ИЗОБРЕТЕНИЕ ФОТОГРАФИИ: НЬЕПС, ДАГГЕР, ТАЛБОТ



Валерий Блюмфельд.
В материале использованы фотографии из архива автора

Фотография сопровождает нас всю жизнь. Она взирает на нас с газетных и журнальных страниц. «Намертво» приклеена к нашим документам. Она в наших семейных альбомах. Красуется на стенах и витринах. Фотография – это зримый образ истории. Казалось бы, фотография была всегда, так она привычна для нас. Тем не менее этому явлению чуть больше полутора веков. История фотографии интересна, подчас драматична и очень поучительна. Данный материал открывает цикл статей по истории мировой и отечественной фотографии.

 

Прародителем современных фотографических аппаратов можно назвать камеру-обскуру, которая была известна еще в древности. Так, средневековые феодалы строили в своих замках темные комнаты (так переводятся с латинского слова «обскура» и «камера»). В стене такой комнаты оставлялось отверстие на улицу. Величина отверстия соразмерялась с расстоянием до противоположной стены. По законам оптики все происходящее на улице можно было наблюдать на стене, правда, вверх ногами. Вскоре камеру-обскуру уменьшили до размеров ящика и снабдили увеличительным стеклом, которое и стало первым объективом. Леонардо да Винчи оставил описание камеры-обскуры, которая «вырисовывала» пространство перед собой. Инженеры использовали такие камеры для снятия плана местности. Ко времени зарождения идеи фиксации изображений, камера-обскура была достаточно изучена.

Менее определенно обстояло дело с фотоматериалами. Средневековые алхимики в поисках «философского камня» познакомились с некоторыми из светочувствительных веществ, но изучены их свойства были недостаточно. Пожалуй, далее иных продвинулся английский фабрикант, владелец керамических мануфактур Веджвуд. Он пропитывал кожу раствором азотнокислого серебра – ляписа. После наложения трафарета кожа темнела в более освещенных местах. Таким образом Веджвуд хотел наносить орнамент на горшки и тарелки, освободившись от художников, расписывавших посуду вручную. Однако закрепить изображение не удавалось и со временем оно пропадало.

Такова краткая предыстория возникновения фотографии. Изобретение же самой фотографии тесно связано с именами французов Ньепса и Дагерра и англичанина Талбота.

В 1835 году в парижском журнале «Л’Артист» было опубликовано сообщение: «Дагерр нашел, как говорят, способ получать в камере-обскуре на изготовленной им пластине изображение. Таким образом, портрет, пейзаж или любой вид, проектируемый на эту пластинку в обычной камере-обскуре, оставляет на ней свой отпечаток в свете и тени и является наиболее совершенной из всех картин. Препарат, нанесенный на это изображение, сохраняет его бесконечно».
Однако Дагерр не был первым, кто получил снимок в камере-обскуре. Сенсационному сообщению 1835 года предшествовали длительные опыты бывшего офицера наполеоновских войск, изобретателя и исследователя Нисефора Ньепса (1765–1833).
Вот что писал сам Ньепс в письме брату: «Я поместил аппарат в комнате, где работаю, напротив птичьего двора и открытых окон и провел опыт по способу, который тебе известен, мой дорогой друг. При этом я увидел на белой бумаге всю часть птичьего двора, видимую из окна, и легкое изображение окон, которые были менее освещены, чем внешние предметы… То, что ты предвидел, произошло. Фон картины черный, а предметы белые, т. е. более светлые, чем фон».

Изначально Ньепс добивался механического размножения гравюр. Промаслив для большей прозрачности рисунок, он прижимал его к пластине, покрытой сирийским асфальтом. Асфальт имеет особенность затвердевать пропорционально освещенности. Правда, рисунок после освещения оставался невидимым. В растворе лавандового масла затемненные его части смывались, оставался рельеф, который намазывался типографской краской и отпечатывался на бумаге. Выдержка первых снимков составляла несколько часов, солнце, перемещаясь, изменяло тени. Однако принципиально было доказано – в камере-обскуре возможно получать снимки. Свои первые снимки Ньепс называл «гелиографией» или «рисованием с помощью солнца».

В 1829 году компаньоном Ньепса становится Дагерр (1787–1851). В 1832 году он проводит успешные опыты с йодистым серебром. Однако через некоторое время Дагерр отказывается от своих новаций и предлагает вернуться к асфальту. Почему Дагерр отказался от успешных опытов с серебром? Скорее, он не отказался, а не спешил знакомить компаньона с результатами, как это было положено по договору.
В 1833 году Ньепс умирает, так и не завершив своих опытов по закрепления рисунков, полученных в камере-обскуре. Его наследник, сын Исидор Ньепс не имел склонности к исследовательской работе. Дагерр со своей стороны потребовал изменить условия компании и переименовать изобретение из «Ньепсотипии» в «Дагерротипию».

В 1835 году Дагерр сообщил Ньепсу-сыну, что его серебряные пластинки раз в 300 светочувствительнее асфальта и что пора получать выгоду от изобретения. Первоначально Дагерр хотел собрать по подписке 100 тыс. франков и создать акционерное общество. Однако желающих вкладывать деньги в сомнительное предприятие не нашлось. Тогда Дагерр обратился к секретарю-академику Парижской академии наук Луи Араго.
7 января 1839 года Луи Араго доложил «бессмертным» (так называли членов академии) о рождении фотографии. По словам Араго, изобретение Дагера столь просто в обращении, что всякий при небольшой тренировке сумеет овладеть методом съемки.
19 августа 1839 года Араго выступил в Академии с большим докладом, в котором раскрывались все тайны дагерротипии. Фотография стала доступна всем желающим. А Дагерру и Ньепс-сыну были назначены пожизненные пенсии.
Между тем по поводу открытия стали накаляться страсти.

Через две недели после доклада Араго пришло письмо от сэра Генри Фокса Талбота. В нем он утверждал, что еще в 1833 году получил отпечатки на солях серебра и требовал, чтобы именно его признали автором изобретения.

В 1840 году между Дагерром и Талботом состоялось своеобразное заочное «соревнование». Талбот выставил образцы своих опытов в Королевской академии наук в Лондоне. Дагерр разместил свои работы во Дворце палаты депутатов в Париже. Выиграл Дагер. Даже коллеги по Лондонской академии признавали, что «рисунки Талбота – детская игра по сравнению с дагеротипами». Немецкий физик И.к. Поггендорф отмечал: «… рисунки Талбота, которые привез в Берлин господин фон Гумбольд, бесконечно позади тех, которые здесь получал г. Пистор по рецептам Дагерра».
Однако вскоре оказалось, что Талбот сделал для фотографии неоспоримо много. Чтобы оценить новации Талбота, надо рассмотреть вкратце фотографические методы конкурентов.
Дагерр брал пластинку накладного серебра, окуривал ее в парах йода (получал галоидное серебро) и производил съемку с помощью камеры-обскуры. Затем пластинка помещалась во второй ящик, где окуривалась ртутью. Происходило проявление, или, как тогда говорили, «вызывание». Ртуть способна оседать мельчайшими капельками на освещенных местах,

пропорционально действию света. Контраст между капельками ртути и более темным серебром создавал очень нежный рисунок. После проявления в парах ртути Дагерр помещал снимок в крепкий раствор пищевой соли (хлористый натрий) или омывал дагерротип в красной кровяной соли (калий железосинеродистый). Натрий хлор превращал йодистое серебро в малочувствительное хлористое, а калий железосинеродистый делал галоиды серебра растворимыми в воде, но растворял также и металлическое серебро, чем нарушал рисунок.

