Анализ «Анализа» ГШ по Дебальцево.Часть3



23.02.2016 - 15:00

Сегодня поговорим о боях за небольшой посёлок Редкодуб.

Бои за эту позицию, в общем контексте боёв за Дебальцево и окрестности стоят несколько наособицу. Хотя и стали одним из немногочисленных примеров успешной деблокады в ходе боёв за Дебальцево окружённого подразделения украинских войск извне.
Фактически, это «светлое» пятно на общем хмуром Дебальцевском фоне.
Данная позиция, расположенная на «вершине» Дебальцевского выступа, носила второстепенное значение для всего выступа (особенно в сравнении с фланговыми позициями, которые противник таранил постоянно).

Более того, складывается впечатление, что активные действия наступательного характера объединенных российско-сепаратистских сил (ОРСС) на этом участке были ими организованы с одной целью - не дать возможности командованию сектора, отвести боеспособные подразделения 128-й огпбр и 25-го мпб на усиление фланговых позиций у горловины Дебальцевского выступа. Они явно пытались сковать их у «вершины» выступа, постоянно атакуя небольшими подразделениями и интенсивно обстреливая из артиллерии, в том числе и реактивной.
Первоначально, судя по всему, они добивались именно этого.

Однако, с течением времени, бои за Редкодуб и окружающую местность приобрели одно из первоочередных значений для устойчивости всей Дебальцевской группировки украинских войск.
Дело в том, что ещё в период боёв за Углегорск противнику удалось выйти севернее посёлка и одноимённой ж/д станции и отрезать чуть более сотни бойцов 128-й огпбр и 25-го мпб (отступивших с блок-поста «Андрей») в опорный пункт «Станислав» в южной части посёлка. И хотя блокирующие позиции в основном занимала пехота ОРСС с немногочисленными ПТ-средствами, этого вполне хватало что бы прервать прохождение конвоев с МТС по направлению позиций этой сводной роты. Более того, вскоре оккупанты вклинились и в сам посёлок, заняв его северную часть.
Посему, остро стал вопрос необходимости отвода этого подразделения севернее, в сторону Чернухино и организации его силами и силами подразделений усиления новой линии обороны по рубежу: Переезд через ж\д северо-западнее посёлка Миус - южной окраины Чернухино.
Иначе противник получал отличную оперативную возможность выйти с юга к самому Чернухино, или через Ильинку выйти к Булавино и соединиться со своей наступающей через Углегорск тактической группой и таким образом, в принципе срезать всю верхушку Дебальцевского выступа и выйти с юга непосредственно к пригородам Дебальцево

Но для этого необходимо было сначала деблокировать сводную роту 128-й огпбр и 25-го мпб, засевшую в ОП «Станилав» в районе Редкодуба и отражавшую в окружении все попытки ОРСС продвинутся в северо-западном направлении.
Противник просто не мог оставить у себя в тылу на левом фланге боеспособное украинское подразделение размером с роту (тем более, имевшее к тому моменту всё ещё несколько единиц исправной бронетехники, включая танки).

Именно поэтому противник стянул на этот участок, ещё в период атак своей Горловско-Енакиевской группы на Углегорск и Калиновку, дополнительные силы и средства на рубеж Фащевка - Круглик - Никишино. Атаки этой группы отражал окружённый ОП «Станислав», ещё до начала своего деблокирования. Более того, именно в период боёв за Редкодуб впервые ОРСС пустили в дело значительные силы артиллерии (российского происхождения) и одну из российских БТГ из состава резервной группировки сосредоточенной в районе Снежное - Торез (они подтянули её заранее).

Активные деблокирующие действия на участке позиции ОП «Станислав» (район посёлка Редкодуб) украинское командование начало ещё 5-го февраля. Однако, в этом контексте стоить заметить, что гарнизон посёлка (фактически ОП «Станислав») ещё до этого момента вполне успешно и мужественно оборонялся на своих позициях, препятствуя продвижению противника в северо-западном направлении. Более того, бойцы этого ОП (это 128-я огпбр и 25-й мпб), к этому моменту в течение предыдущих боёв успели подбить и уничтожить как минимум 4 танка и 3 БМП противника на подходах к посёлку. О чем свидетельствует красноречивое видео на ресурсе You Tube, снятое бойцом с позывным «Кино». На видеоряде воины под минометным огнем передают привет родным, перевязывают раненного побратима и подбивают вражеские БММ.

После того, как два конвоя, направленные в сторону «Станислава» попали в огневые засады противника севернее посёлка и понесли весьма ощутимые потери в технике и личном составе, командование сектора окончательно осознало, что Редкодуб блокирован, как минимум несколькими ДРГ противника, а дорога из Чернухино если не минирована, то весьма плотно простреливается.

Записи «Анализа» ГШ утверждают что первая попытка деблокады была предпринята 2-й ротой батальона НГ «Донбасс» при поддержке 2-х БМП-2 и танка Т-64Б, которые выдвигались на Редкодуб через ОП «Балу» и была она провальной.

Причинами называются сосредоточенный огонь артиллерии противника по этой группе ещё в период её выдвижения по дороге между Дебальцево и ОП «Балу». Более того, называется и прямо обвиняется «механик-водитель головной БМП-2», который якобы «развернул машину в обратном направлении» и за ним якобы развернулась вся колона.

Однако трудно представить ситуацию, когда из-за решения механика-водителя одной (пускай и головной) БМП-2. ВСЯ колона разворачивается и отходит, когда впереди группа их побратимов отражает атаки противника, находясь в окружении.
Создается такое впечатление, что деблокирующее подразделение действовало «на автомате» и им никто не командовал и не управлял.
(это согласно «Анализу» ГШ, что было на самом деле – не известно).

После такой попытки, завидную настойчивость проявил генерал А.Сырский, на тот момент НШ сектора, который принял решение «всё-таки « прорваться в Редкодуб» и деблокировать окружённых, не смотря на все эти, описанные в «Анализе» ГШ «решения» механика-водителя БМП-2.

