ИСТОРИЯ ФОТОГРАФИИ: ОТ ДЕТСТВА К ОТРОЧЕСТВУ



Валерий Блюмфельд.
В материале использованы фотографии из архива автора

Напомним, в предыдущих статьях шла речь об изобретении "средства фиксации оптической информации", а проще говоря - фотографии. Мы рассказывали о ее детстве, длившемся чуть более десяти лет. О том, чем дагерротиписты отличались от фотографов, практиковавших способ талботипии (с бумажного негатива печатался позитив - очевидное сходство с современной "мокрой" фотографией). Таким способом можно было получить лишь один-единственный отпечаток. И если клиент заказывал несколько, весь процесс приходилось повторять. Поэтому на вывесках фотоателье часто писали: "Дагерротипист и фотограф".

 

Явным преимуществом талботипии - изобретения Талбота, которое сам он называл калотипией, - была ее относительная дешевизна. Но бумажный негатив имел недостаточную прозрачность. Волокна, из которых состоит бумага, не всегда располагаются равномерно. Поэтому на позитиве возникали пятна и лишние детали, не относящиеся непосредственно к отснятому изображению.

Следовало отыскать такой материал для негатива, который был бы лишен недостатков талботипии.

Множество ученых умов всесторонне исследовали "великое открытие". Новинки и усовершенствования появлялись буквально каждый день. Например, в повестку дня заседаний Пражской академии наук обязательно включались вопросы фотографии. Издавался специальный бюллетень. Но заменить посеребренную пластинку дагерротипии и бумажный негатив в талботипии чем-либо другим оказалось нелегко. Использовать для негатива стеклянную пластинку, видимо, приходило в голову многим. Но как на ней удержать и укрепить светочувствительную эмульсию?

Далее иных в этом вопросе продвинулся офицер французской армии и химик-любитель Ньепс де Сен-Виктор, родственник одного из первых изобретателей фотографии - Нисефора Ньепса. После длительных опытов он предложил обливать стеклянную пластинку альбумином, и через определенное время, необходимое для подсыхания, окунать в раствор серебра. Затем производить съемку.

Альбумин, сложное белковое вещество, долгие годы оставался загадкой для химиков и биологов. Но практики получали его достаточно просто: в яичный белок, отделенный от желтка, всыпали некоторое количество химических реагентов, по способу талботипии, и энергично взбивали, как это делают, когда хотят полакомиться сладким "гоголем-моголем". Затем от пены тщательно отделялось небольшое количество оставшейся жидкости. Она-то и являлась альбумином.

Альбуминный способ, предложенный Сен-Виктором, оказался малочувствительным и капризным. Однако он хорошо подошел для бумажных позитивов и использовался несколько десятков лет наряду с мокроколлодионным негативным процессом.

Прежде чем перейти к описанию коллодионного фотопроцесса, напомним, что еще в 1847 году Шенбейн и Бетлер почти одновременно обнаружили, что "хлопчатая бумага, погруженная в смесь азотной и серной кислоты, приобретает возможность взрываться подобно пороху". Иными словами, два вышеуказанных химика изобрели пироксилин, применяемый и в наши дни как взрывчатое вещество. Добавим, что хлопчатая бумага - не что иное, как гигроскопическая вата, продающаяся в любой аптеке.

На интересные свойства раствора коллодия, получаемого из пироксилина, обратили внимание... медики и стали весьма успешно применять его для заживления мелких ран, царапин и ссадин.

В 1851 году известный фотограф-ученый Ле-Грей в предисловии к книге Бланкара-Эврара указал на возможность использования коллодия, как подслоя при производстве стеклянных негативов. Однако никаких прямых рецептов Ле- Грей не приводил, и практики прошли мимо его идеи. Лишь скульптор и любитель фотографии Скотт Арчер решился на интенсивные эксперименты с коллодионом.

В том же 1851 году Арчер сообщил Королевскому научному обществу Великобритании и Парижской академии наук о положительных результатах своих опытов. Через несколько лет все иные способы фотографии, кроме того, что предложил Арчер, были забыты. Только в Соединенных Штатах еще несколько десятилетий оставалась модной дагерротипия. И то лишь потому, что посеребренная пластинка считалась там более престижной. Тем более, что она помещалась в роскошный кожаный футляр.

