СООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПОНЯТИЯМИ «ПОЛЕ» И «СИСТЕМА»



В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ .

ВЗГЛЯД ГЕШТАЛЬТ - ТЕРАПЕВТА

Итак, в процессе своей жизни личность создает психологи­ческое поле, включающее, по К. Левин, у человека и его среду, как субъективный мир. Части поля состоят в реципрокных от­ношениях, благодаря чему в поле постоянно что-то происходит.

Поле в процессе терапии — это «вместе созданная реаль­ность» (co-created reality), которая потенциально включает все, что имеется в поле опыта и жизненном пространстве терапевта и клиента, это терапевтическая ситуация сама по себе и процес­сы, которые в ней встречаются в это время. «Здесь и сейчас», во взаимодействии терапевта и клиента поле включает физиоло­гию и телесные реакции обоих, убеждения, остатки прошлого опыта, особенности речи и другие феномены. Данные, недоступ­ные для прямого наблюдения, исследуются терапевтом с помо­щью сосредоточения на внутренней феноменологии, экспери­мента, исследования посланий, работы со снами или фантази­ей. Терапевтическое поле всегда конфигурировано определен­ным образом, и эта фиксированная форма будет, в свою оче­редь, определять взаимодействие терапевта и клиента. Связи между элементами такой формы (например, конкретное пове­дение клиента и ответ на это терапевта) будут более сильными, чем какие-либо другие.

Но в этом же поле находятся и многие иные вещи. Чтобы понимать чувства клиента, особенности его поведения, тера­певту нужно учитывать, что клиент находится в контексте его семьи, ситуации на работе, экономической ситуации, терапев­тической ситуации, и учитывать некоторые комбинации этих влияний. Возможно, терапевту придется принять во внимание и более широкий контекст жизни клиента — политическую ситуацию в обществе, расовую группу и ее положение в обще­стве, тендерные влияния, моду и т. п. Проблема, с которой при­шел клиент, может быть понята более объемно, если терапевт будет иметь дело с более широким контекстом, чем тот, кото­рый «принес ему клиент». Но насколько широк должен быть данный контекст?

Понятие «единое поле» означает организм-в-среде, в контек­сте. Мир, в котором мы живем вместе с другими людьми, явля­ется всеохватывающим и простирает на нас все виды эффектов, осознаем мы их или нет... Каковы способы исследования поля? Как учесть все эти влияния и нужно ли учитывать их все?

Для лучшего понимания представляется необходимым разгра­ничить цо содержанию термины «подход с точки зрения теории поля» и «терапевтическое поле». Полевой подход — это способ исследования чего-либо (в том числе терапевтических отноше­ний), использующий основные принципы: организационный, принцип возможных существенных связей, современности, уни­кальности, принцип изменения процесса. С другой стороны, для исследования могут быть использованы операциональные прин­ципы — динамический, принцип взаимозависимости, принцип равновесия. Терапевтическое же поле, как мы уже говорили, рассматривается как «вместе созданная реальность», как неко­торая целостность, форма или гештальт.

В этой связи можно привести высказывание К. Левина «Не­обходимо, чтобы каждый, кто предполагает исследование це­лостных феноменов, выступал против тенденции сделать це-' лостное включающим все, что только можно. Реальная задача найти структурные сущности целостного, установить связи компонентов целостного и определить границы системы, с ко­торой имеет дело». В этом высказывании мы можем обнару­жить несколько положений, определяющих диалектические соотношения между понятиями «поле» и «система»:

1) целостное не включает все, что только можно;

2) целостное есть некоторая структурная сущность или форма (гештальт);

3) компоненты целостности связаны между собой

4) эти связи определяют границы некоторой системы. Со­ответственно, терапевтическое поле, «гештальтируясь» в про­цессе взаимодействия терапевта и клиента, может рассматри­ваться уже как система.