Ко второй и удачной попытке привлекались.
- ряд подразделений всё той же многострадальной «пожарной машины» 30-й омбр (надо понимать в количестве 1,5-2-х рот);
- разведывательный взвод 128-й огпбр;
- сводная группа 72-го МЦСпН и 140-го ЦСпН;
- 2-я рота батальона НГ «Донбасс».

Собственно, с 6.00 6-го февраля они и приступили к выполнению, поставленной генералом Сырским задачи - прорваться в Редкодуб и деблокировать окружённую роту (128-й огпбр и 25-го мпб).
Согласно записей ГШ, следует, что 2-я рота батальона НГ «Донбасс» в назначенный район так и не прибыла, посему поставленную задачу выполняли исключительно армейские подразделения.
Причины, мотивы или какие-то другие обстоятельства по которым, якобы подразделение батальона «Донбасс» забастовало в данном случае, в «Анализе» ГШ не приводятся. Просто констатируется «не прибыла»…

Тут следует сделать отступление и указать на ряд нюансов, которые, собственно, и способствовали успеху деблокирующей группы украинских войск.

- командование ОРСС или «проспало», или поленилось или побоялось усилить свои блокирующие Редкодуб пехотные подразделения достаточным количеством бронетехники. По крайней мере, оно начало выдвигать соответствующее усиление уже ПОСЛЕ ТОГО, как деблокирующая группа вышла к окраинам Редкодуба. К тому же эти резервы попали под довольно точный огонь БрАГ-128 (бригадной артиллерийской группы 128-й огпбр).

- полностью справедливо мнение автора aka Арти Грин, офицера артиллерийской разведки в секторе С, изложенные им в своём «Диагнозе «Анализа»», касаемо боёв в районе Редкодуба в отношении работы украинской артиллерии, которая поддерживала действия наших войск.

«…Опять же успешной обороне и операции по эвакуации гарнизона ОП «Станислав» во многом способствовали действия БрАГ-128. Она хоть и не участвовала в огневом сопровождении боя в самом посёлке, по причине отсутствия связи и арткорректировщика в боевом порядке, но активно и успешно препятствовала выдвижению резервов на помощь гибнущему в Редкодубе подразделению противника. По сведениям, исходящим от участников событий с российской стороны, огонь артиллерии во время боёв за Редкодуб был очень эффективен. Видимо, хорошо работали наша разведка по выявлению целей и корректировке огня»- сообщает офицер.

«….По информации с «той стороны» в боях под Редкодубом полегло не менее сотни боевиков, в том числе кадровые военнослужащие РФ, в том числе с высоким званием. Вероятно, именно бои за Редкодуб погасили наступательный порыв противника на этом фланге обороны, что дало возможность удержать позиции на ОП «Балу» и в с. Каменка до конца обороны. И только вечером 17-го февраля, незамеченными и без преследования, оставить эти позиции...» – человек, находился там лично и наблюдал картину происходящего – нет причин не доверять этой оценке.

- В итоге удалось более-менее успешно наладить взаимодействие между деблокирующей группой и подразделением, обороняющимся на ОП «Станислав». В следствии чего, враг оказался практически между «молотом и наковальней» - с юга и центра посёлка действовала сводная рота 128-й огпбр и 25-го мпб (как минимум в бою принимали участие 45-50 военнослужащих с тремя единицами бронетехники - танк и 2 БМП-2), а с севера прорвалась таки сквозь засады и блокирующие позиции ОРСС штурмовая группа 1-й БТГр 30-й бригады и разведывательный взвод 128-й огпбр - это ещё 3 БМП-2 и танк. Совместно они довольно успешно подавили несколько блокирующих огневых точек противника - в основном крупнокалиберных пулемётов, несколько АГС-17, СПГ-9М и соединились.

В дальнейшем, началось «активное перемещение по Редкодубу», когда остатки нескольких ДРГ ОРСС бегали по дворам в посёлке, пытаясь в нём удержаться, а бойцы с ОП «Станислав» и деблокирующей группы зачищали эти постройки и дворы. Эти «бойцы новороссии» были доведены до такой степени, что в момент отхода наших подразделений из посёлка так и не смогли организовать внятного преследования.

Дальнейшая картина боя выглядит несколько сумбурно. ГШ утверждает, что штурмовая группа 30-й омбр ещё 6 часов удерживала ОП «Станислав», а эвакуация сводной роты - 102 человека, якобы была проведена быстро и её большая часть оказалась аж.. в Луганском. И в бою за Редкодуб приняло участие «…не более 20 бойцов из её состава» (aka Арти Грин ведёт речь о 30 минутах и выходе ПОЛНЫМ составом роты).

И здесь как раз есть разночтение ситуации. – К тому моменту к Редкодубу подошла свежая группа , имевшая на усилении как минимум 5-6 танков. Представляется сомнительным, что бы штурмовая группа 30-й омбр и разведывательный взвод 128-й огпбр, которые с 3-мя БМП-2 и в количестве 24-25 бойцов могли бы в течение аж 6-ти часов удерживать разбитый артиллерией и миномётами ОП «Станислав», выполняя роль арьергарда отходящих подразделений.
Ко всему прочему, не забудем, что в этом же районе действовала и украинская сводная группа СпН, думается, в успешном наведении украинской артиллерии и своевременном обнаружение подхода резервов противника явно присутствует и их заслуга.

В заключении этой части хотелось остановится ещё на двух моментах, на которые посчитали «целесообразным» акцентировать внимание общественности авторы «Анализа» ГШ.

- отказ двух рот 30-омбр принимать участие в операции по деблокаде окруженных в Редкодубе своих боевых побратимов (им, якобы, была поставлена задача нарастить усилия в ходе зачистки Редкодуба).

- И действиях ОРСС ПОСЛЕ возвращения под их контроль Редкодуба и отхода нашего деблокированного подразделения и штурмовой группы.