Коллодион имел большие преимущества перед ранними фотометодами: светочувствительность возросла во много раз, негативы стали чрезвычайно проработанными в плане света и тени и сообщали фотоотпечатку ту самую "бриллиантность" рисунка (так еще недавно называли старики-фотографы хорошо градуированный снимок с большим количеством полутонов), которая поражает нас и сегодня. В прямых солнечных лучах снимок теперь можно было получить за несколько секунд.

Высказывая особое уважение к Арчеру, современный исследователь фотографии Питер Поллак пишет: "Как великодушен был Скотт Арчер! Он мог бы получить патент на свое изобретение и стать обладателем неслыханного богатства, достаточного для него самого и его наследников. Но Арчер объявил о своем изобретении без всяких условий и умер в бедности....". Добавим, что в год смерти (1857) ему исполнилось лишь сорок четыре.

И все же светочувствительность коллодиона не вполне удовлетворяла фотографов. Снимать можно было только неподвижные объекты. Кроме того, выдержка производилась пока еще коллодион не высох. Эфир, которым растворялся коллодион, в обычных условиях испарялся за десять минут. При высокой температуре коллодий закипал, при низкой - долго оставался излишне жидким. Путешественникам по-прежнему приходилось таскать за собой темную палатку и приготовлять светочувствительные пластинки на месте съемки.

Чтобы читатель не думал, что с изобретением коллоидного процесса он стал общедоступным, приведем слова известного фотохимика, профессора Ю.К. Лауберта, исследовавшего фотосвойства пироксилина (коллоксилина).

Если вспомнить, что в те времена негативные пластинки и позитивный альбуминный материал приготовлялись самими фотографами, можно себе представить, сколь сложным был процесс фотографирования. К тому же альбуминную бумагу для печати позитивов тоже приходилось готовить самостоятельно.

В свое время мы ознакомим читателя с экономическими данными фотопризводства в XIX и начале XX века. Сейчас лишь сошлемся на сведения, почерпнутые из писем и дневников великого русского художника А.А. Иванова, того самого, что 28 лет работал над картиной "Явление Христа народу". Чтобы подзаработать, художники тех времен продавали фотоснимки своих картин через магазины эстампов или лично. По окончании великолепного монументального полотна Иванов в 1857 году еще в Риме, где и писалась эта работа, заказал с нее множество фотокопий. Их цена и количество нам точно не известны. Но по приезде в Петербург Иванов сообщает, что "малые фотографии продаются по 6 целковых за штуку". Малые фото, надо думать, были размером 24 х 30 см. Далее художник пишет, что лучше иных может сделать репродукции С.Л. Левицкий, но он хочет получать по 2 руб. 50 коп. за каждый изготовленный экземпляр. Для сравнения укажем, что чернорабочему в те времена платили от 5 до 15 коп. в день, специалисту-металлургу и мелкому чиновнику около 25 руб. в месяц, крупным чинам - от 6 тыс. руб. в год плюс квартира с дровами для отопления.

Упоминавшийся выше патриарх русской фотографии С.Л. Левицкий неоднократно указывал на то, что очень высококачественный фотоколлодион производился в России инженером и химиком Генрихом Манном.

Еще в начальный период развития фотографии было замечено, что галоидное серебро имеет наибольшую чувствительность к сине-фиолетовым лучам. Обнаружилось также, что ранние светочувствительные слои из йодистого серебра наименее светочувствительны. Бромистое серебро имеет значительно более высокую способность изменяться под воздействием света. Накопленный фотохимический опыт тотчас был применен к мокроколлодионной фотоэмульсии. Начались поиски "панхроматических фотоматериалов", которые воспринимали бы все видимые человеческим глазом цвета с одинаковой интенсивностью.