С точки зрения гештальт-терапевта Сильвии Флеминг Кро-кер (1998), наиболее продуктивный путь восприятия поля — это сосредоточение на сферах влияния. Так же, как физики или био­логи ограничивают область исследований и эксперимента, те­рапевты, по ее мнению, должны рассматривать релевантную сферу влияний, которая воздействует на текущий процесс и на элементы, существующие в этом поле. Таким образом, поле — это еще и относительное понятие, зависящее от того, где находится интерес исследователя и где ему необходимо сфокусировать­ся. Гештальт-терапия говорит о поле «организм — окружающая среда» и фокусируется на контакте, механизмах прерывания кон­такта, творческом приспособлении и т. п.

Стремясь к эффективному контакту, гештальт-терапевт вре­менно заостряет внимание на структуре поля — некоторых его элементах, таких, как чувства, поведение, процесс принятия ре­шений, убеждения и ценности и т. п. Это помогает ему точно и эффективно проводить интервенции. С другой стороны, он по­стоянно осознает, что происходит динамически, то есть акту­альное состояние терапевтического поля в каждый момент вре­мени, и фокусируется на том, как оно организовано и какой вклад вносит клиент в эту организацию. Задача терапии — найти кон­такт с актуальной жизнью личности и сделать это тем способом, который поможет ей реорганизоваться здоровым образом.

Система это искусственно ограниченная часть поля, при­чем ограниченная только ментально (мы не в состоянии сделать это реально, даже если бы захотели), для практических целей исследования. Системный взгляд рассматривает мир в терминах зависимостей и объединений. Биологическая система является интегрированной целостностью, чьи свойства не могут быть све­дены к свойствам ее частей (например, организмы, социальные системы, экосистемы). «Системное мышление есть процессу­альное мышление: форма ассоциируется с процессом, взаимо­связь со взаимодействием, и противоположности объединяют­ся через колебания», — пишет в своей книге «Поворотный пункт» Фритьоф Капра (1995).

По поводу соотношения понятий «поле» и «система» в пси­хологической литературе наблюдается значительная путаница. Одни авторы считают, что системы находятся в поле, что они могут быть (или не могут быть) выделены произвольно, другие пытаются рассмотреть поле внутри какой-либо системы.

С нашей точки зрения, полевой и системный подходы явля­ются некоторыми удобными способами понимания реальности (по крайней мере, на данном этапе развития науки), а понятия «поле» и «система» по сути не являются иерархическими поня­тиями (определенным константным образом относящимися друг к другу), так как имеют разное содержание. Представляется со­мнительным, например, рассмотрение Ж.-М. Робином (1994) «поля» и «системы» как уровней. Уровни как иерархические со­отношения могут касаться понятий с одним и тем же содержанием — систем. Для нас неоспоримо, что большие системы вклю­чают меньшие, но по одному и тому же принципу их выделения; то же относится и к полям как областям рассмотрения чего-то суще­ствующего (иногда для удобства понимания мы можем сказать, что большее поле, например, социальное, включает меньшее, к приме­ру, психологическое поле индивидуума). Порой акцент делается на «перекрывающихся» или «взаимопроникающих» полях (Crocker S.F, Brownell P., et al., 1998). Поэтому лучше договориться сразу, что мы имеем в виду в данной лекции, употребляя термины «поле» и «система».

Поле (например: единое — «организм-в-среде», феноменологи­ческое — «все, что испытывается», поле «организм — среда» — «все, что происходит на границе контакта организм — среда)[30] можно считать априорно существующим, оно открывается и познается, а система все же создается и может быть включена (или не включена) в поле. Так мы совершенно произвольно, для удобства рассмотрения задаем некоторую искусственную иерархию в соотношениях поля и системы, но сделать это мы можем только в тех случаях, когда в «поле» и в «системе» рас­сматриваются сходные явления. Например, терапевтическая система (отношения терапевта и клиента) находится для нас внутри большего поля — контекста отношений терапевта и клиента с миром.