По первому пункту, в «Анализе» опять-таки не приводится ни причин, ни следствий отказа аж двух рот 30-й омбр выполнять поставленную задачу в боевой обстановке. Просто называются две роты, 14-я и 15-я. Этот факт трудно оспорить или подтвердить, но простая констатация в данном случае кажется весьма неполным описанием. Авторы не уточняют, ни в какой степени боеспособности (включая наличие\отсутсвие личного состава, укомплектованность ВВТ, предметами МТС и т.д.) находились данные подразделения, ни их уровень морально-психологической устойчивости, а так же не даётся описания их предыдущих действий. Кроме того, такая форма подачи данного факта, как «отказ выполнять поставленные задачи» с называнием номера подразделения, явно подразумевает, что обе роты В ПОЛНОМ СОСТАВЕ (то есть включая командиров) забастовали, хотя на самом деле это может быть далеко не так.

По второму пункту. В «Анализе» утверждается, что сразу после занятия Редкодуба, противник предпринял попытку сходу прорваться на Чернухино с юга. И лишь успешная перегруппировка командованием сектора сил и средств на этом направлении (приводится перечень перемещения ряда подразделений с одних ВОП-ов на другие и их отвод с ряда выступающих позиций, с констатацией, что ряд оставленных позиций были «переданы командиру 25-го мпб» .

Возникает вопрос- ЗАЧЕМ? Если удерживающие их до этого момента подразделения справлялись со своей задачей? Удалось стабилизировать ситуацию и противник перешёл к «массированным артиллерийским обстрелам базовых лагерей 128-й огпбр»? Но, опять-таки, каких-то конкретных фактов, за счёт чего и за счёт КОГО удалось на время стабилизировать ситуацию на данном участке, не даётся. Исключение - краткое описание атаки ДРГ ОРСС на позиции разведывательного взвода из состава 30-й омбр и обстрел из ПТРК ОП «Зенит-40» (потеря танка).
(продолжение следует)

ЦВПИ (группа ИС)

http://sprotyv.info/ru/news/kiev/analiz-analiza-gsh-po-debalcevochast3

 

КАПИТАН-НАЧМЕД ОТДЕЛЬНОГО МОТОПЕХОТНОГО БАТАЛЬОНА "КРИВБАСС" ДМИТРИЙ ПАРХОМЕНКО: "К 15-МУ ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА У НАС УЖЕ НЕЧЕМ БЫЛО ОТСТРЕЛИВАТЬСЯ… 300 ЧЕЛОВЕК НА ВСЮ МНОГОКИЛОМЕТРОВУЮ ЛИНИЮ ОБОРОНЫ - ЭТО НИЧТО"

03.08.2016

Эти два года стали началом новой жизни дважды побывавшего в плену стоматолога из Харькова. Встречаемся с ним в Днепре, в городе, который стал для него вторым домом. Весной 2014-го, после захвата Краматорска и Славянска боевиками Гиркина - Безлера, Дмитрий закрыл свой стоматкабинет на ключ, и из Харькова уехал в Днепр – записываться в добровольцы. Пройдя обучение и отправившись на передовую, Дмитрий ни секунды не сомневался: он сделал правильный выбор.

"Я ПРОВЕЛ В ПЛЕНУ 154 ДНЯ И НИ РАЗУ НЕ ПОЖАЛЕЛ О СВОЁМ РЕШЕНИИ."

Первый плен. До и после.

В мирной жизни я был врачом-стоматологом... С оккупацией Крыма эта мирная жизнь закончилась. Возникло желание пойти в первую волну мобилизации, я даже не проходил срочной службы. На тот момент Днепропетровская область, в плане боеготовности, я считаю, была впереди планеты всей. 11 мая я собрал свои вещи и поехал в Днепр.

Нас собралось около 70 человек в областном военкомате в Днепре, и потом мы поехали в Кривой Рог, где формировался батальон. Основной костяк составляли жители Днепропетровской области. Атмосфера была отличная. Формировались мы быстро, 7 июня уже были в зоне АТО. Стояли на блокпостах в Старобешевском р-не, отношение местного населения было прекрасное.

Затем поступил приказ наступать на Иловайск. Там мы впервые близко познакомились с добробатовцами, с людьми из "Донбасса", "Днепра-1".

В Иловайске я пробыл с первого до последнего дня, с 9 августа по 29-е. Тогда еще мы были батальоном теробороны - то есть, в принципе, должны были стоять где-нибудь в охранении, в тылу, но никто, ясное дело, не возмущался - у других тоже было так, и нормально. Мы чувствовали, что войне скоро конец, противник сдавал город за городом. И тут ударила дальнобойная артиллерия, "Грады", еще что-то помощнее. Мы поняли: Россия по-взрослому влезла в эту войну. В Иловайске я реально видел русских кадровых военных. Так получалось, в окружении, ночами, когда мы шли, мы очень близко проходили мимо расположений вражеской техники. Мы их видели и слышали.

Есть разные версии, что они оставили технику, вышли потом через границу. Как угодно. На тот момент был факт нарушения государственной границы… Выходил я в общей колонне. Группа, достаточно большая - 28 человек, отстала от колонны и двое суток мы шли полями. В принципе без карт, шли прямо на выход, без потерь... Нам оставались считанные километры до своих. И тут на телефон одного из наших бойцов, из 93-й бригады, поступил звонок. Представился человек оперативным дежурным Сектора "Б", и сказал, что в Новокатериновке лежит раненый майор из 51-й бригады, а наша группа должна остановиться возле школы и забрать раненого, за нами якобы приедет "Красный крест". Ехать или не ехать - вопрос не стоял. Отказаться помочь своим, попавшим в беду!? Не вариант… Получается, утром 1 сентября мы вошли в эту Новокатериновку, остановились возле школы, где нас ждала засада. Поселок уже был под противником, стало понятно - дело плохо. Значит, деваться некуда, прибыли мы на место. Там стояли люди в форме с оружием, их было больше, чем нас. Вначале нам даже разрешили пройти осмотреть этот дом, при условии что мы пойдем без оружия, нас шло четыре человека, остальные оставались на месте. Когда мы убедились, что нашего раненого бойца здесь нет и пошли в обратном направлении, увидели, что основная группа уже разоружена. Соответственно, мы, безоружные, были вынуждены присоединиться к ним. Вот так я попал в свой первый плен и побывал в городе Донецке.