Лишь гипосульфит (тиосульфат натрия) оказался наиболее пригодным для закрепления фотографических изображений на серебре. Дагерротип представлял собой прямой позитив, с зеркально перевернутым изображением, в единственном экземпляре, практически не поддающийся размножению.

Талбот первые фотографии, вернее фотограммы, получал без камеры-обскуры. Он смачивал лист бумаги ляписом, после чего накладывал на него листья растений и прижимал их стеклом. Под действием солнечного света бумага чернела пропорционально его количеству. На бумаге появлялось негативное изображение растений. Несколько позже Талбот обнаружил, что за короткое время можно получить невидимое, скрытое изображение и проявить его в галловой кислоте. Для получения позитива, негативное изображение накладывалось на светочувствительную бумагу и проявлялось на солнце. Именно Талботу принадлежит идея негативно-позитивного фотографического процесса, который и по сей день широко используется во всем мире.

Таким образом, Нисефор Ньепс, Луи Дагерр и Фокс Талбот занимают первое место в изобретении фотографии. Ньепс первым в мире реализовал идею получения снимка в камере-обскуре. Дагерр довел методы Ньепса до широкого практического применения. Талбот создал негативно-позитивный фотопроцесс.
После публикации способов дагеро- и талботипии началось совершенствование фотографии. Если в 1839 году дагерротипия царила безраздельно, то уже через несколько лет ее стала теснить калотипия. Ньепс де Сент-Виктор, родственник Нисефора Ньепса, первым использовал стеклянные негативы. В 1851 году англичанин Скотт Арчер предложил способ фотографии на мокром коллодионе. В 1841 году инженер Петцваль рассчитал конструкцию объектива со светосилой, равной многим современным оптическим приборам. В 1871 году англичанин Меддокс предположил использовать желатиновую фотоэмульсию. Она позволяла снимать на сухих, заранее приготовленных пластинах. В конце ХIХ столетия немецкий ученый Герман Фогель предложил оптическую сенсибилизацию, что позволило сократить время выдержки, повысило общую светочуствительность и позволило снимать движущие объекты. Также в конце XIX столетия были изобретены первые фотографические затворы.

Итак, к началу XX столетия основные усовершенствования фототехники были закончены. Миниатюризация камер, улучшение пленок, создание светосильных объективов, – все это позволило фотографии перейти от подражания живописи и графике к выяснению собственных возможностей и путей развития.

 

ИСТОРИЯ ФОТО В РОССИИ

Петр Ангарский

Желание сохранить красоту быстротечной жизни создало удивительный вид искусства – фотографию. Ее историю многие сравнивают с увлекательным романом, действие которого разворачивается в декорациях различных исторических эпох и национальных культур. В своем стремлении к созданию точных изображений всего того, что нас окружает, человечество прошло долгий путь от примитивных наскальных рисунков до современной цифровой фотографии.
История русской фотографии насчитывает более 160 лет. Русские фотографы, ученые и изобретатели своими открытиями внесли неоценимый вклад в развитие как отечественной, так и мировой фотоиндустрии.
В небольшой статье невозможно назвать все имена и события, столь значимые для истории отечественной фотографии. Можно лишь с помощью отдельных штрихов указать путь, по которому шло ее развитие.
Но перед этим, наверное, стоит упомянуть о нескольких фактах, без которых фотографии не было бы вообще.


Основой для изобретения фотографии послужило наблюдение знаменитого греческого ученого Аристотеля. В IV веке до н.э. он описал любопытное явление: свет, проходящий сквозь маленькое отверстие в оконной ставне, рисует на стене тот пейзаж, который виден за окном. Изображение получается перевернутым и очень тусклым, но воспроизводит натуру без искажений. В конце X века н.э. в работах арабских ученых появились первые упоминания о camera obscura (с лат. «темная комната») – приспособлении для точного срисовывания пейзажей и натюрмортов. Ее конструкция менялась и совершенствовалась, но основой оставался ящик с маленькой дырочкой в передней стенке. Впоследствии камеру снабдили собирающей линзой, а ящик сделали из двух половинок, которые можно было двигать, чтобы сфокусировать картинку. Изображения стали гораздо ярче, поэтому устройство иногда называли camera lucina (с лат. «светлая комната»). Благодаря именно этому нехитрому устройству мы знаем, например, как выглядел Архангельск в середине XVII века: его точную перспективу сняли в те времена с помощью camera obscura. Техника позволяла получать изображение, оставалось лишь зафиксировать его без участия рисовальщика.

Впервые это удалось сделать лишь в XIX веке. Француз Жозеф Нисефор Ньепс начал покрывать металлические пластинки битумным лаком. Под действием света лак становился нерастворимым, но на различных участках в разной степени – в зависимости от яркости освещения. После обработки пластинки растворителем и травления кислотой на ней возникал рельеф, подобный гравированному. Свой способ Ньепс назвал гелиогравюрой. Съемка по методу Ньепса длилась 6–8 часов на ярком солнце.

Целой эпохой в истории фотографии явилось изобретение Луи Жака Манде Дагера. Изображение (дагерротип) получали на серебряной пластинке, обработанной парами йода. После экспонирования в течение 3–4 часов пластинку проявляли в парах ртути и фиксировали горячим раствором поваренной соли или гипосульфита. Дагерротипы отличались очень высоким качеством изображения, но можно было получить только один снимок.

Третьим человеком, стоявшим у истоков фотографии, был англичанин Уильям Генри Талбот. Он делал снимки на бумаге, пропитанной солями серебра. Полученное негативное изображение Талбот печатал контактным способом и с увеличением. Свой способ изобретатель назвал «калотипией» (с греч. «прекрасный отпечаток»). Главным достоинством калотипии стала возможность получения нескольких копий одного изображения.

Знакомство России с искусством фотографии состоялось в 1839 году. Член-корреспондент Академии наук России И. Гамель отправился в Англию для изучения метода калотипии. Оттуда он выслал в Академию наук подробное описание метода и несколько фотоснимков. В архиве Академии наук до сих пор хранятся 12 калотипов и на некоторых имеется подпись самого Талбота. Из Англии Гамель едет во Францию, где знакомится с Жаком Дагером и под его руководством лично выполняет несколько снимков. Для Академии наук Гамель приобретает аппаратуру и принадлежности для изготовления фотоснимков. В сентябре 1841 года Академия наук получила от Гамеля фотографию женской фигуры, которая, по его словам, была первым в мире фотоснимком, выполненным в Париже с живого человека.

В России благодаря непрерывной работе ученых и изобретателей искусство фотографии развивалось стремительно. На рубеже XIX – XX вв. русские фотографы полноправно участвовали в международных выставках и салонах, состояли членами международных фотографических обществ. При этом их работы получали самые престижные премии и награды.