Поведение системы можно изучить только тогда, когда оп­ределены ее границы и содержание, что система включает, а что нет[31]. Например, по отношению к сообществу людей, живущих на определенной территории, мы можем рассматривать государ­ство как систему (его границы вполне реальны), затем городс­кую систему (жителей) с ее границами, затем семейную систе­му, границы которой отделяют ее от остального сообщества (и связывают с ним же). Мы также можем рассматривать одного члена семьи (организм) как систему, а можем сфокусироваться на функционировании его сердечно-сосудистой системы. «На каждом уровне рассматриваемая система может быть индиви­дуальным организмом» (Капра, 1995).

Психологическое поле индивидуумов включает многие фено­мены, тем не менее, для удобства исследования любой терапевт может сфокусироваться (задать границы), например, на системе «терапевт — клиент» и рассмотреть релевантные факторы, опре­деляющие это взаимодействие внутри данных границ. «На уровне системы практик не будет отделять перенос от контрпереноса и будет изучать, как одновременно развертываются оба феномена и их взаимная активность» (Робин, 1994). Добавим: и в меньшей сте­пени акцентироваться на отношениях с миром. В то же время геш-тальт-терапевт рассматривает поле «организм — среда», получая информацию о том, что происходит на границе контакта с миром. «На уровне поля практик будет рассматривать перенос в качестве способа соприкосновения с миром как повторяющийся реккурен-тный феномен» (Робин, 1994). При таком фокусе нет необходимос­ти выделять какую-либо систему. Современные направления раз­вития гештальт-терапии могут различаться, таким образом, в зави­симости от степени фокусировки на поле «организм — окружаю­щая среда» или на отношениях в системе (семейной, терапевти­ческой, организационной и т. д.).

Итак, с одной стороны, система выделяется искусственно, а с другой, степень произвольности в выделении системы относи­тельна. Когда мы говорим о системе, то должны помнить о том, что система это интегрированная целостность с более высо­ким уровнем организации, чем поле, которое коннотировано бо­лее свободной организацией. В некотором смысле «поле, которое может принять форму, является системой...» ( G . Simondon , цит. по Ж.-М. Робину). Или, точнее, может быть рассмотрено как си­стема, если будут определены ее границы (И. Б.).

Основные характеристики системы как «комплекса элемен­тов, находящихся во взаимодействии» (по Людвигу фон Берта-ланфи) таковы:

1. Система подразумевает некоторую структурную органи­зацию, которая описывается как отношения между объектами. Эти отношения могут быть пространственными или динамичес­кими, в системах имеется движение и развитие. Влияние одной части системы на другую воздействует на всю систему и другие ее части. Испытываемое воздействие тоже касается всех час­тей и системы и системы в целом.

2. Системы могут рассматриваться в рамках иерархии — каждая система может быть выделена и как отдельная система, и как подсистема в рамках другой.

3. Каждая система имеет свои границы, все, что находится внутри этих границ, относится к системе. Границы имеют свои характеристики — в одних случаях они фиксированные, в дру­гих гибкие. Для хорошего функционирования системы необходи­мы ясные и подвижные границы, с одной стороны, способствую­щие сохранению внутренней стабильности и идентичности, а с другой стороны — возможности ее развития.

4. Системы являются открытыми, если между ними и сре­дой поддерживается обмен, и закрытыми, когда такого обмена нет. Биологические и социальные системы являются открытыми.

5. Важными характеристиками системы является адаптив­ность и способность к развитию. Адаптивность — это способ­ность системы приспосабливаться к среде, зависящая от воз­можности данной системы перестраиваться, отвечать на воздей­ствие и действовать в соответствии со своими целями. Адапта­ция направлена на сохранение структуры, свойственной данной системе, и поддержание ее основных процессов. Это стратегия выживания, но не развития. Развитие же системы определяется возможностью действовать в соответствии со своими целями.

6. Поведение системы может быть активным — когда сис­тема имеет собственные цели по отношению к своим потребно­стям и среде и реактивным — как ответ на изменяющиеся усло­вия или воздействие извне. Источник преобразования системы находится обычно в самой системе. Поскольку любая система, особенно биологическая, стремится сохранить свою идентич­ность, то управление и регулирование осуществляется через негативную и позитивную обратную связь. Это важный меха­низм поддержания системой своей идентичности. При этом не­гативная обратная связь нужна для поддержания динамическо­го равновесия и выживания, а позитивная — для изменения структуры и достижения целей. Механизмы поддержания рав­новесия называются гомеостатическими.