На тот момент обмены шли достаточно интенсивно. С 12 на 13 сентября я был освобожден и прибыл в Днепр. 11 дней, получается, провел в подвале…

Потом начали ходить упорные слухи о расформировании нашего батальона "Кривбасс". Такая была интересная формулировка "за отсутствие дисциплины".

Командованием было принято решение ввести нас в состав 17-й танковой бригады отдельным мотопехотным батальоном. Для меня вопрос: "Идти во второй раз или не идти?"- не стоял вообще, потому что я точно знал, что четыре человека из группы, которая попала со мной в плен, они шли без вопросов второй раз туда. Всем этим людям на тот момент было по 23 года.

40-й отдельный мотопехотный батальон "Кривбасс" дважды попадал в эпицентр самых кровопролитных сражений войны на Востоке. Впервые его переформировали после Иловайска. Тогда убитыми, ранеными и пленными батальон теробороны "Кривбасс" потерял половину личного состава. Только через полтора года выживших в котле наградили - за мужество в боях. Во второй раз "Кривбасс" расформировали после боев на Дебальцевском плацдарме.

ПЛЕН НОМЕР ДВА. КОТЕЛ

В декабре 2014 года подразделения батальона "Кривбасс" заняли позиции на восточной окраине Дебальцево. 5 опорных пунктов - "Зенит", "Зозо", "Копье", "Кацо" и "Мойша" - составляли единую линию обороны, которая защищала Дебальцевскую группировку войск от прорыва в тыл с восточного направления.

На момент выдвижения в Дебальцево в нашем батальоне было, по моим подсчетам, около 290 человек. Нас пламенно напутствовали полковники перед выездом. Я так чтоб, как говорится, не сеять панику перед строем, подошел к одному из них, самому "нехудому полковнику" и задал ему вопрос: "Не кажется ли вам странным, что мы таким составом едем менять свыше 600 человек?" На что мне последовал ответ: "Ничего, аэропорт же держится". 21 января все было закончено в аэропорту. Не знаю, было ли верным решение нашего командира вести людей на позиции, потому что по штатному расписанию нас опять же должно было быть намного больше, чем 300 человек. Он принял такое решение, я не вправе его осуждать... Но правда и то, что два опорных пункта наших "Мойша" и "Копье" сдались в плен по его приказу.. И по большому счету, он сохранил жизни своим людям.

8 февраля бойцы батальона отбили первую массированную атаку боевиков, уничтожив 5 танков и несколько единиц бронетехники. На следующий день, получив подкрепление, противник пошел на штурм, и замкнул кольцо окружения вокруг опорных пунктов "Кривбасса". Оказавшись в полном окружении, бойцы полторы недели защищали опорные пункты "Мойша" и "Копье", а комбат по телефону сообщил - подкрепления и прорыва навстречу не будет. И дал приказ - сохранить жизни…

У меня дома лежит газета "Сегодня" от 15 февраля 15-го года, где пропечатана прямая речь Лысенко (Андрей Лысенко - спикер Администрации Президента по вопросам АТО) с заявлением о том, что есть подвоз боеприпасов и питания. Ложь. С 13 февраля, у нас на опорнике находились два тела наших погибших. Пролежали они четверо суток, потому что, абсолютно, никакой транспортной коммуникации не было. Никакого подвоза боеприпасов и подмоги - тоже.

Мы с Ярославом Кулидой и командиром опорника "Копье" Владиславом - как старшие по возрасту, держали ребят в тонусе. Я по штатному расписанию был батальонным психологом, но понятно, что, как и другие, становился за пулемет ПКМ. Ярослав - морпех, профессионал до мозга костей. Остальные - как и я мобилизованные, попали в мясорубку с учебки. Во время этого перемирия нас поливали из всех видов оружия. Тишина длилась около 6 часов. А потом - началось… К 15-му числу у нас уже нечем было отстреливаться… 300 человек на всю многокилометровую линию обороны - это ничто. Не эшелонированную, а просто около десятка опорников, которые должны были сдерживать мотопехотную дивизию с танками, минометами, артподдержкой…
Потом было заявление Генштаба, фраза, что мы - паникеры, батальон "Все пропало"… Чуть ли не ковровыми дорожками выложили проход в Дебальцево.

Сейчас очень сложно говорить о деталях - таких, как, рассказ командования о 23 бойцах из 95 бригады, которые якобы удерживали наши позиции.( 95-я отдельная аэромобильная бригада выполняет боевые задачи в зоне проведения АТО с момента начала боевых действий). Я очень уважаю 95-ю бригаду, но вряд ли у нас в стране найдется человек, который опишет ландшафт на нашем опорном пункте - том, который мы оставили. То есть, этих 23 человек там НЕ БЫЛО, на о/п "Мойша" и о/п "Копье". Эти люди могли находиться где угодно, они могли проявлять чудеса героизма, в которых я не сомневаюсь. Но так как это было преподнесено в нескольких фразах официального заявления - это полный абсурд..

В первых переговорах с противником 15 февраля я принимал непосредственное участие, и разговор был такой: "Мы в любом случае возьмем ваш опорник, ну сколько мы при этом положим своих и ваших людей? На этот момент, я и Ярослав, изобразили браваду: "Ну, попробуйте, возьмите", намекая на то, что нам есть чем отбиваться. Держаться на о/п "Копье", по моему мнению, мы могли еще часа полтора. Не больше.
17 февраля, когда мы получили приказ об оставлении позиций, мы поставили противнику условия, что нам нужно около часа времени на сборы и попросили забрать тела наших погибших. Маме каждого из этих ребят мне не стыдно посмотреть в глаза и сказать: тела их сыновей нес лично я.

Отведенное нам время мы использовали для уничтожения личного оружия. Я даю честное слово, что ни из одного ствола, который принадлежал моим сослуживцам, которые сражались со мной, никогда больше не будет произведено ни одного выстрела.