Поскольку историей фотографии и по сию пору занимаются лишь энтузиасты-одиночки, в ней немало нераскрытых тайн. Может быть, хуже всего исследованы поразительные эксперименты Ньепса де Сен-Виктора. С.Л. Левицкий собственными глазами видел на Всемирной парижской выставке 1867 года цветные фотоснимки этого ученого-любителя. То же подтверждает Георгий Скамони в своей книге о гелиографии. Получается, что Сен-Виктор уже владел панхроматическими коллодионными материалами или, во всяком случае, материалами, близкими по своей светочувствительности ко всему видимому спектру солнечного света.

Как следует из слов химика-современника Сен-Виктора, приведенных выше, эти цветные снимки получались при непосредственном действии лучей солнечного спектра. Следовательно цвета на фотографии не создавались путем вирирования или иной искусственной раскраски.

Опыты с фотоколлодионом привели к все убыстряющемуся совершенствованию фотографии. Появились профессиональные фотографы-путешественники, знакомившие общественность с подлинной жизнью далеких от метрополии мест. Впрочем, фоторепортажем это еще называть было нельзя, поскольку выдержки оставались значительными (несколько секунд), фотозатворов еще не требовалось. "Виды и типы" удаленных местностей снимались постановочным методом. Для видов подбирались здания, гробницы, иные памятники старины. В качестве "типа" выбирались люди покрасивее, они тщательно наряжались в местные одежды, окружались предметами, характеризующими их социальную принадлежность и профессию.

Одновременно с повышением светочувствительности отыскивались пути консервации негативного материала, перевода мокрого коллодиона в сухой. Были испробованы самые различные вещества - вплоть до кофе, чая и сахара. К 1870-м годам появились обнадеживающие результаты, но качество фотографий на сухом коллодионе оказалось ниже традиционного, а сохраняемость негативных материалов ограничилась лишь десятком дней. Практическое значение сухого коллодиона было невелико. Объявлялись премии за усовершенствование этого метода, но чаще всего они оставались не присужденными.

Далее следуют рецептурные подробности приготовления эмульсии, с выдержкой не менее 30 часов, проба приготовленного химиката на необходимое количество серебра. Новые промывки и добавки, после чего "....пластинки, покрытые этой эмульсией, могут держаться в течение месяца". На практике пластинки сухого коллодиона значительно теряли светочувствительность в течение нескольких дней.

В силу своих особенностей, мокрый коллодион широко применялся в портретном деле в условиях фотоателье. Но наиболее опытные мастера умудрялись им пользоваться и в полевых условиях. Московская фирма "Шерер и Набгольц" подняла фотоаппаратуру и химикаты на вершину храма Христа Спасителя и сумела снять круговую панораму города еще в 1867 году. В эти же годы превосходно сфотографировал виды Кремля московский фотограф М. Панов. Обрусевший ирландец В. Каррик создал большой альбом жанровых сценок Петербурга, путешествовал с фотокамерой по многим весям России. Художник А. Деньер в 1860-х годах издал фотоальбом "Фотографические портреты августейших особ и лиц, известных в России". Выпуски альбома производились ежемесячно, но кроме портретов, созданных в ателье, Деньер включал в каждую тетрадку экзотический снимок, присланный издалека. В конце 1850-х годов с помощью фотографа М. Тулимова ученый Н. Второв и К. Александров-Дольник создали "Воронежский фотографический альбом". Ученый П. Севастьянов в составе экспедиции добрался до горы Афон и ее знаменитых православных монастырей, сохраняющих древнейшие Писания, и сфотографировал старинные манускрипты. В конце 1860-х годов в Священном Синоде была устроена выставка севастьяновских реликвий, вызвавшая огромный интерес общественности. Перечислить шедевры хотя бы только российской коллоидальной фотографии немыслимо. Давно пора издать многотомный альбом лучших работ той поры.

Не дремали и фотографы-иностранцы. Француз Надар еще в 1856 году удачно запечатлел вид Парижа из кабины воздушного шара-монгольфьера.

Насколько успешно снимали фотографы эпохи мокрого коллодиона, читатели могут убедиться сами, разглядывая снимки, иллюстрирующие эту статью. Возможно, кому-то они покажутся устаревшими. Не согласен: многие черно-белые серебряные отпечатки не устареют никогда. Они будут по-прежнему волновать сердца все новых и новых зрителей своим классическим совершенством и глубочайшей психологичностью.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 265;