Воспитание учеников - главное дело церкви



Однажды плач Божий Исаия выразил в следующих словах: "...этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня..." (Ис. 29:13). Многие пасторы и лидеры церкви чтят наставничество лишь устами. Быть против этого сродни отрицанию важнейшего догмата. Когда же надо доказать почитаемое устами на деле, их поступки показывают, что сердца их далеки от наставничества.

У такого двуличия есть несколько причин. Во-первых, это ложное убеждение в том, что ученичество - это одна из программ, которая имеет отношение только к части церкви, дескать, пусть ею занимаются требовательные и пытливые, но запускать всю церковь на "полный вперед" здесь не стоит.

Во-вторых, хотя такой пастор и считает ученичество важным элементом духовно здоровой церкви, он не берет на себя ответственность за это дело. Он думает поручить наставничество профессиональным служителям или консультантам со стороны, чтобы они внедряли и контролировали священство рядовых членов. Свое дело он видит в проповедовании, пастырском попечении и управлении братским советом. Он не может слишком тесно связывать себя с небольшим числом людей; это было бы неразумной тратой времени.

Подобное пренебрежение проистекает больше от неумения, чем от непослушания. Пасторы считают себя пастырями-учителями, тогда как на самом деле ведут себя как пасторы-говоруны. Они ошибочно полагают, что наставляют и вооружают воинов креста, хотя только вещают, не больше. Им думается, что они претворяют Великое поручение в жизнь и делают свое дело, хотя целиком отдаются лишь введению в наставничество.

Третья причина разрыва между словом и делом состоит в том, что многие пасторы считают ученичество делом слишком тяжелым для поместной церкви. Ученичество для них - это группа наиболее преданных воинов креста, которые помнят Священное Писание наизусть и посвящают служению все время без остатка. Они постоянно изучают Библию, ходят по домам, свидетельствуя всей округе, и жертвуют всем ради служения Христу. Это замечательно для небольшого круга избранных, но не для всех членов церкви. Пасторы любят окружать себя подобными людьми, поскольку большинство из них сами таковы. Но, думается им, христианская норма такой быть не может.

Этих воинов нельзя считать образцом для всех христиан. Подобное учение привело многих пасторов к умалению роли наставничества в угоду более комфортным понятиям. Упор на наставничестве может оказаться слишком трудным для церкви, слишком тяжелым для большинства христиан и просто непрактичным. Это может расколоть церковь на "имущих" и "неимущих". Или люди уйдут из церкви, или я потеряю место, или то и другое вместе.

Несомненно, главная причина такой двойственности среди пасторов кроется в том, что они просто не знают, как сделать воспитание учеников ядром церковной жизни. Три основных момента могут сделать его главным в жизни церкви.

Свидетельствуйте об этом с кафедры

Пастор-наставник публично заявляет о своих убеждениях с кафедры. Он объявляет о цели и задачах церкви. Пастор учит этому, чтобы сделать воспитание учеников главным делом церкви. Он подводит под свои заявления прочное библейское основание. Он старается изо всех сил, чтобы убедить общину в необходимости добиться этой цели. Снова и снова должно звучать с кафедры Слово Божье, имеющее отношение к наставничеству. Плодоносный пастор-наставник не дает образу наставничества стереться в народной памяти.

Многие пасторы опасаются, что это может расколоть общину. Да, здесь есть ловушки, и их надо избегать. (Должен сказать, что в большинство из них я попадал сам.) Но говорить о необходимости ученичества нужно в любом случае, поскольку без объяснения и толкования с кафедры наставничество перестанет существовать как служение в больших собраниях. Важнейшей лозунг здесь такой: "Ученичество - это душа церкви, и Бог желает, чтобы всякий верующий был учеником". Этот призыв должен звучать часто и громко, провозглашаться с твердой и страстной убежденностью.

Запишите это, сделав церковной догмой

Тот же призыв в письменной форме заставляет людей принимать его серьезнее. Положение о необходимости ученичества следует внести в устав церкви. Ясно и недвусмысленно о нем надо заявлять и в других публикациях. Когда народ увидит, что положение, систематически провозглашаемое с кафедры, включено в церковный устав и упоминается в брошюрах, издаваемых общиной, оно превратится в признанную догму.

Сформулируйте эту догму так, чтобы она побуждала стремиться к поставленной цели, как в индивидуальном плане, преломляясь в отношениях ученик/наставник, так и в коллективном, когда все члены церкви, сотрудничая друг с другом, превращают общину в церковь, воспитывающую учеников.

Сформулируйте эту догму, предусмотрев регулярный пересмотр задач: "Пресвитеры ежегодно пересматривают планы работы и деятельность церкви в свете поставленных задач". Если эти задачи связаны с воспитанием учеников, репродукцией и преумножением, народ поймет, что вы всерьез занялись этим делом. Это станет порукой тому, что новый состав братского совета и пасторы, ваши преемники, продолжат ту же линию согласно тому же списку приоритетов.

Пусть воспитанием учеников занимаются руководители церкви

Пастор может декларировать и зафиксировать положение о наставничестве, но если он не станет проводить это на уровне руководства, ученичество не станет душой церкви. Глупо декларировать нечто в качестве истины, а на деле поступать наоборот. Чтобы члены церкви приняли идею наставничества, докажите ее действенность на примере руководства.

Прежде чем стать пресвитерами церкви, братьям следует подтвердить свою способность воспитывать учеников. Для этого нужно организовать подготовку будущих пресвитеров. Расхождение между декларацией о приоритетах и реальными делами руководящих братьев представляется самым мощным фактором, ослабляющим поместные церкви.

К сожалению, причиной многих проблем церкви является духовная незрелость и эгоцентрические установки церковного руководства. Дела в церкви труднее всего иметь обычно с лидерами. Они зачастую любят поспорить, бывают предубеждены, властолюбивы и неуступчивы.

Церковная рыба гниет с головы, и это обстоятельство не оставляет пастору почти никаких шансов на обновление церкви. Под гниением я имею в виду то, что руководящие братья не живут согласно провозглашаемым библейским принципам. Они самоустраняются от таких важных обязанностей, как индивидуальное благовестие, молитва, изучение Библии, помощь нуждающимся. Греховные установки подрывают их авторитет. Все это приучает народ Божий к неповиновению. "Цель нашей церкви - воспитание учеников, но это не относится к нашему руководству". И снова лидеры сообщают своим поведением: "Все это одни лишь разговоры, мы вовсе не имели этого в виду".

Прежде чем ученичество станет душой церкви, пресвитерам на своем уровне следует объяснить стоящую перед ними цель. Узнать о том, как этого добиться, можно будет позднее, но без этого долговременное возрождение существующих общин и установление правильных приоритетов в новых общинах невозможно.

Реанимация должна идти от головы к ногам, от центра к периферии, а не наоборот. Обновление от "корней" имеет свои ограничения. Есть много примеров, когда члены церкви становились учениками сами и начинали репродуцироваться. Инициатива с мест придает церкви новые силы. Однако проблемы начинаются с того момента, когда перед "корневой" энергией двери церковной элиты захлопываются. Эти руководящие братья, говоря о положительных сторонах обновления церкви, приближаются к Господу устами, но и пальцем не шевельнут, чтобы изменить структуру и приоритеты, необходимые для полного обновления.

До тех пор пока энергия обновления будет прорываться в элиту снизу, церковь не возродится. Стало быть, абсолютно необходимо сделать ученичество душой церкви, чтобы жизненная сила церкви, воспитывающей учеников, проникла в сердца ее руководителей. Если обновленная жизнь укоренится в сердцах лидеров церкви, они станут передавать ее из поколения в поколение. Эта жизнь начнет возрастать и умножаться в новых церквах. Но этот процесс должен быть центробежным, а не центростремительным.

Четко определить и научить

Пастор, воспитывающий учеников, сочетает ясное видение цели с твердой убежденностью. Он без колебаний демонстрирует свои религиозные взгляды. Он говорит людям, кто он, кто они и куда они идут. В итоге получается ревностное руководство. Его заставляют действовать идеи, пустившие в его душе глубокие корни и требующие послушания Великому поручению. Он не ждет, пока народ Божий проявит покорность и возьмется за воспитание учеников, - он указывает ему на цель и говорит: "Следуйте за мной". Это сильное стремление, непреодолимая тяга вести церковь к послушанию отличает его от других пасторов. Он ненавидит аморфное мышление, поэтому четко и недвусмысленно сообщает три основных принципа. Придерживаясь этих принципов, он избегает хаоса, проявляя неуклонную последовательность.

Пастор - кто он такой

Он говорит людям, что он - их пастор, духовный вождь, тренер, если угодно. Он обязан приготовить их к делу, совершить которое их призвал Бог. Обращая их внимание на то, что данное заявление имеет твердое основание в Писании, он учит, в чем состоит его дело, не пренебрегая и деталями, чтобы они поняли его. Он четко разъясняет, что его силы, его время, его приоритеты подчинены Слову Божьему. Деятельность пастора, воспитывающего учеников, определяется его убеждениями, а не традиционализмом.

Он утверждает список приоритетов своего дела и сообщает общине, где и как он собирается трудиться. Он объясняет им, как и зачем он будет тратить свое время. Он говорит, что собирается служить им, повинуясь Богу, а не людям. Стало быть, он не будет исполнять их капризов и потворствовать их желаниям, но станет держать курс на существенные моменты, определяющие духовное здоровье церкви.

