Самонаблюдение, (самовоспоминание)



 

Это мощная психологическая техника, корнями уходящая в древность. На ней основаны большинство приёмов, предназначенных для расширения сознания человека. Во всех религиях многие ритуалы и действия имели в себе основой технику самовоспоминания. Наблюдения за деятельностью своего я со стороны.

 

Указывая на то, что сохранилось до нашего времени, Гурджиев отмечал и то, что было утеряно и забыто. Он упоминал о священных плясках, которые сопровождали "службы" в "храмах повторения" и не были включены в христианскую форму богослужения. Он говорил также о различных упражнениях и об особых позах для разных молитв, т.е. для разных видов медитации; о приобретении контроля над дыханием и о необходимости уметь напрягать или расслаблять по своей воле любую группу мускулов; о многих других вещах, имеющих, так сказать, отношение к "технике религии".

 

Однажды, описывая упражнения в сосредоточении и переключении внимания содной части тела на другую, Гурджиев сказал:

- Когда вы произносите слово "я", замечаете ли вы, где внутри вас звучит это слово?

Мы не сразу сообразили, что он имеет в виду, но очень скоро стали замечать, что, произнося слово "я", некоторые из нас определенно чувствовали, что это слово как бы звучит в голове, другие слышали его в груди, третьи - над головой, вне тела. Должен здесь отметить, что лично я был совершенно лишен этих ощущений, и мне приходится полагаться на показания других. Гурджиев выслушал все наши замечания и сказал, что связанное с этим ощущением упражнение сохранилось до наших дней; по его словам, его выполняют в монастырях на Афоне.

 

Монах стоит на коленях или в какой-то другой позе и, подняв согнутые в локтях руки, произносит громко и протяжно слово "я" и выпрямляется; одновременно он прислушивается к тому, где звучит это слово.

 

Цель упражнения заключается в том, чтобы чувствовать "я" в любой момент, когда человек думает о себе, и переносить "я" из одного центра в другой.

 

В поисках чудесного. Фрагменты неизвестного учения. Успенский Петр.

 

Наблюдение за своим Я, самовоспоминание. Не гарантирую, что в результате выполнения этих методов у вас появиться нимб над головой (хотя, может и появится). Но, благодаря этому упражнению, вы обнаружите многие моменты в вашей психике, в обычной жизни скрытые. Наблюдая за собой, вы вдруг обнаружите, что постоянно испытываете чувство вины по такому- то поводу, или мотивируете себя на деятельность путём переживаний. И множество других моментов, имеющих негативное воздействие на тело.

Или такие распространенные моменты работы оценочного аппарата, например как: «Для того, что бы я мог общаться с человеком, мне надо на него обидеться, найдя в нём какую ни будь негативную черту, иначе, если он сделает мне «плохо», я не смогу ему ответить тем же». И т.д. «Тараканы в голове», которые в обычной деятельности не замечаются, потому что мельтешат и вертятся в механизме психики, как спицы в колесе. Самонаблюдение позволяет остановить и как следует рассмотреть собственный психический механизм. И произвести коррекцию, потому что на его колеса и шестерни со временем налипает множество грязи и лишнего.

Инструкция выполнения очень простая. Наблюдайте за собой, как будто со стороны. Вы шпион, и шпионите за собой. Наблюдаете за своей деятельностью, эмоциями, мыслями, внутренними ощущениями. Без осуждения и оценок, просто вы - фиксирующий прибор. Инструкция простая, но вот выполнять её не так уж легко. Сознание будет постоянно сбиваться в старое русло, вы будете забывать себя.

Вот отрывок из книги, описывающий впечатления об этом упражнении:

 

