Венцель Зейлер н Тристан Старый



 

Но представим другую, более внятно рассказанную А- Кульским историю о золотоделаиии. И опять это история о золоте Опящеш Римской империи. Клянусь больше не выделять ничего курсивом -не комментировать обидно для автора. Буду только немного сокращать «лирические отступления*.

«Священной Римской империей правил тогда новый император ■ Леопольд Первый {1640—1705). Страстным приверженцем алхим! оказался и он. Жили при его дворе два удивительных человека, которые вот уже триста лет являются полнейшей загадкой для исследователей.

Обычно упоминают только одного из них - монаха Венцеля Зей-лера. Между тем. это не совсем правильно. Потому что рядом с ним находился еще один человек, имя которого сейчас неизвестно. Хотя и в те времена его настоящее имя тоже не знал никто. Исследователи истории алхимии называют его Тристан Старый. Под этим именем он прибыл однажды в резиденцию императора Леопольда Первого. В беседе с императором Тристан Старый признался, что достаточно далеко продвинулся по пути Великого делания. И ему нехва считаных месяцев, чтобы довести дело до победного конца.

 

Ш

То ли Тристан сказал нечто такое, что не понравилось Леопольду Первому, го ли императору просто не захотелось рассіава гься со столь выдающимся специалистом, но Леопольд приказал приковать алхимика цепью к специальной колонне в лаборатории, и таким образом Тристан Старый мог свободно передвигаться в пределах помещения, а вот покинуть его не мог. Так, во всяком случае, считал Леопольд.

Молва о привольной жизни алхимиков при императорском двоїте достигла ушей монаха Венцеля Зсйлсра и заставила его покинуть монастырь и отправиться к императору- Заігиматься алхимией монах-авіустинсц Зейлер мечтал уже давно. Их беседа с императором состоялась в 1675 году. В отличие от Тристана Старого. Вен целю явно повезло. Оп был принят благожелательно. Ему была предоставлена лаборатория неподалеку от той. где неустанно трудился посаженный на цепь Тристан Старый.

...Таки трудились они неподалеку друг от друга — Венцель и Тристан. Но однажды Тристан Старый вызвал стражника (тот все время дежурил за дверью) и попросил пригласить императора в его лабораторию. Завидев высокого гостя. Тристан обратился к нему с просьбой освободить себя от цепей, пообещав, что Красный Лев будет вот-вот получен.

Но уважить просьбу алхимика император Леопольд Первый категорически отказался. Тогда Тристан Старый попросил всех выйти из своей камеры-лаборатории, объяснив это тем, что эксперимент вступает в завершающую фазу и велика опасность ужасного взрыва.

Через некоторое время дверь, за которой трудился Тристан, как бы осветилась изітутрн. Немедленно послали за императором. Когда Леопольд и его придворные осмелились войти в лабораторию, их глазам предстала поразительная картина: Тристан Старый исчез!

На полу валялись неповрежденные цепи, горели укрепленные в степах факелы, целыми и невредимыми остались узенькие слепые оконца под самым потолком... Атанор же угасал. И не было больше на нем привычного уже императору прозрачного сосуда. Только маленькие остывающие частицы золота сияли вокруг в неверном свете факелов...

Леопольд был достаточно искушенным в теории алхимии и вообще очень понятливым человеком. И. стоя в осиротевшей лаборатории, он осознал, что лишился уникальной возможности присутствовал, при таинстве трапемутации!

т

 

Алхимик жестоко отомстил императору за свои цени и унижение, лишив возможности присутствовать при синтезе Красного Льва. Тем самым лишил Леопольда Первою — нет, не короны, не жизни, не свободы или богатства. Он лишил ею неизмеримо большего, перед чем бледнеет все остальное! Император так и остался человеком четвертого уровня, обыкновенным смертным. А ведь стоило ему остаться у атанора, рядом с алхимиком, и Врага вечности раскрылись бы перед ним! 11о теперь он был бессилен что-либо исправить: Тристан Старый, ставший адептом, отныне обладал возможностями, которые позволя ли ему становиться невидимым и проходить сквозь стены*..