 

Концепция сердечно-сосудистой системы церкви. Если церковь - это тело, то ключевым фактором доброго здоровья церковного организма является нормальная деятельность сердечно-сосудистой системы. Следовательно, пастор ставит себя в положение "кардиолога". Если ученичество - это душа Великого поручения и Божьего замысла сообщения с этим миром, он должен отдать все свое время и приложить все старания, исполняя это дело. Он определяет задачи служения, важные для здоровья сердца и сосудов церковного организма, чтобы затем объявить: "Вот на чем я намерен сосредоточиться, вот мое призвание, вот на что уйдет львиная доля моих усилий".

Сердечно-сосудистая система церкви состоит из двух элементов. Первый элемент этой системы - принципы ученичества. Вы должны вывести из библейских законов определенную методологию. Затем вам надо определить принципы, которые будут работать на производстве духовно здоровых христиан. Они-то и составят принципы деятельности сердечно-сосудистой системы церковного организма. Примером может быть необходимость подотчетности. Без направления, наставления и исправления христиане столкнутся с неразрешимыми проблемами, порождением их природных склонностей. Стало быть, христиане должны покориться тому или иному виду управления.

Второй элемент сердечно-сосудистой системы церкви - это средства претворения этих принципов в жизнь. Заниматься наставничеством можно и в малой группе, "один на один", или с помощью письменных отчетов. Лучше всего комбинировать другие желательные элементы, например, учебную подготовку в классе, изучение Библии и реально сложившиеся межличностные отношения. Продолжая наш пример, скажем, что пастор, воспитывающий учеников, прежде всего внедряет принцип подотчетности в деятельность ученических групп роста. На первых порах он ведет эти группы сам. По мере умножения таких групп и подготовки учебных кадров из числа руководящих братьев, он переключается на работу с лидерами групп роста. Вот что я имею в виду, когда говорю о правиле сосредоточения на источнике и жаждущем напиться. Пастор-наставник поступает правильно, лично участвуя в учебной подготовке и управляя ее средствами; при этом он уделяет меньше внимания исполнению традиционных обязанностей.

Он может заявить, что наставление с кафедры, подготовка лидеров ученических групп, управление клиром, вербовка миссионеров, написание необходимых материалов и руководство братским советом по особому плану поглотит массу его времени. Но все это приведет к оздоровлению сердечно-сосудистой системы церковного организма, которая, в свою очередь, даст плодотворно функционировать всей церкви.

Следовательно, за исключением случаев крайней необходимости, пастор-наставник должен исключить работу в большинстве комиссий, посещение членов церкви на дому, в больничных палатах и множество второстепенных встреч. Даже такие традиционные дела, как пастырское попечение, могут быть сокращены. Действительно, если пастор делает то, что должен, и нормализует деятельность сердечно-сосудистой системы церкви, ему следует отказаться от личного участия в львиной доле дел, связанных с душепопечительством. С текущими проблемами могут справиться одаренные, способные и образованные члены тела. Я не намерен пускаться в длинные рассуждения о пастырском попечении, но отмечу здесь, что уделять этому много времени для пастора бессмысленно. Пастор в роли прежде всего духовного попечителя резко уклоняется от библейского предназначения. Пастор-душепопечитель проводит от 50 до 75 процентов времени с духовно больными членами церкви. Это еще больше ослабляет церковь и не дает ему решать кардинальных вопросов по использованию талантов духовно здоровых. Проводя больше времени с духовно здоровыми, пастор может оказать большую поддержку духовно больным. Ведь тогда он начнет лечить болезнь, а не ее симптомы.

Пастырское попечение необходимо, но эту работу лучше пастора сделают обученные члены тела и профессиональные консультанты. Исключение составляют только случаи критического пастырского попечения, которые лучше называть кризисным вмешательством. В подобных случаях пастор играет важную, незаменимую роль.

Пастор, воспитывающий учеников, - это специалист, обеспечивающий нормальную работу сердца и сосудов церковного организма: он обучает знаниям, умениям и навыкам в ходе шестиступенчатого процесса подготовки, о котором подробнее поговорим ниже. Определив суть своей должности и вытекающие отсюда обязанности, он твердо держится своих убеждений.

 

Народ. Второй из пяти принципов, которые в широком смысле управляют деятельностью пастора, представлен в 4 главе Послания к Ефесянам и требует должного определения народа Божьего. Итак, пастор, воспитывающий учеников, четко определяет цель церкви. Коллективные и индивидуальные задачи теперь проясняются. Он охарактеризовал свою роль как подготовку народа Божьего к служению. Он - пастор, ведущий собрание служителей, а не церковнослужитель, выступающий перед аудиторией зрителей. По мере того как собрание все яснее понимает роль пастора-наставника, ответственность членов собрания становится все более определенной. До тех пор пока народ Божий не будет обозначен и назван подобающим образом, он будет все больше и больше слабеть, имея неверные представления.

Пастор говорит людям, что то или иное служение возложено Богом на каждого из них. Всякий христианин призван служить. Понимание верующим своего долга служения и ответственности за миссию церкви открывает перед ним совершенно новые горизонты. Задача пастора в этом случае состоит в том, чтобы убедить собрание верных с помощью библейского учения, плодотворной притчи и детального планирования действий, что от него, собрания священнослужителей, в существенной мере зависит достижение цели, стоящей перед общиной.

 

Процесс обучения. Процесс - это стадия, на которой пастор должен завести мотор на полную мощь. Он определил задачи и роли, и теперь процесс должен перевести все это в реальность. Многие пасторы умеют сказать людям, кто они и что им делать, но научить их, как это делать, не могут - это их ахиллесова пята.

После того как пастор объявил людям, что они - служители, что его дело - приготовить их к этому служению, он должен показать им, как это сделать. Он указывает им на специально разработанные средства, которые могут принести желанный плод. "Ученик должен знать Слово, - говорит пастор, - так что вступайте в нашу учебную группу, где вы научитесь исследовать Библию". Пока церковь не обеспечит своих членов средствами применения учения в жизни, новая и ревностная духовная жизнь будет страдать аритмией. Одна из глубоко укоренившихся болезней церкви - это призыв к действию, не имеющий в виду самого действия. Уродливые плоды этого недуга - опустошенные, сердитые, отчаявшиеся сделать свою жизнь значимой в глазах Божьих христиане.

Потенциальных служителей следует направлять не только на первом, но и на последующих этапах внедрения учения в жизнь. Необходимо четко определить стадии развития. Мой младший сын недавно приступил к тренировкам в секции карате. Он работает как "трудоголик". Он жаждет успеха, чтобы добиться поставленной цели. С необыкновенным усердием он перечисляет различные пояса - ступени каратистской иерархии. Пояс того или иного цвета также имеет свои ступени. План подготовки каратистов ставит перед всяким учащимся задачу на первом же занятии добиться определенной цели, продвинуться и получить награду. В любой момент моему сыну известно, на какой стадии развития он находится и что ему еще предстоит. Он имеет представление о сверхзадаче и задачах текущего плана, поставленных перед ним тренером, а также о рекомендованном режиме тренировки.

Иисус тоже давал ученикам знать, на какой ступени развития они находятся. Он добавлял новые простые призывы: "Пойдите и увидите", "Идите за Мною" и "Будьте со Мною" (1) . Эти призывы определяют фазы подготовки учеников Иисусом.

Четырехэлементный методологический фильтр, о котором мы говорили в предыдущей главе, дает возможность членам церкви определить уровень своих достижений. Я учу, что Иисус никогда не заставлял людей следовать за Ним; Он просто добавлял новые призывы. Собранию известно отличие между этими фазами и то, на какой ступени каждой из них его члены находятся. В фазе "Пойдите и увидите" мы призываем, увлекаем и заботимся о вас. В фазе "Идите за Мною" - утверждаем вас в вере. В фазе "Будьте со Мною" - учим вас учить других. В фазе "Пребудьте во Мне" - употребляем вас в деле. Ниже я расскажу о каждой из четырех фаз больше, но здесь вам нужно просто понять смысл деления процесса обучения на фазы. Деление это необходимо, чтобы помочь людям осознать, где они находятся в данный момент, и стимулировать их движение вперед.

Другим характерным свойством пастора-наставника является упомянутое выше руководство, ориентированное на цель. И в самом деле, пастор, воспитывающий учеников, должен быть нацелен на Божье дело не только сам, но и призывать к этому все собрание в целом. Христиане ставят перед собой цели в большинстве сфер своей жизни: на производстве, в семье, во время отдыха, путешествий, в хобби и так далее. Но попросите определить тех же самых христиан духовные цели, как большая часть из них встанет в тупик.

Пастор, воспитывающий учеников, превращает народ Божий в воинство служителей Божьих, знающих, кто они, в какой фазе развития находятся в данное время и куда идут.

Священство всех верующих

Я нашел необходимым описать убеждения пастора-наставника как обязанности, поскольку нет ничего необычного в том, чтобы верить в священство верующего. Обязанность же акцентирует внимание на практической реализации убеждений. Служение пастора-наставника отражает именно этот приоритет. Его время, принимаемые им решения и учебные планы - все это основано на том предположении, что Бог призвал всякого верующего быть царственным священником. Он не просто проповедует это учение, но все его служение основано на истинности этого положения.

