо быть осторожнее, но Баз был в порядке. Он вылез из воды на мой зов и лег на берегу в изнеможении.

Баз никогда не научился плавать как следует, но плавание стало его страстью, которая была сильнее любви к бегу, так что и это чрезмерное увлечение мне нужно было взять под стимульный контроль. Базу надо было научиться, что не вся вода существует для его развлечения. Поскольку плавание — самоподкрепляющееся поведение для База, было необходимо, чтобы он выучил, что я контролирую его доступ к ней.

Баз-амфибия

На нашем участке был большой пруд, и чтобы научить База правилам, я начала с того, что каждый день мы гуляли на поводке вокруг пруда, и я поощряла его за каждый взгляд на меня. Потом мы гуляли на длинной веревке. Если Баз пытался залезть в воду без разрешения, я наступала на веревку и уводила его от пруда. Используя принцип Примака (чтобы получить то, что хочешь, сделай сначала то, что я хочу), я объяснила Базу, что это последствие попытки купаться без команды. Каждый раз, когда я разрешала ему зайти в воду, он сначала должен был выполнить какую-нибудь команду (сесть или лечь). Потом я говорила «Иди купаться», что ничего не значило для него, но дублировала разрешение командой «ОК» (молодец, свободен).

Если бы у База был выбор, он бы остался в воде навсегда. Я хотела научить его, что даже если он уже в воде, он все равно должен слушать меня. Чтобы научить его, что важно слушаться немедленно, я позволяла ему поплавать всего 20-30 секунд и звала обратно. Я НИКОГДА не повторяла команду. Если он приходил по первому зову, я хвалила его, поощряла, просила выполнить любую команду, а потом разрешала «идти купаться». Если он не выходил из воды сразу, я брала веревку, вытаскивала его из воды как рыбину и уводила от пруда. Баз выучил, что он любит выполнять мои команды, поскольку это дает ему возможность еще поплавать.

По мере продолжения обучения, Баз все сильнее и сильнее впрыгивал в воду. Он выработал свою манеру — огромный прыжок с воплем. Он не прыгал в воду как те собаки-прыгуны, которых показывают по телевизору. Нет, великий Баз нырял вниз, а не вверх, как будто не мог дождаться, когда вода коснется его лап. В результате его прыжок был вида «большой плюх». Он прорубался сквозь воду, как голодный к «шведскому столу». Ему нравилось шлепать по воде передними лапами, плавая, лая и кусая воду. Баз в воде был еще забавнее База на аджилити. Все, кто наблюдал его купание, как благоговели перед его страстью к спорту, так и бились в истерике над его неумением это делать по сравнению с породами, выведенными для работы в воде.

 

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА. Обучение слалому

Образование — обучение тому, о чем ты даже и не знал, что ты этого не знаешь
Даниэль Бурстин

К 11 месяцам Баз наконец начал взрослеть — и физически, и умственно. Ну да, он все так же любил мусолить свою мягкую игрушку-овцу, глядя на меня снизу вверх и держа ее между передними лапами, как котенок — но это же нормально? Я думаю, Баз внутри всегда останется моим маленьким сумасшедшим щенком, но к первому дню рождения он научился контролировать себя во многих ситуациях. По мере роста Баз обрел множество поклонников, которые узнавали о нем из ежемесячного репортажа для Clean Run. Читатели были рады встретиться с Базом лично, но выглядели расстроенными его поведением на публике.

Когда Базу почти исполнился год, я решила начать учить его слалому. У меня был выбор из нескольких методов. Самыми распространенными в то время были «коридор» (когда собака пробегает между двумя рядами палок, иногда с дугами), движение за рукой с кусочком, и наклонные V-образные палки. В отличие от выбора метода обучения джампингу, я ни разу не пожалела о выборе метода для слалома. Мне нравится и стиль прохождения слалома Базом, и надежность. Сейчас я бы учила его по своему новому методу 2-2, в котором используется всего 4 стойки для обучения всем необходимым навыкам.

В 1997 году я решила попробовать эксперимент. Прочитав статью Карен Прайор, я решила попробовать научить собаку слалому с помощью отбора поведения с кликером. Я уже научила несколько собак ходить слалом (и ходить хорошо) с более традиционными методами. Я считаю, что один из компонентов успеха — уверенность человека в том, что он знает на данный момент. Я считаю, что мои собаки добьются успеха с теми моими знаниями, которые есть у меня сейчас. Но чтобы моя следующая собака была лучше предыдущих, я должна пробовать что-то новое. Если вы держитесь за те методы, которые принесли вам успех раньше, вы никогда не узнаете, какие еще возможности есть у вас и у ваших собак. Я была уверена, что если не смогу научить собаку ходить слалом с кликером, то всегда смогу вернуться к опробованным ранее методам. В любом случае попытка даст возможность отточить мастерство работы с кликером. На этом этапе жизни База все, что он знал, мы выучили отбором поведения с помощью кликера, так что имело смысл попробовать так и слалом.

