Полемика св. Григория с Варлаамом и Акиндином



 

Описывая жизнь святого Григория, мы намеренно не остановились подробно на третьем периоде его жизни, в который им были написаны основные богословские и полемическо-богословские сочинения.

Именно изучение этого третьего периода по творения свт. Григория Паламы нам даст возможность проникнуть в суть учения святителя о Боге и указать на те элементы этого учения, вокруг которых не утихает богословская полемика до сих пор – и не только в межконфессиональной христианской полемики, но даже в православной среде. Такую попытку мы предпримем в третьей главе.

Мы уже отмечали, что св. Григорий как придворный философ имел все возможности наследовать высокое положение отца при дворе византийского императора, и ему уже подыскивали невесту, но он, все более и более возгревал в себе желание отречься от мира и последовать монашеским путем. Патриарх Филофей Константинопольский, описывая путь святого Григория на Афон, повествует,, как он будучи столь юным двадцатилетним юношей, сумел одержать победу над еретиками мессалианами или евхаитами, которые не признавали никаких молитв, кроме Господней[11]. Так оттачивалось богословское и полемическое оружие святителя, но этому знанию еще не хватало аскетической опытности, и мы не заметим в течении девяти лет жизни св. Григория значительных богословских сочинений.

Именно в защиту афонских исихастов от нападений лжемудрствующих философов Варлаама и Акиндина он пишет святой Григорий самый известный главный свой труд – «Три триады в защиту священнобезмолствующих». Митрополит Иерофей (Влахос) в книге «Святитель Григорий Палама как святогорец»[12] в третьей главе «Святитель Григорий как выразитель исихастской традиции Святой Горы» таким образом описывает этот спор

Прибыв в Ватопедскую обитель, он поступает в послушание к старцу Никодиму, славившемуся высокой духовной жизнью[13]. Именно жизнь на Святой горе дала святому ту духовную крепость и рассудительность, которыми так богаты его сочинения зрелого периода. Но пребывание на Афоне не было слишком продолжительным – около 9 лет, после нападения на Св. гору сарацин он вынужден удалиться в Фесалоники (Солунь) и там его поставляют священником и затем епископом города.

Именно в защиту афонских исихастов от нападений лжемудрствующих философов Варлаама и Акиндина он пишет святой Григорий самый известный главный свой труд – «Три триады в защиту священнобезмолствующих»[14].

Суть полемики святителя Григория Паламы с Варлаамом Калабрийским и Григорием Акиндином заключается в следующем. Оба монаха были противниками свт. Григория по схожим внешним мотивам. Оба они достигли высокого положения при дворе Палеологов, и обоих в равной степени интересовало благоволение императора для утверждения своего при дворе. Для этого необходима была яркая богословская победа. И если Варлаам ее добивался уже будучи убежденным филокатоликом (он заканчивает свои дни епископом Римско-католической Церкви и знаменит как учитель Фр. Петрарки греческому языку), то для Акиндина была важна победа над Григорием в силу тщеславного мнения, что он, будучи низкого происхождения и образования, может противостать самому прославленному Григорию Паламе, имеющего высокое аристократическое происхождение и блестящее светское образование.

Сведение об оппонентах свт. Григоря Паламы Варлааме и Акиндине можно почерпнуть в «Православной энциклопедии».

 «ВАРЛААМ КАЛАБРИЙСКИЙ. (мирское имя - Бернардо Массари) (ок. 1290, Семинара, Калабрия - 1348, Авиньон?), визант. писатель, философ и богослов, еп. Джераче. Воспитывался в правосл. вере, хотя и в лат. окружении, посещал лат. школу (Калабрия с VIII в. была номинально подчинена К-польскому Патриархату, но со времени завоевания Юж. Италии норманнами в XI в. там господствовали лат. обычаи). В юные годы поступил в один из мон-рей устава св. Василия (см. ст. Василиане) и принял имя Варлаам. Первоначальное образование получил, по всей вероятности, в василианском мон-ре св. Илии (Сант-Элия ин Галатро) в Калабрии. Здесь В. К. изучал греч. и лат. словесность, занимался философией Платона и Аристотеля, а также получил начальные сведения о лат. схоластике. Без сомнения, ему были известны сочинения Фомы Аквинского (не в полном объеме, но только в виде избранных цитат - Fyrigos. 1980); однако предположение о его знакомстве с трудами Иоанна Дунса Скота и тогдашних номиналистов недостаточно обосновано. … Несмотря на строгое предостережение Патриарха Иоанна XIV Калеки (1334-1347), В. К. продолжил полемику со свт. Григорием Паламой в Фессалонике и начал писать сочинения против монахов-исихастов, к-рых иронично называл «пуподушниками» (ὀμφαλόψυχοι)»[15].