С оружием мы покончили быстро! И тут я вспомнил, что все это время мой телефон пополнял какой-то тайный волонтер. Кто этот человек - я не знаю до сих пор. Там образовалась сумма в 500 грн. В общем, я решил перевести эти деньги кому-то из близких, как бы парадоскально это ни звучало, учитывая ситуацию. Но обычная комбинация для перевода средств не дала результата. Последние две с половиной недели связаться с близкими возможно было, в основном, ночью, в определенном месте, где ловилась связь. В светлое время суток в этом месте - ты покойник. Почти без всякой надежды, из места, где в последние дни не было связи, я вызвал оператора "Киевстар" и удивительное дело, связь сработала прекрасно. Меня бодро приветствовал некий, если я не ошибаюсь, Антон, который сообщил мне, что средства перевести невозможно, так как я нахожусь на корпоративном пакете. Почему-то на Антона в тот момент я разозлился больше, чем на всех генералов вместе взятых. Телефон я разломал в тот же момент, а вот карточку решил сохранить во что бы то ни стало. В Луганской комендатуре, именно меня, показательно перед своими подчиненными, обыскивал лично начальник гауптвахты. Карточку и 170 гривен, весь мой капитал на тот момент, спасли форменные брюки, пошитые еще в 80-х годах в ЧССР, с очень сложной системой карманов. Её я тлеющим окурком запаял в целлофан от пачки сигарет и спрятал под подкладкой обуви. С деньгами оказалось еще лучше. На гауптвахте сидели ополченцы, которых вывозили на работы в город. И, наши бойцы, которые сидели не первый месяц, сказали, что с приобретением сигарет не возникнет проблем. На следующее утро, уходя на первый допрос, я оставил им все деньги, сказав, что я уже к ним вряд ли вернусь. Я был уверен, что мне не сохранят жизнь, потому что сразу признался на допросе - я доброволец. Это очевидно. Я там единственный харьковчанин в батальоне из Днепропетровской области. Плюс второй плен… Для противоположной стороны все проверить и сопоставить не составляло труда… Скорее всего, по этой причине я задержался в подвале намного дольше, чем все мои сослуживцы, которые попали в плен в Дебальцево.

ИЗ ПЛЕНА - В ПРЕДАТЕЛИ

Предсказуемо, после первого допроса я оказался в одиночной камере, куда ко мне в день обмена всех бойцов моего батальона завели бойца "Айдара".

Он был моим земляком, но к этому подразделению у меня было навязанное СМИ превратное отношение. В общем-то мы с этим парнем подружились сразу, и так в шутку, говорю: "Ну что, мародер, будем как-то вместе существовать?" Он уже знал нашу ситуацию и отвечает всерьёз: "Погоди. Вы будете предателями". И его слова оказались пророческими. Во втором плену я провел 143 дня.

Из всех, кто эти дни находился в общей камере, "айдаровца" единственного не обменяли. На тот момент, в плену, он пробыл 4 месяца. И в тот же день на гауптвахту привезли около 50 ополченцев, которых поменяли на наших бойцов, с которыми по прихоти охраны мы вынуждены были беседовать целую ночь. Кто-то заявил, что та сторона отдала трусов и предателей "Кривбаса" без всяких условий. Видимо, у нас с "айдаровцем" произошел случай групповой галлюцинации. А карточку, равно как и чехословацкие брюки со сложной системой карманов, я из плена все таки, вынес.

11 июля мы были обменяны в Счастье, группами 10 на 9. 9 было с нашей стороны.
Сейчас в плену остаются двое наших - с 9 февраля прошлого года.

Вот так дважды я сходил на войну… Насчет третьего призыва… Сейчас - нет. Это было бы бесчеловечно по отношению к моим близким. Но связь с ребятами я не теряю ни на минуту. Рано расслабляться - пока идет война.

Дмитрий просил не вдаваться в подробности его личной жизни - из соображений безопасности. Он - один из немногих в батальоне, кто так и не представлен к награде.

Людмила Пичугина, для "Цензор.НЕТ"

http://censor.net.ua/resonance/399956/kapitannachmed_otdelnogo_motopehotnogo_batalona_krivbass_dmitriyi_parhomenko_k_15mu_fevralya_2015_goda

ИЛОВАЙСКИЙ ЭШЕЛОН

В статье о работе ракетной артиллерии был упомянут эпизод, который заинтересовал читателей, а именно — разбитый эшелон в Иловайске.

24.05.2016

В статье о работе ракетной артиллерии был упомянут эпизод, который заинтересовал читателей, а именно — разбитый эшелон в Иловайске. Всё для читателя, а значит, я начал пробиваться к людям, которые могли бы пролить свет на нижеуказанное событие.

13 февраля 2015 года был нанесён групповой удар 1-го РДН 19-й РБр по двум эшелонам с техникой и личным составом, совершившим остановку на разгрузочных станциях у населённого пункта Иловайск. По решению отдела РВиА штаба АТО был совершён групповой ракетный удар (ТР-1) отдельно по эшелону с личным составом и по эшелону с техникой, боекомплектом и топливом. Оба были поражены, большая часть личного состава и техники в ходе огневого удара была уничтожена.

Впервые об этом эшелоне я услышал от тогда ещё комбрига 93-й ОМБр Олега Микаца. Именно он летом 2015 года рассказал о составе, который разведка «вела» ещё с Таганрога. И когда эшелоны прибыли в Иловайск, то были уничтожены ракетным ударом, а подрыв цистерн с топливом дополнил их разгром.

После о разбитом эшелоне мне рассказывали разведчики 3-го СпН. Но нужны были первоисточники, и вот я взялся за их поиск. Ну и в итоге добился своего.

И вот я сижу в здании по адресу Дегтяревская, 19 вместе с двумя офицерами. Мы ведём диалог об этом событии.

– Когда и как начиналась эта операция?

– При усилении динамики эскалации была собрана группа боевого применения ракетных войск и артиллерии, которую возглавлял начальник Генерального штаба и командующий ракетными войсками и артиллерией. И непосредственно по данным разведки и контрразведки выполнялись огневые задачи с пункта управления, —начинает диалог один из офицеров.

– Как происходил процесс?

– Разведка давала цель, наша группа обрабатывала тем, чем мы можем её поразить. По итогу давали соответствующие распоряжения.