Для системы также характерны (приведено по Crocker S.r Brownell P., et al.,1998):

Самоподдержка. Самоподдержка означает, что система активным образом воссоздает сама себя. Стремясь избежать разрушения вследствие возрастающей энтропии, система нуж­дается в постоянной самонастройке за счет привлечения мате­риалов окружающей среды и в установлении границы между нею самой и окружающей средой.

Адаптивность. Система способна не только устанавливать свое собственное внутреннее равновесие для постоянной окружа­ющей среды, но также и адаптироваться, когда присутствуют мел­комасштабные изменения в окружающей среде, чтобы повысить шанс на дальнейшее существование.

Сохранность информации: информация, определяющая систему, может быть сохранена таким образом, чтобы выжива­ние системы не зависело от продолжающегося существования ее компонентов. Функции этих компонентов заключаются в том, чтобы удерживать систему как целое, и если эти функции и их взаимосвязи сохраняются, система сохраняется как целое.

Спонтанное возрастание сложности: наиболее значи­тельный аспект состоит в том, что система способна к увеличе­нию собственной внутренней сложности. Это может означать, что имеется возрастающее количество частей, а также более сложных отношений между частями, более сложного поведения частей и т. д. Более того, инстанции одной и той же системы со­бираются вместе для формирования большего целого, функци­онирующего как отдельная система на более высоком уровне.

Свойства открытых иерархических систем были представле­ны британским писателем и философом Артуром Кестлером (1967), который выделил так называемые холоны — саморегу­лирующиеся открытые системы, в которых имеются автоном­ные части целого и зависимые свойства частей. Каждый холон подвержен двум тенденциям: (1) сохранять и утверждать свою индивидуальность и (2) функционировать как интегрированная часть большего целого. Автор назвал это янус-эффектом. Са­моутверждающая тенденция отражает целостность холона, а интегративная тенденция — его свойства как части целого (близ­ко по смыслу ритм контакта-ухода — наиболее важные функ­ции целостной личности по Ф. Перлзу). Если эти тенденции на­ходятся в динамическом равновесии, то и система находится в динамическом равновесии. Однако термин «равновесие» в сис­теме относится к отношению между частью и целым.

В то же время граница любой системы может быть рассмотрена в гештальт-терапии как граница контакта с миром. Например, геш-тальт-консультант, изучающий деятельность какого-либо учреж­дения, обязательно сделает попытку понять не только то, что про­исходит внутри границ этой организации (как это сделал бы кон­сультант, придерживающийся системного подхода), но и выявить

факторы, влияющие на систему извне. Для этого он рассмотрит контактную границу сообщества людей, работающих в данном уч­реждении, границу, которая и отделяет (как?), и связывает (как?) это учреждение с обществом, в котором оно находится, с другими организациями-системами. Задача понимания или интервенции гештальт-консультанта состоит в том, чтобы проследить динами­ческую линию влияния по отношению к способу возникновения некоторого нежелательного факта или нежелательного события (проблемы). Важно найти, «что влияет на что», как и с какой силой. В зависимости от предпочтений гештальт-терапевт может и не руководствоваться системным подходом, фокус на контактной гра­нице позволяет исследовать происходящее на сессии только в кон­тексте поля «организм — среда». Но даже если гештальт-терапевт для удобства исследования рассматривает систему (терапевтичес­кую, семейную или организационную), он рассматривает ее не толь­ко саму по себе, но и в более широком контексте отношений с ми­ром, изучая процессы, происходящие на контактной границе в поле «организм (система) — среда».

ЛИТЕРАТУРА

1. Берталанфи Л. Общая теория систем — обзор проблем и результатов //Системныеисследования (ежегодник). — М.: Наука, 1969.