«ГРИГОРИЙ АКИНДИН. Григорий Акинди́н [греч. Γρηγόριος ὁ ᾿Ακίνδυνος] (ок. 1300, Прилап, совр. Прилеп, Македония - 1348), иером., визант. писатель, философ, богослов, осужденный как еретик за противоборство учению свт. Григория Паламы. Мирское имя неизвестно; имя Григорий, как и прозвище Акиндин (букв.- безопасный), он принял сам, с юности избрав монашеское служение. Место рождения Г. А. в славянизированной Македонии еще не означает, что он был болгарин, как иногда утверждали его противники. Скорее всего Г. А. род. в семье крестьян. Свт. Григорий Палама в одном из писем сообщает о его родителях, что «и имени их никто назвать не может, кроме того, что они разбойничали и грабили где-то на западных границах» (ΓΠΣ. T. 2. Σ. 348). Г. А. иногда гордился своей простонародностью и указывал на то, что Моисей и Давид тоже были «из пастухов» (PG. 150. Col. 859A). В то же время в письме к киприоту Георгию Лапифу он сетует на свою «худородность», к-рая мешает ему противостоять именитым «новым богословам» (Greg. Acind. Ep. 42). Возможно, именно происхождение помогло Г. А. сблизиться с др. провинциалами - Варлаамом Калабрийским, патриархом Иоанном XIV Калекой, Никифором Григорой,- сделавшими карьеру по схожей схеме: начальное образование на родине, переезд в большой город, поиски учителей и покровителей…»[16].

Митрополит Иерофей (Влахос) в книге «Святитель Григорий Палама как святогорец»[17] в третьей главе «Святитель Григорий как выразитель исихастской традиции Святой Горы» таким образом описывает спор святителя Григория с Варлаамом: «Варлаам, например, считал, что, для того чтобы достичь совершенства, монахи должны стремиться к овладению мирской мудростью…Здесь мы бы хотели остановиться на некоторых моментах из первой триады «В защиту священно- безмолвствующих». В этой триаде рассматриваются три вопроса. Первый — об отношении между двумя видами мудрости, мирской и божественной. Второй вопрос связан с умной молитвой, т. е. с возвращением и пребыванием ума в сердце. И третий касается созерцания нетварного света.

В первой части первой триады святитель Григорий Палама опровергает мнение Варлаама о том, что человеческое знание — это дар Божий и имеет равную или даже более высокую ценность, чем мудрость апостолов и пророков. Святой Григорий показывает, что Варлаам пришел к ложным умозаключениям, поскольку опирался на человеческие знания. Варлаам, например, считал, что, для того чтобы достичь совершенства, монахи должны стремиться к овладению мирской мудростью. Не соглашаясь с этим воззрением, святитель Григорий утверждает, что цель человека заключается в уподоблении Богу. После грехопадения человек потерял свое устремление к этому уподоблению, и образ помрачился. Цель человека сейчас — очистить образ, и «плотская мудрость» здесь помочь не может. Поскольку помрачение образа происходит через грех, то это означает, что, только отвратившись от греха, стяжав внутреннюю молитву, живя по заповедям Христовым и достигнув созерцания, человек действительно реализует в себе присущий ему образ Бога (τό κατα εικόνα). Поэтому философский путь и путь христианский имеют разные основания».

 В последней трети первой триады св. Григорий и выводит учение о нетварном свете, зрения которого сподобляются очищенные в аскетическом монашеском подвиги афонские исихасты, учение которых Варлаам едко высмеивал: «Этот свет не является символическим и тварным, но это сияние ипостасного Света, само Божество. Фаворский свет — это не какая-то третья скрытая природа Христа, но то же самое Божество. И в конце третьей части святитель Григорий говорит об огромном различии, которое существует между богословом и боговидцем. Богослов может говорить о Боге, даже не имея собственного опыта богообщения, боговидцем же является тот, кто сам узрел Бога. Богословие отличается от боговидения так же, как знание о какой-либо вещи отличается от обладания ею»[18].

Мы ничего не сказали о Никифоре Григоре[19], который в богословском диспуте посрамил даже Варлаама, но до конца жизни был противником Григория Паламы в силу того, что не разделял церковного учения Паламы о природе благодати. Но его богословская позиция мало что прибавит к изучению наследия св. Григория, а осуждение Никифора на Константинопольском соборе 1351 года просто отвергает его критические позиции против Паламы.

Св. Григорий мирно скончался после 4 константинопольских Соборах, утвердившем богословскую правоту святителя.

Таким образом, в последнем, третьем периоде жизни свт.Григория Паламы происходят многие события, послужившие росту святого Григория как богослова, блестящего полемиста, мужественного защитника православия даже в неблагоприятной среде, когда сам Патриарх Иоанн Калека пытался обвинить в ереси святого.

 

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 682;