Первым русским мастером, овладевшим методами калотипии и дагерротипии, стал московский гравер и изобретатель Алексей Греков. В июне 1840 года он открыл первый в России «художественный кабинет» для портретной фотосъемки, применив кресло с особыми подушечками для поддержки головы человека. Это позволяло получать резкие фотографии, в то время как другие фотографы терпели неудачу — выдержка при фотосъемке на солнце длилась 23 мин, а в пасмурную погоду достигала 45 мин. В апреле 1841 года Греков выпустил в свет брошюру «Живописец без кисти и без красок, снимающий всякие изображения, портреты, ландшафты и проч. в настоящем их цвете и со всеми оттенками в несколько минут». Им был разработан способ повышения долговечности дагерротипного изображения на серебряной пластине при помощи гальванопластики. Кроме того, Греков первым в мире предложил с помощью той же гальванопластики наносить слой серебра на медные или латунные пластинки, что сделало дагерротипию более дешевой и доступной большему числу людей.

Следующим человеком, внесшим большой вклад в развитие русской фотосъемки, стал Сергей Левицкий. Первые фотографии были сделаны им на Кавказе. Его дагерротипы с изображениями Пятигорска и Кисловодска были отправлены на международную выставку в Париж, где получили золотую медаль. Левицкий первым предложил изображать объект фотосъемки на фотографии в двух позах, иногда даже в разной одежде. Например, снимаемый человек разговаривал с самим собой, пожимая себе руку, или играл на пианино и слушал свою игру. Он также одним из первых фотографов в Европе ввел декоративные сменные фоны. Кроме того, Левицкий предложил ретушировать негативы для уничтожения или уменьшения технических недостатков. Для повышения технического уровня в области дагерротипии Левицкий в 1845 году уезжает в Италию. Там он снимает виды Рима и портреты русских художников, проживающих в Италии. По возвращении на родину он становится профессиональным фотографом и 22 октября 1849 года в Петербурге, напротив Казанского собора, открывает дагерротипную мастерскую под названием «Светопись». В 1867 году Левицкий открывает в Петербурге фотоателье, в котором была собрана богатейшая галерея портретов выдающихся русских писателей, художников и общественных деятелей. Здесь мастер проводил опыты по применению в портретной фотографии электрического света и по сочетанию солнечного света с электрическим.

Еще одним ярким мастером фотографии, стоящим наравне с Левицким, в 1850-е гг. был Андрей Деньер, выпускник Академии художеств, открывший в 1851 году в Петербурге «Дагерротипное заведение художника Деньера». Он первым создал альбом, в который вошли фотопортреты известных деятелей русской культуры: путешественников, ученых, врачей, артистов, писателей.

В 1887 году в России появился «Фотографический вестник» — первый журнал, посвященный вопросам фотографии. Идея его создания принадлежала почетному члену Императорского Русского Технического общества Павлу Ольхину. В этом журнале Ольхин помещал не только теоретические выкладки, но и практические рецепты, химические составы и методы обработки фотоматериалов. Все данные, попадавшие на страницы журнала, тщательно проверялись, так как в то время появилось множество шарлатанов, спекулировавших на огромном интересе к фотографии.

В 80-х гг. XIX столетия появляется жанр публицистического фоторепортажа. Его основоположником в России стал Михаил Дмитриев, открывший в 1886 году свою мастерскую в Нижнем Новгороде. Наиболее известными являются его «Волжская коллекция», в которой представлены фотографии Волги, снятые от истоков до устья в среднем через каждые четыре версты, и альбом «Неурожайные 1891–92 годы в Нижегородской губернии». Он также создал альбом Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года и фотопортреты А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина.

Последние годы XIX столетия явились периодом широкого применения фотографии в науке и технике. В связи с этим необходимо упомянуть имя Евгения Буринского — основоположника русской судебной фотографии, с 1894 года – сотрудника Российской Академии наук. Возглавив в Академии наук лабораторию по восстановлению древних письмен, он разработал уникальный метод выявления угасших текстов, состоящий в многоступенчатом повышении утерянного контраста на документе. В 1843 году при раскопках московского Кремля были найдены 40 документов, относящихся к XIII веку, написанных на сыромятных кусках кожи, на которых специалисты Академии так и не смогли обнаружить ни одной буквы. Оригинальная научная работа, проведенная Буринским по восстановлению «цветоделительным» способом «древних письмен», произвела в научной среде сенсацию.

Климент Аркадьевич Тимирязев был не только крупным ученым, но и фотохудожником, прекрасно владевшим техникой передачи красоты природы на фотографическом снимке. За серию совершенных и великолепных диапозитивов, на которых изображены растения и природа, он был удостоен серебряных медалей в 1895 году на Московской фотографической выставке, а годом позже — на Нижегородской всероссийской промышленной выставке. Кроме этого, Тимирязев, несомненно, являлся крупным мастером ландшафтной фотографии в России.

Говоря о технических достижениях в области фотографии в России до 1917 года, можно назвать десятки имен русских изобретателей, получивших патенты на оригинальные фотографические приборы и материалы. Например, в 1854 году И. Александровский изобрел стереофотоаппарат. Подполковник российской армии И. Филипенко в 1885 году сконструировал фотоаппарат и устройство для проявления фотопластин на свету, которые помещались в небольшом чемодане. В 1894 году фотограф Н. Яновский изобрел фотографический аппарат, позволяющий представить движущийся объект в виде серии моментальных фотографий, отражающих отдельные фазы движения.

Особенно важным стало применение фотографии в военных целях. Возникновение воздушного фотографирования в России относится к 18 мая 1886 года, когда поручик русской армии А. Кованько в свободном полете воздушного шара произвел фотосъемку с высоты 800 метров в районе Петербурга. Были сконструированы аэрофотоаппараты с объективами, имеющими фокусные расстояния от 21 до 100 см, которые с успехом были применены во время русско-японской войны для уточнения топографических карт. Чуть позже, в 1890 году лейтенант русской армии Н. Апостоли для целей морской фоторазведки сконструировал двухобъективную фотокамеру, верхняя часть которой позволяла осуществлять наводку на резкость по матовому стеклу, а визирование проводилось во время фотосъемки нижней частью фотокамеры. Обе части камеры имели одинаковые фотообъективы, которые были взаимосвязаны между собой кремальерным устройством.

Многие русские фотографы-изобретатели стремились расширить возможности фотографии как вида искусства. В связи с этим необходимо вспомнить Ивана Болдырева. Изучая законы оптики и испытывая различные комбинации стекол, Болдырев достиг большого успеха. Во время поездки в Крым он испытал свой короткофокусный фотообъектив, позволяющий при портретной групповой съемке передавать не только линейную, но и воздушную перспективу, и получил хорошие результаты, о чем и сообщил фотографическому отделу Русского технического общества. По рекомендации этого отдела фотообъектив Болдырева в 1878 году был испытан в фотоателье фотографа А. Деньера и показал удивительный результат. Однако чиновники отказали изобретателю в отправке «двухдюймового фотообъектива» на Всемирную выставку в Париж. Потерпев неудачу при внедрении в практику своего короткофокусного фотообъектива, Болдырев занялся разработкой гибкой прозрачной «смоловидной» пленки взамен бьющегося стекла, которое являлось основой для фотопластин. Это изобретение демонстрировалось на Всероссийской промышленной выставке в 1882 году, но эксперты, представлявшие бюрократическую верхушку, не заметили его. Кроме того, Болдырев в 1889 году сконструировал точнодействующий моментальный фотозатвор для объектива, который на заседании Русского технического общества в 1889 году был признан «лучшим из всех имеющихся в продаже». С помощью своего короткофокусного фотообъектива и моментального фотозатвора И. Болдырев достиг заметных успехов при фотосъемке пейзажа из окна вагона поезда и портретов.

