Единство видения среди руководства



Церквей, севших на мель богословия, мало; гораздо больше потерпевших крушение на подводных камнях методологии. Определить методологию может богословие, хорошо продуманное и применяемое на деле. Иисус готовил учеников в малой группе числом в двенадцать. Значит, и нам малую группу можно сделать основным средством ученичества. Братский совет, эта "сборная солянка" из руководителей церкви, разделится по вопросу использования и приоритета малых групп. Одни скажут, за такими группами не уследишь, значит, они станут рассадником лжеучений. Другие возразят, что они развалятся сами по себе, если не переродятся в разные секты. Третьи посчитают, что заниматься с ними нет резона, поскольку будет слишком мало результатов.

И пока церковное руководство не приобретет некоторого положительного опыта в плане употребления малых групп, трений не избежать. Вот вам пример сотен методологических битв, ослабляющих и разделяющих церкви. Пастор-наставник уходит от множества подобных проблем, уча и применяя единство видения среди лидеров церкви.

Единство видения среди лидеров - это согласие между руководителями относительно цели, то есть "продукции" церкви. И еще относительно приоритета определенных служений, по сравнению с другими, и методических средств, используемых для достижения этой цели. Согласие относительно видения - это то, что в Библии называется единством. Единство - это гармония частей. Квартет исполняет одну и ту же вещь, но на четыре голоса. Участники начинают и заканчивают одновременно; они даже дышат в унисон. Но каждый из них поет все-таки по-своему, несмотря на то, что у всех одна методология. Их методология - это музыка; они выбрали одну музыкальную пьесу и согласились представить ее каждый по-своему.

Непонятно, почему церковный люд приходит в ярость от одной мысли о том, что руководство церкви обретает подобное согласие. Люди упрекают своих руководителей в том, что те слишком дружны между собой, что пастор подчинил себе всех; или обвиняют самого пастора в том, что он окружил себя "подхалимами". Еще более непонятным кажется странное представление людей о том, что внутри хорошего руководящего коллектива люди должны воевать между собой. Атмосфера подозрительности встречается теперь скорее как правило, а не исключение. Люди принимают единство за единодушие. Единодушие означает полное согласие по всем проблемам; единство - это согласие на почве общей цели.

Единство видения абсолютно необходимо в долговременном и плодоносном служении. Оно также важно для преумножения служения, в частности, при создании духовно здоровых церквей. Подготовленные руководители должны пользоваться единой системой понятий в целях репродукции ученичества повсюду.

Прошу вас, обратите внимание на то, что единство видения должно применяться руководством, а не всеми прихожанами. Будем уповать на то, что собрание станет приближаться к общему согласию, но здесь мы говорим о единстве видения только на уровне руководства. Общины в настоящее время часто и в разных ситуациях проявляют неблагоразумие. Они требуют от людей согласия с уставом церкви и подписания соответствующих бумаг, дающих им право присоединиться к церкви. Хотя церковь, практикующая официальное членство, всегда имеет определенный стандарт, это только начало. Далее регламентироваться и оформляться должны все стадии наставления любого члена церкви на пути в полный возраст Христа. К этому надо относиться не менее серьезно, чем к официальному приему в церковь. Но церковь расходует больше энергии на согласие о членстве, чем на более важное согласие между руководителями. Потребовать от руководителей единомыслия в отношении философии и методологии - абсолютно необходимо в интересах будущего церкви.

Существует четыре характерных свойства руководителя-наставника, использующего принцип единства. Я опишу их здесь, а ниже объясню, как применять их в жизни.

Он привержен ученичеству. Приверженность - это твердая убежденность. Потенциальный руководитель предан ученичеству, так как он сам - "продукт" ученичества. Убеждения - это четкая система взглядов, выкованных жизненным опытом. Я знаю их и испытал их на практике, вот почему они направляют мою жизнь.

Приверженность ученичеству заставляет руководителя пойти и участвовать в жатве, обещанной Иисусом (Мф. 9:36–38). Это значит, что первым в списке приоритетов идет воспитание учеников - желание искать и проводить время с людьми, жаждущими научиться приобретать души Христу. Он считает, что ученичество - это первопричина плодотворного, репродуцирующего служения. Он полагает, что ученичество - это ключ к преумножению и Великое поручение нельзя исполнить без преумножения.

Но как довести это учение до людей? Напрашивается ответ: нужна программа подготовки. Подготовленные наставники появляются в церкви не сразу, не сами собой, не вдруг. Их взращивают годами. Пастор-наставник определяет курс, затем просит всех заинтересованных отправиться в путь, проложенный им. В обучение входит формирование характера и навыков, методологическая и библейская подготовка. Все это должно быть обильно приправлено всякого рода служебными заданиями для испытания духовных дарований и надежности.

Людям помогают пройти шесть ступеней обучения, предложенного Самим Иисусом: "Рассказать им об этом", "Рассказать им, почему это надо делать", "Показать им, как это делается", "Делать это вместе с ними", "Пусть делают это сами" и "Использовать их" (1) .

В настоящее время человеку, чтобы пройти весь курс обучения в нашей церкви, надо не меньше 3–4 лет. Только после успешного окончания курса мы можем допустить его к руководству. Важнейшим фактором здесь выступает время. Речь идет о времени для духовного созревания, приобретения мудрости, необходимых познаний, формирования характера и навыков; времени для того, чтобы выявились и отсеялись самовольные, смутьяны, честолюбивые, боящиеся открыть содержание своих сердец и избавиться от своего "я". Это защищает церковь и обеспечивает единство видения.