Уничтожение класса людей под названием "миряне" должно стать первым в списке приоритетов церкви. Церковь возродится из горстки пепла, оставшегося после смерти "мира". Пастор, воспитывающий учеников, исполнен решимости возглавить вторую реформацию. Первая реформация вырвала Слово Божье из рук клира и вложила в руки народа. Вторая реформация призвана вырвать служение из рук клира и отдать его в руки народа, которому оно принадлежит по праву.

Петр и Иоанн называли христиан священством (1 Пет. 2:5, 9; Отк. 5:10). Служение ветхозаветного священника представляло интересы и потребности народа Божьего. Послание к Евреям определяет Христа как совершенного и вечного Первосвященника. Христос - это Ходатай за святых, восседающий одесную Бога. Подвигом Христа верующий имеет теперь доступ к престолу Бога, и всякий христианин в настоящем пользуется этой властью и высокой честью. Община верующих известна под названием священства святого (1 Пет. 2:5; Отк. 5:10).

Священство верующих означает, что все христиане имеют власть и обязанность служить Христу, как служили традиционные священники. Если вы присоединились к священству верующих вместе с общим для всех верующих призванием к царственному священству, у вас появляется право учить тому, что всякий верующий призван к христианскому служению.

Рассмотрим слово призван в его отношении к священству. Греч. корень kletos словари определяют как "призван" или "призвание". Павел пишет: "Посмотрите, братия, кто вы, призванные..." (1 Кор. 1:26) и "...умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны..." (Еф. 4:1).

Павел нигде и словом не обмолвился о профессиональной элите. Контекст совершенно очевидно относится ко всем членам Тела. Павел высказывает те же мысли и в Рим. 1:1–8. Он относит себя к особой категории, поскольку называет себя апостолом. Еще важнее - он говорит, что является апостолом "призванным" (Рим. 1:1). Однако учение Павла не кончается на нем самом: "...между которыми находитесь и вы, призванные... всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым..." (Рим. 1:6–7).

Слова "между которыми" относятся к язычникам, и христиане в Риме были включены в искупленное сообщество. Павел снова делает упор на том же в седьмом стихе, говоря: "призванным святым". Вся семья Божья названа царственным священством, сообществом святых или просто святыми.

Следующий логический шаг - определить, чем следует заниматься призванным святым. Ранее Павел прекрасно раскрыл, что святые должны быть приготовлены к делу служения (Еф. 4:11–12). Быть священниками призваны все христиане, а не горстка их. Еще один отрывок углубляет наше понимание этого учения. Второе послание Павла к Коринфянам определяет тех, кто имеет служение: "Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения" (2 Кор. 5:18–19).

Слово "нам" относится к членам церкви, тем, кто примирился благодаря делу Христову. Два важнейших заявления таковы: "давшего нам служение примирения" и "дал нам слово примирения". Обязанность служения не была дана группе людей, числом менее одного процента от общего количества, названной клиром; это право и призвание всех 100 процентов членов церкви, названных святыми.

Ну и что же?

Ну и что же все это значит в действительности? Священство верующих пользуется популярностью в теории: многие считают, что так оно и есть на самом деле, но очень немногие осуществляют это на практике. Чаще всего об этом говорится на проповеди и членских собраниях. Пасторы проповедуют это учение, чтобы увлечь как можно больше народу; рядовые верующие упоминают о нем, чтобы ограничить пасторскую власть. Одна из широко распространенных патологий церкви - это глупейшее представление о том, что если каждый христианин является священником, то мнение каждого христианина одинаково ценно. Такое толкование становится причиной ряда несчастий, например, непослушания, которое христиане, не разбирающиеся в Священном Писании, обнаруживают в греховных установках, и невежество, которое оборачивается скрытым противодействием исполнению замыслов Божьих в отношении Его Церкви. Вы скажете, циничная критика? Допускаю, но зато справедливая! Священство верующего значит больше, чем право служить и требовать, чтобы считались с его мнением.

Пастор, воспитывающий учеников, посвящает себя священству всех верующих. Он считает, что каждый имеет свой духовный дар, особое призвание и должен служить Христу на определенном конкретном месте. Как в таком случае пастор-наставник проводит это в жизнь?

 

Он дает разрешение. Большинство христиан просто не верит в это. Средний христианин находит положение о том, что он - поставленный Богом служитель Евангелия, смешным и одновременно пугающим. Он всегда принимал преданность Христу, служение, самоотдачу от ближних - более того, это окрыляет его. Но мысль о том, что он сам может быть служителем и служить, кажется ему фантастической.

Если я - церковнослужитель, - рассуждает рядовой верующий, - тогда мне надо делать то, что делает церковнослужитель. Церковнослужитель учит Писанию, проводит хлебопреломление, попечительствует о душах и совершает обряды бракосочетания и погребения. Все это меня не занимает, а кроме того, я не научен этому.

Другое обоснованное опасение относительно служения состоит в том, что некто покусился изменить существующие правила. "В течение многих лет, - может возразить рядовой верующий, - мне говорили, что быть святым значит посещать церковь, служить в совете христианского образования и петь в хоре. Теперь мне говорят, что Бог одобрит меня, только если я начну служить".

Недоразумения и опасения - это реальные препятствия на пути полного вовлечения членов церкви в служение. Пастор, воспитывающий учеников, предан священству и демонстрирует это, разрешая народу приступать к священнослужению. Он говорит рядовым верующим, что они - служители; вооруженный здравым учением, он борется с недоразумениями и страхами.

Пасторы очень часто и в разных ситуациях препятствуют практике священства всех верующих. Они с удовольствием учат этому, но довести это учение до логического конца им страшно. Многие пасторы из добрых побуждений не хотят, чтобы рядовые члены церкви поднимались выше уровня "помощника". Они не только не желают претворять это в жизнь, но на самом деле вообще не верят, что такое бывает. Считается, что рядовые члены церкви должны исполнять в общине множество других работ. Если они жертвуют много денег, то в ответ получают лучшие проповеди и полную программу служения от братского совета.

На пастора, который настаивает на том, что народ Божий должен жить согласно Божьему призванию, часто наклеивают ярлык бесчувственного, равнодушного или излишне озабоченного исполнением долга. На самом деле все наоборот. Пастор, который считает рядовых верующих добрыми помощниками, но не ставит их вровень с собой, имеет низкое представление о народе Божьем и не любит его. Почитать и любить народ Божий значит полагать, что всякий христианин есть одаренный служитель Евангелия и ему можно доверить важное духовное служение.

Пастор, который больше служит, чем готовит служителей, не обнаруживает любви и заботы о своих подопечных. Пожалуйста, обратите внимание на то, что я не сказал, что такой пастор не умеет любить и заботиться. Я пытался выразиться с максимальной осторожностью, чтобы никого не оскорбить, но все же такие пасторы действуют как отцы, которые не позволяют своим детям взрослеть. Подобный образ пастырства делает неизменной слабость сообщества, приносящую современной церкви страдания. Если пастор обязан управлять служением, оставляя лучшую часть его для профессиональных служителей, народ Божий по-прежнему будет слаб, ведя в церкви паразитический образ жизни. Пасторат по-прежнему будет оставаться слабым и зависимым. Не учить и не допускать к служению всех желающих служить членов церкви - это величайший пастырский грех.

Возвышенное представление отдает должное среднему христианину. Некий Джон К. может навещать больных, молиться за слабых, крестить своих детей, совершать причастие и готовить руководителей ученических групп. Он способен делать все это лучше пастора, и он свободен поступать так. Тем более что пастор-наставник научил его, как это делать.

Пастор дает разрешение, когда говорит собранию, что не боится того, что рядовые верующие постепенно "отнимут его хлеб". Более того, чем активнее они станут участвовать в служении, тем ближе будет такой пастор к достижению поставленных перед ним целей. Когда член Тела служит, лучше бывает самому Телу, в том числе и клиру.

Пастор добивается решения поставленных задач, когда все члены Тела заняты своим делом; когда люди верят в способности, данные им Христом, и жизненные умения с навыками, приобретенными по ходу учебы и тренировки; когда они плодотворно трудятся на жатве по месту жительства, работы и служения; когда члены церкви призывают людей обратиться ко Христу, укрепляют их на вечном основании и привязывают их к церкви без прямого пасторского участия; когда служебные дела церкви планируются, начинаются и управляются без непосредственного участия пастора. Коротко говоря, пастор приносит лучшие плоды, когда члены церкви плодоносны в течение всей недели, исполняя на деле то, о чем говорят и что разбирают по воскресеньям.

 

Направляет. Другой способ проведения пастором-наставником принципа священства всех верующих в жизнь состоит в том, что он направляет их. Он по-иному определил понятие служитель; теперь ему предстоит переопределить понятие служение, чтобы люди смогли преодолеть то, что мешает "начать служение". Вообще существуют три крупные категории служения.

Примирение (2 кор. 5:18–21). Это индивидуальное или коллективное обращение христиан к нуждающимся во Христе. Речь идет о миссиях и евангелизации.

Созидание (Еф. 4:11–16). Это возведение Тела Христова. Святые призваны любить друг друга. В 12 главе Послания к Римлянам служение представляется как полное подчинение друг другу и указывается на необходимость признавать друг друга членами тела во Христе: Павел велит нам любить друг друга, в почтительности предупреждать друг друга, быть между собою единомысленными, увещевать и утешать друг друга. Петр велит нам использовать свои дарования для служения друг другу (1 Пет. 4:10–11).