Теперь у Леопольда Первого оставалась единственная возможность: заставить мопатка-авгусгиица малостьіютрудиться. но. разумеется, в присутствии самого императора либо его доверенных лиц.

Однако Венцелю Зейлеру было еще далеко до завершения опыта. Поэтому сто перевели в освободивпгуюся лабораторию Тристана Старого. Вот там-то Зейлер и нашел маленький стеклянный иуаырск, содержащий в себе тяжелый красный порошок... Собственные эксперименты бывшего августинца гак и не привели к желаемому результату...

Как он сумел оправдаться перед императором, остается загадкой. И все же славный день настал. Леопольд Первый был официально приглашен присутствовать на демонстрации тех возможностей, которыми будто бы обладал полученный Венцелем Зейлером порошок...

Монах предложил для начала превратить в золото медный Милостиво (не стоит усложнять по пустякам отношения с п і ющимиалхимиками) Леопольд 1 Іерпі.ш дал соизволение: "Ну, что: начинайте..."

И вот по знаку Вепцеля Зейлера слуга поместил медную чашку на огонь. Она уже раскалилась докрасна, когда монах, приговаривая что-то, высыпал в нее щепотку своего знаменитого красного порошка. І Іосле этого на глазах присутствующих он окунул этот медный сосуд в чан с холодной водой. Пар с шипением улетучился и... О чудо!

Чаша из медной СТАЛА ЗОЛОТОЙ.

Следующий эксперимент был, как и полагается, проделан с рту* тью. Вес присутствующие ожидали решающего гкгзультата в полном молчании. И вновь произошло нечто потрясающее. Застывший посчс того, как его перелили в плоскую чашу, металл засверкал солнечным блеском чистого золота! Проба этого золота (мало ли что!) была немедленно отнесена золотых дел мастеру, ожидавшему в соседнем иомешении. Все ожидали его решения, как приговора...

Результат не заставил себя ждать: ювелир заявил, что это САМОК ЧИСТОЕ ЭОЛ ОТО. с каким ему приходилось встречаться за всю ею жызпь! Венцель Зейлер тоже торжествовал: порошок, оставленный Тристаном Старым, действительно оказался истинным Красным Львом!

"теперь можно было приступать к настоящей работе. Придворный летописец записал слова, которые сто императорское величество соблаговолил сказать монаху: "Представляйте нам, не колеблясь, дальнейшие доказательства вашего высокого искусства. Добывайте золото, а мы осыплем вас милостями!"

Из полученного золота Леопольд Первый повелел чеканить духа* ты. Зейлеру было присвоено звание королевского придворного хи-М1гка. а в спгтябре 1676 года он был посвящен в рыцарское звание... Духагы же. отчеканенные из алхимического золота, до сих пор хранятся в самых солидных нумизматических коллекциях. На их аверсе выбит портрет императора Леопольда Первого, а на оборотной стороне имеется дата - 1675 год. И надпись: "Я превращен из олова в золото могуществом порошка Венцеля Зейлера".

Остался, как свидетельство этой потрясающей истории, и еще один удивительный предмет — так называемый 'медальон Венцеля Зейлера". Его вес составляет почти семь килограммов!

Я видел хорошую четкую фотографию этого удивительною во всех отношениях изделия. Судя но свидетельствам современников, эта изящнейшая покрытая множеством тончайших барельефов вещица первоначально была отлита из серебра. Затем в присутствии императора и двора ее погрузили на три четверти в некий раствор. После чего оказалось, что та часть медальона, которая побывала в расгворс, стала золотой, а верхняя четверть вещицы так и осталась серебряной!

Сейчас медальон Венцеля Зейлера хранится в собрании нумнзма тических ценностей Музея истории искусств в Вене. Его наибольший Диаметр (сам медальон имеет форму эллипса) составляет примерно сорок сантиметров. На лицевой стороне рельефные портреты сорока одною предка императора Леопольда. Этот ряд начинается с короля франков Фарамупда (пятый век нашей эры) и заканчивается самим Леопольдом Первым.