Среди фотографов-художников начала XX века выделялся своими жанровыми снимками на темы крестьянской жизни Сергей Лобовиков. Будучи участником многочисленных международных выставок, он удостоился наград на Всемирной выставке в Париже, первой Международной выставке фотографии в Петербурге, Дрезденской выставке (1909), в Будапеште (1910), на Гамбургской фотовыставке. Фотомастер был членом-корреспондентом Дрезденского общества развития фотографии, а в 1910 году стал почетным членом Лондонского фотографического салона.

В первом десятилетии прошлого века большой вклад в русскую портретную и жанровую фотографию внесли многие известные и талантливые фотографы: К. Даутендей, В. Каррик, К. Бергамаско, К. Шапиро, М. Панов, Д. Никитин, А. Бунте, М. Ревенский, И. Хмелевский, Н. Чарушкин, А. Карелин, С. Соловьев, Н. Барщевский, А. Трапани, С. Лобинов, К. Булла, Н. Свищов-Паола, М. Наппельбаум и др.

В начале XX века в работах фотомастеров все еще заметно влияние живописи. Подтверждением этому служит необычайная популярность в России так называемых «крашенок» (раскрашенных фотографий). Раскраска проводилась вручную с помощью кисти и красок. Она приближала фотографии к любимому народом жанру портретной миниатюры.

В советское время раскрашивание черно-белых фотографий приобрело определенный смысл. Раскраска, предназначенная для тиражирования, становилась идеологическим инструментом.
Ярким примером этому служит «Портрет И.В. Сталина» (фотограф И.Шагин, художник В. Семенов, после 1945 года). Этот портрет был широко известен во всем мире, в СССР он расходился миллионными тиражами. Везде он аннотировался как фотография, но именно живопись художника, сгладившая оспины лица «вождя народов», придавшая ему здоровый румянец и золотистый «божественный» оттенок кожи, формировала образ. Но зритель доверял фотографии, фотографическая основа рождала уверенность в правдивости изображения.

Изготовление крашенок стало своеобразным бизнесом для провинциальных фотографов, которые переснимали старые маленькие фотографии на большой формат и раскрашивали их анилиновыми красителями, удовлетворяя желание заказчиков превратить разрозненные портреты родственников в семейный пантеон. В этих крашенках образ распадался на две составляющие, документальную основу, часто очень неважного качества, и анилиновую розово-голубую идиллию, напоминающую по колориту церковные росписи XIX века.

В конце 1930-х гг. российская фотография оказалась в том же плачевном положении, что и вся российская культура. Железный занавес наглухо изолировал ее от международной художественной жизни, а внутри страны социально поощряем был лишь соцреалистический фоторепортаж, призванный обслуживать тоталитарную государственную систему. Расцвет «искусства» ретуши фотографии совпал с уходом со сцены всех основных направлений русской художественной фотографии.

Современная российская фотография — понятие непростое. Если фотография советского периода 1970–1980-х гг. еще поддается систематизированному анализу (чаще всего в тесной связи с социальной атмосферой в стране тех лет), то фотография сегодняшних дней до сих пор практически никак не позиционировалась. Между тем, вторая половина 1990-х гг. является очень важным периодом фотографической ситуации в России.

На это время в жизни страны приходятся перемены, напрямую на ней сказавшиеся: прорыв в отечественное культурное пространство «либеральных ценностей» через современное западное искусство, кинематограф, телевидение, глянцевые журналы. Появилась возможность сравнивать, выбирать и делать выводы.

История компании Kodak

Джордж Истман родился 12 июля 1854 года в деревне Уотервиль, в 20 милях на юго-запад от г. Ютики (штат Нью-Йорк). У его родителей Марии Килбурн и Джорджа Вашингтона Истмана он был младшим из троих детей. Их старый дом, где родился не только Джордж, но и его отец, дом, где Истман провел свое детство, был перевезен в Музей графства Джинеси в г. Мамфорд (штат Нью-Йорк) близ Рочестера.
Когда Джорджу было 5 лет, его отец продал хозяйство и семья переехала в Рочестер. Отец отдавал все свои силы основанию торгового колледжа. Внезапная смерть помешала этому энергичному человеку воплотить свой проект. Строительство колледжа прекратилось, и семья Истманов попадает в чрезвычайно трудное финансовое положение.
Чтобы поддержать семью четырнадцатилетний Истман оставляет школу и устраивается на работу. Сначала он работает посыльным в страховой компании с окладом 3 доллара в неделю, годом позже — клерком в другой страховой фирме. По собственной инициативе он принял на себя дополнительные обязанности и стал заполнять страховые полисы, а иногда даже сам их готовил. Видя старание юного клерка руководство фирмы постепенно увеличивает его заработок, вскоре он получал уже 5 долларов…
Но даже это повышение не способно было покрыть все семейные расходы. И поэтому по вечерам Джордж изучал бухгалтерское дело, надеясь получить более высокооплачиваемую должность.
В 1874 году после пятилетней работы в страховой компании его назначили на должность младшего клерка в Сберегательном банке Рочестера. Жалованье Джорджа составляло уже 15 долларов в неделю.

В возрасте 24 лет Джордж Истман решил отдохнуть в Санто Доминго. Когда его товарищ посоветовал ему зафиксировать свои впечатления об этой поездке, Джордж купил себе фотоаппарат с принадлежностями для приготовления и обработки влажных стеклянных фотографических пластин. Фотоаппарат по размерам напоминал современную микроволновую печь, а для его установки необходим был тяжелый треножный штатив. Кроме того, с собой надо было носить палатку. Эта палатка предназначалась для нанесения фотоэмульсии на пластины перед экспонированием, проявления и высушивания. Кроме этого, с собой необходимо было носить химикаты, стеклянные емкости, тяжелый держатель для пластин и кувшин с водой. Только лошадь, по словам Истмана, была в силах донести до места съемки всю эту экипировку. Наконец, инструктаж по пользованию всем этим оборудованием для фотографирования стоил 5 долларов.
Истман так и не поехал в Санто Доминго, однако очень заинтересовался фотографией и тем, как упростить сложный процесс фотографирования.
Из английских журналов Истман узнал, что фотографы сами готовят фотоэмульсию из желатины. Стеклянные пластины, на которые наносилась эмульсия, оставались чувствительными к свету и после высыхания и могли экспонироваться позже. Воспользовавшись рецептом, взятым из этих журналов, Истман приступил к самостоятельному приготовлению желатиновой фотоэмульсии.

Кто мог знать?!
Днем Джордж работал в банке, а ночью экспериментировал на кухне. Его мать вспоминает, что иногда он так уставал, что не раздевшись, спал на полу, на одеяле около кухонной плиты.
После трех лет экспериментов ему, наконец, удалось разработать рецепт новой фотоэмульсии. 1878 г. Джордж Истман первым продемонстрировал неоспоримые преимущества фотопластин с сухим желатиновым слоем перед применяемыми в то время пластинами с влажным желатином. Сухие пластины можно экспонировать и проявлять в удобное для фотографа время, в то время как на влажные пластины нужно предварительно наносить слой желатина, затем экспонировать и проявлять, пока желатин еще влажный.