Каждый христиан может служить другому по-своему, используя то дарование, которое дал ему Господь. Духовное здоровье поместной церкви обеспечивается беспрестанной обратной связью, жизнеутверждающим взаимодействием ее членов друг с другом. Служение примирения - это миссия для мира; служение созидания - миссия для Тела.

Физические нужды. Слова Иисуса, объясняющие причину Его появления, сказанные в синагоге родного города, призывают всех верующих возложить на себя такую же ответственность. "Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное" (Лк. 4:18–19).

Иисус соединяет благовестие со служением нищим и людям, сокрушенным разными бедами, такими, например, как тюремное заключение, голод и физическое изнеможение. Христиане евангельского толка были склонны делать упор на служении примирения и созидания в ущерб служению физическим нуждам. Несомненно, существует определенная иерархия служения, причем провозглашение Благой вести возглавляет этот список приоритетов. И все же евангельским христианам надо разобраться в отношении своего пренебрежения физическими нуждами. Тенденция последних лет указывает на то, что евангельские христиане начали продвигаться в этом направлении.

Слишком многие христиане, имеющее искреннее желание помочь нуждающимся, пока отсиживаются в стороне. Их следует отпустить с привязи, чтобы они проявили духовные дарования милосердия, поддержки, утешения и исцеления. В городах ощущается острая потребность в поддержке бездомных, алкоголиков, наркоманов, людей, занимающихся проституцией, а также женщин и детей, подвергающихся насилию.

Тысячи и тысячи неожиданных и нежеланных беременностей заставляют совершать напрасные убийства невинных нерожденных детей, между тем как очередь желающих усыновить ребенка становится все длиннее. Христиане, которых Бог наделил способностью помогать людям в этих сферах, засиделись без дела. Переопределенное служение святых - это примирение для мира, созидание для церкви и удовлетворение физических нужд, где бы они ни обнаружились.

Пастор, воспитывающий учеников, проявляет преданность священству всех верующих как путем "переопределения" служения, так и путем освобождения людей, для того чтобы они исследовали и творили.

Обучает. Без практического обучения христиане испытывают одно разочарование за другим. Средства обучения, которые имеются в распоряжении пастора-наставника, соответствуют его убеждениям. Самый эффективный способ сделать ревностных верующих бесплодными - вдохновлять их, не обучая практически. Говорите им, что они царственное священство, одаренные служители Евангелия, а потом просто забудьте показать, как им такими стать. Сатана остановился на этом подходе, сделав из него самое активное средство жестокого издевательства над христианами.

Тайна духовной зрелости состоит в претворении истины в жизнь на протяжении некоторого определенного периода. Павел пишет, что он испытывает мир Божий, поскольку постиг тайну, которая дает ему ощущение довольства во всех обстоятельствах и состоит в его уверенности в том, что он может все в укрепляющем его Христе Иисусе (Флп. 4:11–13). Слово из этих стихов, переведенное как "научился", - это греч. mathetes, и то же самое слово употребляется в других местах для обозначения понятия "ученик". Это слово указывает на процесс, продолжающийся в течение определенного времени. Тайна, оказавшая такую помощь Павлу, состоит в перемене, которая начинается с истины, но истина только тогда действенна, когда ее постоянно используют в деле.

Новый Завет учит, что существует два рода истины. Первый - это пропозициональные утверждения Писания, которые истинны независимо от опыта. Например, божественность Христа. Второй род истины Павел называет "практическим познанием" (основанное на Кол. 1:9 употребление слова epiginosko, то есть опытное познание: "знать доподлинно, точно или полно; или учиться познавать" (2) ). "Практическое познание" божественности Христа в этом смысле будет означать познание силы Христовой на собственном опыте. Вот когда Иисус становится Господом не только в теории, но и на практике.

Перевод хорошо известной теории в плоскость "практического познания" является важнейшей обязанностью пастора. Всеобщее священство верующих требует от пастора-наставника разработки способов помощи людям, с тем, чтобы они могли претворять в жизнь то, что от них требуется, с помощью средств, обеспечивающих им надежные условия для применения новых убеждений и навыков.

Итак, пастор, воспитывающий учеников, претворяет в жизнь принцип священства всех верующих тремя важнейшими путями: он дает разрешение, он направляет и обучает. Он мужественно проводит в жизнь убеждения в том, что всякий христианин - служитель, избранный и поставленный Христом. Он предан этому, так как без священства верующего не может быть ученичества и приобретения новых учеников или умножения церкви, следовательно, Великое поручение не может быть исполнено. Если Великое поручение невозможно исполнить, то всемирная евангелизация становится пустой фантазией. Тогда учение о пасторе-наставнике становится просто болтологией. Пастор-наставник, не опирающийся на священство всех верующих, становится пастором без портфеля. Тогда он - безоружный воин, заведомо проигравший повстанец.

Преумножение

Успешное исполнение Великого поручения зависит от преумножения. Наставничество приводит к репродукции; результатом последовательной репродукции нескольких человек становится преумножение. Иисус утвердил Великое поручение Своими делами; так как слова "научите все народы" означают больше, чем "обратите все народы". Репродуцироваться способны только духовно здоровые ученики. Если церковь не может готовить учеников, она не может преумножаться. Если церковь не в состоянии преумножаться, она гибнет.

Повеление не было таким: "Обращайте", то есть "Обращайте в христианство" или "Призывайте в церковь". Призыв "воспитывать учеников" насыщен скрытым смыслом, основанным на определениях Иисуса: "Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками. ... Не вы Меня избрали, а Я вас... чтобы вы шли и приносили плод и чтобы плод ваш пребывал..." (Ин. 15:8, 16; курсив мой. - Б. Х.).

Великое поручение воспитывать учеников - это повеление церкви выпускать качественный "продукт". Церковь должна производить народ, способный репродуцироваться; любой другой сорт христиан духовно бесплоден.

Репродукция отличается от преумножения. Репродукция одного ученика - это чудо, но само по себе это только духовная прибавка. В теории один ученик может привести ко Христу многих, но когда ни один из них не передает этой эстафеты другим, репродукция налицо, но преумножения нет.

Чтобы понять суть преумножения, ответьте на такой вопрос. Хотели бы вы иметь сегодня миллион долларов или цент сегодня, два - завтра, четыре - послезавтра, ну, и так далее, с ежедневным умножением суммы в два раза на следующий день? Я не математик, но, как меня уверяют, если остановиться на варианте геометрической прогрессии "сегодня цент, завтра два, послезавтра четыре...", то выйдет во много раз больше миллиона. Говорят, что через месяц по второму варианту получится 10 737 418 долларов и 24 цента. Кто не откажется от одного миллиона ради десяти? Хотя этот пример может показаться вначале и не таким внушительным, геометрическая прогрессия по истечении некоторого времени приводит к ошеломляющим результатам. Иисус призвал нас воспитывать учеников, поскольку только ученики способны приобретать новых учеников, которые, в свою очередь, репродуцируются и включают процесс преумножения.

Половина населения земного шара до сих пор не слышала Благой вести. Без преумножения проповедь Евангелия всему миру по-прежнему будет хромать позади опережающего роста народонаселения земли. Чтобы приобрести одну душу для Христа, 1 000 христиан требуется 365 дней. При такой скорости всемирная евангелизация - это пустая фантазия.

Преумножение встречается исключительно редко главным образом потому, что церковь не желает готовить учеников. На это уходит много времени, и нужна коренная перестройка существующей церковной структуры. Значительно легче поддерживать статус-кво. Всякий испытывает страшное искушение уступить и ориентироваться на обычные критерии достижений. Если у вас есть массы народа, доллары, здания - значит, дело в шляпе. Я против такого критерия эффективности церкви, как "массы народа, доллары, здания", ведь все это дело десятое.

Всемирная евангелизация слабеет потому, что нет достаточного преумножения. Трудно привлечь к этому внимание церкви из-за соблазна и жажды успеха в аспекте американской культуры. Слишком многие церкви сейчас пытаются пускать пыль в глаза: со своей слабой сердечно-сосудистой системой (а иногда и вообще без нее) они имеют цветущий фасад. Внешне многие церкви выглядят здоровыми, хотя на самом деле все они - фабрики, выпускающие брак. Не требуйте многого, устраивайте грандиозные зрелища и будете собирать толпы. Большие скопления народа не говорят ни о чем, кроме того, что некоторые талантливые люди умеют привлекать массы. За этим не стоит ученичество; это не означает повиновения Великому поручению; за этим не стоит преумножение.

Повиноваться Великому поручению значит решительно посвятить себя работе по воспитанию учеников. Пастор-наставник отдает себя делу преумножения потому, что именно этим он и должен заниматься. Он будет плыть против течения, но оставаться этому верным, так как Священное Писание ясно предписывает ему поступать именно так. Теперь подошло время обсудить некоторые относящиеся к делу библейские факты, которые открывают принципы, гарантирующие преумножение.

Приоритет ученичества (Мф. 28:18–20)

"...научите все народы, крестя их... уча их соблюдать все, что Я повелел вам..." (Мф. 28:19–20).

Пастор-наставник может посвятить себя воспитанию учеников, чтобы имело место преумножение; оно может стать первым в списке его приоритетов; он способен формировать обстановку, благоприятную для наставничества, наряду с хорошо знакомым и часто возвещаемым ожиданием: всякий ученик должен репродуцироваться. Однако редкая церковь оглашает и возвещает это ожидание с кафедры. Еще меньше собраний, где поведение пастора и руководящих братьев соответствует этой цели.