Он испытанный наставник. Он может назвать своих питомцев, которые теперь сами трудятся с учениками. Мало только упомянуть тех, кого он привел ко Христу, мало привести в пример тех, кого он утвердил в Слове, молитве, общении и свидетельстве. Он должен назвать еще тех, кого он сделал такими же наставниками, как он сам. Это значит, что они учат ближних основам и эти ближние теперь репродуцируются.

И еще он может указать на подготовленных наставников, одаренных руководителей, которые возглавляют церковные служения. Образцом может быть кто-то из числа его питомцев, создавший новую церковь. Испытанный наставник может указать на репродукцию одного из руководителей, занятого формированием благоприятной церковной обстановки, в которой почитаются ученичество и преумножение.

Это значит, что он репродуцировал не только наставников, не имеющих таланта руководить людьми, но и наставников, обладающих таким даром и репродуцирующих целые служения. Поместной церкви больше не нужны кабинетные богословы, способные красиво говорить, не принося плода и не подтверждая того, что им удалось претворить свои слова в жизнь.

Не столь важно, сколько лет служили руководители; право возглавлять церковь они должны подтвердить плодами ученичества, испытанного временем. Конечно, эти стандарты высоки, но люди, руководящие служением наставничества, сами должны быть испытанными наставниками. Иначе утрачивается убедительность, нет образца достижения поставленных целей, и снова народ учится непослушанию.

Еще страшнее, когда руководители плохо подготовлены к своему делу. Если мне надо быть пресвитером церкви, воспитывающей учеников, я должен уметь побуждать и наставлять людей, передавать им часть обязанностей и тренировать своих подопечных. Мне надо научить их философии служения, которое является высшим приоритетом церкви. Я должен научить их репродуцироваться и преумножаться по ходу исполнения своих служений. Если у меня этого нет, маловероятно, что они займутся этим сами. Если ничего этого я не умею, вся система рухнет, пострадает дело, а концепция ученичества подвергнется суровой критике.

Никогда не выдвигайте на руководящий пост непроверенного человека, ведь это служение по плечу только опытному, испытанному делателю учеников. Пусть он заслужит этот пост, иначе он не будет ценить его и прихожане не будут считаться с его мнением.

Он обладает глубоким знанием Библии. Выше я говорил о том, что пастор, воспитывающий учеников, должен трудиться в рамках единой системы видения, направляющей его деятельность. Эта хорошо продуманная методология должна иметь библейские основания и соответствующие средства приложения. Когда речь заходит об остальных руководителях церкви, то и они должны быть едиными в видении. Что это значит практически?

Пастор, воспитывающий учеников, умеет применять Священное Писание на практике. Он может научить основным доктринам христианского вероисповедания, защитить и объяснить их. Если сегодня все потенциальные руководители могут разъяснить, защитить и четко выразить учение церкви, это прекрасно - они хорошо информированы. Но этого мало. Они должны еще уметь научить библейским основаниям ученичества, а также объяснить и отстоять их.

Как можно научить этому потенциальных руководителей? Отдельные доктрины можно преподать на специальных семинарских занятиях. Библейским основам можно научить на двухгодичных курсах в группах роста. Дальнейшее обучение можно проводить после перевода учащихся в фазу "Придите и будьте со Мною" при помощи учебника, излагающего доктрину церкви, для самостоятельного изучения. Частью курса подготовки можно сделать специальные собрания, на которых преподают теорию ученичества. Наиболее эффективным может оказаться следующий прием - научить другого тому, в чем ты должен разобраться сам. Уча других, учишься сам и глубже понимаешь то, чему учишь.

Когда подготовленного наставника выдвигают на руководящий пост, он должен пройти испытание. Экзамен состоит из двух письменных работ: первая касается общего христианского вероучения, вторая - методологических аспектов ученичества. Эта система хорошо зарекомендовала себя в плане отсеивания неподготовленных. По ходу испытания выясняется, на какой стадии обучения испытуемый находится в настоящее время. Эта система защищает церковь, удаляя людей, лишь представляющихся знающими. Она оберегает такого человека от поста, на котором он потерпит неудачу. И еще эта система - средство душепопечения и консультирования относительно дальнейшего духовного развития. Затем на специальном собеседовании письменные работы обсуждаются. Избрание руководителей поместной церкви заслуживает по крайней мере испытания кандидатур на пасторские должности, которое проводится силами кафедрального комитета. Следует признать, что процедура испытания руководителей (из мирян и клириков) нуждается в совершенствовании.

Меня часто просят рассказать о программе подготовки пресвитеров в моей церкви. Мой ответ удивляет многих: "Пресвитером становится человек, уже прошедший подготовку". Я не имею в виду того, что подготовленному пресвитеру учиться нечему, но его характер, навыки и способности, необходимые в служении, должны быть уже развиты. Квалифицированный руководитель церкви извлекает больше пользы не во время формальной подготовки, а из живой практики управления. Руководя церковью, он углубляет свои познания, развивает умения и оттачивает навыки. При этом он учится лучше служить, приносить больше плода и расширять масштабы служения, приобретая мудрость.

Если ваша церковь возьмется за проведение в жизнь этих принципов самым серьезным образом, то со временем у нее будет множество подготовленных руководителей-наставников. Более того, я гарантирую, что таких людей у вас будет больше, чем вакантных мест.