Все это я понял в первые дни. Позднее, когда я начал учиться разделению внимания, я увидел, что вспоминание себя дает удивительные ощущения, которые естественным путем, сами по себе, приходят очень редко и в исключительных условиях. Так, например, в то время мне нравилось бродить вечерами по Петербургу и "ощущать" его дома и улицы. Петербург полон странных ощущений. Дома, особенно старые, совершенно живые: я только что не мог разговаривать с ними. В этом не было ничего от "воображения". Я просто ходил, стараясь вспоминать себя, и глядел вокруг; ощущения приходили сами собой. Позже я точно таким же образом открыл много неожиданного; но об этом я поговорю дальше. Как-то раз я шел по Литейному проспекту к Невскому и, несмотря на все усилия, не мог сосредоточиться на вспоминании себя. Шум, движение - все отвлекало меня; ежеминутно я терял нить внимания, находил ее и вновь терял. Наконец я почувствовал своеобразное комическое раздражение к самому себе и свернул на улицу влево, твердо решив удерживать внимание на том, что я должен вспоминать себя, хотя бы до тех пор, пока не дойду до следующей улицы. Я дошел до Надеждинской, не теряя нити внимания, разве только упуская ее на короткие мгновенья; потом снова повернул к Невскому. Я понял, что на тихих улицах мне легче не отвлекаться от линии мысли, и поэтому решил испытать себя на более шумных. Я дошел до Невского, все еще помня себя, и начал испытывать состояние внутреннего мира и доверия, которое приходит после больших усилий подобного рода. Сразу же за углом, на Невском, находилась табачная лавка, где для меня готовили папиросы. Продолжая помнить себя, я зашел туда и сделал заказ. Через два часа я пробудился на Таврической, т.е. далеко от первоначального места. Я ехал на извозчике в типографию. Ощущение пробуждения было необыкновенно живым. Могу почти утверждать, что я пришел в себя! Я сразу вспомнил все: как шел по Надеждинской, как вспомнил себя, как подумал о папиросах, как при этой мысли будто бы сразу упал и погрузился в глубокий сон.

 

В то же время, погруженный в сон, я продолжал выполнять какие-то обычные и намеренные действия. Вышел из табачной лавки, зашел в свою квартиру на Литейном, позвонил по телефону в типографию. Написал два письма. Опять покинул дом, дошел до Гостиного двора по левой стороне Невского, собираясь идти на Офицерскую, но потом передумал, так как становилось уже поздно. Взял извозчика и отправился на Кавалергардскую, в типографию. По пути, пока ехал по Таврической, я начал ощущать какую-то странную неловкость, будто что-то забыл. И внезапно вспомнил, что забыл напоминать себя.

 

В поисках чудесного. Фрагменты неизвестного учения. Успенский Петр.

 

 

Для того, что бы убрать ненужную психическую деятельность, нет необходимости постоянно помнить себя. Это удел «просветлённых», мы же решаем более практические задачи, обнаружить и убрать вредную деятельность некоторых частей Я, в обычном состоянии не осознаваемую. Или увидеть, ощутить ловушки, создаваемые второй сигнальной системой, или нашим внутренним миром и нейтрализовать их. Для этого достаточно нечастых «заныров» в состояние самонаблюдения. И что самое главное, выполнять его вы можете в любом месте и в любое время. Идя на работу, на пикнике, или даже занимаясь сексом, вы можете обнаружить в себе вредную психическую деятельность, создающую телу дискомфорт

Вопрос только в том, что считать вредной деятельностью, а что не вредной. Я уже не раз упоминал, что общество заинтересовано пронзить вас своими целями, мотивировать вас через тело и психику. И оно поощряет все «социальные инстинкты», такие как чувство вины, в случае нарушения предписаний общества, и тому подобное. Решайте сами, какие процессы вам необходимы в вашем внутреннем мире. Смотрите на ваше тело, ощущайте его, наблюдайте за собой, и отделите «зерна от плевел»…

 

9 Алкоголь и наркотики.

 

Я не грустный, я трезвый.

 

Из интернета

 

Раз уж начали говорить о голове, то напрямую связанная с этим тема, это наркотики и алкоголь. Эти вещества сопровождают человечество на протяжении всей его истории. И так же на протяжении всей истории они были как источником вдохновения, так и трагедий. Трагедией они в основном становятся, когда человек не может обходиться без них. Воздействуя на мозг, эти вещества останавливают работу мотивационной машины: «Хорошо себя чувствую, оттого, что в жизни всё хорошо, или добился цели, или …(вставьте то, отчего вы чувствуете или будете чувствовать себя хорошо). Алкоголь или наркотики пресекают эту цепочку, замыкая её на себя. «Выпил и хорошо».