– Я когда-то общался с Олегом Микацом по поводу этого эшелона. Он говорил, что состав вели ещё с Таганрога…

– Не знаю, откуда его вели, мы работали по факту. Было время прибытия, точка прибытия, и вот, исходя из этих данных, нам надо было нанести огневое поражение.

– Была известна даже время и точка прибытия?

– Да. И время прибытия — тоже. Ну и разведчики вели ещё сам эшелон, данные поступали постоянно.

– Время не помните?

– Помню, что ночью было. Горело там всё.

– Там было два эшелона? Мне говорили, что вроде со второго минимум два вагона разнесло.

– Насколько я помню, в этом районе эшелон разгружался, —офицер подтягивает к себе карту Иловайска и берёт в руки карандаш.— Тут промзона, нет жилых домов. Тут у них стоит разгрузочная платформа. Тут они разгружались… Получается, один эшелон разгружался, а второй только подошёл и ждал очереди. Стартовая батарея была уже в готовности «один» — и мы нанесли двойной ракетный удар по этим точкам. Потом от разведчиков поступили данные о попадании. Они сообщили, что тот эшелон, который разгружался, был уничтожен. Возле него шла колонна какой-то техники — тоже под удар попала. По второму эшелону, по сути, чётко сработал ракетный удар. Там было уничтожено не два вагона, как вы говорите, а, насколько помню, полностью весь эшелон. Пошла цепная реакция, весь эшелон в итоге сгорел.

– А что там был за эшелон?

– Насколько я знаю, там была техника. О личном составе не скажу, это вам надо пообщаться с разведчиками, они лучше знают. Неофициально — артиллерийское подразделение там было. Ротно-тактическая группа. Но это неофициально, пусть вам разведка точно скажет. Вот как мы ракетами били — я точно вам могу рассказать, а дополнительную информацию пусть разведчики изложат. Не хочу брать на себя ответственность по выдаче искажённой информации.

– Ясно. Ну, я перепроверю эту информацию у разведчиков в любом случае, не беспокойтесь. Просто мне говорили, что там было три или четыре вагона с личным составом. Итак, прилетели две ракеты…

– Ну вот, собственно, и всё,— подключается второй офицер. —У них там рампа была разгрузочная, вот туда и прилетело. Был эшелон артиллеристов. Но больше вам, наверное, Муженко разве что расскажет: информация от разведчиков сразу ему поступала.

– Муженко на встрече с блогерами сообщил, что там всё к чертям сгорело.

– Это и мы знаем. Мы тоже выходили на разведчиков тогда и спрашивали: «Ну как? Мы попали?». А они нам: «Замечательно попали!».

И всё, в боевой обстановке же не будешь трещать на эти темы, требуя красочного описания события. А у Муженко была конкретика, что там и как погорело.

– Вообще, шикарная, конечно, работа: две ракеты — два эшелона…

– У нас вообще три точки было. Там ещё были склады ГСМ. Вот тут они были, — офицер рисует на карте.— Мы хотели и по ним ударить. Изначально целей было три — два эшелона и склады ГСМ. Но потом посчитали и выяснили, что там опасно, поскольку всё расположено очень близко к жилым домам. Потому был запрет на стрельбу по складам, а отработаны только эшелоны. У нас, конечно, была надежда, что взрыв и осколки от удара по эшелону дадут цепную реакцию и в итоге воспламенят и склады ГСМ, но не вышло. Склады остались неповреждёнными.

После этого диалога я начал искать возможность выйти на человека, который и скорректировал удар по эшелону. И вот мы с ним сидим в ГШ.

Если вы читали книги о шпионах, то там, как правило, везде пишут о разведчиках, обладающих «серой» внешностью. В данном случае это не так. Внешний вид разведчика явно указывает на то, что если такой человек идёт по сепарскому городу, то там что-то случится. Это понятно по одному взгляду на него. Нестандартная личность. И мы с ним начинаем диалог.

– Как происходило наведение «Точки-У» на эшелон в Иловайске?

– Это в феврале? Ну когда там ещё случайно автомобильную колону размолотили? Это в 2015 году было, ночью. Тогда все «Точки-У» «благословлялись» Первым. За сутки до этих событий в Иловайск зашёл эшелон. Мы доложили Николаевичу (подразумевается генерал армии Муженко), но нужны были подтверждения. Мы уже боялись, что не выпросим: удар «Точки-У» — это серьёзно, аргументы должны были быть железобетонные.

Так вот, сам эшелон мы «срисовали» ещё со стороны РФ, как он загружался. Мы контролировали все 9 железнодорожных веток, потому понимали, куда и что идёт. Даже если не удалось перехватить информацию о формировании эшелона в РФ, всё равно понимали, когда примерно можно ждать пополнения. Тут же всё просто. Мы знаем, сколько техники в ОРДО; примерно понимаем, какие запасы топлива есть у них в наличии. На выполнение демонстрационных действий или просто передвижений техники у них уходит понятное количество топлива. Потому, если даже мы не срисовали формирующийся эшелон, но аналитики говорят, что топливо на исходе — жди эшелон с топливом. С боеприпасами примерно такая же картина, но тут всё зависит от интенсивности боевых действий.

Так что по мере подхода эшелона мы планировали задачу по подтверждению его прибытия. Иначе бы Первый не «благословил».

– А как вы подтверждали приход эшелона?

– Фото и видеоотчёт. На подходе эшелона к Иловайску наши люди сфотографировали его. Потом запустили «птицу» (беспилотник), она зафиксировала. Ну а эти данные мы уже передали Николаевичу, а он — Первому. Я очень тогда просил «точку». И мне её «благословили».

– Как всё происходило?

– Тогда постоянно шли эшелоны и свет на железнодорожной станции отключали. Только должен прийти эшелон — сразу тушат свет и со стороны Квашино загоняют составы. Туда потом приезжали тентованые грузовики, военные и гражданские. Всё это перегружалось и развозилось.