Он принимает методы и приоритеты церкви. Невозможно быть излишне внимательным. Хотя некто, кого вы прочите на руководящий пост в церкви, занимающейся воспитанием учеников, и выражает согласие с ее методами и приоритетами, не поленитесь проверить его еще раз, чтобы избежать в будущем сердечной боли. Методы и приоритеты церкви, воспитывающей учеников, порождаются ее целью. Вот некоторые аспекты, о которых следует говорить: малая группа как основное средство наставничества, отбор руководителей, стандарты для руководителей и претендентов на тот или иной руководящий пост. Также должно существовать согласие по вопросу децентрализации служения, в частности, пастырского попечения, проповедования, управления делами и евангелизации. Другие важные области, требующие единомыслия, относятся к деятельности старшего пастора, профессиональных служителей и совета пресвитеров. Должно быть согласие и с политикой создания новых церквей, жертвования по крайней мере десятины из доходной части церкви на миссионерское служение. Все эти и многие другие особенности, составляющие неповторимую индивидуальность поместной церкви, требуют согласия кандидата на руководящий пост.

Никогда не привлекайте к совместному труду работников, не имеющих общего с вами видения. Почему этого делать нельзя? Потому что не получится преумножения вашего служения. Когда космический корабль запускают на Луну, отклонение его от курса во время старта на какой-то градус не играет большой роли. Но вот корабль у цели назначения, и тут оказывается, что один градус отклонения на старте привел к уклонению от цели на тысячи миль. Если нам хочется репродуцировать учеников, производить духовно здоровых христиан и здоровую церковь, которая репродуцируется и преумножается, руководство ее должно использовать принцип единства видения.

Подотчетность

Нельзя воспитывать учеников без подотчетности. Думать, что сделать это все-таки можно, значит считать, что можно растить детей, не дисциплинируя их, управлять компанией без Устава и вести за собой полки, не имея авторитета. Подотчетность в исполнении Великого поручения все равно что рельсы для поезда. Без рельсов забуксует и увязнет самый мощный локомотив. Вся его мощь будет уходить впустую; он не подчинится воле машиниста. Рельсовый путь позволяет использовать механизм должным образом.

Сколько сил и творческих возможностей утрачено в деле Христовом лишь потому, что никто не использует энергии подотчетности! Без любящего направления и твердых правил церковь страдает от своеволия. Политика невмешательства редко приводит к цели.

Почему необходима подотчетность?

Это способ контроля качества продукции.Подотчетность дисциплинирует и поддерживает отдельную личность и церковь, помогая достичь благочестивых целей сообща, позволяя направлять желания человека на решение задач, поставленных перед ним Богом. Иисус определил: "...научите все народы... уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф. 28:19–20).

Учить соблюдать все, что повелел Бог, значит призывать людей к повиновению, ободрять их, дисциплинировать, поддерживать и обучать; все это абсолютно необходимо для сколько-нибудь продолжительного духовного развития. Цель подотчетности - способствовать духовному созреванию, поддержанию благочестия в Теле и избавлению его от людей, пятнающих, губящих церковь и позорящих имя Христово (Тит. 3:10; 1 Тим. 5:15–19).

Подотчетность необходима потому, что христиане своевольны. "Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу..." (Ис. 53:6). Христиане не будут трудиться сообща и с любовью по собственной воле, без власти над ними. Прибавьте к этому человеческому естеству влияние мятежного общества - и вы получите две мощные силы, выступающие против властей.

Чак Суиндолл (Chuck Swindoll) так описывает современную культуру:

Нанесенной обиды мы не простим даже президенту нашего государства. Мы будем огрызаться, давать сдачи, сводить счеты. Мы готовы противиться и судиться по самому ничтожному поводу. Вместо послушного Минитмена (2) , представлявшего наш национальный характер, новая статуя с презрительно искривленной верхней губой, открытым ртом, изрыгающим непристойности, и кулаками, угрожающими небу, лучше олицетворит наш нынешний мир. Защита, сопротивление, жестокость и возмездие - вот наш современный "стиль" (3) .

Пастор-наставник знает, что плывет против течения. Он понимает, что не может воспитывать учеников без подотчетности. Он осознает, что тратит время попусту, когда не учит народ слушаться Бога. Не бывает ученичества без послушания. Не бывает подлинного обучения без подчинения властям. Повиновение властям - это испытание повиновения Богу.

Футбольная команда, которая не слушает тренера, не отрабатывает приемы, не оттачивает игрового мастерства, проигрывает. Церковь, которая не повинуется руководителям, не исследует основных истин христианского вероисповедания, не применяет этих принципов в реальной жизни, тоже терпит поражение. В церкви должна царить дисциплина; людей обуздывает только ободрение и вдохновляющая поддержка других людей. Они смиряют и покоряют себя корпоративным нормам; они подчиняют личное общественному; в итоге Тело становится радостным и бодрым.

Тело должно функционировать слаженно, как симфонический оркестр. Слово, которое использует Павел в Первом послании к Коринфянам, происходит от того же корня, что и русское слово симфония. "Но Бог соразмерил тело..." (1 Кор. 12:24; курсив мой. - Б. Х.). Согласно некоторым переводам, "составил", но и это слово передает тот же смысл. Чтобы производить желанный "продукт", оркестранты должны стремиться к общей цели, следуя указаниям дирижера и соблюдая строгую дисциплину.

