Основные и дополнительные признаки преступного типа. 13 страница



Среди экзогенных преступников нередко приходится встречать и таких, которые были доведены до своего преступления той или иной катастрофой в их семье своим тяжелым семейным положе­нием, например, тиранией вечно пьяного и дерущегося мужа или отца. В порыве отчаяния эти люди совершают иногда очень тяж­кие преступления. Так, например, одна женщина — Татьяна Терасимовна С., 31 года, сожгла своего тирана мужа при следующих обстоятельствах. Она была замужем два раза: в первый раз она вышла замуж 16 лет, за железнодорожного служащего, хотя без любви, но, как оказалось, удачно. С этим мужем она прожила 12 лет очень хорошо и прижила двух детей — мальчика и девочку. Она привязалась к нему всей душой и сохранила о нем самую теплую память. В 1919 году он погиб во время железнодорожной катастрофы, раздавленный поездом. Овдовев, Татьяна Герасимовна стада торговать у той же станции, где жила с покойным мужем. Женщина она толковая, рассудительная, деловитая. Тор­говля у нее пошла. Она обзавелась коровой, и всего у нее было достаточно. В мужчине, как в любовнике, она не испытывала нужды. Натура рассудочная, холодная, не экспансивная, она не тяготилась одиночеством, в любви и ласках не нуждалась; все ее мысли были поглощены заботами о детях и хозяйстве. Но муж­чина — хозяин, который помог бы ее торговому делу развиться и укрепил бы ее хозяйство, был бы ей очень кстати; против заму­жества с таким мужчиной она ничего не имела. Практичность, рассудочность, деловитость воспитались в ней с детства. Дочь мелкого подрядчика, работавшего сначала в Витебске, а потом в других местах, обремененного семьей в семь человек детей, Татьяна с 9 лет жила не в родной семье, а у двоюродного брата и у последнего помогала по хозяйству. Эта оторванность от родной семьи с раннего детства объясняет до известной степени некоторую сухость и холодную сдержанность Татьяны Герасимовны. Ее детство было мало согрето материнской лаской. Она еще ребенком была на работе в семье, правда, родственной, но все, же не еврей и, притом, мало обращавшей внимания на ее вос­питание. Ее ничему не учили и ни в какую школу не посылали; кое-как самоучкой она выучилась немного грамоте. И девочка росла замкнутой в себе, постепенно превращаясь в деловитую, сдержанную и довольно холодную женщину. Ее чувствам не было простора и поводов сильно развиваться, но ее рассудок приучился работать с раннего детства, и она привыкла следовать его указа­ниям. Согласно последним она и вышла замуж в 16 лет, без любви, с целью пристроиться и зажить своим домом. На ее горе, после счастливой жизни с первым мужем, судьба послала ей тяжелое испытание в лице ее второго мужа С., — истасканного, сорока­летнего, циничного пропойцы, развратника-импотента, но со следами когда-то бывшего у него лоска, лжеца и говоруна, которому не трудно было обойти простоватую Татьяну Герасимовну. А для него она была настоящий клад: даровая прислуга, раба его развратных желаний, добытчица ему лентяю-прожигателю жизни средств, в той высшей степени трудное, в продовольственном отношении, время. Терять же он, вступая с ней в брак, ничего не терял, так как у него ничего не было. Прикинувшись перед ней не безденежным и влия­тельным дельцом, очень любящим, между прочим, хозяйство и маленьких детей, обладателем будто бы больших имений, отня­тых у него революцией, он показался Татьяне Герасимовне подхо­дящим мужем и хорошим отчимом для ее детей. Да и мать ее покойного мужа, жившая с ней, наслушавшись рассказов С. о его прекрасных имениях, которые скоро могут к нему вернуться, и раз­мечтавшись о том, как приятно и она будет проводить там время, советовала Татьяне «ради детей» не отвергнуть предложения этого «милого, любезного и нежного человека». Татьяна не так часто видела С., который жил в Москве и лишь наезжал на их станцию, и проверить того, что он рассказывал о себе, не могла. Не нра­вился он ей, не верила она кое-чему из рассказанного им, а кое-чему поверила, послушала совета свекрови и согласилась. После брака картина сразу изменилась. С. стал груб, требователен и почти непрерывно ее бил. Будучи импотентом, он требовал сно­шений через рот, бил ее, царапал, рвал на ней рубашки, изгрыз грудь, причем требования сосания предъявлялись в самое неподхо­дящее время и совершенно неожиданно, например, за обедом. Татьяна упорно не соглашалась на извращенные половые отно­шения. Детей ее С. прямо истязал: выворачивал им ноги и руки,