Учимся обходить стойку

В этой статье Карен Прайор писала, что движение в слаломе — это однородная цепочка поведения, т.е., одно и то же поведение, повторяющееся снова и снова. Так что я решила научить База сначала обходить стойку. Я поставила три стойки в 50 см друг от друга на прямой линии. Взяла кликер и ужин База и встала около них. Баз бегал по двору, и каждый раз, как он пробегал около стоек, я щелкала и давала ему лакомство. Он быстро понял, что эти три странные палки каким-то образом касаются его ужина. Он стал трогать их лапой, пробовать укусить, пятился около них задом и предлагал другие смешные варианты. Я просто старалась игнорировать эти ужимки (иногда все-таки я не могла удержаться от смеха — что является поощрением для собаки, но сил не было никаких).

Потом, полностью случайно, Баз прошел между двумя стойками! Я щелкнула и отдала ему всю миску, чтобы он успел пару раз набрать полную пасть еды. ЭТО привлекло его внимание. Следующие несколько минут Баз носился вокруг стоек, пытаясь заставить меня щелкнуть. Я делала это каждый раз, как он пробегал между двух стоек. Вскоре я смогла поднять требования — теперь Базу надо было обойти одну стойку и загнуться вокруг второй, чтобы получить еду. Весь процесс занял меньше 10 минут, и после первого же занятия Баз успешно проходил 3 стойки.

Вы получаете то, за что щелкаете!

Во время отбора поведения бывает так, что реакция собаки, которую вы, как вам кажется, отбираете и подкрепляете, совсем не совпадает с тем, что думает сама собака. Боб Бэйли напоминает нам: «Вы получаете то, за что щелкаете!» Помните: когда вы занимаетесь отбором поведения, собака всегда права; только она ЗНАЕТ, за что вы поощрили ее. Так вышло и с нами с Базом. Когда я поставила стойки для второго занятия, выяснилось, что мое умозаключение о том, что Баз теперь «знает», как ходить слалом, было неверным. Баз увидел стойки, промчался мимо них и очень красиво сделал «змейку» КО МНЕ. Он мог повторять это снова и снова, но мне мог войти в слалом с того конца, где стояла я, чтобы идти змейкой ОТ меня. Ничего страшного. В этом красота отбора поведения. Когда все идет не так, как вам бы хотелось, просто составьте новый план атаки.

Новый план

Я поставила маленький кусок садового забора около первой стойки, чтобы помочь моему старательному ученику правильно войти в первый пролет. Он отреагировал идеально, как бы говоря «Ах, что ж ты сразу не сказала?» Как только он проделал упражнение три раза, я убрала забор, и мы продолжили уже без реквизита.

Когда я решила, что Баз уже понял, что мне надо, я назвала новое действие командой. Команда была «змейка» (noodle — лапша). Я, конечно, не собиралась бежать на соревнованиях и орать «Змейка». Это была команда, обозначающая проход в трех стойках. Потом я добавила еще три стойки перед этими. Баз сделал их по команде, и вместо того, чтобы щелкнуть за первые три стойки, я поощрила его командой на следующие три. Я использовала хождение в слаломе (которое он любил) как поощрение хождения в слаломе. Я добавила команду «Слалом» гораздо позже — когда я добавила еще несколько наборов по три стойки и поведение стало таким, каким оно должно быть в ринге. После этого Базу никогда больше не приходилось делать «Змейку».

Баз быстро обучался, поскольку был способным и старательным учеником, но из-за его большого роста, юного возраста и бешеного темперамента я отложила занятия со слаломом. И я никогда не учу слалом раньше одного года. Зная, что Баз предпочитает все делать на скорости, я даже подольше подождала с этим. Когда в дело включается риск травмы, лучше всегда перестраховаться.