Главнейшая обязанность пастора - учить своих подопечных послушанию Христу. Подотчетность - это необходимый компонент такого обучения. Чтобы покориться, нужно смирение (1 Пет. 5:5–6). Если люди не желают смириться перед своим Богом и своими несовершенными, но поставленными Богом наставниками, они - не ученики, и Великое поручение тогда неисполнимо.

Одним из величайших парадоксов церкви является пренебрежение библейскими повелениями в отношении отбора и подотчетности. Более тяжелых забот у пастора не бывает. Обучение христиан тому, что руководство надо заслужить и что все члены церкви подотчетны властям поместной церкви, - это такое же служение, как все другие. Но пастор, воспитывающий учеников, должен неутомимо наставлять людей в этих абсолютно необходимых истинах. Ими должна руководствоваться церковь, иначе наставничество ослабнет и качество церковной "продукции" будет сведено к наименьшему общему знаменателю. Подотчетность обеспечивает качество "продукта".

Это способствует руководству. Мне доводилось слышать прекрасные проповеди о личной ответственности перед Богом. Однажды я предстану перед Христом и Он изволит оценить мои дела. В Первом послании к Коринфянам Павел сравнивает поступки, совершенные из правильных побуждений, с золотом, серебром и драгоценными камнями. Дела же, совершенные из эгоистических мотивов, он уподобляет дереву, сену и соломе. Когда испытующее око Божье увидит внутренние побуждения такого служения, огонь Его суда очистит или уничтожит дела наши (1 Кор. 3:10–15).

Один из самых трогательных моментов в жизни церкви наступает в конце проповеди о том, как сделать свою жизнь достойной в глазах Божьих. Проповедник шепчет тогда слова, которые жаждет услышать каждый христианин: "Хорошо, добрый и верный раб!" Помещение наполняется дружными возгласами "аминь" и другими подтверждениями важности этой цели и смысла христианского служения.

Мне же всегда интересно, что ответит Богу в судный день избранный по милости христианин. Ведь Он потребует отчета за каждое слово и дело, но это, кажется, не тревожит большинство верующих. Я считаю парадоксом, что христиане, принимающие подотчетность, у которой имеются последствия в вечности, выступают больше всего против принципа подотчетности в церкви. Откуда такое сопротивление?

На первый взгляд ответ на этот вопрос кажется очевидным: Я готов возложить на себя ответственность перед всеведущим, всемогущим, справедливым Богом, но у меня нет никакого желания исполнять волю брата пресвитера. Это рассуждение демонстрирует два греха. Первый грех - это гордыня: Я покоряюсь Богу, а не человеку. В данную минуту забудем, как все это глупо. Забудем о полиции, IRS (4) , о властях города, штата, федерального правительства и Диснейленда. Хорошо известно, что христиане служат Богу устами, а не делами. Есть такой афоризм: "Люди готовы предоставить Богу кредит, но не платить наличными". Если ответственность я понесу там и тогда, я принимаю ее. Если она мешает мне здесь и теперь, оставьте меня в покое.

Это возвращает нас к проблеме наставления людей в послушании. Если член церкви принимает только футуристическую, отдаленную, "райскую" подотчетность, то как научить его служить Богу? Как он усвоит смысл и значение служения малой группы? Как лидеру группы достучаться до учеников и призвать их поступать праведно, если они сопротивляются?

Честно говоря, надежд на человека, который не хочет подчиниться власти поместной церкви, мало. Нет того основания, опираясь на которое, можно было бы вести его. Захочет - согласится; не захочет - воспротивится. Он будет жить как слепой, не видящий Божьего творения. Он будет страдать без толку, поскольку не хочет принять помощи братьев и сестер во Христе. Некоторые его страдания неизбежны, но по большей части они напрасны, будучи прямым следствием его непокорности церковным властям.

Человек, который не желает смириться перед властями поместной церкви, совершает еще один грех. Он считает, что есть разница между властью Бога и властью поместной церкви. Конечно, важные отличия между Богом и Его помощниками существуют. Божья власть совершенна, власть Божьих помощников несовершенна. Бог не заблуждается, Его помощники могут ошибаться. Божий суд праведный; суждения Его помощников не лишены изъянов. Несмотря на склонность служителей церкви ошибаться, несмотря на их погрешности, власть у них - от Бога. Она происходит от Бога, и непослушание, сопротивление или отрицание их власти есть восстание против Бога.

Этот библейский принцип можно применить к служителям поместной церкви, как применяется он в отношении других начальств:

Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.

Рим. 13:1–2

Верно понимаемое учение этого текста состоит в том, что в светском обществе христианин обязан покоряться всем властям, если эти власти не заставляют его совершать противное закону Божьему. Но если мэрия запретит христианам молиться, повиноваться этому не следует. Если IRS повелевает церкви прекратить выступления против абортов и лишает ее статуса организации, не подлежащей обложению налогом, она должна отклонить требование IRS и приготовиться к неизбежным санкциям.

С другой стороны, текст указывает на то, что всякая власть исходит от Бога. Но это обстоятельство, кажется, особенно и не волнует христианские массы. Если мирские власти, например, нехристианские полицейские чины, мэрия и служащие автоинспекции применяют какие-то меры в отношении отдельных христиан, разве это не применимо и к церкви? Несомненно, применимо! Если руководство церкви требует от христиан нарушить закон Божий, христиане обязаны отклонить подобное руководство. Но во всем остальном христиане должны повиноваться церковным властям.

