Если из мира исчезнут дураки, исчезнет и вся эзотерика. Останется великая поэзия, но без эзотерики. Останется огромная тайна, но без эзотерики.



Третий пункт. Всякий раз, когда у вас случается некое переживание – духовное или какое‑то другое, мудрое или мудреное, – всякий раз, когда у вас случается некое переживание, помните: вы – не это. Это лишь содержимое, присутствующее в сознании, – а все содержимое должно быть отброшено. Лишь тогда ум исчезает. Ум – это не что иное, как все содержимое в совокупности; скопление содержимого и есть ум.

Просто смотрите, наблюдайте. Что такое ваш ум? Что подразумевается под словом «ум»? Из чего конкретно он состоит? Все ваши накопившиеся переживания, знания, прошлое – это ум. У вас может быть материалистический ум, у вас может быть духовный ум, это не имеет ни малейшего значения; ум есть ум. Духовный ум – это такой же ум, как и материалистический. Мы же должны выйти за пределы ума.

Не доверяйте содержимому – наблюдайте его и позволяйте ему уйти. Да, иногда это содержимое так сильно чарует, так гипнотизирует, что вам хочется за него уцепиться. Когда начинают случаться духовные, так называемые духовные, переживания, это действительно становится сильным искушением – более сильным, чем что бы то ни было. Когда вы видите внутри ярчайший свет, возникает большое искушение привязаться к этому, заявить: «Я достиг», – или, по крайней мере, глубоко внутри начать верить, что: «Я достиг. Ко мне пришел свет, в то время как все остальные ощупью блуждают в темноте».

Это всего лишь новая разновидность темноты, потому что вы снова оказались пойманными в ловушку содержимого. Необходимо помнить, что есть две вещи: содержимое и сознание. Сознание никогда не становится содержимым, а содержимое никогда не становится сознанием. Сознание – это чистое зеркало, оно только отражает.

Поэтому, какая зеркалу разница, прекрасна или безобразна стоящая перед ним женщина? Думаете, это имеет значение? Думаете, зеркало начинает мечтать о том, чтобы привязаться к отражению прекрасной женщины – Софи Лорен? «Не отпускай ее, держи». Или вы думаете, что зеркало чувствует отвращение, если перед ним стоит безобразная женщина? Это не имеет значения. Какое зеркалу дело?

Зеркало остается незатронутым, оно просто продолжает отражать что бы то ни было. Если темно, оно отражает темноту, если наступает утро, оно отражает утро. Если кто‑то умер, оно отражает смерть. Если ребенок начинает хихикать, хохотать и прыгать, оно отражает это. Цветок розы отражается им с тем же качеством, что и шип; без каких‑либо различий.

Это состояние подлинной духовности.

Ты спрашиваешь меня: «Как отличить такие случаи неосознаваемого самообмана от „стоящей вещи“?»

Стоящая вещь никогда не выглядит как вещь. Стоящая вещь – это не вещь, стоящая вещь – это подобное зеркалу сознание.

Всегда помните, всегда и всегда: «Я свидетель». Не отождествляйтесь ни с каким содержимым, иначе вы впадете в заблуждение. Если вы отождествились с каким бы то ни было содержимым, то, каким бы прекрасным и духовным оно ни выглядело, вы ошиблись, вы сбились с пути.

Несомненно, искушение велико. Что тут скажешь, когда вы слышите, как внутри возникает восхитительная мелодия – анахат , беззвучный звук, звук хлопка одной ладони? Это такое прекрасное переживание, в нем можно утонуть навсегда. Или когда изнутри неожиданно начинает исходить благоухание…

Помните: все то, что может происходить снаружи, также может происходить и внутри, потому что к каждому ощущению ведут две двери, и для каждого ощущения имеются две потенциальные возможности. Одна для внешнего, другая для внутреннего. Ваши глаза могут видеть свет, краски, радуги в облаках и звезды снаружи; но у ваших глаз есть и другой аспект, другая их сторона.