Евангелие от Иоанна свидетельствует, что приношение плода - это ожидаемое и естественное следствие пребывания во Христе (Ин. 15:8, 16). Очевидно, наставничество делает преумножение возможным, если ученики репродуцируются.

Когда поместная община имеет приоритеты, средства обучения и подотчетность, которая подтверждает эти приоритеты практикой, готовить учеников можно партиями. Церковная машина способна выпускать их постоянно. Церковь, запустившая механизм наставничества, будет здорова, возрастая духовно, и Бог хочет этого для Своей Церкви и погибающего мира. В конце концов подготовка учеников, то есть преумножение, - это заселение неба. Срезать углы здесь бесполезно - этот номер не проходит, так что кратчайших путей не выбирайте. Смело действуйте согласно своим убеждениям; будьте тружеником, обучайте народ, воспитывайте учеников, угождайте Богу.

Надлежащий отбор (2 Тим. 2:2)

"И что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить" (2 Тим. 2:2).

Здесь я намерен поговорить об этом в самом общем виде, а более подробно - ниже. Павел раскрывает четыре принципа преумножения.

 

Для преумножения требуется несколько смен поколений. Здесь говорится о четырех поколениях: Павел, Тимофей, верные люди и другие. Павел определяет методологию: всемирная евангелизация требует широкой передачи Благой вести другим. Небольшому числу людей этот труд не по плечу; его не может исполнить и целое поколение. Заявление Павла, по существу, убеждает нас в том, что уверенность в преумножении передается от Иисуса ученикам, от учеников Павлу, а от Павла Тимофею.

Преумножающие должны передавать служение другим. Первый принцип указывает на необходимость множественной передачи эстафеты преумножения; второй принцип относится к самому акту передачи. Много срывов в процессе преумножения наступает именно во время такой передачи.

Огромным барьером для большинства пасторов и руководящих братьев является твердая убежденность пастора-наставника в том, что им, профессиональным служителям, надо поручить служение другим членам церкви. Однако почти все руководители считают необходимым передавать свое дело следующему поколению профессионалов: клиру, а не миру. Считается, что серьезных молодых людей нужно готовить к служению и миссионерской деятельности. И все-таки передача служения происходит большей частью по божественной случайности. Оксюморон? (3) Так оно и есть. Реализм? Да.

Божественная случайность происходит тогда, когда мы проявляем непослушание. Когда церковь не готовит учеников, Бог призывает и поставляет учеников ровно столько, сколько нужно, чтобы удержать на плаву церковный корабль. Это видно хотя бы из того, что церковь еще существует. Не выкажи Бог совершенной преданности созиданию Своей Церкви, она бы давным-давно исчезла. Будем справедливы. Чтобы заполнить пасторские вакансии, церковь достаточно трудилась, готовя профессиональных руководителей. Передача служения от профессионалов к профессионалам происходила неплохо и будет продолжаться в том же духе.

Нам надо взять барьер - убедить профессионалов в необходимости передачи служения рядовым верующим, надо доказать им, что все усилия и все средства следует направлять прежде всего на обучение благовестию рядовых верующих.

Преумножение означает передачу служения верным людям. Том Петерс, автор бестселлеров In Search of Excellence ("В поисках превосходства") и A Passion for Excellence ("Жажда превосходства"), заявляет, что передача полномочий бросает вызов современному руководству. Петерс утверждает, что делегирование функций является, несомненно, ответственнейшим делом в бизнесе.

Бессмысленно передавать что-то ценное ненадежным людям. Кому мы доверяем водить автомобили? Кого оставляем дома с детьми? Кому поручаем деньги? Все это - ценности, которые доверяют проверенным, надежным людям. Отдавая, поручая что-то на хранение, полагаются на верность хранителя. Верность означает "надежность". На верного, надежного человека можно положиться. Павел говорит о необходимости надежного преумножения, и не остается голословным. Он ограничивает его пространством в четыре поколения.

"Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом" (Лк. 16:10). "От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным" (1 Кор. 4:2).

Павел подхватывает учение Иисуса о значении верности. Оба согласны, что надежные люди, которым можно доверить ответственное служение, это люди, доказавшие свою верность. Частота, с которой церкви нарушают этот простой, но очень важный принцип, позорна. Сколько раз приходилось вам слышать: "Джо устал стоять при дверях и встречать приходящих. Давайте сделаем его пресвитером, тогда он станет гораздо ответственнее". Павел и Иисус назвали бы это абсурдом! Они учат обратному. Не надо поручать важную работу людям, которые пренебрегают Божьим делом, считают его незначительным, не отдают ему всех сил, стараний и преданности.

Надежность в Божьем деле - то же, что фундамент в строении. Без этого тяготы ответственности служения сокрушают немногочисленных верных, несущих ее на себе. Когда несколько верных передают служение неверным, оно какое-то время идет по инерции, но служители во втором и третьем поколениях ломаются по слабохарактерности. Преумножение прекращается, поскольку ответственность служения передали ненадежным людям.

Церковь перестала почитать четко изложенное повеление готовить и вооружать верных воинов-наставников. Дважды Павел писал молодым пасторам, увещевая их учить и отбирать руководителей. Требования, которым должны отвечать лидеры поместной церкви, подробно освещены в 3 главе Первого послания к Тимофею и в 1 главе Послания к Титу. Павел также советует: "И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения" (1 Тим. 3:10).

Несомненно, все это можно отнести не только к дьяконам, но и к пресвитерам. Прибавьте к этому отрывку из 1 Послания к Тимофею другое место - отрывок из Послания к Титу, и получите четкое определение верных людей. Павел делает упор на справедливом избрании наставников такого рода: "Пред Богом и Господом Иисусом Христом и избранными Ангелами заклинаю тебя сохранить сие без предубеждения, ничего не делая по пристрастию" (1 Тим. 5:21).

Наделение властью неверных наставников становится обоюдоострым мечом. Такой меч ранит, во-первых, потому, что церкви недостает преданности в отношении подготовки и обеспечения наставников, стало быть, у нее нет верных людей, потенциальных лидеров, способных взять на себя определенную ответственность. До тех пор пока существует дефицит верных, делом служения будут пренебрегать или исполнять его из рук вон плохо. Необоснованное пораженчество и ошибочные клише, например, "люди не хотят служить", "никто не хочет брать на себя руководство" или "люди не испытывают гордости за свой труд", доказывают несостоятельность церковной среды.

Во-вторых, в такой обстановке обоюдоострый меч не оставляет шансов для преумножения. Когда к служению допущен неверный человек, работа эта становится несообразной, безрадостной, скверной. Кому захочется экспортировать такой продукт? В подобном окружении, когда делегируется такая работа, страдает качество, и работа фактически возвращается к тому, кто поручил ее, чтобы он переделал ее или забраковал.

Чтобы преумножение было эффективным, фигуру, заслуживающую доверия, надо беспристрастно экзаменовать. Верные люди - это продукт ученичества. Когда верность провозглашают с кафедры, когда пастор и руководящие братья - люди верные, это качество перейдет к рядовым членам церкви. Процесс такого рода регулируют разные законы, однако сейчас будет достаточно отметить, что преумножение покоится на прочном и надежном фундаменте. Если у церкви есть верные люди, которым можно передать дело служения, оно будет преумножаться.

Преумножение означает передачу служения подготовленным людям. Подготовленные, компетентные люди - это верные служители, на которых можно положиться. Они обладают необходимыми качествами, доказали их добрым исполнением предыдущих заданий. Поскольку такие люди составляют корневую систему церкви, они должны иметь навыки успешной работы. Павел четко указывает на важное значение навыков, когда говорит Тимофею о верных людях, которые были бы способны "и других научить" (2 Тим. 2:2).

Если я создаю бейсбольную команду, мне прежде всего следует подумать об общей спортивной форме игроков. Главное здесь - базовые характеристики, например, тренированное тело, сильный характер, коллективистская этика и доброжелательность. Но когда придет время играть, мне понадобится, чтобы эти люди знали правила игры в бейсбол.

Мы строим преумножение на фундаменте надежности. Наступает время передачи ответственности служения, и на первое место выходят умения и навыки. Здравый смысл подсказывает, что в деле учения потребуется человек с талантом и опытом учительства; если речь идет об администрировании, потребуется умение руководить; если это посещение больных или работа со смертельно больными - умение проявлять милосердие. Ориентироваться на подобные дарования и склонности к тому или иному труду - это дело само собой разумеющееся. И такой отбор внутри церкви вполне осуществим. Однако церковь показала в этой самой естественной функции двойную несостоятельность.

Во-первых, церковь несостоятельна в обучении своих членов с учетом их духовных дарований. Многие церкви не информируют верующих о том, что каждый из них - это одаренный и призванный служитель Христа. Говоря не информируют, я имею в виду, что людей не учат этому как важному учению, равному по значению учению о священстве всех верующих и являющемуся его неотъемлемой частью. Объявив об этом верующим, церковь должна разъяснить им природу духовных даров, дополнив это оценкой их конкретных дарований. Наконец, верующих надо обучить тому, как применять их дары на практике.