Руководство поместной церкви несовершенно. Временами оно бывает ужасным. Тогда его указания, конечно, надо отвергать. Когда руководители церкви отступают от ясного библейского учения в сфере нравственности или доктрины, они должны отвечать за это. Если будет доказано, что они не справились в своем деле, их следует обличить и отстранить по необходимости (1 Тим. 5:17–21).

Есть два соображения в отношении повиновения властям. Во-первых, власти от Бога. Восставать против властей значит восставать против Бога. Во-вторых, Бог желает, чтобы я смирился. Он противится гордым, а смиренным дает благодать. Смирение позволяет мне существовать под защитой Его власти; это делает меня способным к обучению; и в один прекрасный момент это сделает меня значительно более пригодным наставником. Рассуждая так, следует предпринять следующий шаг - рассмотреть самое недвусмысленное, яснейшее повеление Христово повиноваться наставникам. Отсюда станет понятно, отчего наставникам для руководства нужна подотчетность: "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно" (Евр. 13:17).

Неважно, как руководители поместной церкви пришли к власти. Быть может, здесь надо заметить следующее: если наставникам надо повиноваться, то избирайте их очень тщательно. Церковь должна иметь объективные стандарты пригодности кандидатов на руководящие должности. То есть чтобы обеспечить качество руководства, нужно проводить отбор.

Руководители церкви должны управлять, распоряжаться; остальных же Бог призывает следовать их распоряжениям. Послушание и подчинение - это две стороны одной медали. Как член церкви, я слушаюсь их и подчиняюсь их власти - не их опыту, знаниям, воле, а их властному статусу. Дело не в том, кто они такие; дело в том, что они, наши наставники, символизируют в нашей жизни.

В обмен на их защиту я слушаюсь. Послушание - это подчинение в действии. Я повинуюсь наставникам только потому, что принял решение смириться перед властью как таковой. Послушание подразумевает, что иногда противоречий между мной и общиной не избежать. Если бы между моей волей и общиной не было никаких конфликтных ситуаций, то нельзя было бы говорить о моем послушании. Подотчетность нужна как ведущим, так и ведомым.

Это защищает интересы собрания. Лидеры поставлены, чтобы печься о вас. Очень часто это толкуют превратно. У большинства людей имеются отрицательные впечатления от обязанности отчитываться перед церковью. Эти впечатления чаще всего сводятся к тому, что братский совет наказывает людей за грехи. Иногда церковная дисциплина очень важна. Однако слова о том, что наставники пекутся о церкви, надо понимать значительно шире и в более позитивном смысле.

Печься о людях значит не только вразумлять, поправлять тех, кто творит зло, но и помогать делающим добро. Пастор-наставник и руководящие братья обязаны оказывать помощь людям, наставляя их в праведной жизни и служении. Вот почему для успешного руководства так важно установить корпоративные ценности. Наставники должны определять курс, обязаны брать на себя переданную им власть и вести церковь к общим, согласованным ценностям и целям.

Помните, что быть пастором - значит помогать людям делать то, что им делать не хочется, тогда они смогут стать такими, какими их желает видеть Бог. Это означает, что руководителям нужно развязать руки и дать им власть заставлять людей следовать их указаниям. В противном случае смирение и повиновение - всего лишь слова.

То, что я получаю от послушания и подчинения паствы, направляет меня в служении, ободряет и защищает меня от эксцессов. Я вношу существенную лепту в общее дело, когда церковь исповедует корпоративные ценности и повинуется мне.

Это превращает служение в радость. Руководство может быть и часто бывает плохим, жалким, печальным. Оно лишило дерзновения и жизненных сил многих людей. Как следует из рассматриваемого текста, оно становится бременем. Проблема руководства, превратившегося в бремя, затрагивает всю общину. За эффективность руководства ведущие и ведомые несут одинаковую ответственность. Но ведомые склонны возлагать ответственность за общий неуспех или крах организации только на ведущих.

В основании преуспевания ведущих помимо прочего должны лежать смирение и повиновение ведомых. Руководства без подотчетности не бывает. Самое важное повеление, вытекающее из анализируемого текста, - будьте покорны наставникам, поскольку если вы не покоритесь им, то "...это для вас неполезно" (Евр. 13:17). На крайности способны как ведущие, так и ведомые. Но давайте сравним, у кого этих крайностей больше и кому они приносят больше бед. Несомненно, здесь на первом месте будут ведомые. Большинство бедствий современной поместной церкви проистекает из нежелания людей подчиниться своим наставникам и слушаться их.

В некоторых собраниях не считают побуждения своих руководителей и решения, принятые ими, стоящими. Они почитают за благо бороться против таких руководителей. Хорошо известно, что в этих общинах в штыки принимают все, что предлагается руководством. Членские собрания в этих церквах постыжают имя Христово. Там ругаются, спорят, устраивают политические торги и выступают с петициями. Здесь больше действует Roberts Rules of Order, а не Священное Писание.

Подлинные причины этого явления многообразны, но главной проблемой здесь остается недостаток или полное отсутствие веры и доверия руководству. А такое бывает всегда, когда собрание не имеет представления о пользе повиновения доброму руководству. Часто и в разных ситуациях такие собрания не имеют достойного руководства потому, что не ценят власти над собой в принципе. В условиях анархии такие корпоративные ценности, как подготовка руководителей или установление высокой планки для желающих занять руководящую должность, исключаются из числа приоритетов церкви. Отбор руководства не занимает в таких собраниях должного места. Если бы люди знали о важной роли руководства, жестких требованиях и тяготах подготовки, которые приходится переносить будущим руководителям, они последовали бы за ними. Библейские стандарты, доверие, обучение и подготовка, объективные критерии отбора - когда всего этого нет, ведомые заставляют ведущих жалеть о том, что они взялись руководить ими.