Почему алкоголь и наркотики для одних становятся проблемой а для других нет? Глядя на человека, который катится вниз, мы зачастую пожимаем плечами, нам не понять его. Но это на первый взгляд, если вы углубитесь, вы изучите его личную историю, желательно с раннего детства, то беспорядочно разбросанные пазлы сложатся в ясную картину. Вы станете на его место, и всё будет понятно. У алкоголиков и наркоманов в их личной истории, как правило, существует несколько составляющих. Первая идёт из детства, в основном из раннего. Это различные жесткие установки, табу, которые нельзя нарушать. Табу может стать что угодно, необязательно это запреты, скорее это шаблоны, «как должно быть». Например – любовь должна быть единственной и на всю жизнь, или отношения между родителями должны быть идеальные, жесткие установки ролей – мужчина должен быть таким, жещина - такая. Ребёнок не облекает это в слова, он просто видит, и у него в мозгу складывается будущая программа поведения, «как должно быть». С возрастом эти шаблоны уйдут в подсознание, человек не будет знать, что они у него есть. Но стоит ему сделать «шаг в сторону или прыжок на месте» от заданных программ, как тут же на него обрушиться карающая плеть подсознания, в виде внутреннего дискомфорта, и чуть ли не физической боли. И единственным путем, способным увести от этого душевного и физического дискомфорта, является приём обезболивающего, алкоголя или наркотиков. Особенно данная тенденция ярка, когда кто- либо из родителей, или близким подобным же образом решал свои проблемы. Этот способ въедается в мотивационный аппарат, как более простой путь, комфорт и удовольствие не от достижения цели, а от «выпил – и хорошо».

Многие наверно наблюдали такие истории. От мужа ушла жена, или разрушилась семья, или произошло ещё что - либо, не согласующееся с подсознательным «так должно быть», и человек стремительно катиться в пропасть. Но это что касаемо родственно – семейных причин. Так же причиной может стать социальный статус, хочется жить хорошо, занимать в обществе такую – то нишу, но никак не получается, отсюда возникает жажда «виртуальной реальности» где всё хорошо, даваемой алкоголем или наркотиками. Поэтому данной напасти наиболее подвержены социальные низы.

В общем, причинной является то, что у человека возникает постоянная необходимость альтернативной реальности, потому что в обычной, он испытывает боль, дискомфорт, неприятие… Основными причинами боли и дискомфорта могут быть разногласия между тем, что вбито в подсознание в детстве, и существующей реальностью.

Так же, в жестокие шутки с человеком играет его так называемый «внутренний мир», особенно если он «богатый». Богатый внутренний мир, не состыкующийся с реальностью, и от этого дискомфорт и желание уйти от него с помощью обезболивающего. Взять алкоголиков, каждый третий имеет по два образования, а то и по три, бывшие профессора, доценты… Но это не помогло им…

Настоящие причины алкоголизма и наркомании скрыты в подсознании, под слоями личной истории и личного образа самого себя «мистера крутого». Если вы скажете этому человеку истинную причину его болезни, в семидесяти процентах случаев он ответит, что «не может быть, что бы я, да из – за этого!…» Во «всаднике без головы» я уже упоминал, что эта болезнь часто скрывается под маской удали и куража, что особенно свойственно России, в силу традиций. Но стоит ткнуть в эту маску посильнее, сказать человеку о причине, причём сделать это в нужный момент, и если вы внимательны, вы увидите – несмотря на его отрицания, у человека затрясутся руки, и он вскоре побежит за следующей порцией обезболивающего. Вы ткнули в старую рану, он скрывает её от себя и от окружающих, а сейчас рой мух взвился над ней. И многие таскают эти раны на себе, не давая им зажить, потому что традиция говорит, что в таких случаях надо страдать. Это виртуальные вериги, которые находятся в голове, но вполне физически калечат тело. А ещё и обезболивающее сверху, регулярно. Так называемый «средний человек» для экстрасенсорного зрения представляет весьма печальное зрелище. Он нередко нуждается в алкоголе или наркотиках, в силу изувеченности собственного биополя, но сам об этом не знает, а ощущает импульсы влечения к обезболивающему.

Врачи же лечат не причины, а следствия. Кодируют, перекодируют. Если причина не удалена, не будет алкоголя или наркотиков, человек найдёт другой способ медленного самоубийства. Особенно часто такое случается при кодировании, некоторое время человек держится, а затем срывается в ещё большее самоуничтожение. Подсознание похоже на реку, его не запрёшь плотиной, рано или поздно её прорвёт. Надо копать другое русло. Чем мы и займёмся.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 354;