Поэтому делай все, что можешь делать, и, делая это, ты узнаешь, что это было за побуждение. Выражай себя, старайся передать это послание и не бойся.



Огромный страх возникает, когда вы пытаетесь передать что‑то невероятно ценное; возникает огромный страх, вы начинаете нервничать. Но нервничать нет никакой необходимости, поскольку к вам это не имеет никакого отношения. Это побуждение исходит из самых сокровенных источников вашего существа, оно божественно. Вы в руках Бога; станьте его орудием, не нужно беспокоиться.

Не нужно гордиться, если происходит что‑то хорошее, не нужно стыдиться, если что‑то не получается. Сложите и хорошее, и плохое к ногам Бога и освободитесь от осознания своего «Я» – потому что, не освободившись от осознания своего «Я», вы никогда не станете подлинным творцом в том смысле, который я придаю этому слову.

У подлинного творца нет «Я». Подлинное творчество исходит из «не‑Я», подлинное творчество исходит из внутренней пустоты. Когда человек совершенно пуст, он наполнен Богом. Не быть – это способ позволить Богу войти в вас. Если вас слишком много, его нет. Если нет вас, тогда есть только он. А творчество – это дело творца.

Человек никогда не творит, творит всегда Бог. И поэтому поэт, когда он творит, божественен, и художник, когда он пишет, божественен. Единственно, если человек осознает свое «Я», тогда Бог не присутствует; тогда все, что он сделает, будет субъективным искусством.

Но если человека нет, если он утонул в живописи, полностью потерял, забыл себя, если нет ни осознания своего «Я», ни эго, тогда присутствует Бог. Когда вы видите, что художник рисует, совершенно потеряв себя, задержитесь, побудьте с ним. Бог совсем близко – гораздо ближе, чем его можно обнаружить в храмах, мечетях, церквях.

Когда певец поет, посидите с ним рядом. Почувствуйте: Бог очень близко. Когда кто‑то играет на флейте, спрячьтесь за деревом и послушайте, и вы сможете кое‑что увидеть, нечто не от мира сего, нечто, пришедшее свыше. Творчество всегда нисходит свыше.

Второй вопрос:  

Ошо,

Что такое жизнь?

Жизнь – это не то, чему можно дать определение. Кроме того, жизнь не одна; жизней существует столько, сколько существует людей. Жизнь – это не единичное явление. У моей жизни свой собственный вкус, твоя жизнь обладает своей собственной индивидуальностью. Жизнь дерева, несомненно, не твоя жизнь, а жизнь реки – это не жизнь дерева.

Жизнь – это разнообразие, у жизни миллионы форм. Разве можно ее определить? Ни одно определение не будет справедливым. Да, жизнь можно проживать, ее можно пробовать, но ее нельзя определить. И твое определение просто продемонстрирует твой опыт. Оно ничего не скажет о самой жизни, а лишь что‑то расскажет о том, как ты понимаешь свою жизнь. Оно не будет иметь никакого отношения к жизни других людей. Помни об этом, и тогда жизнь будет ощущаться как потрясающая тайна.

В маленьком техасском городке Сол Гринберг был единственным евреем. Он по собственной воле раздавал свое богатство, причем особую щедрость проявлял к черному населению. А потом он умер.

Поскольку у него не было родственников, все свое имущество Гринберг завещал горожанам. И, чтобы выразить свое уважение и благодарность, те решили устроить Гринбергу роскошные похороны.

Жители одели его в ковбойский костюм, не забыв огромную шляпу и золотые шпоры. Они заказали кадиллак из чистого золота, посадили Гринберга за руль, а затем выкопали яму, достаточно большую, чтобы в ней поместились автомобиль и его покойный водитель.

Когда кадиллак опускали в могилу, поблизости стояли двое негров, и один из них, повернувшись к другому, заметил: «Да, братан, уж кто‑кто, а эти евреи точно умеют жить!»

Определение зависит от тебя. Оно всегда будет твоим определением, определением твоего понимания жизни; оно не будет определением жизни. Для того, кто без ума от денег, жизнь будет иметь отзвук денег, чистого золота. Для того, кто без ума от власти, жизнь будет иметь другой вкус. Для поэта в жизни, конечно же, будет что‑то поэтическое.

От индивидуальности к индивидуальности это будет по‑разному, зависит от ситуации. Но одна вещь является главной, существенной, и о ней мне хотелось бы тебе сказать. Очень существенно одно: каждый, кто действительно живет, будет пребывать здесь‑и‑сейчас. Какой бы ни была форма, и каким бы ни было проявление его индивидуальной жизни, существенным будет одно: качество пребывания здесь‑и‑сейчас.

Прошлого больше нет, будущего еще нет, и поэтому те, кто живут в прошлом, не живут; они лишь думают, что живут. А те, кто живут в будущем, жить не могут, поскольку что можно делать с будущим, которое еще не пришло?

Однако именно так живут люди. Миллионы живут в прошлом, а оставшиеся миллионы живут в будущем, и очень редко можно найти человека, который живет здесь‑и‑сейчас. Но это подлинный человек, это человек, который действительно жив. Для жизни нужно лишь одно: быть укорененным в настоящем моменте. Жизнь не может укорениться ни в каком другом месте. Прошлое – это память, будущее – это воображение; и то, и другое нереально.

Реальность – это настоящий момент, «это‑вость».


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 229;