Истману первому удалось наладить массовое производство сухих желатиновых пластин для фотографов.В 1879 г. он создаёт машину для нанесения фотоэмульсии, которая позволила наладить массовое производство сухих желатиновых пластин. Молодой изобретатель быстро понимает перспективность дела, связанного с изготовлением и продажей сухих фотографических пластин.
В апреле 1880 года Истман взял в аренду чердак здания на улице Стейт в Рочестере и приступил к производству сухих пластин на продажу. Одной из его первых покупок для оснащения производства был подержанный двигатель стоимостью 125 долларов.

Позднее Истман вспоминал: "Мне нужна была только одна лошадиная сила, а эта установка тянула на две. Но я верил, что мой бизнес от этого только выиграет. Стоило рискнуть, и я решился".
В январе 1881 г. Дж. Истман и Генри А. Стронг (друг семьи и производитель легких двухместных колясок с откидным верхом) создают товарищество под названием "Компания Истмана по производству сухих фотопластин" (Eastman Dry Plate Company). В сентябре Дж. Истман уволился из банка, где он работал клерком, и полностью посвятил себя фотобизнесу.
В период становления молодой компании Истману пришлось однажды испытать полное крушение его надежд, когда в руки покупателей попали некачественные пластины. Истман заменил их хорошими. "Мы потратили на это последние деньги", — вспоминал он, — "но приобрели нечто более важное — репутацию".
В 1883 г. Компания Eastman Dry Plate Company завершила переезд в четырехэтажное здание по адресу Стейт стрит 343 в Рочестере. Это здание и поныне является штаб-квартирой компании Eastman Kodak Company.
А в 1884 г. Товарищество уже преобразуется в корпорацию с капиталом 200 000 долл. США и четырнадцатью держателями акций. Теперь корпорация стала называться "Компания по производству сухих желатиновых пластин и пленки" (Eastman Dry Plate and Film Company). Компания начала производство негативной фотобумаги EASTMAN Negative Paper. Истман и его помощник Уильям Уокер изобрели роликовый держатель для негативных фотобумаг.
В 1885 г. начинается производство пленки EASTMAN American Film — первой прозрачной фотографической пленки, называемой сегодня, просто "пленка". Тогда же компания открывает офис по оптовой продаже своей продукции в Лондоне (Великобритания).
"Фотография полностью нас поглотила, и мы не только выпускали сухие пластины, но и каждый день стали заниматься фотографией. Мы хотели так упростить процесс фотографирования, чтобы фотоаппаратом можно было пользоваться так же легко, как и обычным карандашом" — вспоминал Истман.
Изобретатель не стоял на месте. Эксперименты были направлены на поиск более легкой и гибкой основы для эмульсии, чем стекло. Он начал наносить фотографическую эмульсию на бумагу, а затем скручивал ее и помещал в круглую кассету. Эта кассета использовалась в фотоаппарате вместо кассеты для стеклянных пластин.
В 1885 году в газете появилась следующая реклама: "Вскоре вам будет представлена новая светочувствительная пленка — более экономичный и удобный заменитель сухих стеклянных пластин для фотографирования в студии и на улице".
Эта фотографическая система с использованием круглых кассет рулонной бумаги, покрытой фотоэмульсией, имела громадный успех. Однако использование бумаги в качестве подложки для эмульсии имело свои недостатки. Зернистая структура бумаги проявлялась в повышении зернистости фотографического изображения.
Истман решил покрыть бумагу слоем обычной растворимой желатины, а затем слоем нерастворимой светочувствительной желатины. После экспонирования и проявления слой желатины с изображением снимался с бумаги и переносился на лист прозрачной желатины. Далее этот слой покрывался коллодиевым лаком — раствором целлюлозы, образующим при высыхании прочную гибкую пленку.
Совершенствуя технологию изготовления прозрачной рулонной пленки и конструкцию круглой кассеты, Истман полностью изменил направление своей деятельности и создал базу, на основе которой можно было достичь успеха в любительской фотографии.
Позднее Истман вспоминал: "Когда мы начали работать над созданием пленки, мы думали, что фотографы, использующие стеклянные пластины, с большим энтузиазмом воспримут наше изобретение и перейдут на применение пленки. К сожалению, выяснилось, что лишь немногие воспользовались нашим изобретением. Для того чтобы достичь больших успехов в этом бизнесе, мы должны были сделать так, чтобы фотография стала доступной всем".
В 1886 г. Джордж Истман первый среди американских промышленников включил в штат своей компании специалистов-исследователей с целью создания коммерческих образцов гибкой прозрачной основы для фотопленки.

Вы нажимаете кнопку…


Дж. Истман был не только талантливым изобретателем и экономистом, он… сам писал рекламные тексты для своей продукции, помещаемые в ведущие газеты и журналы. И как!
Существует ли какой-то другой рекламный слоган, который используется с 1888 (!) года: "Вы нажимаете кнопку затвора, а мы делаем все остальное". Эта фраза стала знаменитой. Позднее идеи Истмана в области рекламы стали воплощаться менеджерами по рекламе во всех рекламных материалах компании.


Изображение "Кодаковской девушки", держащей фотоаппарат и улыбающейся фотографам, стало популярным. В 1887 году слово "Kodak", освещенное лампочками на Трафальгарской площади, стало одним из первых логотипов, используемых в рекламе.
Сегодня торговую марку фирмы "Kodak," придуманную Истманом, знает практически каждый.
Впервые слово "Kodak" было зарегистрировано как торговая марка в 1888 году. Тогда же на рынок поступили фотоаппараты под одноимённой маркой. Создавалось множество красивых теорий по поводу происхождения этого слова. Но оказалось, что Истман просто его придумал.
Джордж Истман так объяснял происхождение этого слова: "Я сам придумал это слово. Буква "К" — моя любимая буква алфавита. Она мне кажется сильной и запоминающейся. Мне пришлось перепробовать множество комбинаций букв, прежде чем получилось слово, начинающееся и заканчивающееся на букву "К". И слово "КОДАК" — результат моих попыток". Слово "КОДАК" окружено контрастным желтым фоном. Этот логотип теперь стал неотъемлемой частью оформления продукции компании Kodak и известен по всему миру.
Благодаря изобретательскому гению Истмана, теперь любой может фотографировать, просто нажимая кнопку затвора компактного фотоаппарата.

Позаботься о своих людях, и они позаботятся о твоём бизнесе
Личные качества, изобретательность Истмана помогли ему предвидеть очень многое в создании своего собственного дела. Он смотрел далеко вперед и считал, что служащие кроме зарплаты должны получать нечто большее.
С самого начала он стал подумывать о дивидендах на зарплату для своих служащих. Так, в 1899 году Истман распределил между своими служащими довольно большую сумму денег. Позже он создал фонд "дивидендов на зарплату", из которого каждый служащий, помимо зарплаты, получал ежегодные дивиденды, пропорциональные ежегодной прибыли компании. Таким образом, чистая прибыль от доходов компании распределялась между служащими компании.
Процветание любой компании, по мнению Истмана, зависит не только от изобретений и их оригинальности, но и в большей мере от доброжелательности и лояльности служащих, которые, в свою очередь, должны участвовать в распределении прибыли предприятий.
В 1919 году Истман пожертвовал служащим одну треть своих личных средств из фонда компании — 10 млн. долларов. Затем последовало введение пособия по уходу на пенсию, страхования жизни и пособия по нетрудоспособности. Со всеми этими льготами и дивидендами служащие спокойно смотрели в будущее, верили в стабильность своего положения.
Карл Акерман, автор его биографии, писал в 1932 году: "Мистер Истман был гигантом своего времени. Потребовались годы для осознания и принятия его социальной философии. А он уже тогда использовал ее для строительства своей компании".