Я знала, что Баз любит занятия со слаломом, но не понимала, насколько сильно, до следующего случая. Наша компания сидела на соревнованиях по флайболу. В теплый сезон большинство соревнований по флайболу в Канаде проводится в хоккейных залах (безо льда, естественно). Мы сидели в раздевалке такого зала с открытой в холл дверью. Одиннадцатимесячный Баз без поводка катался на спине по кости на полу. Все смеялись над тем, как он рычит на нее за то, что она скребет ему спину. Я нечаянно сказала ему: «Баз, ты такой дурак (noodle)». Он вскочил, огляделся и вылетел из двери. Через мгновение он влетел обратно. Я так смеялась, что не могла его даже позвать, пока он не сбегал за дверь в третий раз. Все еще на взводе, он скулил глядя на меня, и тут до меня дошло. Бедный Баз искал палки, чтобы сделать в них «змейку» (noodle). Он такой.

 

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА. Урок по выбору места занятий

Мотивация — то, что заставляет вас начать. Привычка заставляет вас продолжать.

Джим Рю

Когда Базу исполнился год, я начала гордиться тем, что пережила его детство. Подайте мне весь мир! На этой стадии обучения он никогда не бегал в наш пруд без команды «Беги купаться». Иногда летом он сидел на берегу, глядя то на манящую поверхность воды, то в мою сторону. Это был его способ спросить разрешения: «Мама, можно поплавать?» Иногда я поощряла его, разрешая, но чаще просто подзывала и укладывала около себя, говоря «Хватит зацикливаться». Баз так хорошо себя вел дома, что я наивно сочла, что его самоконтроль относится к любому водоему. Помните принцип DASH? Необходимо отрабатывать выполнение команды в разных местах, чтобы собака имела возможность генерализовать свое поведение по отношению к любому месту.

Я позволила этому важному пункту ускользнуть от меня, когда мы все (Шелби, Стони, Твистер, Баз и я) вскоре после дня рождения База были приглашены в загородный коттедж на выходные, на остров в заливе Георга (огромный залив в озере Гурон). Чтобы попасть в коттедж, собакам было достаточно проплыть 5 минут, а люди и маленькие собаки плыли в каное. Был конец сентября, так что вода была холодной. В первое же утро я встала и выпустила собак на утреннюю прогулку. Я зашла обратно в дом за курткой, поскольку на улице оказалось холоднее, чем я ожидала. Когда я вернулась обратно, три моих собаки меня ждали. База не было. Я не видела его, и что странно, он не отвечал, когда я его звала. Я спустилась на причал, куда мы прибыли накануне, но признаков База не было. Теперь я запаниковала и побежала на другую сторону острова.

На горизонте, в сотне метров от берега, причем направляясь не к материку и не к острову, а к берегам северного Онтарио, находящемуся в сотнях миль, виднелась маленькая точка. Я была уверена, что это мой мальчик, по крикам, которые сопровождали каждый его гребок. Я как следует вдохнула и позвала его как могла только громко. Он послушно сделал большой круг, разворачиваясь ко мне, как огромный паром, входящий в порт; он счастливо лаял всю дорогу обратно. Баз был так далеко от берега, что я не была уверена, что у него хватит сил доплыть, так что я побежала за каное. Когда я приплыла к нему, Баз был просто счастлив, что я решила присоединиться к нему в утреннем заплыве. На берегу он выглядел уставшим, но и только. Он потрусил впереди меня обратно в дом, задрав хвост, довольный собой, как будто он только что открыл новый водный путь на север. Мне оставалось только найти ближайшую твердую поверхность и побиться об нее головой, чтобы напомнить себе, что с Базом надо быть очень осторожной. То, что другие собаки ни за что бы не влезли в такое приключение, еще не значит, что Баз сделает так же.

К году Баз уже знал большинство снарядов аджилити по отдельности. Ему не позволялось делать связки с ними, и он еще ни разу не пробовал качели. Качели я начинаю учить только тогда, когда собака уверенно и радостно преодолевает горку и бум. Для База качели должны были начаться попозже.

При подготовке к работе с зоновыми важно, чтобы собака хорошо умела делать «Цель». Баз начал учиться различным мишеням с четырех месяцев. По команде он мог ткнуться носом в прозрачный пластиковый квадрат и продолжал тычки до получения поощрения (см.главу 8). Потом я начала занятия на лестнице (см.главу 10). Теперь, когда мишени уже не было, Баз просто тыкался носом в землю. К восьми месяцам он уже научился сбегать вниз по разным лестницам и занимать позицию 2-2 внизу. Мы отрабатывали это и в гостиницах, и у друзей в гостях, чтобы Баз хорошо генерализовал это поведение.

Когда Баз победил это задание на лестнице, я стала имитировать условия, больше напоминающие аджилити — менять свою позицию.


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 142; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