О второсортной литературе и ее читателях



Автор статьи, занимающий позицию “рядового читателя”, недоволен литературоведами, которые расценивают детектив и фантастику как “второсортную литературу”. В защиту детектива он приводит два аргумента: 1) детектив - высокоинформативный жанр, поскольку чем неожиданнее развязка, тем больше информации получает читатель; 2) детектив - высокоморальный жанр. Именно поэтому массовый читатель предпочитает детективы.

“…если читатель имел весьма обоснованное подозрение, что убийство в романе совершила племянница героя, а на предпоследней странице выяснилось, что убийца - полюбившаяся читателю тётушка, то он, читатель, получит при таком открытии кошмарную дозу информации. И будет, конечно, потрясён”.

“Добро в нём [в детективе] всегда одерживает победу, это все знают. В наше время, когда Добра и Справедливости в жизни людей и общества катастрофически не хватает, за одно это многие читатели готовы поклоняться детективу. Это люди, чаще всего, с развитым чувством Справедливости, которому они не видят применения в реальной жизни”.

 

http://www.geocities.com/crimstories/detectivs/

Геодим Касьянов

История как детектив, не имеющий конца

В данном тексте, четыре пятых которого составляет давняя статья И.Солоневича, сопоставляющая историю США и России, детектив упоминается лишь в одной фразе, вынесенной в заглавие.

 

scbooks.chat.ru/quincey.htm

Томас Де Квинси

Убийство как одно из изящных искусств

Знаменитая книга английского писателя (1785 - 1859). К теории детектива имеет крайне косвенное отношение, но довольно часто упоминается в работах об этом жанре.

“...представьте, что убийство уже осуществлено... Произошло прискорбное событие — что и говорить, весьма прискорбное; но сделанного не поправить — мы, во всяком случае, тут бессильны. А посему давайте извлечем из случившегося хоть какую-то пользу; коли данное происшествие нельзя поставить на службу моральным целям, будем относиться к нему чисто эстетически — и посмотрим, не обнаружится ли в этом какой-либо смысл. Такова логика благоразумного человека, и что из этого следует? Осушим слезы — и найдем утешение в мысли о том, что хотя само деяние, с моральной точки зрения, ужасно и не имеет ни малейшего оправдания, оно же, с позиций хорошего вкуса, оказывается весьма достойным внимания”.

http://www.zerkalo-nedeli.com/nn/show/232/20995/

Джарет Кейд

Тайна Агаты Кристи. Розыск

“Зеркало Недели”, № 11 (232) Суббота, 20 - 26 Марта 1999 года

История о том, как в 1926 году, в пору своего конфликта с мужем, Агата Кристи исчезла из дому, и в течение 11 дней ее не могли найти. Интересная подробность об участвовавшем в поисках Конан Дойле:

“...сэр Артур Конан Дойл, раздобывший перчатку Агаты Кристи, передал ее экстрасенсу Горацию Лифу. Позднее сэр Артур рассказал: “Он не имел никакого представления ни о том, что мне нужно, ни о том, кому эта вещь принадлежала... Но экстрасенс тотчас назвал мне имя ее хозяйки”. “С этой перчаткой связаны неприятности, - сказал он. - Ее владелица... не умерла вопреки мнению многих. Она жива и в среду даст о себе знать””.

http://www.belletrist.ru/around/king-horror.htm

Стивен Кинг

Поговорим о страхе

Сокращенный текст авторского предисловия к книге С.Кинга, в котором он рассуждает о природе страха - теме, небезынтересной для любителей детектива, жанра очень часто использующего атмосферу ужаса как важный элемент художественного воздействия на читателя. К сожалению, в теории этот признанный “специалист по страху” не слишком оригинален.

“…грязь, застрявшая в фильтрах нашего подсознания, и составляет зачастую природу страха. И моя навязчивая идея - это ужасное. <…> К тому же вдруг выяснилось, что моя навязчивая идея - довольно ходовой товар”.

“…основная притягательность литературы ужасов сводится к тому, что на протяжении веков она служила как бы репетицией нашей смерти”.

http://www.vestnik.com/issues/2001/0410/win/klein.htm

Борис Клейн

Новая такая Бульба

“Вестник”, № 8(267) 10 апреля 2001 г

Большая часть статьи содержит разбор анахронизмов и исторических ошибок в романе Б.Акунина “Азазель”. Автор пишет: “…обещанных достоинств в романе я не увидел. Зато

погрешностей хватало с избытком. Вот их далеко не полный перечень, со ссылками

на соответствующие страницы текста”.