Мечта первооткрывателя


Истман был скромным человеком, изобретателем, специалистом, организатором, человеком с богатым воображением, патриотом и филантропом.
В некрологе, посвященном кончине Истмана, газета "Нью-Йорк Таймс" писала: "Истман внес огромный вклад в развитие системы образования современного мира. Он помогал учебным и научным учреждениям, поддерживал музыкальную культуру, содействовал укреплению здоровья людей, помогал беднякам и, превратив свой родной город в центр культуры, прославил свою страну в глазах всего мирового сообщества".
В вестибюле концертного зала музыкальной школы, основанной Истманом в Рочестере (штат Нью-Йорк), висит мемориальная доска, увековечившая память Марии Килбурн, матери Джорджа Истмана.
И это очень символично. Человек, создавший компанию "Кодак", очень любил свою мать, которая разделяла с ним все невзгоды и в детстве и в юности. Радостью его жизни была музыка. Он верил всем сердцем, что прогресс общества почти всецело зависит от образования.
Основание музыкальной школы и постройка театра, колыбели филармонического оркестра в Рочестере, позволили Истману претворить мечты в жизнь.
Его щедрость, которая иногда называется филантропией, иногда меценатством, а иногда благотворительностью изменила жизнь сотен и тысяч людей …
"То, что мы делаем во время работы, определяет наше материальное положение, а то, что мы делаем во время отдыха, — нашу сущность”.


ВЕХИ
В 1889 г.первая партия коммерческой роликовой пленки, доработанная Дж. Истманом и его помощником — химиком-исследователем, поставляется на рынок. Появление гибкой пленки позволило Томасу Эдисону в 1891 г. создать первую кинокамеру. В этом году на базе компании Eastman Dry Plate and Film Company создаётся новая корпорация Eastman Company.
Благодаря сотрудничеству Истмана и Томаса Альва Эдисона рождается кино.
В 1891 г.компания поставляет на рынок первый фотоаппарат с зарядкой пленки при дневном свете. Это означало, что теперь фотографу не нужно перезаряжать свой фотоаппарат в полной темноте. Производство фотопленки и фотобумаги перемещается во вновь построенные здания в Kodak Park (Рочестер). В пригороде Лондона — Хэрроу (Англия) компания EASTMAN открывает свой первый завод за пределами Соединенных Штатов.
В 1892 г.компания переименована в Eastman Kodak Company of New York.
В 1893 г.на улице Стейт стрит в Рочестере (штат Нью-Йорк) построена шестиэтажная фабрика по сборке фотоаппаратов. В этом цеху производились обычные и складывающиеся фотоаппараты с роликовой пленкой.
В 1895 г.компания объявляет о создании карманного фотоаппарата — Pocket KODAK Camera. В нем используется роликовая пленка и имеется счетчик кадров.
В 1896 г.через год после открытия рентгеновского излучения Дж. Истман заключает соглашение на поставку фотографических пластин и бумаги для нового процесса — рентгенографии. Кроме того, в этом году компания Kodak впервые поставляет на рынок первую пленку со специальным покрытием, предназначенную для киносъемки.
В 1897 г.учреждается дочернее предприятие во Франции (представительство компании в этой стране открыто в 1891 г.).
В 1898 г.Eastman Kodak поставляет на рынок складной карманный фотоаппарат Folding Pocket KODAK Camera. Эта модель теперь считается предшественницей современных фотоаппаратов с роликовой пленкой. С помощью этого фотоаппарата можно получать негативы форматом 6 х 8 см. Этот формат в течение многих десятилетий считался стандартом. В этом же году в компании введена система выплаты денежных премий за рационализаторские предложения.
В 1899 г.специалисты компании разрабатывают непрерывный барабанный процесс производства прозрачной основы пленки. До этого нанесение эмульсии на пленку ("полив" пленки эмульсией) производилось на длинных столах. За счет средств личного фонда Дж. Истман премировал лучших служащих компании Kodak за "особенно хорошую работу". В городе Торонто (Канада) создаётся дистрибьюторский центр " Kodak Canada Limited".
В 1900 г.на рынке появляются первые образцы знаменитого фотоаппарата BROWNIE. Аппарат стоил 1 долл. США и использовал роликовую пленку стоимостью 15 центов. Впервые занятие фотографией в качестве "хобби" стало доступно практически каждому. В том же году открываются российские отделения компании Kodak, в Санкт-Петербурге и в Москве.
В 1901 г.создаётся материнская компания Eastman Kodak Company of New Jersey. Джордж Истман стал президентом этой холдинговой компании. Генри Стронг, первый партнер Истмана, остаётся во главе нью-йоркского отделения компании до своей смерти в 1919 г.
В 1902 г.разрабатывается проявочная машина KODAK Developing Machine, упрощавшая процесс обработки пленки. Теперь необходимость "темной комнаты" отпадает.
В 1903 г.— новая веха в истории КОDAK — создание нескручивающейся пленки KODAK Non-Curling Film, которая оставалась стандартом в любительской фотографии почти 30 лет.
Eastman Kodak продолжает развиваться. В 1907 г. численность персонала компании превысила 5000 человек.
В 1908 г.Kodak выпускает первую в мире коммерческую партию негорючей пленки на основе ацетата целлюлозы взамен легко воспламеняющейся пленки на основе нитрата целлюлозы. В Австралии строится завод по производству фотоматериалов.
В 1911 г.цех Blair Camera по производству фотоаппаратов в Рочестере был переименован в фабрику Hawk-Eye Works ("Соколиный глаз"), а в 1912 г. на его территории создан конструкторский отдел фотографической оптики, Дж. Истман создаёт фонд, из которого служащим оплачиваются премиальные, компенсации за несчастные случаи и пенсии. В компании впервые создаётся комиссия по технике безопасности, занимающаяся предотвращением и расследованием причин несчастных случаев на производстве.
В 1912 г.британский ученый, доктор C.E. Кеннет Миис, приглашен Джорджем Истманом на работу в компанию руководителем научно-исследовательской лаборатории в Рочестере. Исследовательский центр компании был одним из первых промышленных исследовательских центров в США, в котором служащие компании в дополнение к зарплате получали дивиденды.
В 1913 г.создаётся портретная пленка EASTMAN Portrait Film которая даёт толчок переходу профессиональных фотографов от использования фотопластинок к листовой пленке.
1914 г.В Рочестере на улице Стейт стрит 343 завершено строительство 16-этажного здания, где и поныне располагается штаб-квартира компании.
В 1917 г.в компании Kodak разработаны фотокамеры для аэрофотосъемки и обучены связисты Сухопутных войск армии США, которые затем принимали участие в боевых действиях во время Первой мировой войны. Дж. Истман предложил командованию ВМС США технологию обклеивания крыльев аэропланов пленкой из ацетата целлюлозы, а также небьющиеся стекла для масок противогазов.
В 1920 г.объявлено о создании компании Tennessee Eastman Company по производству древесного спирта для изготовления основы пленки.
В 1921 г.создается ассоциация по займам и сбережениям с целью оказания помощи служащим компании в деле сбережения своих средств и финансирования крупных покупок для дома.
В 1923 г.создаётся и поставляется на рынок 16-мм обращаемая кинопленка на основе ацетата целлюлозы, 16-мм кинокамера CINE-KODAK Motion Picture Camera и кинопроектор KODASCOPE Projector которые положили начало эре любительской киносъемки. Исключительная популярность киносъемки на 16-мм пленку стимулировала открытие всемирной сети кинолабораторий Kodak.
В1925 г.Дж. Истман становится председателем совета директоров компании Kodak. Президентом компании избран Уильям Штубер, которого ещё в 1894 г. Истман пригласил в компанию с предложением возглавить цех по производству фотоэмульсии.
Компания расширяется год за годом. В 1927 г. общее число служащих компании Kodak по всему миру превысило 20 000 человек.
1928 г.цветная киносъемка становится реальностью для кинолюбителей с момента создания 16-мм кинопленки KODACOLOR. Разработана первая система микрофильмирования, позволившая упростить процесс ведения некоторых банковских операций. В этом же году создаётся корпорация Recordak Corporation как новая дочерняя компания Kodak. В социальной сфере для служащих компании Kodak появляется система страхования и пособий по инвалидности.
1929 г.— веха в истории кино — разработана первая кинопленка, специально предназначенная для съемки звукового кино.
1930 г.компания Kodak приобрела завод по производству желатина в городе Пибоди, штат Массачусетс, и основала корпорацию Eastman Gelatin Corporation.
В 1931 г.компания Tennessee Eastman приступает к продвижению на рынок текстильных товаров из волокна на основе ацетата целлюлозы. Начинается поставка на рынок пленок и пластин KODALITH, которые заменяют пластины с жидким коллодием, используемые в полиграфии. Разработана и поступила в продажу пленка KODAK VERICHROME, обладающая большей фотографической широтой и меньшим зерном по сравнению с "нескручивающейся" пленкой KODAK NC (Non-Curling), служившей стандартом с 1903 г. Компания Kodak приобретает компанию по производству фотоаппаратов Nagel Camera Company, расположенную в Штутгарте, Германия, где сегодня находится головной офис компании Kodak A.G.
С 1931 г.компания Tennessee Eastman занимается производством синтетического волокна на основе ацетата целлюлозы
В 1932 г.поступают в продажу все компоненты, необходимые для 8-мм любительской киносъемки: 8-мм кинопленка, 8-мм кинокамеры и кинопроекторы. Компания Tennessee Eastman приступает к производству пластмассы — EASTMAN TENITE Acetate