Церковь совершает еще одну ошибку, когда считает наставление своих членов в отношении их духовных дарований и оценку их даров не прологом, а эпилогом. Собрание испытывает негативные чувства, когда на этом и кончается весь план мероприятий. Как студентов после окончания университета, их бросают на произвол судьбы. Независимость - благо, когда она уравновешивается зависимостью от Бога и поместной церкви. Христианин будет всегда нуждаться в обучении, ободрении и подотчетности. Ведь даже самому энергичному наставнику не обойтись без творческой силы и целенаправленности, которые может обеспечить только Тело. Самое важное - научить этому с самого начала подлинно плодотворного служения; лучшее придет впоследствии.

Во-вторых, несостоятельность церкви заключается в неспособности обучить навыкам руководства тех, кто обнаруживает талант к такого рода служению. Вот почему Павел упоминает тех, "…которые были бы способны и других научить" (2 Тим. 2:2). Если несостоятельность в наставлении относительно дарований касается общей массы, то здесь на первый план выступает руководство. Верность, ответственность и духовные дарования лежат в основе всякого доброго служения. При последующей тренировке многие обязаны научиться служению, чтобы иметь навыки. Руководители должны уметь излагать свои мысли. Как в благовестии, преподавании библейских истин, побуждении ближних, так и в организации работы для руководителей, будущих наставников, навыки передачи мысли являются ключевыми. Согласно Павлу, руководящие братья, неспособные передавать информацию, испытания не выдерживают.

Термин других научить - богатый. Научить других значит организовать процесс обучения ближних так, чтобы они могли передавать способность учить других своим ближним. Этот термин касается обучения только тех, кто в состоянии научить других. Иначе говоря, чтобы ты умел передавать, тебе потребуется целый комплекс умений и навыков. Так что не всякий верующий умеет воспроизводиться.

Некоторые просто не хотят приобрести такого умения. И прежде всего по причине непослушания. Многие могли бы научить ближних, но не учат, поскольку не хотят. Нечего и думать, что эта причина уважительная, однако факт, что эта причина - главная. Вторая причина - уважительная, и это тоже факт. Бог не всякому дает необходимые дарования и способности, чтобы передавать умение учить других. Павел советует Тимофею тщательно, с рассмотрением отбирать способных воспроизводиться. У этого есть две причины. Первая - грех и недостаток верных людей. Вторая - это отсутствие необходимых дарований и призвания.

Вторая причина касается не одухотворенности, а пригодности, то есть согласованности возможностей людей с запросами различных служений. С этих позиций руководители церкви и должны оценивать собрание святых, отделяя умеющих воспроизводиться. Таким следует обеспечить тренировку с "доводкой" навыков во время обучения воспроизводству служения. Эффективное преумножение может появиться только при самом серьезном отношении к квалификации служителей. Умение излагать мысли, или научить, лежит в основе умения передавать, или воспроизводиться. Об этом и говорит Павел: "...способны и других научить"; это самый важный навык. Кроме того, руководитель должен уметь управлять людьми, делегировать обязанности, следить за исполнением порученного, формировать коллектив и так далее. И еще руководитель, будущий наставник, должен уметь побуждать и вдохновлять. Воспроизводиться может только человек твердых, пламенных убеждений. В дополнение к этому он должен уметь обращаться к общим проблемам, с которыми сталкиваются люди; он должен заниматься духовным попечением, чтобы исцелять людей, с которыми трудится.

Наконец, он должен овладеть основополагающим навыком вразумления впавших в заблуждение. Он должен уметь призвать людей к ответственности, не теряя их при этом. Он должен понимать разницу между исправлением и возрождением.

Чтобы механизм преумножения заработал, потребуется несколько передач эстафеты служения. Получившие эту эстафету должны передать ее дальше. Наставники должны передавать свое служение верным людям, надежным, наученным должным образом, одаренным и умеющим воспроизводиться.

Соображения в пользу преумножения (Мф. 9:36–38)

Логическое обоснование - это чрезвычайно важный фактор, так как он порождает долговременную преданность. Вот три соображения, которые могут породить преданность преумножению. Мы уже установили приоритет ученичества, поскольку без его конечной продукции преумножаться просто некому. Это первое правило. Второе правило состоит в должном отборе будущих наставников, способных к воспроизводству, из тех учеников, что заслужили доверие. Обратимся сейчас к третьей сфере - главным движущим силам, призывающим людей к воспроизводству на протяжении всей жизни.

Сострадание и преумножение. Пасторы, воспитывающие учеников, часто и в разных ситуациях подвергаются критике за выступления в защиту преумножения служения, поскольку для этого служение надо делегировать. Но чтобы поделиться служением, пастор должен распрощаться с частью своих традиционных ролей. Традиционалисты посчитают такого пастора неспособным любить или скажут, что он уклоняется от исполнения своего долга.

В противоположность этому мнению, Иисус на собственном примере учит, что преумножение - это проявление сострадания. Действительно, типичный пастор проявляет не больше любви, чем пастор, воспроизводящийся в труде при посредстве ближних.

"Видя толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря. Тогда говорит ученикам Своим: жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою. И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь" (Мф. 9:36 – 10:1). Евангелие от Марка прибавляет к этому: "И, призвав Двенадцать, начал посылать их по два..." (Мк. 6:7).

Неудовлетворенные нужды людей побудили Иисуса приступить к преумножению служения. На этом законе держится основополагающее утверждение - центральный тезис всей нашей книги. Пастор-наставник воспитывает учеников, чтобы вся церковь в целом репродуцировала духовно здоровых репродуцирующихся христиан. Эти христиане тогда станут исполнять свои прямые обязанности - благовествовать миру. В итоге обеспечивается заселение неба. Неудовлетворенные нужды мира побудили Иисуса дать ученикам Великое поручение. Те же самые неудовлетворенные нужды побуждают пастора-наставника продолжать вести церковь в том же направлении.

Иисус понимал, что 13 человек, работающих по 12 часов в сутки, для удовлетворения нужд народа сделают больше, чем 1 человек, трудящийся по 18 часов.

Вот почему преумножение столь желанно: искатели научаются, больные исцеляются, упавшие духом ободряются. Подлинные нужды человечества получают полнейшее удовлетворение. Величайшими тайнами церкви были и есть нелюбовь к преумножению и уклонение от воспитания учеников.

Очень многие понимают любовь как прямую обязанность старшего пастора. Очевидно, происхождение этого представления, которое ослабляет церковь, культурное. Пасторы-наставники должны проявить мужество, подвигая церковь к децентрализации служения. Приведите пример Иисуса в качестве библейского обоснования. Вам будут противиться, но пройдет некоторое время, и это начнет действовать. В конце концов как добровольно оставившие служение, так и принявшие его будут благодарны вам. Очень тяжело противиться состраданию, выступающему в роли стимула для преумножения.

Молитва и преумножение. Иисус выразил тревогу, сказав, что жатвы много, а делателей мало. Потребность превышает число делателей - трудящихся на ниве благовестия, в деле удовлетворения физических нужд, в душепопечении и многом другом. Какой же наставник церкви не будет опечален при виде страдающего народа, не получающего помощи, и множества людей в роли жатвы, когда делателей недостает.

С того момента как Иисус произнес эти слова, произошло мало изменений. Нужды мира значительно превышают возможности делателей. Этот факт приводит христиан к горьким разочарованиям и сбивает с толку. Карл Барт писал: "Мы в крайнем недоумении, и лишь потому, что мы - служители". Иисус поведал о простом решении: молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою.

Перед лицом громадной, неудовлетворенной нужды сострадание задумывающихся об этом христиан заставляет их принимать какие-то решения. Иисус советует принять два решения: во-первых, предложить себя в качестве делателя на жатву; во-вторых, молиться, чтобы Господь выслал на жатву других делателей. Молитесь, поскольку это жатва Божья. Молитесь, поскольку никто не в состоянии привлечь достаточное число тружеников только из сферы своего влияния. Молитесь за делателей на жатву со всего мира.

Иисус сказал "Научите все народы", и в то же время "Молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою". Бог хочет, чтобы всякий христианин был репродуцирующимся учеником. Ученик, решивший для себя, что надо стать делателем, получает Божье благословение. Я не говорю, что ученик менее серьезен, чем делатель; я говорю о количественной, а не о качественной разнице.

Разница между учеником и делателем состоит в опыте и убежденности. Делатель может иметь или не иметь опыта, навыков и непоколебимых убеждений, которые пробуждают желание идти и служить ближним. Когда Иисус поручил двенадцати благовествовать, Он сделал это, ожидая от них великих дел. Он выждал два года и только потом призвал двенадцать пойти трудиться без прямого вмешательства со Своей стороны. Молитва - это самое действенное в распоряжении церковного руководства средство приобретения новобранцев. Иисус побуждает нас просить, умолять нашего небесного Отца послать больше делателей.

Руководители церкви могут воспользоваться разнообразными средствами приобретения новобранцев: дать представление с последующим призывом; вызвать чувство вины с последующим призывом; выкрутить кому-либо руки с последующим призывом; есть еще и добрые, старые слащаво-трогательные картины или истории с последующим патетическим призывом. Все это применяется, но не об этом говорил Иисус. Разнообразным призывам, упомянутым только что, предшествуют (или сопровождают их) обязательные молитвы. Но часто ли простая молитва о том, чтобы Господь послал делателей на жатву, выступает в роли главного средства? Честно говоря, мне даже не хочется знать об этом; слишком горькое разочарование ждет меня от такого знания.