Но все хорошее, как утверждают философы, рано или поздно заканчивается... Доставшийся от Тристана Старого удивительный i рошок был израсходован. Пришлось Вснцслю признаться, что! алхимик, не алей г. а всего лишь паффер. Леопольд Первый не повесил незадачливого монаха, а лишил рыцарского звания и навсегда отослал назад в монастырь, пообещав впрочем немедленно вернуть ВСЕ свои милости, если ВенцсльЗсЙлер сумеет найти способ устроить императору хотя бы пятиминутную беседу с истинным алхимиком, человеком пятого уровня Тристаном Старым.

По эта встреча так никогда и не состоялась Не пожелал разговаривать с императором Священной Римской империи тот. кого он повелел когда-то посадить на цепь...»

Однако это все легенды или нолулстеиды. С именами и фамилиями, настоящими императорами и настоящими золотыми мош Доказательств происхождения золота, чаш. медальонов — не ствует. Даже если медальон Зейлера хранится в музее, это не зна* что он с самого начала не был па три четверти золотым, а на ч< серебряным. Сосуды же из сплава золота и серебра, который и палея электромили электроном, встречаются еще в древних могильниках. По крайней мере лрепним скифам и древним грекам этот сплав был известен.

Есть в этих легендах и еще один нюанс. В них говорится об императорах, которые были одержимы желанием получить золото алхимическим путем. Даже если этого не произошло, они могли оставить весьма похожие на правду ложные свидетельства того, что им это удалось.

 

Истории с учеными н пафферамн

 

Но есть свидетельства и более правдоподобные. Предостаї слово все тому же Александру Кулі.скому:

-Среди знаменитых химиков, твердо поверивших в реалык "философского камня", и которые благодаря внушаемому ими; нню заставили замолчать своих противников, особое место заш ст Ван-Гельмонт( 1579—164-1). Он сам, правда, никогда не уча< в синтезе Красной» Льва. но. согласно его личному заявлению, несколько раз получал от алхимиков маленькие пробы этого чуда, с которыми и осуществлял трансмутацию. В 1616 году он превратил восемь унций ртути с помощью четверти грана Красного Льва в чистое золото. Возможность какой-либо подтасовки со стороны алхимика, который дал ему эту пробу, была исключена, поскольку тот не присутствовал при трансмутации.

27 сентября 166«» года в дом 1ёльвеция. который был противником герметического искусства и не верил в пего, пришел некто неизвестный и попросил встречи с Гельвецием. Это был сорокалетний господин среднего роста с внушительной бородой. Завязался разговор. Незнакомец спросил 1ёльвеция, верит ли тот в "философский камень"? И когда услышал отрицательный ответ, не согласился с этим. Напротив, всячески расхваливал Великое делание. При этом незнакомец сказал, что делание не требует слишком много средств и времени. Что же касается перповещества. то он уточнил, что его получают из минералов, причем "философская ртуть" сеть некая соль, обладающая особыми свойствами н способная растворять минералы... Все операции, по утверждению пезнакомпа. можно закончить за четыре дня! Он утверждал, что существуют два пути выполнения Великого делания. В доказательство своих слов он еггкрыл небольшой ларец из слоновой кости, в котором помещались три кусочка вещества, похожего на стекло. Незнакомец заявил, что это и есть "философский камень", с помощью малой доли которого он может получить 20 тонн золота!

!ёльвсций взял вещество в руки и попросил дать ему некоторое количество этого вещества. Но алхимик резко отказал. Однако вскоре смягчился и пояснил, что по причинам, которые ему невозможно объяснить, нс- может этого сделать... Но пообещал, что вернется через три недели и продемонстрирует Гельвецию нечто, что сможет его очень удивить...

Незнакомец сдержал слово. Однако производить обещанные манипуляции снова отказался, заявив, что ожидаемого разрешения на "их не получил...

Он, впрочем, согласился передать 1ельвсцию крохотный кусочек минерала, не превышающий по размеру "горчичного зерна". А когда хозяин выразил сомнение, хватит ли этого, неизпестный алхимик расколол кусочек пополам и. протянув половинку Гельвецию, сказал.