Автор Послания к Евреям утверждает, что подозрительность в отношении ведущих вредит ведомым. Это значит, что многое из того благого, что Бог намерен сотворить в подобных общинах, отвергается. Если собрание не станет повиноваться и подчинять своих личных помышлений корпоративным ценностям, все решения, принятые людьми, сведутся к наименьшему общему знаменателю.

Это напоминает ситуацию, в которой стайку ребят просят ответить, что бы им хотелось делать. "Хочется ли вам в школу, чтобы получать отметки, научиться хорошо вести себя, чтобы из вас вышел толк? Или вам хочется играть целый день, есть конфеты и делать все, что вам понравится?" Ответ очевиден. Честно говоря, большинство собраний не в состоянии самостоятельно решить, что для них полезно. Это овцы; им надо следовать за пастырем.

Печально, но церковь представляет собой нечто меньшее по сравнению с тем, чем ей определено быть, поскольку назначенное Богом ведомые поставили под угрозу. Вот почему автор Послания к Евреям говорит, что неповиновение и непокорность ведущим неполезно ведомым. Принцип кристально ясен: чтобы церковь могла приносить плод, руководителям нужно позволить руководить. В противном случае ведущие станут вздыхать, преисполненные печали, а ведомые не будут принимать необходимого и желанного. Не следовать за своими лидерами - это предательство по отношению к себе в самом худшем виде.

Согласно автору Послания, если ведущие пекутся о душах покорных ведомых с радостью, эта радость распространяется на всю общину. Радость - не счастье. Слово счастье (happiness) происходит от слова обстоятельство (happenstance). Благоприятные обстоятельства делают меня счастливым; неблагоприятные - несчастным. Благоприятные обстоятельства сопутствуют общине с добрыми ведущими и верными ведомыми. Анализируемый текст учит, что там, где повеления ведущих исполняют, благоприятных обстоятельств бывает больше, а печальных меньше. Но вернемся к радости. Люди радуются вне зависимости от обстоятельств. Радость - это глубинное ощущение благополучия, основанное на знании того, что ты повинуешься и покоряешься Богу.

Да, наставники радуются, но радость эта не приходит сама собой, непроизвольно и легко. И все же даже самые несчастные наставники могут испытывать великую радость. Иисус с радостью шел крестным путем страданий. Многие христиане радостно отдавали свою жизнь Христу, перенося страшные физические пытки. Радость приходит от сознания того, что твоя жизнь исполнена смысла, что ты достигаешь поставленных целей, что твои дела угодны Богу.

Ведущие радуются, когда видят, что их усилия окупаются. Несмотря на все тяготы и многие препятствия, они направляют ведомых, которые вместе с ними трудятся во имя единой цели, и радуются своим делам, и собрание ведомых радуется, подражая ведущим. И уходит подозрительность, и появляется доверие: ведущие ответственны, ведомые повинуются общей цели. Совместный труд становится успешным, а ведущих и ведомых начинают связывать законные отношения.

Церкви надо с чего-то начинать. Добрые ведущие и верные ведомые - это плод многолетних совместных усилий. Начинать надо с веры. Ведущие отобраны и наделены властью. Ведомые живут верой; они как бы говорят: Мы считаем, что вы можете руководить нами; теперь все зависит от вас. Иначе говоря, мы сделаем все возможное, чтобы вы преуспели; мы будем снисходительны к вашим ошибкам; за исключением грубых доктринальных или нравственных заблуждений, мы будет подражать вам. На таком основании можно строить. Уклоняющийся от совместного решения почитать и слушаться избранных ведущих пусть ищет другую общину, в которой сможет покориться властям. Если такой человек будет настаивать на членстве в этой общине, но при этом бунтовать, его надо вразумлять.

Это помогает сохранить верность Богу. Люди не могут исполнять волю Христову в отрыве друг от друга. Человеку потребуется много помощи, чтобы остаться верным Богу до гроба. За всю жизнь редко кто не попадает в ситуацию, где ему необходима та или иная поддержка. Эту поддержку можно классифицировать по-разному; один из способов я вижу в Первом послании Павла к Фессалоникийцам: "Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем" (1 Фес. 5:14).

Вот он, полный круг подотчетности. Три главных категории - вразумлять, утешать и поддерживать. С этими тремя сочетаются три группы нуждающихся в помощи - бесчинные, малодушные и слабые.

Прежде всего эта полная картина подотчетности развеивает миф о том, что подотчетность порождает "христианский ГУЛАГ", где каждый христианин лишается права собственности, свободы выбора и права задавать вопросы, что цель подотчетности - установление контроля над людьми, а не помощь им. Рассуждая об этом отрывке Писания, надеюсь, мы постигнем не только род оказываемой церковью помощи, но и дух, стоящий за подотчетностью.

Вразумлять бесчинных. В этой категории - легион. Ярлык на таких людях - бесчинство. Использованное здесь греческое слово из военного лексикона означает "непокорный, нерадивый". Армия, организованное воинство, марширует в колоннах, рядами, упорядоченно и в одном направлении; выбившиеся из строя идут своим путем. В библейском тексте это слово применяется в отношении тех, кто вследствие непослушания или небрежности не исполняет долга перед Христом или Его церковью.

