Медитируй на три вещи, которые не должны быть уничтожены. Будда, санга, дхамма – медитируйте над этими тремя вещами, которые не должны быть уничтожены



Будда, санга, дхамма – медитируйте над этими тремя вещами, которые не должны быть уничтожены. Мир будет очень сильно настроен против этих трех вещей, мир будет стремиться их уничтожить. Те, кто любят истину, подлинные искатели, исследователи, сделают все, чтобы защитить эти три вещи.

Во‑первых, будда. Почему всякий раз, когда появляется будда, в какой бы то ни было форме, мир создает для него столько трудностей? Это могут быть Кришна, Христос, Атиша, Тилопа, Сараха; будда может появиться в любой форме. Под буддовостью я подразумеваю осознанность, пробужденность. Везде, где происходит пробуждение, весь мир становится к нему враждебным. Почему? – потому что весь мир спит.

Есть одна арабская пословица: «Не буди раба: возможно, ему снится, что он свободен». Не будите раба – возможно, ему снится, что он свободен, что он больше не раб.

Но будда всегда говорит: «Разбудите раба!» Даже если ему снятся прекрасные сны о свободе, разбудите его и заставьте осознать, что он раб, поскольку лишь через это осознание он сможет действительно стать свободным.

Мир крепко спит, и люди наслаждаются своими снами. Они украшают свои сны, делают их все более и более красочными, психоделическими. А затем вдруг приходит человек и начинает во всеуслышание кричать: «Просыпайтесь!» Спящие чувствуют себя обиженными; они не хотят просыпаться, поскольку знают, что, когда сон уйдет, у них останутся лишь несчастье и страдание, и ничего больше. Они еще не знают, что за их страданием кроется источник радости, который можно разыскать. Всякий раз, когда с ними случалось нечто, подобное пробуждению, они чувствовали себя совершенно несчастными. Поэтому они хотят оставаться погруженными во что‑нибудь, неважно, во что; они хотят оставаться занятыми.

Будды учат: «Найдите время и место, чтобы оставаться незанятыми». Это и есть медитация. Уделите, по меньшей мере, один час в день тому, чтобы молча сидеть, ничего не делая, будучи совершенно незанятыми, просто наблюдая все, что происходит внутри. Поначалу смотреть на то, что происходит у вас внутри, будет очень грустно; вы будете чувствовать лишь темноту и ничего больше; будут появляться всякие уродливые вещи и самые разнообразные черные дыры. Вы будете ощущать муку, а вовсе не экстаз. Но если вы будете настойчивы, упорны, то настанет день, когда все эти мучения исчезнут, а за ними окажется экстаз.

Итак, первое: всякий раз, когда появляется будда, мир выступает против него. Мир крепко спит, видит сны, а будда пытается разбудить людей. Есть тысяча и одна причина тому, что мир хочет уничтожить будду; поэтому Атиша говорит:

Медитируй на три вещи, которые не должны быть уничтожены.

Если бы ученикам Иисуса было известно нечто подобное, они любыми способами постарались бы его защитить; однако они ничего об этом не знали. Иисус смог прожить буддой лишь три года. Он мог бы дожить до глубокой старости, мог бы помочь на пути миллионам людей; однако его ученики не осознавали, что обладают величайшим сокровищем, которое нуждается в охране и защите.

Причин много. Одна из причин, почему люди настроены против будд, состоит в том, что всякий раз, когда в мире появляется будда, он уникален; его нельзя сравнить ни с каким другим буддой из прошлого – вот в чем проблема. Постепенно, постепенно люди привыкают к прошлым буддам, но всякий раз, когда появляется новый будда, он оказывается настолько новым, настолько уникальным, настолько другим, что люди не могут поверить в то, что он будда, поскольку у них имеется определенное представление.

Те, кто знает Махавиру, – как они могут признать меня буддой? Ведь я не стою обнаженным. Те, кто видел Иисуса, – как они могут признать Атишу буддой? Ведь Атиша не исцеляет больных, не воскрешает мертвых и не помогает слепым прозреть. Атиша – совершенно другой тип будды; он не служит бедным, его работа протекает в совершенно другом измерении.