Я не против других средств в дополнение к молитве, но я против использования других средств вместо молитвы или прежде молитвы. Чтобы молитва стала вашим главным оружием, призывайте молиться все собрание. Это значит, организуйте молитвенные группы или собрания, которые молятся о подлинных нуждах этого мира. Скрупулезно наставляйте церковные массы в том, почему следует предпочитать молитву всем другим подходам.

План преумножения. Хорошие руководители умело планируют работу. Посмотрите, как Иисус обосновал нужду в преумножении служения. Сострадание к людям, испытывающим тяготы, было главным стимулом. Иисус изобразил мир больных людей, томящихся без поддержки со стороны. Целью преумножения стала щедрая Божья любовь и попечение на широком основании при посредстве разнообразной рабочей силы. Молитва была первейшим средством для привлечения делателей на вакантные рабочие места.

Иисус не остановился на этом; у Него был план работы для каждого из двенадцати. Он пошел на немедленные действия, призвав двенадцать идти попарно. Десятая глава Евангелия от Матфея полностью посвящена подробному инструктажу учеников в этом первом для них самостоятельном походе. Иисус провел эти два года, показывая им образец служения; мало того, теперь, прежде чем отправить их на самостоятельное дело, Он подробно рассматривает это служение. Он дает им особые указания, направленные на обеспечение максимальных достижений. Сильно ограничив их послание, их целевые общественные группы, даже план их путешествия и количество багажа, Иисус ограничивает поставленные перед ними задачи для их блага.

Пастору, воспитывающему учеников, следует многому научиться и применять многое из этой модели, оставленной Иисусом. Он воспроизводится, проповедуя основания, причины и молясь о делателях. Но, подобно Иисусу, он не останавливается на этом. Он вырабатывает затем особый план по мобилизации делателей в реальном, жизненном преумножении служения.

Один из лучших способов свернуть голову курице, несущей золотые яйца, - это побуждать людей к служению, не давая конкретной работы. Готовьте их к труду, а затем дайте им отточить свои навыки в реальном деле. Я готовлю людей по двухгодичному курсу основ христианской жизни. Именно это я имел в виду, когда говорил о спортивной форме игроков бейсбольной команды - о базовых спортивных качествах. Ближе к концу курса мы оцениваем знания, умения и навыки каждого члена группы. Здесь прежде всего принимаются во внимание их впечатления и склонности в отношении того, каким образом Бог ведет их в служении. Оценка дается с целью определить напутственную поддержку выпускникам в предстоящем служении. Здесь мы подбираем ключи к замку - конкретные навыки к конкретному служению. Это похоже на то, как тренер отбирает игроков с навыками игры в бейсбол. Здесь-то и происходит преумножение. Члены учебного коллектива рассеиваются и служат попарно, по два человека, а не всей группой.

Мы не только знакомим членов группы с оценками - кто они, но даем им список возможных видов служения, которыми они могут заняться. Мы также рекомендуем много форм евангелизации; нам хочется, чтобы они мечтали, творили, позволяя Богу вести их к самому плодотворному служению. Ключевой компонент, который до сих пор упускали, направляя делателей на жатву, состоит в двухлетней подготовке, предшествующей этому направлению. Без соответствующей подготовки ученики несут множество потерь, из-за которых страдает преумножение.

Итак, церковь должна составить план преумножения. Это значит, что за всяким вашим убеждением стоит намерение, которое ждет исполнения. Сначала пастор-наставник направляет людей на обучение служению, затем составляет план превращения этого обучения в преумножение.

Практическая деятельность пастора, воспитывающего учеников

Пастора-наставника можно распознать по тому, как он употребляет свои знания на практике, в рутинном, повседневном труде. Как мы уже отмечали ранее, он:

1. Осуществляет отбор;

2. Преподает и использует принцип единства видения на уровне руководства;

3. Верит в подотчетность, применяя ее на практике;

4. Наставляя, пользуется преимуществами малой группы;

5. Исповедует и использует децентрализацию пастырского попечения.

Принцип отбора

Это учение является, быть может, самым серьезным испытанием для пастора-наставника. Хотя многие на словах ставят принципу отбора высший балл, на практике он приводит к яростным спорам. "Отбирать может только Христос, - раздувается от крика отец-основатель церкви. - У нас это не пройдет. У нас прекрасная система выбора руководителей! Спасибо, не надо!" Что же такого в принципе отбора, который вызывает столько шума?

Давайте начнем с того, что принцип отбора такой же древний, как и библейская история. Бог избрал Ноя, чтобы построить ковчег, и Авраама, чтобы сделать его семенем избранного народа. Он избрал Саула, Давида и Соломона царствовать над Израилем. Иисус избрал двенадцать, чтобы возвещать о Царстве. Верные люди - вот подход Христа. Иисус советует нам особо тщательно отбирать людей для служения (Лк. 16:10). Павел продолжил традицию, описывая Тимофею род людей, которых следует учить благовестию (2 Тим. 2:2).

Павел проповедовал в училище некоего Тиранна, где проходили курс ученичества иногда до двенадцати мужей одновременно. По сравнению с другими новозаветными авторами, он приводит наиболее подробные сведения, касающиеся требования тщательного отбора наставников (1 Тим. 3:1–10; Тит. 1:5–9).

Принцип отбора действует там, где руководителей выбирают согласно библейским требованиям. Обратите внимание на цель: выбрать руководство. Принцип отбора не применяют к общей массе, а только в отношении руководства.

В противоположность некоторым представлениям, принцип отбора не угрожает духу приятия. Отбор производится из числа людей, прошедших необходимую подготовку. Это никак не угрожает положению того члена церкви, который нуждается в поддержке, ободрении или ищет Христа. В самом деле, если претенденты на руководящие посты в церкви соответствуют библейским требованиям, качество служения улучшается, стало быть, сама церковь становится менее осуждающей и мелочной. И все нуждающиеся в приятии и любви, вероятнее всего, найдут удовлетворение своим нуждам.

Принцип отбора означает также планомерное обучение и подготовку людей к руководству. В действительности настоящие наставники не только используют библейские стандарты, но обеспечивают подготовку и формируют среду, которая может помочь соответствовать этим стандартам.

Выше я указывал, что отбор нередко превращается в самое ожесточенное сражение для пастора-наставника. Из личного опыта мне известно, что редкие проблемы, если такие вообще есть, вызывают столь горячие споры. В первую неделю своего пастората я остался на заседании комиссии по выдвижению кандидатур на вакантные должности. Председательствующий открыл собрание молитвой и далее пессимистически известил нас о недостатке рабочих рук на 35 должностях. Далее он воспользовался приемом, который я назвал потом "выкручивайся и ври". Выкручивай руки и ври о предлагаемой работе. Дави, чтобы служили, и вводи в заблуждение, что не бывает работы легче.

Чтобы рассмотреть ситуацию с библейской точки зрения, я предложил сначала изучить библейские требования и только потом составлять список лиц, соответствующих этим требованиям больше всех. Затем я позволил себе нахальство предложить, что, в случае отсутствия или недостатка таких лиц, пусть вакансии остаются не занятыми до лучших времен. Люди вокруг меня принялись кашлять, кровь бросилась им в лица, а председатель взял и высмеял меня. "Ваше предложение тянет на 10 центов, но на 10 центов можно хотя бы позвонить по автомату. Ясно, вы в этом деле новичок!" Он был прав: звонок по автомату стоил 10 центов, и это была первая неделя моего пастората. Но предыдущие 15 лет и свидетельства множества служителей до меня говорили иное. На все 100 процентов я был уверен в том, что председатель не прав, если отказывается принять в расчет библейские требования. Дело в том, что честь церкви напрямую связана с тем, как мы исполняем их.

Почему оспаривают отбор?

Почему церкви противятся принципу отбора? Во-первых, этот принцип нарушает баланс власти тех, кто обладает ею; понятно, с этим согласиться трудно. Церкви годами действовали на основании системы, созданной еще "теми мужами". Прежняя система учитывала членский "стаж" в церкви, преданность организации, желание служить, популярность среди "отцов церкви" и придерживалась правила, что мнение каждого одинаково ценно.

Отбор угрожает этой системе потому, что исключает всякое пристрастие. Отбор не учитывает популярности; он происходит на основании объективных библейских стандартов, выступающих в роли критерия качества пресвитерского труда. Он также требует обучения и подготовки. Слишком часто и в разных ситуациях обучение и подготовка закончились для "тех мужей" много лет назад. Все это потрясает старую систему, новый принцип подрывает основы власти.

Во-вторых, отбор ведет к переменам. Обычно возражают так: "Мне всегда говорили, что быть святым значит посещать церковь, жертвовать десятину, служить в совете христианского образования и петь в хоре. Теперь же мне говорят, что я должен пройти подготовку; я должен быть плодоносным учеником; теперь хотят, чтобы я свидетельствовал, сам исследовал Священное Писание и думал только об обучении и подготовке ближних. Мне казалось, что со мной все в порядке, а теперь выходит, что все плохо. Я не подхожу на должность пресвитера или диакона". Итак, принцип отбора несет двойную угрозу, поскольку потрясает основы власти и ставит под вопрос прежние, установленные руководством, стандарты. Народ недоволен, когда правила меняются.

