Ты спрашиваешь меня: «Кто такой лентяй?»



Это очень относительно. Мое собственное мнение таково: действуй, только когда это существенно. И даже делая всякие вещи, не становись делателем, стань не‑делателем. Пусть через тебя действует Бог; в этом случае действие и бездействие едины.

Именно об этом говорит Лао‑цзы: «Ву‑вей» – действие через бездействие. В этом случае действие и лень перестают быть противоположностями, а становятся взаимными дополнениями. Настоящий человек будет обладать обеими этими способностями: он может действовать, он может быть ленивым, он может отдыхать.

Обычно происходит так, что люди впадают в зависимость, либо от работы, либо от лени – и это неправильно. Не впадайте в зависимость. Делайте, но не становитесь делателем. И тогда, даже делая какие‑то вещи, вы будете оставаться в состоянии покоя, в полном покое.

Александр пребывает на периферии, а Диоген – в центре: таково мое определение целостного человека.

Мулла Насреддин однажды сказал мне:

– У моего дяди живет самый ленивый петух в мире.

– Как ты это определил? – спросил я у него.

– На рассвете он просто ждет, когда какой‑нибудь другой петух прокукарекает, а затем кивает головой.

На сегодня достаточно.

Глава 21

Бродяги души

В любой области учись без предвзятости; во всем важна глубокая и всеобъемлющая подготовка.

Всегда медитируй на определенные объекты.

Не следует обращать внимания на прочие факторы.

А посему занимайся тем, что важно.

Ничего не делай наоборот.

Не будь нерешительным.

Учись отсоединению.

Однажды ко мне пришел джайнский монах. Он спросил: «Реален ли ад? Действительно ли ад существует?». Вместо ответа я спросил у него: «А где, по‑твоему, ты живешь?» Человечество живет в аду, потому что оно перевернуто с ног на голову. Чтобы научиться стоять на голове, не нужно обращаться к какому‑нибудь глупому учителю йоги, потому что вы уже на ней стоите. Во всем царит беспорядок. На протяжении столетий у вас внутри все перепутывалось; вместо порядка у вас внутри создавался хаос. Вы – это просто своего рода безумие. Все, что вы считаете нормальным, вовсе таковым не является. Оно лишь кажется нормальным, поскольку вы жили с этими людьми с самого раннего детства и начали думать, что раз это единственные люди, то они, должно быть, нормальные.

Это как если бы человек родился в сумасшедшем доме и с самого начала был знаком только с сумасшедшими; он будет считать их нормальными. На самом деле, если такой человек когда‑нибудь встретит кого‑то, кто пребывает в здравом уме, он будет очень озадачен, не сможет поверить своим глазам. Он подумает, что этот человек сошел с ума.

Человек – это хаос. Пусть эта мысль глубоко проникнет в ваше сердце, потому что только тогда может возникнуть желание создать из этого хаоса порядок. Как только вы понимаете, что стоите на голове, наступает важный момент. Теперь вы больше не можете продолжать стоять на голове: вы должны что‑то делать, это неизбежно. Вы вынуждены действовать, – и само это действие становится религией.

Религия направлена против общества, потому что общество живет за счет этого так называемого нормального безумия людей. Общество хочет, чтобы люди были ненормальными, только тогда их можно эксплуатировать, только тогда их можно низвести до положения машин, только тогда их можно превратить в рабов – легко и без всякого сопротивления.

На протяжении тысячелетий человечество жило в состоянии тюремного заключения. Этим тюрьмам были даны прекрасные названия: вы называете их церквями, религиями, идеологиями. Кто‑то живет в католической тюрьме, а кто‑то – в коммунистической, но каждый продолжает хвастаться своей тюрьмой, тем, что его тюрьма гораздо лучше. Однако любой человек, живущий в соответствии с какой‑либо идеологией, – это заключенный, потому что любая идеология сужает сознание, становится цепями, сковывающими ваше существо. Каждый, кто принадлежит к какой‑либо толпе, – из страха, из обусловленности, в результате своего рода гипноза, – по сути, человеком не является; он еще не родился. Ему был предоставлен удобный случай, но он продолжает его упускать.

Вам внушили ценности, которые в действительности ценностями не являются, вас обучили вещам, которые в своей основе ядовиты. Например, вас учили не любить себя; вам говорили это так часто, что это кажется просто фактом, прописной истиной. Однако человек, который не способен себя любить, не будет способен любить и никого другого. Человек, который не способен любить себя, вообще не способен любить.

Вас учили быть альтруистами и никогда не быть эгоистами. И это кажется таким прекрасным – но только кажется ; это разрушает самые ваши корни. Только подлинно эгоистичный человек может быть альтруистом, потому что тот, кто не укоренен в своем эго, не эгоистичен, не будет беспокоиться ни о ком другом. Если он не в состоянии позаботиться о самом себе, как он может позаботиться о ком‑то еще? Он убивает себя; естественно, что он станет убийцей.

Все ваше общество до настоящего времени было обществом убийц. Некоторые люди совершают самоубийство; они становятся святыми. Другие снова и снова совершают убийства; они становятся известными политиками, великими лидерами – Чингисхан, Надир Шах, Тамерлан, Александр Македонский, Наполеон, Адольф Гитлер, Сталин, Мао. Однако и те, и другие – невротики; и те, и другие нездоровы.

Вы должны усвоить новые ценности. Сутры Атиши вам в этом очень помогут. Он был подлинным революционером, подлинно религиозным человеком – человеком, который знает – не из писаний, а по собственному опыту; человеком, который на самом деле настолько переполнен состраданием, что хочет помочь, хочет оказать хоть какую‑то помощь страдающему человечеству. А страдающему человечеству нельзя помочь, создавая больше больниц или распространяя среди людей образование. Страдающему человечеству можно помочь, только дав ему новую душу.

Люди, подобные Матери Терезе из Калькутты, просто поддерживают статус‑кво. Именно поэтому они пользуются уважением со стороны статус‑кво. Их награждают золотыми медалями, призами, премиями, и общество полагает, что Мать Тереза – это символ подлинной благосвятости. Это не так; она просто состоит на службе у прогнившего общества. Конечно, прогнившее общество ее уважает. Но она не революционер, она не религиозный человек.

И это нужно понять: общество уважает только тех святых, которые, на самом деле, являются не мудрецами, а агентами – агентами, помогающими обществу сохранять все как есть, агентами государственной структуры.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 265; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