Если вы закроете глаза и научитесь смотреть внутрь, то удивитесь. Гораздо более прекрасное небо раскрывает для вас свои двери. Невообразимо красивый мир радушно приветствует вас; его великолепие непередаваемо. Вы просто не могли себе представить, что все может быть таким прекрасным. Камни превращаются в алмазы. Естественно, что к этому захочется привязаться. Обнаружены огромные сокровища; хочется их сохранить. И нет никого, кто мог бы с вами соперничать; вы здесь одни, и все это царство – ваше.

И точно так же, как ваш нос обладает способностью ощущать запах прекрасных цветов, он обладает и внутренней способностью. Обратившись внутрь, вы начнете ощущать ароматы, подобных которым в мире не существует, – и вполне естественно, что они вас захватят.

Однако все эти переживания являются помехами, препятствиями. Подлинный искатель в своем путешествии внутрь должен быть бдительным даже в большей степени, чем он был снаружи. Он должен быть по‑настоящему бдительным, чтобы не оказаться в ловушке.

И я не утверждаю, что вы не должны наслаждаться. Наслаждайтесь – но помните, что вы не являетесь этим. Наслаждайтесь; наслаждаться – это ваше право, но помните: «Я свидетель всего этого». Если вы помните о свидетельствовании, вас никогда не одурачат, никогда не обманут. В противном же случае вас можно будет обманывать снова и снова.

Чтобы подвести итог: духовное переживание – это не опыт, но процесс переживания. Далее, процесс переживания является содержимым; вы же не являетесь содержимым, вы лишь зеркало. Если об этом помнить, то для вас не будет ловушек. Тогда ваш путь будет прямым.

Четвертый вопрос:  

В чем секрет твоей способности находить правильное имя для каждого из тысяч твоих саньясинов?

По правде говоря, никакого секрета нет. Помедитируйте над этой историей…

Однажды три мудреца следовали за звездой, захватив с собой дары для подношения своему господину. Они совершили долгий путь и, в конце концов, подъехали к какому‑то хлеву; звезда же, за которой они следовали, сияла теперь прямо над ними. Они сошли со своих ослов, и первый из мудрецов вошел в хлев и положил свой дар к стойке яслей. За ним последовал второй и тоже положил свой дар у стойки яслей.

Случилось так, что третий мудрец ростом оказался значительно выше, чем первые двое, и, входя в хлев, ударился головой о балку. От сильной боли он воскликнул: «Господи Иисусе!»

Улыбнувшись, Мария взглянула на него и сказала: «Какое прекрасное имя! А я‑то хотела назвать его Фрэдом».

Пятый вопрос:  

Я просто не в состоянии понять твои обобщения о мужском и женском типах. Иногда ты определяешь мужской и женский принципы независимо от пола. Но большую часть времени ты говоришь о том, что женщина является «первобытной» и видит в мужчине «волка». Как насчет женщины, которая естественным образом оказывается инициатором и видит в своем мужчине не волка, а кошку? Некоторые мужчины действительно страстно желают быть пассивными. Некоторым женщинам, возможно, требуется самоутверждение, чтобы расти. Разве может дело заключаться лишь в том, что движение за освобождение женщин делает их «неестественными» и сверхрациональными?

Мое утверждение, что женщины более первобытные, чем мужчины, не содержит в себе осуждения женщин; оно осуждает мужчин. Под словом «первобытные» я подразумеваю «более естественные, более сонастроенные с Существованием». Цивилизация – это фальсификация, цивилизация – это тупиковое ответвление от природы. Чем более цивилизованным становится человек, тем больше он зависает в голове. Он теряет контакт с сердцем.

Сердце по‑прежнему остается первобытным. И хорошо, что в университетах еще не обнаружен способ обучать сердце и делать его цивилизованным. Это единственная надежда человечества на выживание. Женщина – это единственная надежда человечества на выживание. До сих пор мужчина доминировал, причем доминировал по очень странной причине. Дело в том, что глубоко внутри мужчина чувствует себя неполноценным. Из‑за этой неполноценности, просто чтобы ее компенсировать, он начал господствовать над женщиной.

Лишь в одном смысле мужчина оказывается сильнее, чем женщина, – когда речь идет о силе мышц. Во всех других отношениях женщина значительно превосходит мужчину. Женщина живет на пять‑семь лет дольше, чем мужчина. Она меньше, чем мужчина, страдает от заболеваний, болезней.

