Атиша выступает не за государственную структуру. Он хочет создать нового человека, новое человечество, о котором всегда мечтали будды. Их мечты все еще не стали реальностью.



Вот и я пришел с той же самой великой мечтой о рождении нового человека. Вы – моя надежда; точно так же надеялся на своих учеников Атиша. Эти сутры не были записаны в виде книги, они были даны его ученикам для медитации.

Первая сутра:

В любой области учить без предвзятости; во всем важна глубокая и всеобъемлющая подготовка.

Первое – это беспристрастность: следует быть непредубежденным; а никто не свободен от предубеждений. И это – главное требование для того, чтобы ваше понимание росло. Чтобы выйти из тюрем, в первую очередь необходимо отбросить предубеждения – предубеждения, называемые индуизмом, предубеждения, называемые мусульманством, предубеждения, называемые христианством. Нужно отбросить все предубеждения. Как вы можете познать истину, если вы уже решили, в чем она состоит? Если вы уже функционируете, исходя из неких представлений, вы никогда не придете к истине – никогда! Это невозможно.

Не начинайте с априорных допущений, не начинайте с какой бы то ни было веры. Только тогда вы будете подлинным искателем. Однако каждый начинает с веры – кто‑то верит в Библию, кто‑то в Коран, кто‑то верит в Гиту, а кто‑то в Дхаммападу. Они начинают с веры.

Вера означает, что вы не знаете, но, тем не менее, приняли что‑то как само собой разумеющееся. Теперь вы приложите все усилия, чтобы доказать, что это действительно истинно; это станет игрой вашего эго. Каждое верование превращается в игру эго – вы должны доказать его истинность. Если оно ложно, то вы не правы, если оно истинно, то вы правы. А каждый человек – это не что иное, как мешок, набитый верованиями.

Запомните: все верования глупы. Я не утверждаю, что эти верования в своей основе ложны, – может быть, они ложны, а может быть, и нет; однако верить – глупо. Разумно – знать . Возможно, когда вы познаете, истиной окажется как раз то, во что вас призывали верить другие люди; и, тем не менее, верить в это – неправильно, правильно – знать это. Дело в том, что, поверив во что‑то такое, чего вы не знаете, вы тем самым уже начинаете собирать вокруг себя темноту, которая отнюдь не поможет вам познать, увидеть. Вы уже становитесь знающим. А познание случается не с тем, кто является знающим, а с тем, кто невинен. Познание случается с теми глазами, которые абсолютно не запорошены пылью знания.

Первое, что говорит Атиша: «Будьте непредвзятыми, начинайте без каких‑либо умозаключений, начинайте без какого‑либо априорного верования». Начинайте не интеллектуально, а экзистенциально; это два различных измерения, причем не просто различных, но диаметрально противоположных.

Кто‑то может начать свое путешествие в любовь с поиска информации о любви, с того, что отправится в библиотеку, посмотрит, что сказано о любви в Британской энциклопедии. Это интеллектуальный поиск. Возможно, этот человек соберет много информации, возможно, он напишет научный труд; возможно, какой‑нибудь дурацкий университет присвоит ему степень доктора философии, но этот человек не познал любви. Все, что он пишет, лишь интеллектуально; это не основано на его опыте. А если это не основано на его опыте, то это не является истиной.

Истина – это переживание, а не верование. Истина никогда не приходит в результате сбора информации о ней: с истиной необходимо столкнуться, с истиной необходимо встретиться лицом к лицу. Человек, собирающий информацию о любви, подобен человеку, изучающему Гималаи по карте. Карта – это не гора! И если вы начнете верить в карту, вы будете по‑прежнему упускать гору. Если вы станете слишком одержимы картой, то гора может оказаться прямо перед вами, но вы так и не сможете ее увидеть.

И именно таково положение дел. Гора действительно находится перед вами, но ваши глаза заполнены картами – картами этой самой горы, картами, изображающими эту самую гору и нарисованными разными исследователями. Кто‑то взобрался на гору с северной стороны, кто‑то – с востока. Они нарисовали разные карты. Коран, Библия, Гита – это разные карты одной и той же истины. Но вы слишком заполнены картами, слишком обременены их весом; вы не можете сдвинуться даже на дюйм. Вы не видите гору, которая возвышается прямо перед вами, ее девственные снежные пики, подобно золоту, сияющие в свете утреннего солнца. У вас нет глаз, чтобы ее увидеть.

Предубежденный глаз слеп; сердце, наполненное умозаключениями, мертво. Слишком много априорных допущений – и ваша разумность начинает терять свою остроту, свою красоту, свою интенсивность. Она становится безжизненной. Безжизненная разумность – это то, что называется интеллектом. Ваша так называемая интеллигенция на самом деле не разумна; она всего лишь интеллектуальна. Интеллект – это труп. Вы можете его нарядить, украсить огромными жемчужинами, алмазами, изумрудами, но труп по‑прежнему останется трупом.

Быть живым – совершенно другое дело. Разумность – это живость, это спонтанность, это открытость, это уязвимость, это непредвзятость, это смелость действовать без умозаключений. А почему я говорю, что это смелость? Это действительно смелость, потому что, когда вы действуете, исходя из умозаключения, умозаключение вас защищает, обеспечивает вашу безопасность, защиту. Вы хорошо с ним знакомы, вы знаете, как к нему прийти, с ним вы очень эффективны. Действовать без умозаключения означает действовать в невинности. Безопасности нет, вы можете совершить ошибку, можете сбиться с пути.

Тот, кто готов продолжать исследование, называемое «истиной», должен быть готов и к тому, чтобы совершить множество ошибок, просчетов, должен уметь рисковать. Возможно, вы заблудитесь; но именно так достигают цели. Много, много раз сбиваясь с пути, вы учитесь тому, как с него не сбиваться. Совершая множество ошибок, вы узнаете, что такое ошибки, и как их не совершать. Зная, что такое заблуждение, вы все ближе и ближе подходите к тому, что есть истина. Это индивидуальное исследование; вы не можете полагаться на чужие выводы.

И поэтому Атиша говорит:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 256;