Церкви противятся также потому, что по новой системе отбор якобы совершается пристрастно. Именно это возражение выдвигают чаще всего. Первые два имели под собой некое основание, здесь же гордыня заставляет большинство людей скрывать то, что они думают на самом деле. Стало быть, надо обвинить пастора в пристрастии - это самая надежная уловка.

Защищая старую систему, ссылаются на то, что отбор основан на пристрастии главным образом потому, что люди, избранные на руководящие посты, дескать, прошли соответствующую подготовку. Обучение может быть успешным только при тесном контакте ученика с пастором. Обычно это переходит в дружбу между наставником и его питомцами, что и вызывает ревность и обвинения в пристрастности. По-моему, то, что Иисус отобрал известных нам двенадцать, а других отверг, можно в известном смысле назвать фаворитизмом. Избрание двенадцати из ста двадцати несомненно вызвало в стане учеников переполох. Даже сами двенадцать испытывали ревность, беспокоясь из-за особого положения в Царстве, интересуясь, кто из них будет больше. Отчего же не быть подобным переживаниям в церквах и в наше время?

Отбор кажется несправедливым, поскольку он другой. Люди годами находились под воздействием беспощадного "церковного богословия". Например, в большинстве общин считалось, что грешниками являются все, поэтому никто и не может соответствовать стандартам, так что надо ли особо хлопотать? Печальным следствием такого отношения стало приведение требований к наименьшему общему знаменателю: посещению церкви. Плод подобного образа мыслей - компромисс в отношении руководства, а значит, и служения друг другу, и всемирной миссии.

Понижение стандартов до уровня, исполнимого всеми, выхолащивает идею отбора, так что эта система уже не может исключить слабохарактерных, самовольных, потворствующих своим желаниям и так далее из ряда лиц, допущенных к власти. Руководство делается при этом "сборной солянкой" из личных помышлений, управляемых прихотями, честолюбием и пристрастием. Да, пристрастием. Если вам хочется растить в церкви фаворитизм, вам надо понизить планку для руководителей, отказаться от ученичества, и тогда пристрастие встанет у руля церкви. Если относиться к библейским требованиям несерьезно, приходится лелеять любимчиков. Павел призывает Тимофея: "Пред Богом и Господом Иисусом Христом и избранными Ангелами заклинаю тебя сохранить сие без предубеждения, ничего не делая по пристрастию" (1 Тим. 5:21).

Всюду выдвигают еще одно возражение, имеющее более широкое основание. Речь идет о перемене в статусе пастора. Подобно Иисусу, пастор-"кардиолог" сосредоточивается на нескольких, тщательно отобранных мужах, так что многие, казалось бы, имеют основание обвинить его в новоявленном аристократическом высокомерии. Но они заблуждаются, полагая, что это лишит их пастырского внимания. Конечно, они не отдают себе в этом отчета, так как не научены, что личным вниманием пастора надо жертвовать в пользу более качественного пастырского попечения. Тогда повысится качество служения и в другом, поскольку пастор разделяет свое служение с компетентными рядовыми членами церкви. Церковь одобряет отбор на словах, но на деле - это кровавая сеча.

Церкви как налогоплательщики. Мы все хотим, чтобы власти сокращали расходы, уменьшая бюджетный дефицит, но при этом никоим образом не покушались бы на наши деньги. "Ну как же, мы верим во все это, но нам кажется, что сейчас это не принесет пользы нашей церкви".

Почему важен отбор?

Отбор защищает "продукт". В развитом демократическом обществе, где все мнения считаются равными, дискриминация - лежалый товар. Но мы будем подвергать людей дискриминации, если наша церковь намерена выпускать качественный "продукт" под названием "ученик". Отбор защищает этот продукт. Бог одинаково ценит каждого верующего, так как все они - Его дети. Однако каждому из них Бог поручил разное, и в этом смысле дискриминация существует. Пребывающие вне Христа не могут быть кандидатами на руководство общиной. Христиан слишком занятых, слабых, перегоревших, непослушных, апатичных и признанных непригодными по тем или иным причинам выдвигать на руководящие должности нельзя. Молодые и неопытные, новички в деле Божьем, не имеют шанса стать наставниками. Обыкновенный здравый смысл исключает многих из числа творений Божьих; такие христиане и нехристиане одинаково не достойны руководить народом Божьим.

Равно и мнение вышеописанных групп несравнимо с мнением духовно зрелых наставников. Церковь обязана слушаться опытных, хорошо подготовленных руководителей. Если у церкви нет определенной процедуры отбора, подготовки и планомерного выдвижения людей на руководящие посты, решения и качество служения церкви будут сведены до наименьшего общего знаменателя.

Большая корпорация прислушается скорее к мнению бывалого, видавшего виды вице-президента, чем неопытного новичка. В обществе, где мнения всех без разбора признаются одинаково равными, царит хаос. Церковь страдает от нерешительности; когда руководству не дают руководить, общий паралич разбивает тело.

Церковь, действующая по принципу всеобщего согласия, страдает от стадного менталитета: все собрание старается достичь консенсуса в отношении направления и формы коллективной ответственности, а дело между тем не движется.

Кроме того, хочется нравиться всем. Старая поговорка гласит, что в парламенте из лошади могут сделать верблюда. Но когда комиссии наконец удается свести все мнения воедино, а замысел Божий забыть, компромиссный "продукт" уже ничем не походит ученика или наставника. Причина проста: политику определяют дилетанты. Ни одна организация не продержится сколько-нибудь долго, используя выхолощенную таким образом методологию. Отбор гарантирует качество руководства. Когда план производства подлинной "продукции" остается в силе, когда имеется "отдел технического контроля", церковь остается духовно здоровой и исполняет свою миссию.

Отбор способствует производству качественной "продукции". Отбор с целью подготовки самых достойных людей к руководству, а затем занятию ими ответственных постов, обеспечивает высокую продуктивность церкви. Церковь будет возрастать, а ее творческий подход и целостность - параметры, абсолютно необходимые в деле преумножения, останутся невредимы.

Отбор защищает церковь от проблем. Никакая теория или система не избавит церковь от конфликтов и противоречий. Более того, церкви обещано, что скорбь станет обычной для христианского служения (Ин. 16:33). Однако соблюдение определенных правил уменьшает вероятность возникновения конфликтных ситуаций. Мировоззренческие позиции, системы и организационные формы призваны уберечь церковь от напрасных столкновений.

Отбор обеспечивает церкви двойную защиту. Во-первых, по природе своей отбор - это избрание на руководящие должности только лучших. Это значит, что отбор производится на основании объективных, библейских стандартов. Благоприятный результат такого отбора - зрелое, опытное руководство, "единомысленное" в отношении направления и методологии церкви. Следовательно, такой отбор исключает мелочность, характерную для работы "сборной солянки" братского совета.

Во-вторых, отбор обеспечивает защиту путем исключения дилетантов. Самовольных, смутьянов, не обучаемых, забияк и своекорыстных по ходу отбора отстраняют. Чтобы выработать свою систему объективного, стандартизованного отбора, вам понадобятся годы. Когда же эта система укоренится в вашей церкви, склочникам, переводящим вопрос отбора в плоскость борьбы за власть, уже не удастся помешать вам.

Отбор служит образцом объективности. Пример, а не красноречие изменяет людей. Это верно в отношении воспитания детей, деловых инноваций, создания церквей и, конечно, общения в Теле Христовом. Великое поручение определяет наставничество словами "учить их соблюдать". Самым мощным средством воспитания является пример, образец: отец и сын, новатор в сфере бизнеса и большая корпорация, руководящие братья и рядовые члены. Сын может заткнуть уши и не слушать отца, однако от примера, который подает отец, ему не скрыться. Крупная корпорация может проявлять скептицизм, но отрицать эффективность новшества ей не под силу. Тело может быть пассивным, но если руководители церкви производят "продукт", церковь не может не уважать их за честность.

Ахиллесова пята церкви - расщепление, внутренняя раздвоенность. Церковь скорее мастерски противоречит своему учению, чем претворяет его в жизнь. С кафедры учат, что христианам положено свидетельствовать. Но если сами руководители церкви не приводят людей ко Христу, не прилагают их к Телу, на самом деле они возвещают следующее: "Мы говорим, что вам положено свидетельствовать, но на самом деле мы не имеем этого в виду, поскольку - посмотрите на нас - мы не свидетельствуем сами". Так наставляют народ в непослушании. К сожалению, некоторые церкви преуспевают в этом.

Пока дела лидеров церкви не перестанут расходиться с их словами, церкви не будет доставать цельности. Чтобы они стали примером, отбор предлагает необходимые стандарты, средства и подотчетность. Однозначное соответствие красноречия и достойного образа жизни руководства привлечет народ в ученичество и украсит церковь.

Отбор дает людям возвышенные устремления. "Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его" (Лк. 6:40). Когда стандарты установлены и соблюдаются, народ принимает их как нечто само собой разумеющееся. Старший пастор, утвердившись в общине, использует библейские стандарты, которым должны соответствовать все.

И тогда у молодежи появляется тот, с кого можно брать пример; образец того, каким должен быть христианский руководитель. И тогда люди убеждаются в цельности характера своей церкви и в качестве принимаемых ею решений. И тогда старейшины получают гарантию того, что переданное ими попадет в хорошие руки. Во всяком деле, от спорта до судопроизводства, нужен образец и наставляющий. Учение об отборе дает церкви и то, и другое.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 283; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!