а девочку, несмотря на ее 6 — 7-летний возраст, хотел приучать к разврату. Татьяна Герасимовна, как ни тяжело ей было рас­статься с детьми, отдала их в приют. С. ничего не делал, шатался по увеселительным местам и проживал женино добро. Накоплен­ное Татьяной, за время торговли у. станции, имущество быстро растаяло. На остатки она сумела, однако, войдя в компанию с одним лицом, завести палатку, за Иверскими воротами, на Крас­ной площади и терпеливо торговала с утра до вечера. А муж бывало подойдет, запустит руку в выручку, схватит денег и пойдет пропивать. На этой почве у Татьяны Герасимовны бывали большие неприятности и с компаньоном. Адская жизнь с С. продолжалась около двух лет и не только не улучшалась, но становилась все невыносимее. Татьяна не выходила из побоев, подвергалась все­возможным оскорблениям, слышала площадную брань по адресу своих детей и самой себя. Много раз она предлагала мужу разой­тись, но тот грозил ей скандалами и убийством: «все равно я тебе жить нигде не дам, убью и отвечать не буду, так как у меня есть бумага, что я ненормальный» — говорил он ей и бил еще сильнее. А чтобы отдалять от нее других, он всем рассказывал, что она все лжет, обманщица, мошенница, воровка, развратница и т. д. Конечно, Татьяна Герасимовна могла бы понастойчивее поговорить о разводе, могла бы просто уйти от него и формально развестись с ним против его воли, а его к себе не принимать. Но не было у нее против него настойчивости, не решилась она уйти, была уве­рена, что все равно он ей жить нигде не даст и убьет и впала в отчаяние. Стала ей приходить мысль о необходимости изба­виться от него с помощью яда; молилась она, чтобы эти мысли ее оставили 7 декабря 1921 года она с утра ушла торговать, промерзла, а он запер квартиру и ушел до 2 часов дня, так что Татьяна не могла в перерыве забежать домой закусить и напиться чаю. Благодаря этому она с утра почти ничего не ела, чувство­вала себя очень усталой и, когда он в 2 часа подошел к палатке, стала ему выговаривать. Он ее изругал и ушел. Она хотела в этот день вечером поехать навестить детей, он не позволил. Вечером, после закрытия палатки, когда выяснился недочет некоторой суммы денег, муж стал ругать Татьяну площадными словами и всячески ее оскорблял, когда поднимались по лестнице их дома, так что жильцы выглядывали из квартир. Словом, весь день были ссоры, супруги оба были не в духе. Когда пришли вечером домой, в квар­тире было очень холодно, а дров не было. Он пошел попросить дров к соседям, никто не дал, так как его в доме очень не любили, он был комендантом дома и не в ладах с жильцами. Не найдя дров, он с бранью и криками послал ее просить дров. Она пошла, выпро­сила и принесла. Ему показалось, что она долго ходила, заподозрил, что была у мнимого любовника, и побил ее, а потом велел топить печь. Когда она истопила печь, он прогнал ее в соседнюю, нетопленную, комнату, а сам пьяный улегся спать. Вот тут-то, когда, избитая и оскорбленная, Татьяна лежала в холодной ком­нате, у нее и явилась мысль избавиться от тирана. Она выждала время, когда он заснул, подкралась и зажгла соломенный тюфяк, на котором он спал, а потом ушла назад в свою комнату. « Что она делала в этой комнате, она не помнит, помнит только, что стала задыхаться от дыма, выскочила на площадку, упала без чувств, очнулась в чужой квартире и была отправлена в больницу. Вначале она не признавалась, но потом во всем созналась и искренно рас­сказала. В содеянном очень раскаивается: грех, людей совестно, должна бы терпеть, а этого не делать. Народным судом она была приговорена за умышленное лишение жизни способом, мучитель­ным для покойного, и за истребление имущества путем поджога к одному году заключения. После преступления у нее заметны повышенная нервность, бессонница, часто угнетенное настроение.

Анализируя этот случай, надо отметить, что не взрыв какого-либо враждебного к мужу чувства — злобы или мести, — а отчая­ние, к которому примешивались, в известной степени, вероятно, и эти чувства, привело эту измученную постоянными побоями жен­щину к ее преступлению. Она не видела иного способа положить конец ужасной тирании. Особой возбудимости какого-либо чув­ства, вследствие которой ее можно было бы зачислить в ряды эмо­циональных преступниц, у нее не заметно. Это — спокойная, тер­пеливая, правда — несколько черствая, но не злая женщина. 7 декабря, — в день убийства, — она была особенно измучена и оскорблена.

При исследовании экзогенных преступников необходимо руко­водиться, между прочим, следующими правилами: как скоро уста­новлено, что в жизни субъекта преступлению предшествовало известное событие или ряд событий, поставивших его или кого-либо из близких ему лиц в тяжелое положение, и что он совершил преступление под впечатлением этого события, нужно выяснить:

насколько сильно было произведенное данными событиями впечатление;

какие пути для избавления от надвигающегося или надви­нувшегося уже тяжелого положения имелись в виду у данного субъекта;

какими свойствами должен был бы обладать субъект, чтобы при данном положении вещей выйти из создавшихся затруднений непреступным путем; иными словами, применение и напряжение каких именно свойств личности требовалось в данном случае для непреступного выхода из тяжелого положения;

насколько развиты, судя по фактам его жизни, эти свойства у данного субъекта, отсутствуют ли они, или если недоразвиты, то в какой степени;

экзогенный тип выражен у субъекта тем ярче, чем большую роль, в происхождении его преступления, играла пониженная сопротивляемость давлению внешних обстоятельств, и он тем опаснее, чем менее Внешние условия, при которых он действо­вал, превосходили своею тяжестью обычные жизненные затруднения. Иными словами, экзогенный тип тем ярче, чем большую роль в про­исхождении преступления играли дефекты криминорепульсивной части конституции субъекта, и он тем менее опасен, чем большую роль играли внешние факторы. Если мы давление на личность внешних условий, разных жизненных трудностей, заставляющих ее напрягать свою энергию, обозначим буквой т и примем обыч­ные размеры этого давления, не требующие каких-либо исключи­тельных усилий, равными 1, а те дефекты криминорепульсивной части конституции, которые существуют у преступника, обозначим буквами йг, то можно выставить такую формулу, определяющую опасность экзогенного типа. Чем более т и менее йг, тем этот тип бледнее, и наоборот.

Признание преступника экзогенными определяет ход дальней­шего исследования его. Последнее должно быть, прежде всего, направлено на выяснение силы давления на данного субъекта внеш­них обстоятельств и степени пониженности его сопротивляемости этому давлению.

 

 

ГЛАВА ПЯТАЯ.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 123; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!