Руководителям, наставникам следует призывать таких людей к ответственности, указывая на их состояние. Слово вразумлять (noutheto) означает "предупреждать, образумливать, увещевать, делать внушение". Это слово очень директивное и строгое. Дополнительные значения noutheto указывают на то, что увещеватель вскрывает суть заблуждения, затем вразумляет заблуждающегося предпринять те или иные действия для исправления. Слово noutheto Павел использует для научения (Рим. 15:14), вразумления (Кол. 1:28) и назидания (Деян. 20:31). Это предпринимается тогда, когда кто-то явно сбивается с истинного пути. Синодальный перевод этого слова несколько проигрывает, поскольку "бесчинный", означающее "непристойный, нарушающий порядок, общепринятые нормы", все-таки отличается от подлинного значения - "непокорный, нерадивый". Итак, есть две категории людей, которых следует вразумлять: непослушные и нерадивые.

Вразумлять непокорных. Вразумлять непокорных - занятие не из приятных, которого многие наставники избегают. Они считают это дело двойной потерей, и чаще всего бывают правы. Ведь они теряют свое лицо в представлении общины, так как человек, вразумляемый наставником, порочит репутацию последнего, разыгрывая из себя мученика. Поскольку вразумляемый непокорен, или ожесточен, или мстителен, или то, другое и третье вместе, то он также потерян. Потери в глазах общины, потеря вразумляемого - в общем, двойная потеря.

Менталитет "двойной потери" порождается тремя обстоятельствами. Во-первых, он существует по причине отсутствия положительного опыта в противостоянии непокорным. Простое, подлинное, откровенное увещевание встречается редко, поэтому немногие понимают его пользу. Большинство лидеров не видят дальше страданий, трудов, огорчений, гнева и ярости церкви и потенциальных потерь в христианском обществе. Эта книга не о противостоянии непокорным и даже не исследование, посвященное этому вопросу, поэтому сейчас будет достаточно отметить, что польза от такого противостояния есть там, где оно проводится должным образом. Оно не практикуется более широко или необходимость его не осознана до конца потому, что подобная практика не имеет под собой должного, ведущего к достижению поставленной цели, основания. Вторая и третья причины непреодолимости духа "двойной потери" дают понять, с чем это связано.

Во-вторых, противостояние непокорным не практикуется широко потому, что в поместной церкви не принято почитать власти. Об этом мы уже говорили выше, здесь же добавим только, что пользы от противостояния непокорным община не поймет до тех пор, пока не пожелает почтить власть, установленную над ней Богом (Евр. 13:17). Своим наставникам надлежит доверять и видеть в противостоянии непокорным, вразумлении и строгости наказания попытку помочь людям сохранить верность Богу. Подотчетность ничего не стоит, если не простирается до мятежного ядра. Противостояние непокорным возвращает общине кающихся мятежников и отлучает от церкви упорствующих бунтарей (Тит. 3:10). Для церкви такое отношение обращается в "двойную победу".

В-третьих, противостояние непокорным недооценивается широкими кругами потому, что оно практикуется вне межличностных отношений. Очень часто и в разных ситуациях благоразумный христианин отважно противостоит другому, убеждая его в том, что он сошел с пути истинного там-то и там-то, и наставляет его в том, каким образом ему следует вернуться назад. Если наш увещеватель прав, но не имеет с непокорным значимых межличностных отношений, последний не примет его увещеваний, как следовало бы.

Наставления Павла предполагают, что увещеватель и увещеваемый оба верны Телу Христову и друг другу. Если незнакомые мне люди, или даже случайно знакомые, начнут вразумлять меня и выговаривать мне, то я, конечно, рассержусь. Но если я знаю, что увещеватель мой любит меня и печется о лучшем для меня, я стану слушать его. Разница здесь в позиции и реальных межличностных отношениях. Я вовсе не имею в виду того, что непокорного или бесчинного следует оставить в покое, если он не знаком никому. Дело в том, что в большей части случаев наставники могут подыскать для увещевания непокорного или бесчинного надлежащего человека, который имеет с ним определенные отношения.

Павел увещевает филиппийцев противостоять лжеучениям, и он имеет на это право, поскольку нежно любит тех, кому пишет (Флп. 2:19–24). Когда община в целом оценит пользу противостояния непокорным, многое из такого противостояния будет иметь место на уровне рядовых членов церкви. Священное Писание недвусмысленно говорит о преимуществах дружеских отношений (Прит. 27:17; Еккл. 4:9–11; Гал. 6:1; Кол. 1:28–29). Противостояние непокорным и бесчинным - работа тяжелая. Даже те, кто понимает его пользу, не любят такого труда. Но подобно хирургическому вмешательству, лечению у стоматолога и заполнению налоговых форм, противостояние непокорным и бесчинным просто необходимо церкви. Теперь обратимся к другой категории людей, которые нуждаются в противостоянии - вразумлении и увещевании.

Вразумлять нерадивых. Вразумление непокорных - дело личное и чрезвычайно опасное как для увещевателя, так и для увещеваемого. Вразумление нерадивых - это часть обычной общинной жизни, причем часть безличная и не опасная. Если конфронтация происходит "один на один", то увещевание нерадивых происходит в группе. Обличение обычно неожиданно и навязчиво; увещевание - апатично и ожидаемо. Христиане воспитаны строгим общественным увещеванием. Прихожанин церкви ждет, что ему станут говорить в общем о том, что его жизнь не соответствует канону, что ему надлежит больше жертвовать, меньше лениться и вести более достойную жизнь. Большинство людей на такие увещевания не обижаются, поскольку все это произносится вообще, а не в частности.