Христианин не может признать Будду буддой. Да что говорить о христианах – Махавира и Будда были современниками, однако джайны не признают Гаутаму Будду пробужденным, а буддисты не признают пробужденным Махавиру. Они были современниками, жили в одной и той же провинции, иногда – в одном и том же городе, а однажды остановились в одном и том же караван‑сарае. Но каждый будда обладает своим уникальным, ни с чем не сравнимым качеством; и поэтому ни один из прежних будд не может служить критерием. В результате возникают трудности.

Будды нераспознаваемы, поскольку в вашей жизни нет того переживания, того опыта, благодаря которому вы можете распознать будду. Сексуальный человек может распознать другого сексуального человека, озабоченный деньгами – другого озабоченного деньгами, но как вы сможете распознать будду? У вас нет никакого опыта осознания. В будде вы увидите лишь отражение своего собственного ума. Это естественно.

Будда бескомпромиссен; это создает проблему. Он не может пойти на компромисс. Истина не может вступать в компромисс ни с какой ложью, удобной ложью. Будда кажется очень тяжелым в общении, а временами – просто антиобщественным. Будда никогда не оправдывает никаких ожиданий толпы – это невозможно, он здесь не для того, чтобы следовать за вами. Есть только один выбор: чтобы быть с буддой, вы должны следовать за ним, а иначе – убирайтесь прочь! Он не может соответствовать вашим ожиданиям. Ваши ожидания глупы, ваши ожидания – это ваши ожидания; они происходят из неосознанности и слепоты. Какая в них ценность?

Будда всегда мятежен, антитрадиционен, инакомыслящ. Это создает проблемы. Будда не принадлежит прошлому. На самом деле, будде принадлежит будущее. Он всегда опережает свое время; будда – это новое рождение Бога.

Для общества, которое составляют слепые, безумцы, властолюбцы, амбициозные эгоисты, всевозможные невротики и психопаты, всего этого достаточно – достаточно, чтобы все они объединились в стремлении уничтожить любую возможность существования будды.

Они настроены также и против санги – и даже в еще большей степени. Они могут терпеть будду, если тот живет один, поскольку знают – разве он может что‑нибудь сделать? Им было легче терпеть Кришнамурти, чем меня. Что может сделать Кришнамурти? Он может прийти и говорить, а люди будут слушать; люди слушали его пятьдесят лет, и ничего не произошло, – так что пусть он поговорит еще несколько лет; беспокоиться не о чем.

Я тоже жил один, путешествуя по всей стране из конца в конец, почти по три недели в месяц проводя в поездах, в самолетах, непрерывно путешествуя, и тогда особых проблем не было. Но как только я начал давать саньясу, общество насторожилось. Почему? – потому что создание поля будды, создание санги означает, что теперь вы создаете альтернативное общество; вы больше не одинокая личность, вы набираете силу, вы можете что‑нибудь сделать. Теперь вы можете произвести революцию.

Поэтому люди стремятся уничтожить все общины. Знаете ли вы, что общины не существуют долго; очень редко им удается выжить – очень редко. Общины создавались миллионы раз, но рано или поздно общество их разрушало, – причем чаще рано, чем поздно. Однако несколько общин выжили. Например, община Будды все еще продолжает существовать, – правда, не в той чистоте, что раньше; в нее проникло много мусора. Это больше не та кристально чистая вода, какую можно увидеть в Ганготри, где рождается Ганг. В наши дни община Будды подобна Гангу вблизи Варанаси – грязному, с плавающими в нем трупами, со всевозможным мусором, который в него сбрасывают. Но все‑таки эта община жива. Многие другие исчезли бесследно.

Например, не выжило ни одной общины Лао‑цзы, ни одной общины Заратустры. Да, некоторые последователи остались, но это не общины. Не выжили общины Сарахи, Тилопы, Атиши. Все эти мастера создавали общины. Но общество поистине велико, огромно, могущественно. Возможно, пока жив мастер, община и может выжить, но как только мастер умирает, общество начинает разрушать общину со всех возможных направлений.

Атиша говорит:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 272;