На каждую сотню девочек рождаются сто десять мальчиков. Однако к тому времени, как они достигают сексуальной зрелости, их количество выравнивается – десять мальчишек пропадают зря.

Во всех возможных отношениях, за исключением физической силы, женщины значительно превосходят мужчин. Однако обладание мышечной силой не является чем‑то таким уж замечательным; это животное качество. В этом смысле волк существенно превосходит человека, тигр превосходит его еще больше, не говоря уж о льве.

Несомненно, мужчина осознал свою неполноценность еще миллионы лет назад. А один из психологических механизмов состоит в том, что, осознав свою неполноценность в какой‑то сфере, вы стремитесь ее компенсировать. Уродливый человек старается выглядеть красивым, всеми возможными способами притворяется красивым. Для этого он будет использовать одежду, косметику, пойдет к косметологам, к пластическим хирургам. Это сверхкомпенсация; он почему‑то чувствует, что некрасив, и что он должен быть красивым. Человек, чувствующий себя неполноценным, пытается ощутить превосходство. Благодаря своей физической силе мужчина смог занять положение господина и веками властвовал над женщиной.

Однако сейчас пришло время великих перемен. Будущее принадлежит женщинам, а не мужчинам, потому что все, что сделали за эти века мужчины, было очень уродливым. Войны, войны и войны – из них состоит вся история. Все великое, что создал мужчина… Чингисхан, Тамерлан, Надиршах, Александр Македонский, Наполеон, Адольф Гитлер, Мао Цзедун – и подобные им люди.

Да, было несколько человек, таких как Гаутама Будда, Иисус Христос, Кришна, – но замечали ли вы одну особенность? Все они выглядят женственными. На самом деле, одним из критических замечаний Ницше относительно Будды и Иисуса было то, что они выглядят женственными, что они женоподобны.

Будда, несомненно, выглядит женственным. Всегда, когда мужчина движется в сердце, в нем появляется что‑то женственное. Он становится более округлым, более мягким, более уязвимым.

Фридрих Ницше не в состоянии понять Гаутаму Будду… поскольку, как рассказывает сам Ницше, самое замечательное, что с ним произошло в жизни, самое прекрасное, что он видел, были не звезды, не закат и не восход, не красивая женщина, не розы и лотосы – нет, ничего подобного… Вы не можете представить себе, что стало для него самым прекрасным зрелищем. Он говорит, что это были солдаты, марширующие на параде с обнаженными саблями, сверкающими на солнце, – вот что стало для него самым чудесным переживанием. Грохот их сапог был самым музыкальным из всех когда‑либо слышанных им звуков – не Моцарт, не Вагнер, нет, – грохот сапог. Полк, марширующий с обнаженными саблями, блестящими на солнце, стал для него самой прекрасной вещью из всего виденного.

Конечно, он не может понять Будду. Именно Фридрих Ницше стал отцом нашего века, а наш век – один из самых уродливых. Ницше стал отцом двух мировых войн, и он, возможно, ожидает третью, вынашивает третью. Он говорит, что война – это самое прекрасное явление в мире, потому что она проявляет в человеке все самое великое.

Сам Ницше сошел с ума, и это кажется очень логичным; такой человек должен был сойти с ума. А сойдя с ума, он стал подписывать свои письма как «Анти‑Христос Фридрих Ницше». Даже в своем безумии он не мог забыть об одной вещи, о том, что он – анти‑Христос. Все остальное было забыто: он не узнавал друзей, не смог узнать даже свою сестру, которая ухаживала за ним всю жизнь. Но при этом не смог забыть, что он – анти‑Христос.

Да, было несколько будд. Но если присмотреться к ним повнимательнее, то можно заметить, что в них больше женственности, чем мужественности. Во всем мире все выдающиеся творческие личности постепенно, постепенно начинают взращивать в себе качество женственности, изящество, элегантность, утонченность. Их окружает некий аромат мягкости, расслабленности, спокойствия и невозмутимости. Они перестали быть беспокойными.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 243;