Начало экспериментальных исследований предпосылок и движущих сил эволюции



 

Формирование и развитие синтетической теории эволюции.

Не простым был путь к синтезу. Первым шагом на этом пути может считаться вскрытие зако­номерностей распределения хромосом при клеточном делении. Основываясь на этих фактах. А. Вейсман (1834 -1914) формулирует основные положе­ния хромосомной теории наследствен­ности и впервые выдвигает принцип невозможности передачи по наследству «благоприобретенных» признаков.

До сих пор иногда встречаются ис­следователи, признающие принцип на­следования «благоприобретенных» признаков («адекватная изменчи­вость», «соматическая индукция» и т. п.). Однако из признания факта влияния внешней среды на наследст­венность (никогда не оспариваемого генетикой) не вытекает возможность адекватной изменчивости. По-прежне­му справедливо прекрасное сравнение Ч. Дарвина: «...мы ясно видим, что при­рода условий имеет в определении каждого данного изменения подчинен­ное значение по сравнению с природой самого организма; быть может она имеет не большее значение, чем имеет природа той искры, которая воспла­меняет массу горючего материала, в оп­ределении свойства (вспыхивающего) пламени».

Упоминавшаяся мутационная ги­потеза эволюции Г. де Фриза сыграла важную положительную роль при син­тезе генетики и дарвинизма, ускорив накопление точных данных по наслед­ственной («неопределенной» по Дар­вину) изменчивости в живой природе. После обнаружения у дрозофилы групп сцепления генов по числу имеющихся хромосом окончательно оформляется хромосомная теория наследственности (Т. Г. Морган, А. Стертевант и др.).

Переход к популяционному мышле­нию. В потоке разнообразных генети­ческих исследований формируется знаменитый «принцип Харди» (1908): без внешнего давления каких-либо факторов частоты генов в бесконечно большой панмиктической популяции стабилизируются уже после одной сме­ны поколений. Другими словами, при отсутствии внешних давлений частоты генов в популяции должны быть по­стоянными.

Исходя из принципа Харди, С. С. Четвериков (1882 -1959) пока­зал, что в результате постоянно проте­кающего мутационного процесса во всех популяциях создается и су­ществует наследственная гетероген­ность (наследственная гетероген­ность - различные мутации и комби­нации, представляющие генетическую основу эволюционного процесса). Из расчетов С. С. Четверикова следова­ло, что во всех без исключения попу­ляциях должны присутствовать самые различные мутации. В ходе «пере­работки» этих мутаций под дейст­вием естественного отбора и осу­ществляется процесс эволюции. Эк­спериментальные проверки полностью подтвердили вывод С. С. Четверикова о насыщенности природных популяций разными мутациями.

Проведенные в 1928 - 1930 гг. ис­следования (Р. А. Фишер, Н. П. Дуби­нин и Д. Д. Ромашов, С. Райт и др.) показали, что в эволюции большую роль играет не только появление новых мутаций, но и изменение частоты встречаемости существующих аллелей (гена) благодаря случайным процес­сам - колебания численности популя­ции, утраты генов и т. д. Эти процессы называются «дрейфом генов» или «генетико-автоматическими процессами».  

Генетика позволила проанализиро­вать основные моменты протекания эволюционного процесса от появления нового признака в популяции до воз­никновения нового вида. На внутри­видовом (микроэволюционном) уровне при изучении эволюции оказалось воз­можным применить точные экспери­ментальные подходы, которые помогли выяснить роль отдельных эволюцион­ных факторов, сформулировать пред­ставления об элементарной эволюцион­ной единице (популяция), элементар­ном эволюционном материале и яв­лении. Все это привело к созданию Ф. Г. Добржанским и Н. В. Тимофеевым-Ресовским в 1937-1939 гг. уче­ния о микроэволюции — одного из главных разделов современной теории эволюции.

В развитии этапа эво­люционной теории, называемого синте­тической теорией эволюции, большую роль сыграло объединение данных многих отраслей биологии на базе дар­винизма: генетико-экологического изу­чения структуры популяции (Н. И. Ва­вилов, Г. Турессон, Е. Н. Синская, Дж. Клаузен, М. А. Розанова и др.), экспериментального и математическо­го изучения борьбы за существование и естественного отбора (В. Н. Сука­чев, Дж. Б. С. Холдейн, Г. Ф. Гаузе, Г. Кетлуэлл и др.), данных экспери­ментальной и теоретической генетики (М. Лернер, К. Мазер, И. И. Шмальгаузен, Н. П. Дубинин, Б. Ренш, Е. Б. Форд, Г. Стеббинс и др.), развития теории вида (Н. И. Вавилов, Э. Майр, К. М. Завадский, В. Грант и др.) и ряда других направлений. Можно сказать, что современный, синтетический этап развития теории эволюции прежде все­го - развитие учения о микроэволю­ции.

Выделение микроэволюционного уровня в теории эволюции и значитель­ный прогресс в изучении механизмов эволюционного процесса способство­вали разработке проблем эволюции и более крупного уровня - макроэволюционного (Н. И. Вавилов, И. И. Шмальгаузен, Дж. Г. Симпсон, Б. Ренш, А. Н. Северцов и др.).

В нашей стране активно развивалось исследование эволюции отдельных крупных групп животного и раститель­ного мира (цветковых растений - Б. М. Козо-Полянский, А. Л. Тахтаджян и др., членистоногих - М. С. Гиляров, Д. М. Федотов и др., простей­ших - В. А. Догель, Ю. И. Полянский.

Название «синтетическая» происходит, по-видимому, от названия знаменитой сводки Дж. Хаксли (1942) «Эволюция. Современный синтез».

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 190; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