История компании Canon

Залежи золота есть в каждой компании.
Нужно только уметь их найти.
Фудзио Митараи

Вся история Canon, одной из крупнейших корпораций мира и лидера в области производства фототехники, связана с историей семьи Митараи. Митараи были в Canon всегда, с момента ее появления на свет и до наших дней, и не просто были — они руководили ею, зачастую отдавая себя этой работе целиком, вершили ее историю, не отделяя от нее своих судеб. И сейчас уже даже как-то некорректно, говоря о Canon, не вспомнить о Митараи.

Когда в далеком 1937 году Такеши Митараи с товарищами организовал Precision Optical Industry Co., Ltd.,

его племяннику Фудзио Митараи (Fujio Mitarai) исполнился всего год. И кто бы мог подумать, что спустя почти пятьдесят лет компания, переименованная к этому времени, по названию одного из своих самых известных фотоаппаратов, в Canon, будет одной из крупнейших мировых корпораций, а Фудзио Митараи, проработавший к этому моменту в Canon на разных должностях более 30 лет, станет ее президентом и главным исполнительным директором. Так получилось, что Митараи, придя в тогда еще Joined Canon Came (компания сменит свое название на Canon только в 1969 г.) в апреле 1961 г. совсем молодым человеком, по японской традиции ни разу не менял работу, оставаясь преданным Canon, и прошел с ней путь от достаточно скромной компании, известной только в пределах своей страны, до огромной корпорации.

Сказать, что все начиналось тяжело, было бы неправильно — да, пожалуй, сложно, но не тяжело. Видимо, руководителями компании суждено было становиться победителям. Основатели фирмы, сами будучи изобретателями, создали несколько действительно хороших фотоаппаратов и зарегистрировали собственное предприятие. Дела пошли очень хорошо, и до войны компания динамично развивалась. Но все мы помним, как закончилась Вторая мировая война для Японии: поражение, разруха и тяжелейший экономический кризис. Precision Optical Industry Co., Ltd., как и японская экономика, беспомощно дрейфовала в океане бушевавшего кризиса, на некоторое время она даже прекратила свою деятельность. И вывести ее (в данном случае компанию) из него суждено было именно Митараи — одному из основателей Canon, Такеши Митараи, который стал президентом компании в 1942 году.

Заняв столь крупный пост, Митараи, и раньше отличавшийся впечатляющей работоспособностью, потряс страну чудесами продвижения компании на уже обескровленном и пораженном войной рынке. Он разработал и применил в своей компании совершенно революционный подход к ведению менеджмента (тем более для патриархальной Японии). В 1943 году Митараи ввел новую систему помесячной оплаты труда сотрудников, а еще позже — обязательные медосмотры для служащих при помощи разработанного в компании рентгеновского аппарата, а это в условиях эпидемии туберкулеза было немаловажным. Последний ход, конечно, сложно отнести к маркетинговым победам, но он подтверждает незаурядность и новаторство Митараи, кстати, врача по образованию.

В 1946 г. Такеши Митараи стал инициатором перехода японских предприятий на пятидневную рабочую неделю, и сам подал пример, введя пятидневку в своей компании.

Другим поистине гениальным маркетинговым ходом Такеши Митараи на посту президента компании стало, как это не удивительно в сложившейся патовой ситуации, расширение бизнеса. Несмотря на то, что камеры «Canon» пользовались

устойчивым спросом, особенно у представителей многочисленного оккупационного корпуса, Митараи решил, что компания не сможет выжить, выпуская только фотоаппараты. В связи с этим в самом скором времени были созданы два дочерних предприятия: Akatsuki-Musen Co., Ltd., выпускающая и продающая радиоприемники, и фармацевтическая компания Kashiwa-Yakugyu Co., Ltd. Этот, казалось бы, не имеющий к фотоотрасли отношения факт на самом деле сыграл огромное значение для Canon — именно открытие этих предприятий помогло компании выжить и,

как результат, стать тем, что она представляет из себя на сегодняшний день. По окончании экономического кризиса оба предприятия были закрыты.

А в 1947 году началась новая эра компании, по крайней мере формально: ведь именно в этом году совет директоров с подачи Такеши Митараи утвердил новое название компании — Canon Camera (спустя несколько лет и слово Camera исчезло из названия). Событие, произошедшее спустя 2 года,

в 1949 году, только подтверждает этот факт — акции Canon Camera впервые стали котироваться на Токийской фондовой бирже, сегодня одном из крупнейших фондовых рынков мира.