2. Йонтеф Г. (2001) Гештальт-терапия: введение // Гештальт 2001. Сб. материалов Московского гештальт-института. — М.,2001.С. 15 — 24.

3. Капра Ф. Системный взгляд на жизнь // гл. 9 из кн. Поворотный пункт: наука, общество и подъем культуры, гл. 9. — Нижний Новгород: Элис, 1995. - http://www.wplus.ru/pp/Julia/Capra/Chapt9.htm.

4. Келер В. Некоторые задачи гештальт-психологии // Учебная литера­тура для гуманитарных вузов на 40CD ROM.

5. Кестлер А. (1967) Общие свойства открытых иерархических систем. —http://www.psychology.ru/yarkor/koestler.htm.

6. Левин К. Теория поля в социальных науках. — С-Пб: Речь, 2000.

7. Парлетт М. Раздумья о теории поля // Журнал практической психо­логии и психоанализа, 2003, № 1. — http://psychol.ras.ru/ippp_pfr/ j3p/pap.php?id = 20030115^

8. Перлз Ф. Гештальт-подход и Свидетель терапии. — М.: Либрис, 1996.

9. Перлз Ф. Эго, голод и агрессия. — М.: Смысл, 2000.

10.Перлз Ф., Гудмен П. Теория гештальт-терапии. — М.: Институт обще­гуманитарных исследований, 2001.

11.Резник Р. Гештальт-терапия: принципы, точки зрения и перспективы. Интервью Малкольма Парлетта с Робертом Резником / Пер. М. Занад-ворова. — http://www.gestalt.ru/reznik.htm.

12.Робин Ж.-М. (1994) Экологическая ниша. — http://www.gestalt.ru/ robin.htm.

13.Хломов Д., Калитиевская Е. Основные стратегии работы гештальт-терапевта // Гештальт 2000. Сб. материалов Московского гештальт-интитута. - М., 2000. С. 28-37.

14.Capra F. The Turning Point: Science, Society, and The Rising Culture. — London: WildWood House Ltd, 1982.

15.Crocker S.F, Brownell P., et al. (1998) Field and Boundary. A discussion of a Field Theory in Gestalt Therapy. Gestalt!, V.5, N2. — http://www.g-g. org/gej/5-2/1998field.html.

16.Crocker S.F (1999) A Well-Lived Life: GIC Press.

17.Jacobs L. (2002) Itys Not Easy to Be a Field Theorist: Commentary on «Cartesian and Postcartesian Trends in Relational Psychoanalisis». Gestalt!, 6(2). — http://www.g-g.org/gej/6-2/jacobsreview.html.

18.Latner J. (1982) This is speed of light: field and systems theories in gestalt. therapy. The Gestalt Journal, 6(2) :71 —91. — http://www.gestaltassociates. com/latner.pdf.

19.Lewin K. (1952) Field Theory in Social Science. Tavistock: Londers.

20.Parlett M. (1991)Reflections of Field Theory. British Gestalt Journal, 1(1): 69-81.

21.Parlett M. (1997) The Unified Field in Perspective. Gestalt Review 1(1): 16-33.

22.Philippson P. (2003) Body and Character as a Field Event. Lecture at the 2003 Gestalt Therapy International Network summer program in Mexico. — http:/ /www.editmanager.co.uk/user/index.phpTuser = mgc&pn = 10741.

23.Ruh M. (1998) Diagnosis in Gestalt Theoretical Psychotherapy: Map or Territory? Abstract of the lecture at the 6hh European Conference of Gestalt Therapy. — http://www.g-g.enabling.org/ia/gestalt/gerhardspalermo. html.

24.Rummel R.J. Understanding conflict and war: The dynamic psychological field, V. 1. — http://www.hawaii.edu/powerkills/welcome.html.

25.Yontef G. (1993) Awareness, Dialogue and Process. — New-York: Gestalt Journal Press.

26.Wheeler G. (2000) Beyond Individualism. GIC Press.

 

ГЛАВА 5


Дата добавления: 2019-07-17; просмотров: 21; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