ЗАГАДКИ ЗОЛОТЫХ ЗАПАСОВ НИОТКУДА



 

Еще одна история о Ранмунде Луллнн

 

"Примите уверения в совершеннейшем моем почтении... и т.д. Вашего Сиятельства всепокорнейший... etc*. Сколько подобного рода нижайших прошений, сколько лести, сколько страха — вдруг сдаст инквизиции? — сколько грязи, крови, лишений, предательств... Ради одной цели: получить Философский камень. Но непомерная жадность князей и курфюрстов, чьего покровительства искал алхимик, больное нетерпение сильных мира сего — скольких ученых отправили они в небытие своим вмешательством: давай и давай золота побольше!.. Гибли и от ошибок, и от вожделенья. Гибли потому, что певовремя вмешивался хозяин. А может, вовремя Бог?.. Алхимический успех, и мы это прекрасно знаем, сопутствовал лишь единицам.

Жена олигарха приптла к батюшке: «Помолись, чтобы у нас с мужем все было ладно!» — «Ко мне ли вам нужно? — отвечает православный батюшка. — А ну как Господь услышит молитвы-то?» — «Вот и хорошо!» — «Да чего уж хорошего? На той неделе молился за одного Д)тоегуба, чтоб ему было хорошо. — так Бог-от забрал у него сначала дом трехэтажный, потом взорвался цех, где он водку разливал, а на Другой день сын его единственный утонул на Клязьме. Ну. так молиться за тебя или как?» — -Простите, батюшка, в другой роз». — «И вам "сего хорошего. Бог простит».

Тайные общества, ордена н секты

 

Общаться с демонами, заниматься магией и алхимией — это. пожалуй, пострашнее, чем быть нынешним олигархом.

Отошли в прошлое Средние века, минул Ренессанс, Клтропа изменилась. Но еще полтора века как минимум находились сотни и тысячи одиночек, желавших добыть Философский камень. Просвещение и рапионализм еще не срослись корнями, а потому много оставалось истинных идеалистов, готовых положить жизнь на поиски алхимических секретов, на Великое делание. Прагматизм охватит Европу ближе к середине или даже концу XIX в., когда станут с завидной регулярностью вспыхивать эпидемии золотой лихорадки. Здесь и жизнью рисковать, и получить от Господа (или нечистого?) желанный приз можно было проще: лопата, речной песок да сито — и сразу результат, без промежуточных звеньев, причем самых опасных (добыча Красного Льва). Лопатой греби деньги в буквальном смысле — если, конечно, повезет.

11ст, прагматичными искатели счастья стали гораздо раньте: когда мчались в Южную Америку искать Эльдорадо. Тоже сразу хотелось найти Золотой Город, выпилить из его золотой стены кусок побольше — и на всю жизнь хватит и тебе, и правнукам. Получение грамма Красного Льва для таких искателей стало неприемлемым: уж очень возни много. А может, забывались знания? Не передавались ученикам? Пройдет лет двадцать-тридцать. глядь, а формулы никто уже не знает... Быстро пропадали знания, вокрут которых еще вчера кипели страсти.

Зато остались вот эти легенды, и на некоторых, чем-нибудь особенных, мы намерены остановиться.

Карл Шмидлер в предисловии к своей книге -История Алхимии» (Кассель, 1832) записал: -Среди загадок естествознания ни одна не вызывала столько раздумий и споров в течение палуттура тысячелетий, как искусство, которое называется алхимией». Курсив, сами понимаете, мой.

Солидный стажу этой науки только в пату эру. Вряд ли люди были менее любопытны и прежде, только не сохранилось историй об их Великом делании: все сгорело в пожарах библиотек. В Александрийской — 800 тысяч томов, в Пергаме — 200 тысяч... Упрятана под спудом — и жива ли? — библиотека Софьи Палсолог, о которой после смерти Ивана Грозного, се впукл, только надежды вспыхивают, но ненадолго: пропала Либерея. спрятав от наших глаз нечто тайное.

 

что сгорело во всех прежних библиотеках, а в Византии сохранено и было вывезено в Россию. Есть там тексты про Великое делание?.. Может быть, и нет. Утеряна тайна Соломоновых ключей, но зашифрованные тексты содержат в себе и эти ключи. Можно было бы сказать: все это чушь, не бывает алхимии, кроме химии, — но ведь неспроста много тысячелетий зашифровывались и расшифровывались алхимические рукописи, неспроста столько людей клали свои жизни.