Пришёл один эшелон с топливом и техникой. Артиллеристы. Пришёл состав и стал. Мы зафиксировали его, передали фото и видео. Эшелон с боекомплектом и личным составом поставили в отстойник, а эшелон с топливом и техникой разгружали.

Прилетели две «точки», попали удачно. Мы передавали наверх фотографии с заревом. На следующий день «глазам» удалось поближе подойти и сфотографировать результаты. Все фото передали наверх.

– Жители Иловайска утверждали, что не слышали детонации.

– Не знаю, как там можно было не слышать. Я фото смотрел, там горело сильно. Возле второго состава ещё проезжала автомобильная колонна (грузовики), там больше десятка автомобилей сгорело. Когда попало, «наши» тогда четыре детонации насчитали. Хотя местные жители… там же комендантский час, глубокая ночь, да и прилетело в промзону. Могли и не слышать. «Мои» в радиоэфире слышали всё очень отчётливо. Тогда ещё боевики подумали, что над ними беспилотник летает, корректирует ракеты. Начали стрелять вверх, что-то им там привиделось.

– А можно посмотреть фото?

– Ну это у Николаевича спрашивайте (улыбается), будет у вас допуск — глянете. Но попадание там было шикарное. Мы тогда ещё собирали информацию по этому случаю. Выяснили, что в вагонах тогда срочников привезли. Ну, артиллеристов, которые там были. Тогда ФСБ потратила немало сил, чтобы замять этот случай: ведь не контрактники погибли, а срочники.

– А у вас нет фото?

– Если поискать, то есть. Но вы лучше у Николаевича спросите. Мы с ним напрямую работаем, все материалы ему лично.

– Напрямую?

Да. Но связываться таким группам, как наша, со штатной структурой — опасно. Мы внештатные специалисты. Одна такая группа была интегрирована в штат, и нет её уже, все погибли при странных обстоятельствах.

– Сложно работать в таких условиях?

Наоборот. У нас очень большая проблема в том, что генералов много, но мало кто может взять на себя ответственность. Николаевич — берёт, а его замы — как правило, нет. Мне комфортно с ним работать. Ещё с генералом Горбылевым (командующий ракетными войсками и артиллерией Вооружённых сил Украины генерал-майор Вячеслав Горбылев) очень хорошо работать. Цепкий, умный, никогда не переспрашивает, если надо — он сделает всё, чтобы организовать требуемые условия.

А, например, когда были бои за Дебальцево, у генерала Воробьева допроситься чего-либо было нереально, как и у его креатуры Тарана (командующий сектором С). Ну не берёт на себя ответственность человек и всё. Даже когда там уже всё плохо было с 16 февраля, связи не было, ретранслятор на вокзале уже «умер». У волонтёров связь есть, а у ГШ — нет. Идиотская ситуация: волонтёры общаются, всякие добробаты и НГУ пишут в фейсбуках, как всё плохо, а ГШ бьётся, чтобы связь организовать. Тогда россияне РЭБами «потушили» связь полностью. Я тогда два дня сидел в штабе, помогал организовать через знакомых, тербатовцев, через волонтёров тоже помогал состыковывать подразделения и передать информацию о выходе. И всё равно об одном подразделении «забыли», потому что с ним не было связи. Нашли через пару дней и вывели, но такой случай был.

Так что война заставляет идти на нестандартные механизмы взаимодействия (улыбается).

После этого диалога статья была уже написана, но тут появилась возможность взять интервью у генерала Муженко. И, конечно, речь зашла в том числе и об иловайском эшелоне.

Несмотря на воскресение, в приёмной генерала Муженко постоянное броуновское движение — беготня военных. Судя по диалогам, обсуждение касается обстрела украинских частей в Авдеевке с 21–22 мая 2016 года. И вот когда очередь доходит до меня, захожу к нему в кабинет. Муженко, как обычно, выглядит… уставшим. Почти ощущается, что наш 20-минутный диалог он воспринимает как возможность хоть немного отрешиться от того гигантского потока информации, который бурлит сейчас вокруг него.

Здравствуйте, Виктор Николаевич! Тяжёлый день в связи с ситуацией в Авдеевке?

– Здравствуйте! Да, есть вопросы касательно вчерашнего обстрела. На наши позиции прилетело более трёхсот снарядов.

– Вы знаете, что сейчас достаточно сильно критикуют командование из-за того, что не отвечали артиллерией во время обстрела?

– Да, такой факт имел место и мне он непонятен. Мы знаем все позиции, из которых вёлся обстрел. Да, большая часть снарядов была выпущена с Донецка. Но артиллерийский обстрел шёл и со Спартака, и с «Вольво-центра», и с других позиций, по которым можно и нужно было наносить огневое поражение, которого не было. Я с утра уже провёл соответственные консультации с командующим АТО.

– Если говорить об артиллерии, то хотел бы вас спросить об ударе «Точки-У» по эшелону в Иловайске.

Не знаю, как о таком писать (улыбается). На меня после этого будет, наверное, возбуждено ещё одно уголовное дело в России.

– А что вы можете рассказать о том, как это происходило?

Появилась информация из наших источников о формировании эшелона на территории РФ, который должен был прийти в Иловайск. Мы получили необходимую фото- и видеофиксацию, после чего был согласован с высшим руководством ракетный удар. После его нанесения разведка сообщила, что цель поражена, эшелон горит, детонировала часть боеприпасов, а топливо в цистернах усилило пожар. Позже мы в подтверждение получили фотографии результатов удара.

– Судя по всему, поражение цели было успешным.

Не только этой. Я думаю, когда придёт время, много интересного станет явным. Но если мы говорим об иловайском эшелоне в феврале 2015 года, то, по данным, полученным мной от разведки, он был уничтожен.

http://www.petrimazepa.com/iloincome.html

22 ЯНВАРЯ 2015-ГО. АЛЕКСЕЙ ЧАБАН ДЕЛАЕТ ПЕРВЫЙ ВЫСТРЕЛ СРАЖЕНИЯ ЗА ДЕБАЛЬЦЕВО: ЗАХВАТ ТАНКА И БМП НА ВОП "ДЖИГА"

22 января, два года назад, в 2015 году, наш опорник накрыл туман. Видимость была очень низкая. Позвонили местные со стороны сепаров сообщили, что в нашу сторону выдвигается 15 танков. В том бою мы захватили танк и БМП противника.