“…хотя и с сожалением, я готов признать, что успех “Азазеля”, равно как и всей “фандоринской” серии не случаен. Его породил феномен массового сознания постсоветской России и связанного с ней русскоязычного пространства. Б.Акунин сумел создать свой “книжный рынок”; значит, он нашел ответ на запрос общества переходного типа, в котором заметно понизился уровень литературных вкусов”.

 

http://Narodisrael.org/kira/kluger/rascol.htm

Даниэль Клугер

Кому принадлежал топор

Автор задается целью выяснить, кто же на самом деле убил старуху-процентщицу, если прочитать “Преступление и наказание” в духе классического детектива, и приходит к выводу, что убийца - Сонечка Мармеладова. Остроумная, хотя и игровая, как признает сам автор, версия великого романа.

“Я хочу набраться смелости и заявить: детектив есть самый поэтичный жанр из всех жанров художественной прозы. Почему? Обратимся к творчеству основоположника жанра. ...тайна, загадка, по мнению Эдгара По является обязательным условием высокой поэзии. В таком случае, понятно, почему детектив на деле пронизан поэзией. Ведь только эта литература... оперирует тайной как самоценной эстетической категорией. Тайна - вот истинный герой детектива”.

 

http://detective.seferisrael.co.il/daniel/faria.htm

Даниэль Клугер

Дети подземелья

Напечатано в литературном приложении “Окна” газеты “Вести” (Израиль) в марте 2003 года.

В начале эссе автор развивает уже высказанное им ранее утверждение о детективе как самом поэтическом из всех прозаических жанров. В качестве формальных признаков, характерных как для поэзии, так и для детектива, он называет: 1) фундаментальное значение “последней строчки”, всё замыкающей и объясняющей, 2) огромную роль ритма (повествования) в детективе и 3) “рифмованность” детектива, причем, по мнению автора, роль рифмы здесь играет “улика”. Основная часть эссе посвящена доказательству того, что А.Дюма следует считать одним из важнейших предшественников детективного жанра. Его герой - аббат Фариа из “Графа Монте-Кристо”, появившийся на свет чуть позже (1844) Огюста Дюпена из рассказа Э.По (1841), “вполне подходит на роль одного из прародителей шеренги великих сыщиков”.

 

http://detective.seferisrael.co.il/daniel/gofman.htm

Даниэль Клугер

Под небом Парижа

Эссе, в котором рассматривается (с точки зрения детектива) новелла Э. Т. А. Гофмана “Мадемуазель де Скюдери”, вышедшая в свет не позднее 1836 года (то есть, по крайней мере, за пять лет до появления “Убийства на улице Морг” Э.По). Автор эссе считает, что благодаря этой новелле Гофмана следует считать одним из отцов-основателей детективного жанра, поскольку сюжет “Мадемуазель де Скюдери” в деталях предвосхищает классическую форму детективного рассказа: совершено убийство - полиция арестовывает мнимого убийцу, на которого указывают все улики, - сыщик-любитель благодаря своей наблюдательности и остроте ума доказывает невинность подозреваемого и разоблачает истинного убийцу.

“…Гофман в своем произведении впервые вывел одновременно три образа, неизменно присутствующие затем во всех классических детективах: частного сыщика, соперничающего с ним полийцейского и преступника. При этом частный сыщик поистине удивителен для раннего периода детективной литературы - это не сыщик, а сыщица. Да еще какая! Гофмановскую мадемуазель де Скюдери (имеющую не очень много сходства с реальной французской писательницей) вполне можно рассматривать как первоначальный, еще не проработанный тщательно, но достаточно точный эскиз знаменитой мисс Марпл”.

 

http://detective.seferisrael.co.il/daniel/staut.htm

Даниэль Клугер

Черный волк Ганнибал

Мрачная фантазия на тему литературно-мифологической родословной одного из самых известных героев детектива - сыщика Неро Вульфа из романов Рекса Стаута. В связи с ним автор эссе упоминает волков-оборотней, вампира графа Дракулу, Диониса, доктора Ганнибала Лектера из “Молчания ягнят”, логхира Покойника, дельфийских пифий и еще массу самых разнообразных персонажей. Всё это любопытно и местами занимательно, но вряд ли имеет какое-то отношение к детективу.

“…странное имя … “Неро Вульф”. “Вульф” даже не требует объяснения - волк, понятно. А имя? Нерон? Или же, скорее, “нерос”, “neros”, “черный” по-гречески (почему бы и нет, ведь родина - Балканы, Черногория, до Греции рукой подать). Сыщик по имени Черный Волк. Или Нерон-Волк, в смысле - Волк-Император, Волк-Повелитель... Весьма любопытное и многозначительное имя”.

 

http://detective.seferisrael.co.il/daniel/bender.htm

Даниэль Клугер


Дата добавления: 2018-10-25; просмотров: 123;