У Карла Шмидлсра встречается другая история про Раймунда Луллин, чем та, что мы приводили. Мы помним мнение Луи Фигье о розепоблях Эдуарда Третьего (Англия) - Фигье считал, что Раймунд Луллий (если он приложил к тому золоту свою руку) сделал не золото, а его фальсификат. Но неужели из фальсификата можно было чеканить монеты? Неужели -золотую- театральную фольгу знаток не отличит от настоящею золота, которое стоит совсем других денег?

Однако давайте взглянем, что же говорится в истории, рассказанной Карлом Шмидлером. Представляем ее по книге А. Кульского (этот автор узнается даже не читая: но характеру применяемых им выделений текста, а курсив мой):

-В начале четырнадцатого века английскому королю Эдуарду Третьему Плаптагенету. известному тем. что именно он начал Столетнюю войну (1337— И53), удалось заполучить себе на службу легендарного поэта, пророка и алхимика Раймунда Луллия. Великий алхимик брал на себя обязательство изготовить из ртути, олова и свинца 60 000 фунтов золота, которое по качеству будет лучше, чем золото из рудников. Будучи ревностным христианином, Луллий взял с Эдуарда клятву, что на это золото будут снаряжены корабли и оплачены войска для священной борьбы с неверными. Но Эдуард Третий Плантагенет вынашивал иные планы. Получив вскоре от Луллия обещанное золото, король повелел чеканить из него так называемые НОБЛИ. Нобль — это особая золотая монета, вес которой был равен двум золотым дукатам (имевшим тогда хождение во всей Европе и даже на Востоке).

Часть этих ноблей сохранилась до сегодняшнего дня и продолжает потрясать исследователей и историков самим фактом своего существования. Ноблей тогда, в четырнадцатом веке, было изготовлено очень много, поскольку большинство расчетов производилось ими. Это тем более "неубиенная карта", что. согласно утверждени-

 

 

им историков, Англия в тс времена морской торговли практически не вела, а золотых рудников достаточной производительности не ішел а...

Оппоненты пытаются, как всегда, оспорить даже очевидное. Обычно чтобы, как в данном конкретном случае, навести тень на плетень, используется старый, как мир. метод "подмены тезиса".

Дело в том. ЧТО год рождения Гаймунда Луллия известен хорошо — 1235. А вот что касается даты смерти, то здесь стопроцентной уверенности нет. По одним источникам, он умер в 1315 году, а по другим-в 1333.

Если принять во внимание, что Эдуард Третий начал чеканить нобли в 1340 году (а это исторический факт), получается, что Луллия к этому времени уже по меньшей мере семь лет не было среди живых. Стало быть, и золото, использованное для ноблей, не его. не алхимическое то есть.

1 Іодобное утверждение оппонентов не выдерживает никакой критики. Во-первых, потому, что НИЧТО НЕ МЕШАЛО полученному Луллием золоту мирно и тихо полежать до поры до времени в крепких подвалах королевской сокровищницы — под надежной охраной, в качестве неприкосновен нош запаса. В этом случае противоречие в датах тут же снимается.

Но мне, как и подавляющем)' большинству исследователей, ближе другое объяснение. Поскольку Раймуид Луллий являлся алхимиком и адептом (то есть человеком, самостоятельно получившим Красного Льва), то проблему "философской смерти" он обойти ire мог. А потому официальная дата его смерти не имеет в данном случае РОВНЫМ счетом НИКАКОГО значения! Будь то 1315 год или год 1333, или какая угодно иная дата — это вопрос далеко не самый главный. Под другим именем этот человек пятого уровня вполне Нот добраться и до Англии. Ведь перед этим он уже объездил всю Европу и даже побывал в Африке...

Там, в Англии, в беседе наедине с королем Эдуардом, он мог и не скрывать свое настоящее имя. А затем, выполнив обещание, способен был вновь исчезігуть. теперь уже всерьез... Как видим, при таком развитии событий любое хронологическое противоречие устраняется изначально».