Хочу рассказать Вам про бой от 22 января 2015 года

22 января 2015

С утра туман. Густой. Мрачный. Звуки в тумане слышны далеко и похоже имеют потустороннюю природу. Слышно бряцанье котелка за 400 метров. Российская артиллерия в нашу сторону поупражнялась часик на зарплатную ведомость и заткнулась. Может корректировщики разглядели, что туман на улице, а может у кого из них мина взорвалась на выходе из ствола упершись в туман. Нас не зацепило - все обычно и предсказуемо скучно. Позвонили местные (местные) со стороны Стаханова ("ЛНР") сообщили о 15 (!!!) танках выдвинувшихся в нашу сторону. Блииин! Стремно. Реально стремно и в животе эротические бабочки. У нас два танка, и к бою готов только один "Егерь". У "Пастуха" не работает механизм заряжания пушки и миной пробит её ресивер. Заряжать вручную - долго и нервно, плюс пару минут после выстрела надо нос держать на улице иначе издохнешь в танке от дыма (ресивер! блин) При такой поломке, после выстрела, полный танк дыма и он валит из люков как вроде подбили нас. Прогрели двигатели, зарядили пушки – заглушили машины – слушаем туман. Полчаса, час, два – не знаю. Время и тянется и летит. Слышно гул идущей бронетехники, ничего не видно. Вскоре видимость улучшилась до 600…800 метров. Нас разделяет правый приток р.Лугань. Наконец, мы их увидели. Штук восемь силуэтов, на грани видимости, двигаются вдоль (вдоль!!!:)) наших позиций, вверх по течению притока на расстоянии около 700 метров, то появляясь, то исчезая в тумане. В тот момент мы сильно пожалели, что не исправна пушка. Это я культурно стараюсь сейчас говорить. Ни один бы не ушел! Стало понятно, они не взяли первый брод у моста и пошли на второй брод выше по течению, в обход нас. Выскочив из капониров, мы рванули двумя танками ко второму броду на перехват.

Примчались, заняли удобные позиции, заглушили моторы, слушаем. Их танки слышно ничего не видно. Не знаю, чтобы мы делали и сколько бы мы навоевали, если бы не бойцы 128-й бригады. Рома, Володя, Вадим, другие ребята. Бесстрашные, инициативные, вездесущие. Наши глаза и уши, наши бинокли и тепловизоры, наши разведка и охрана. Они вовремя заметили, что танки противника в тумане проскочили мимо второго брода и пошли еще выше по течению. Там был еще один брод - третий. Приди мы туда на 10 минут позже и все было бы не в нашу пользу…

Тот брод значительно хуже для форсирования в нашу сторону, но россияне здесь не ориентировались, их отправили просто на убой, без разведки, без плана. Мы пошли на перехват дальше. Туман стал реже, видимость появилась до 1000 метров. Позиции заняли по совету горной пехоты (опять же низкий им поклон). Заглушились. Ждем.
Появляется четыре "коробочки" Гул моторов стоит над долиной. БаБаХ!!! "Егерь" нарушает идилию. Выстрел танка очень впечатляет. Звук залетает просто в желудок. Российская БМП взорвалась и стала дымить, генетический мусор горит как обычный. Две их машины разворачиваются и прячутся в овраг. Третья хотела повоевать, но мы были в более выгодной позиции. Наш выстрел. Танк россиян как то "обмяк". Какое то время они медленно перемещались вдоль нас, потом остановились. Боком к нам. Мы зарядились и…. что то нам помешало. Мы решили их не убивать. Они были у нас на прицеле прямой наводкой, с такого расстояния конечно мы бы не промахнулись. Мы переглянулись и решили - пусть уходят. Они вылезли из танка. Наводчик и командир. Достали контуженного (мы таки попали) механика. Пооблокачивались об танк несколько минут и побрели в туман. Что я тогда думал? Что думал каждый из нас? Не знаю.

Горно-копытные (так мы шутили над бойцами 128-й горно-пехотной бригады) предложили форсировать реку и забрать танк, но я опасался. Неизвестность, нужна разведка. Они рванули туда. Максималисты. Через 20 минут, осмотрев подбитый танк, они в рацию зовут приезжайте. Спускаемся по скалам, форсируем реку, подъезжаем. Танк гудит – работает система стабилизации. В этом случае аккумуляторы быстро "садятся". Наш механик Андрюшка (золотой человек с золотыми руками) залез в их танк и завел его. Потом за "руль" сел я и мы двумя машинами полетели "домой".

Это сильное впечатление! Поверьте мне на слово! Целый танк! Я понимал, что волею случая мы выиграли! Я понимал…
Прибегают "горные", докладывают, что мол там недалеко от места боя, где мы захватили танк, в овраге противник отступая бросил БМП в хорошем состоянии. Их машина видимо заглохла на склоне оврага на включенной передаче, без посторонней помощи в таком случае они сделать ничего не могли. Надо забирать. И забирать только танком.

Хорошо – поехали. Я за рычаги в трофейный танк, "горные" на броню и поехали. Авантюра, конечно. Опять скалы, опять брод. Дальше легче. Нашли БМП, брошена. Экипаж разбежался. Российские сухпайки (отличного качества) патроны, ну и сама машинка! Новьё! Зацепили к танку, я дернул, завели и домой!

Танк взяли себе, БМП отдали 128-й бригаде. На этом танке мы еще много повоевали. Потом и его подбили. Жаль. Он уехал в Кривбасс и там активно работает даже сейчас, обучая танкистов.

Скажу Вам честно, вообще вернуться из Танкового боя приятно.

В том бою мы захватили танк и БМП противника. В танке командир-россиянин оставил свой телефон.

http://censor.net.ua/resonance/424408/22_yanvarya_2015go_alekseyi_chaban_delaet_pervyyi_vystrel_srajeniya_za_debaltsevo_zahvat_tanka_i_bmp


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 217; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!