Звезда Такеши Митараи, первого Митараи из Canon, постепенно закатывалась, но именно в эти годы начали свое восхождение к вершинам успеха Хадзиме Митараи, сын Такеши, занимавший этот же пост вплоть до своей

смерти в 1995 году, и Фудзио Митараи, сегодняшний президент и главный исполнительный директор, последний Митараи, отдавший свою жизнь корпорации.

Последующие годы ознаменовались становлением нового гиганта фотоиндустрии — однако путь Canon был непростым и, как принято говорить, тернистым. Под руководством Такеши Митараи, а в дальнейшем его сына Хадзиме Митараи, компания проникла на американский и европейский рынки. Затем была конкурентная борьба на всех направлениях, соперничество с Xerox на рынке

копировальной техники, изобретение техники bubble-jet (принципиально нового способа печати), взлеты и иногда даже падения. Но Canon с заслуживающим уважения чисто японским упорством продолжала изобретать, продавать, продвигать свою продукцию на рынке и в конце концов стала той Canon, которую мы знаем сейчас — лидером мирового бизнеса и примером для любого предпринимателя.

Так в чем же успех компании? Вопрос этот можно было бы задать нынешнему президенту Canon Inc. Фудзио Митараи, который, не уменьшая заслуг его предшественников, является, может быть, самым талантливым и успешным главой корпорации в ее долгой истории. Именно господин Фудзио вывел Canon, преуспевающую крупную компанию, в элиту мирового бизнеса, причем за рекордно короткий срок. В завершившемся финансовом 2001 году совокупный чистый объём продаж Canon Inc. составил почти 25 миллионов евро, превысив тем самым показатели предыдущего 2000 года на 7,8%. Впечатляющий рост, не так ли? Как и любая компания, управляемая дальновидным руководителем, Canon ежегодно инвестирует в науку солидные суммы (в последние годы не меньше 2 млрд. евро, что составляет около 7% от совокупной суммы годовых продаж). Секрет кроется в личных качествах самого Фудзио Митараи, последние 20 лет занимавшего руководящие должности в североамериканском отделении компании. Отчасти американский опыт и помогает г-ну Фудзио вести дела — он японский бизнесмен новой формации (несмотря на солидный возраст). Манера поведения Фудзио Митараи на рынке максимально «неяпонская», однако и не американская тоже; он сочетает в себе лучшие стороны каждого типа ведения бизнеса. Аналитики отмечают нестандартность мышления и в хорошем смысле непредсказуемость г-на Фудзио, западную решительность и расчетливость, воспитанную длительным сотрудничеством с американскими партнерами. Так, придя к руководству компанией в 1995 году, Митараи немедленно ликвидировал подразделение, работавшее на рынке персональных компьютеров, как непрофильное, сосредоточившись на перспективном, по его мнению, направлении IT, а также производстве принтеров и цифровых камер (забегая вперед, можно сказать, что объем продаж вследствие этого решительного хода поднялся на 23%). Для Японии такой тип ведения дел нов, нехарактерен, наверное, даже революционен; однако сейчас едва ли кто-то помнит об этом рискованном и неоднозначном шаге.

Однако едва ли не самым революционным в истории японского бизнеса стало другое решение, полностью поменявшее политику работодателя по отношению к рядовому служащему: Фудзио Митараи, снова применив западную модель, на этот раз в политике персонала, установил новую систему оплаты труда, непосредственным образом зависящую от прибыли, получаемой компанией. Для западного мира такой подход является традиционным и естественным, но в патриархальной Японии еще с послевоенных лет сложилась другая форма оплаты труда: фиксированная и не зависящая от финансовых успехов компании. И если в условиях тяжелого экономического кризиса такой подход был, безусловно, оправдан (таким образом правительство, надавив на бизнес, обеспечило рядовых служащих Японии хоть и минимальной, но постоянной фиксированной заработной платой), то современный японский рынок такой подход к вопросам ведения менеджмента заметно тормозил. И Фудзио Митараи стал тем человеком, которому оказалось по плечу разрешить эту проблему.

Однако, несмотря на некоторую революционность в подходе к бизнесу (и не только по меркам Японии), г-н Фудзио остается именно японским бизнесменом. Всего лишь устранив наиболее устаревшие моменты в восточной модели ведения дел, на сегодняшний день он стал ведущим менеджером новой формации. Более того, Митараи в некоторых вопросах придерживается именно классической японской манеры построения маркетинга и менеджмента. Так он проповедует традиционную форму отношений между работодателем и служащим,

отношений в коллективе компании в целом. По его мнению, именно пожизненная занятость в конкретной компании обеспечивает солидарность служащих, добрые, почти семейные отношения внутри предприятия, что, в свою очередь, значительно влияет на положение самой компании на рынке и на ее рентабельность, причем всегда в лучшую сторону (глядя на Canon, с таким подходом нельзя не согласиться). Именно такой подход должен обеспечивать заинтересованность конкретного сотрудника и необходимый минимальный уровень профессионализма — факторы, от которых в дальнейшем можно отталкиваться, строя компанию, призванную штурмовать самые высокие вершины мирового рынка.

Однако это только изначальные требования к сотрудникам, предъявляемые в Canon. Менеджер, по мнению Фудзио Митараи, должен быть профессионалом до мозга костей, настоящим победителем, причем мыслящим глобальными категориями, способным прогнозировать процессы мирового рынка и грамотно управлять ими. Именно поэтому сотрудники Canon постоянно обучаются у лучших специалистов индустрии, как правило, в США — проработав в этой стране больше 20 лет, г-н Митараи прекрасно знает американский рынок и его возможности, и не доверять ему в этом вопросе нет причин. И это уже западная манера ведения бизнеса, привнесенная им в Canon и последние 7 лет активно проводимая в жизнь.

Другими характерными чертами западной модели ведения бизнеса в характере Фудзио Митараи, а значит и Canon, являются глобальность мышления, агрессивность поведения на рынке во всех ее проявлениях. По сути, это главные составляющие современной политики компании. Став президентом корпорации, Митараи в первую очередь избавился от нерентабельных и непрофильных направлений, тяжким грузом тянувших компанию вниз, провел реорганизацию структуры Canon (этой процедуре было подвергнуто три направления), а затем устремил свои взоры на запад. Имея бесценный опыт работы на американском рынке, а также сильное американское подразделение, которым он лично руководил в течение нескольких лет, Фудзио Митараи стал географически расширять область деятельности Canon. Таким образом, за несколько лет корпорация приобрела несколько компаний в США и Европе. Тут-то и проявились те самые золотые правила бизнеса, которые Фудзио Митараи изучал в течение 23 лет в США: нацеленность на результат, четкое планирование всех бизнес-процессов, агрессивность и активность в любой ситуации.

Сейчас задачи, которые ставит перед компанией и собой лично 66-летний Президент и CEO Canon (именно так звучит полное название его должности) Фудзио Митараи (награжденный, кстати говоря, Орденом Почетного легиона и медалью с голубой лентой за заслуги перед Японией), поистине наполеоновские: стать безусловным лидером на всех рынках, на которых представлена продукция его компании. И, принимая во внимание его характер, характер каждого Митараи, разве кто-то станет сомневаться, что так оно и произойдет. И спустя несколько лет мы с вами скорее всего станем свидетелями нового финансового чуда в исполнении непревзойденного Митараи. Фудзио Митараи из Canon.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 845;