Позволю себе не согласиться с А. Кульским. В пылу вдохновенья он хватается за веревочку и тянет ее к себе, забывая, что у любой веревочки имеется и другой конец, на котором тоже что-то или кто-то есть. И противоречит сам себе. Если Луллий уже получил Философский камень, оп достиг своего и ни к какому королю на службу ПС пойдет — не из гордости и пс из-за того, что чувствует себя выше этого, как -человек пятого уровня». Просго ему, как человеку пятого уровня, уже совершенно неинтересна даже еда (помните легенду об эликсире молодости и Раймунде Луллий?) — так зачем ему. да еще под совершенно новым именем, идти в лапы какого бы то ни было короля? Зачем открывать ему свое настоящее имя? Зачем вообще вся эта суета с золотом? В истории магов и алхимиков Луллий уже остался (это к вопросу о тщеславии, если оно у исто было), но людям пятою уровня и слава неинтересна. Это примерно как если бы кто-то из нас, хотя бы ваш покорный слуга, гордился тем, что его знает все собачье население планеты. Каков практический толк человеку от такой славы среди собачьего, овечьего, оленьего, рыбьего и т.д. поголовья? Более того: к чему эта слава из чисто практических соображений?.. Правда, история Сен-Жермена покажет, что граф не уединился, не исчез с горизонта человечества, а наоборот — развил очень бурную деятельность, и ему были не чужды земные радости в виде славы, и даже еще смешнее: в виде драгоценных камней. Он их наращивал, выращивал и пр.

Ну, допустим, что Раймунд Луллий тоже оказался слаб. Ну. например, не было у него какой-нибудь ленточки через плечо, и он помчался в Англию ее добывать. Эти ленточки хорошо описал Свифт в своих -Путешествиях Гулливера». Но отчего бы ему не мах!гуть в Англию толами двадцатью-тридцатью раньше?.. Ведь припомним: Луллию в 1315-м было 80 лет. Значит, в 1333-м - 108. И именно в свои 108 лет, по -другой» версии, как говорит А. Кульский, Луллий скончался. Получается, у нею две «философские- смерти — в 1315-м и в 1333-м. Наделал золота для Эдуарда Третьего — и на покой? Очень маловероятно.

Вероятнее другое: путешествуя по миру под именем Луллий, Луллий забрел и в Англию, наделал (от нечего делать - другою объяснения нет) много золота и устроил себе очевидную для всех смерть в 1311-м или 1315-м. Якобы его забили камнями туземцы. Золото пролежало не меньше 25 лет в королевских подвалах, а в 1340 г. из этого золота начеканили монет — тех самых эдуардовских ноблей. Кстати сказать, из книги в книгу кочует этот Эдуард Третий. А что если все

 

было проще? Не к Эдуарду ли Второму отправился Луллий? Ведь Эдуарду Третьему (1312—1377) было всего-навсего три года от роду в 1315-м. он даже и придумать не мог бы, зачем ему это золото. Но смотрим, что говорит Кульский далее:

-Мне известна интересная версия относительно того, почему Луллию так необходимо было поддержать поход короля Эдуарда против неверных... Согласно ей, где-то на Востоке находится Тайный город. Попытки западных посвященных проникнуть в него кончались неудачно — сарацины не допускали туда франков. Поэтому Луллий предполагал, что удачный военный поход па Восток облегчит проникновение посвященных Запада в этот Тайный город. Вот почему знаменитый алхимик помог королю Эдуарду столь экзотическим способом, что немало озадачило историков».

Вероятно, под именем -Тайный город- А. Кульский имеет в виду тот самый Дамкар, которого никто не видел и не знает, кроме мифического Христиана Розенкрейца. Если это так, мы можем прислушаться к такой версии. Ибо получается, что Раймунд Луллий стремился попасть в Дамкар почти за 100 лет до того, как монах Розепкрейц осуществил наконец подобную мечту. Но между Луллием и Розенк-рейцем-юпошей есть большая разница, и она состоит в том, что если юный Розенкрейц мог стремиться овладеть тайнами в Дамкаре, то старому Луллию это было уже не нужно: тайны выше, чем Великое делание, не существовало.

«Человек пятого уровня» Раймунд Луллий что-то слитком активно интересовался земными делами, в то время как ему больше пристало бы уже смотреть в космос и облюбовать себе какую-нибудь планету подальше от суеты и заняться созерцанием. Нет, он все горит непонятной для -бессмертного* ненавистью к сарацинам и «сотрудничает» с далеким от его Мальорки английским королем... 11о взглянем, что говорит А. Кульский следом за теми словами цитаты, за которыми я закрыл кавычки:

-Хотя чему тут. собственно^ удивляться? Средневековая история знает немало случаев сотрудничества адептов и верховных властителей. Взять, к примеру, таинственную и загадочную историю императора Священной Римской империи Рудольфа Второго (1552—1612). После его смерти в сокровищницах осталось множество золотых слитков, весивших многие сотни килограммов. Если точнее, то в его наследстве, в тайных подземельях совершенно неожидаино были обнаружены не входившие в опись императорской казны восемьдесят четыре центнера золота и шестьдесят центнеров серебра! Кроме того, в том же секретном помещении была найдена таинственная жидкость, которую считают изготовленной из Философского камня».