Не следует преуменьшать преимуществ проповеди противостояния. Жизнь христианина во многом исправляется, когда он реагирует на строгое увещевание. Павел оправдывает проповедь с давлением: "Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" (2 Тим. 4:2). Одной из сторон человеческой природы является необходимость неоднократного повторения одного и того же. Есть надежда, что такое увещевание и желание служить пересекутся в сердце верующего. Подобного рода проповедь не рекомендуется в качестве постоянной диеты, однако осторожное и благоразумное диетическое питание может принести удивительные результаты. У пастора, воспитывающего учеников, нет лучшего средства помочь народу ходить путями Божьими.

Чтобы помочь людям жить по-христиански, нужно строго вразумлять. Недисциплинированным, непокорным и непослушным следует противостать. Думающие наставники непременно противостанут таким людям. Конфронтация с непокорными приводит их к покаянию или отчуждает церковь от склонных к непослушанию.

Нерадивых, апатичных и беззаботных следует постоянно призывать к служению. В том и проявится любовь руководителей, если они станут настоятельно побуждать святых к царственному служению. Чтобы активизировать подотчетность, надо подключать те строгие увещевания и вразумления, за которые выступает Павел. Вот что значит учить людей послушанию.

утешать малодушных. Слова, использованные здесь, уточняют действие и обогащают наше понимание. Слово "утешать", греч. paramuthia, означает "ободрять, утешать, сострадать" (5) . Слово "малодушный", греч. oligophuchos, означает "беспокоящийся, обескураженный, робкий" (6) .

Подотчетность многолика, многоаспектна, и этот ее аспект укрыт от внимания сообщества. Вразумление бесчинных и утешение малодушных обычно не рассматривают под одной рубрикой подотчетности. Люди перестают жить в общении с Богом по многим причинам. Страх, тревога и упадок духа - действительно серьезные причины затруднений. Многие христиане претыкаются именно на этом, а не на мятеже с "кулаками, угрожающими небу". Всякий человек уязвим в отношении этой триады. В подобных случаях люди нуждаются в поддержке, ободрении со стороны ближних, любящих христиан.

Это уравновешивает заботу ведущих о ведомых. Ведущие проявляют любовь, когда противостоят непокорным, призывают беззаботных к делу и поддерживают истомленных штормами житейского моря. Привлекательность такого труда состоит в почти полной свободе от противоречий. Прихожане согласны в том, что поддержка обескураженных - жизненно важный принцип любящей, заботливой церкви. Другая привлекательная особенность состоит в том, что людей, умеющих и желающих утешать ближних, гораздо больше умеющих и желающих противостоять. Пастор-наставник учит противостоять и утешать как двум сторонам одной медали. И то и другое - это составные части необходимого набора обязанностей служения, которые учат народ послушанию.

Поддерживать слабых. Здесь речь идет еще об одной категории обязанностей. Сильные люди могут быть обескураженными, испуганными и иногда обеспокоенными. Однако их нельзя считать слабыми или неспособными помочь самим себе. И здесь снова нам поможет значение слов оригинала. Слово "поддерживать", antecho, означает "придерживаться, помогать, заботиться" (7) . Слово "слабый", asthenes, означает "бессильный, больной" (8) .

Еще один аспект подотчетности - помощь тем, кто не в силах помочь себе сам. Слабы ли они физически или психически, все равно церковь должна сыграть значительную роль в поддержке тех, кто не может поправиться самостоятельно. У этой обязанности есть две стороны. С одной стороны, наставники призывают Тело окружить заботой слабейшие члены.

С другой стороны, когда тебе помогают, ты чувствуешь любовь и ответственность перед Телом, что побуждает тебя действовать после, когда поправишься. У нормальных людей, испытавших любовь и заботу в тяжелые времена, появляется позитивный стимул включиться в подобное служение. Это событие способно сделать тебя другим. Беспомощность и слабость побуждают к служению лучше проповеди и вразумления. Несомненно, Бог использует слабость и беды Своего народа для Своих целей.

Интересно, что непокорный или беззаботный, который никогда не откликнется на вразумление или увещевание, переменится после кризиса. Когда Божьи люди приходят к нему на помощь, он видит руку Божью в делах ближних; он узнает силу Божью; и тогда впервые церковь становится для него чем-то значащим.

И еще одно благо - любовь, которую испытывает все Тело в заботе о слабейших членах. Это чувство порождает уверенность - руководство заботится, заботится и народ. Всякий тогда уверен в том, что, окажись на месте слабейшего он сам, то же внимание найдется и для него. Взаимная любовь и попечение укрепляют Тело; люди сплачиваются.

Три заповеданных аспекта подотчетности - как руки любящего родителя, обнимающего свое дитя. Руки его сильны вразумить, защитить и обуздать. Они способны поддержать, одобрить, поднять, когда мы падаем. Они заботятся, поддерживая нас всегда, когда мы не можем помочь себе сами. Эти руки удерживают, хранят и направляют. Вот что такое подотчетность, отсутствие ее наносит церкви серьезный урон, и руководители остаются без средств для обучения народа праведной жизни.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 179;