 

что вполне достаточно даже этого. Тогда Гельвеций признался, что еще во время первого визига ему удалось оставить у себя несколько песчинок минерала. И что они действительно превратили свинец... Но не в золото, а в стекло! Неизвестный усмехнулся и рассказал хозяину о его "незначительной ошибке". А сам пообещал вернуться на следующий день и все-таки продемонстрировать трансмутацию. Но так и не пришел. Жена Іельвеция настояла, чтобы тот самостоятельно провел эксперимент, но уже с учетом поправки незнакомца. Тот так и сделал. Он расплавил три драхмы свинца, облепил камень желтым воском" и бросил его в жидкий металл... И СВИНЕЦ ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗОЛО'П)!

"Мы в ТОТ же час отнесли золото к м>велиру, который заявил, что сие самое чистое золото, которое ему только приходилось видеть в своей жизни, и предложил за него по 50 флоринов за унцию". Так записал Гельвеций в своем дневнике. С тех йор Ісльвсций вал незнакомца "источником благословения для христиан* Ювелиром, между ігрочим, был не кто иной, как Ьрсхтсль. КОТО| чеканил звонкую монету для принца Оранского. Достоверность і чая подтверждает и Бенедикт Спиноза, лично перепровері все факты. В марте 1667 года он описал все ато в своем письме ригу Йсллису. Гельвеций же решил не продавать ни за какие деі ни само ВТО золото, ни тигель, в котором осуществлялось н| щепие. Ни Гельвеций, ни Спиноза больше никогда не видели щ комца...

Оказывается, подобный случай произошел и с итальянским с] лософом Ьсршаром Пизанскнм. Он гоже жил в XVII столетии и І еще одним человеком, которой» посетил неизвестный адепт и рил частиігу Красного Льва. Ьсригар оставил обстоятельный и трансмутации, которую произвел самостоятельно с нспольз< ем подарка. Вот его слова: "Я всегда испытывал очень сильные і пня относительно превращения ртути в золото. Однажды некий; ный дал мне небольшое количество какого-то порошка, по цвету і поминавшего дикий мак. а запахом морскую соль. Чтобы возможных подозрений в обмане, я сам принес тигель, уголь и ртуть от разных торговцев, убедившись, что нигде В НИХ спря гано золото, что часто проделывают алхимические шарлат

Я добавил немного порошка в ртуть и помсонл гиіель на оп Через некоторое время ВСЯ РТУП> ПРЕВРАТИЛАСЬ в такое количество золота. Причем испытания, проведенные различными ювелирами, покатали, что оно идеально чистое..."

Проведение трансмутации приписываете в также знаменитому химику и физику Роберту Бойлю. Жан-Жак Манже в своей "Знаменательной химической библиотеке" приводит такое описание: "Не нзрачный с виду незнакомец посетил мистера Бойля и. обсудив с ним несколько общих вопросов химии, попросил у него немного сурьмы и других металлов, которые всегда можно найти в лаборатории. Положив все эти вещества в тигель, гость поставил сто па огонь. Когда метал;! расплавился, незнакомец приказал лаборантам, чтобы они держали тигель на огне до тех пор, пока пламя не погаснет. Гость пообещал прийти через несколько часов, но не вернулся. 16гда Ьойль велел лаборантам открыть тигель и обнаружил в нем ЖЕЛТЫЙ МЕТАЛЛ. ИМЕВШИЙ ВСЕ СВОЙСТВА ЗОЛОТА". Траисмутация была настолько невероятной, что Войль не поверил.

Евгений Филалет считается удачливым алхимиком, адептом. Он — автор интереснейшего трактата "Открытая дверь в тайные палаты короля". Даже такой ненавистник алхимии, как Луи Фигье, говорил: "Все историки сходятся на том. что "настойка" Филалста была гораздо более действенной, чем все то, что существовало ранее, или чем обладали другие адепты XVII века. Одно зернышко, добавленное в унцию ртути, превращало ее в золото. Последнее можно было добавить к десятикратному количеству ртути. И вся смесь превращалась в золото. Одна часть "настойки" позволяла трансмугнровагь 19 ООО частей металла. Это число не очень отличается от того, кото-рос получил Ванчельмонт"».


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 434;