 

Легенда о Колдуне-Мельнике

 

Да, история с золотом Эдуарда и Раймунда Луллия завершена — Д. Кульский посчитал тему исчерпанной. Но участие Раймунда Луллия в этой истории с ноблями не доказано. Легенда, стало быть, немного хромает. Но факт есть факт: золотые розеиобли были, причем их действительно звали « раймундами». А А. Кульский перешел на других королей и сейчас, как вы успели заметит!., говорит о Рудольфе П. императоре Священной Римской империи, а потом затронет и других монархов. Прочтем дальше:

-Рудольф Второй с 1576 года проживал в своей императорской резиденции в Праге. А Прага считалась центром средневековой алхимии и чернокнижия. Император сам был убежденным алхимиком и приверженцем тайных наук. Рассказывают, что при его дворе собирались ясновидцы и алхимики со всей Европы. Более того, именно под его крылом находили защиту от преследований инквизиции многие явные кандидаты на аутодафе. Рьяный католик, император Рудольф Второй предоставлял преследуемым стол, кров и лаборатории. Но за это они должны были делиться с ним своими достижениями в тайных науках.

Рассказывая о лицах королевской крови, постигавших Тайное искусство, нельзя не упомянуть о владетельных князьях саксонских. Начнем с Августа Первого. Он интересен для нашего повествования тем, что Я ВАЯЛСЯ (ни как не Moiy привыкнуть к таким выделениям — будто на пишущей машинке. — A.B.) р1>яиым алхимиком и лично проводил опыты по созданию философского камня. Считают, что стать адептом ему так и не удалось, но, тем не менее, какое-то количество Красного Льва он получил в качестве презента от того, кто так и остался неизвестным...

О лаборатории курфюрста ходили слухи в народе, в которых опа называлась не иначе как "Золотой дом4. Оборудовал ее сам Август

Первый в Дрездене, и помощником в ней был у князя алхимик-профессионал Швсрцер. Сохранилось письмо, датированное 1577 годом, которое Август Первый написал одному итальянскому алхимику: "Я уже настолько вошел в курс дела, что могу из восьми унций серебра сделать три унции полновесного золота".

После Августа Первого действительно остался золотой запас, оцененный весьма значительной суммой — семнадцать миллионов талеров! И то время в Европе никто не сомневался, что саксонский государь владел секретом превращения металлов-Нот какого предшественника имел Август Второй. Курфюрст саксонский и корольнольский, этот венценосец известен в истории тем. что был наголову разбит шведским королем Карлом Двенадцатым и вновь посажен па польский престол с помощью российского императора Петра 1 Іервого. Но нам Август интересен прежде всего тем, что всю свою жизнь использовал любую мыслимую возможность, чтобы заполучить к своем)'двору выдающихся алхимиков и даже чернокнижников!

До сих пор в Чехии рассказывают предание о колдуне-мельнике. Еще юношей он был убит на поединке и остался лежать мертвым в глухом лесу. По там его нашел таинственный чернокнижник и, используя приемы своего темного искусства, воскресил, в благодарность за что юноша обречен был стать колдуном и принять эстафету от своего "спасителя". Как и саму черную книгу - Конректор.

Но чтобы поддерживать в себе это подобие "жизни", колдун должен был каждый год убивать человека, выполняя при этом особый ритуал. И не просто первого встречного, но обязательно того, кто стоял на пути приобщения к темному искусству.

Познакомившись с Августом Вторым, колдун раскрыл ему свою тайну. И если предание говорит правду, король польский и курфюрст- саксонский пообещал ему свое содейсгвие... При том. однако, условии, что колдуну навсегда запрещался доступ в крупные города не только во владениях Августа, но и во всей остальной Европе. Вот после этого в горах Моравии и появилась "Мельница", которая, в сущности, являлась школой чернокнижников и алхимиков.

Окончить курс было суждено не всем. Один из "студентов" каждый год в определенный день умирал при загадочных обстоятельствах, чтобы колдуи-мельиик мог и дальше ходить по земле...»

Историю не про золото, а про какого-то колдуна я оставил в этом тексте, цитируемом по книге А. Кульского «Тропа розенкрейцеров", только потому, что здесь сказано о «Мельнице- — практически первой несом алхимиков (и чернокнижников).

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 138; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